На главную Написать письмо

Анотация

Анализируются теоретические аспекты понятия «инвестиционные риски» и методы их снижения в условиях повышенной нестабильности финансовых рынков.

Ключевые слова

Инвестиционные риски, диверсификация, хеджирование, иммунизация, рыночная неопределенность, структурированные финансовые продукты.

2008 год стал точкой отсчета для совершенно новой ситуации на российском рынке ценных бумаг. К сожалению, классические инвесторы, пришедшие на фондовый рынок на волне его роста в 2006–2008 годах, так и не вышли из убытков до сих пор. Следует также подчеркнуть, что методы профессиональной торговли стали настолько изощренными, что появился новый термин, характеризующий рынок после кризиса – бестрендовый рынок. Конечно, будет лукавством утверждать о бестрендовости рынка акций, других реальных активов, но вполне можно согласиться, что рынок FOREX как раз относится к такому типу рынка. Все события происходят в коротком отрезке времени, информация двигает цены в коридоре волатильности, и мало кого интересует какая‑то более отдаленная перспектива курса валюты. Близко к обозначенным принципам торговли начинает сводиться и торговля производными финансовыми инструментами. Инвесторам предлагаются фьючерсные, опционные стратегии с новым названием – структурированные финансовые продукты. Ниже мы более подробно остановимся на данном инструменте, сейчас заострим внимание на том, что признание бестрендовости фондового рынка практически сводит на нет основную его фигуру – инвестора, а «поднимает» игрока, желающего получить прибыль за очень короткий отрезок времени. Специалисты даже подсчитали, что фондовый рынок находится в тренде 35 % времени, а остальные 65 % проводит в бестрендовом состоянии, поэтому шанс заработать на диапазоне – максимальный. Чем короче отрезок времени, тем бессмысленнее говорить о каком‑то реальном тренде поведения инструмента, что вполне укладывается в новую методологию торговли – торговля в диапазоне.
Но не об этой категории участников рынка нам следует беспокоиться, нам нужен класс инвесторов, измеряемый величиной, многократно превышающей ту, которую мы имеем сегодня, а это менее 1 % населения России.
Для них азбуку инвестирования и методы управления рисками никто не отменял. Понесенные инвесторами потери, особенно после кризиса 2008 года, могли бы быть в значительной мере минимизированы при уделении должного внимания правильной оценке возникающих в процессе инвестирования рисков и умении грамотно управлять ими.
Именно надлежащее управление рисками позволило многим финансовым компаниям и отдельным инвесторам избежать существенных убытков и даже оказаться в относительном выигрыше.
Главный упор следует сделать именно на качестве управления (в частности, целенаправленного снижения) рисками, т. к. при инвестировании важнее всего сохранить прибыль, а еще важнее – не допустить угрожающих потерь. Поэтому не следует забывать, что на определенных этапах вполне устроит каждого инвестора модель сохранения капитала (структурированные продукты). В условиях повышенной неопределенности российского фондового рынка они пришлись кстати.
Инвестиционный риск можно рассматривать в двух ипостасях: с одной стороны, есть предполагаемый, ожидаемый риск, а с другой – есть реальный риск. Так вот этот реальный риск и требует контроля (мониторинга), который со своей стороны требует наличия (создания) определенной системы, которая в свою очередь требует надлежащего (эффективного) управления ею.
Особо подчеркнем, что контроль подразумевает под собой не столько слежение за рисками, сколько умение сделать их количественную оценку, чтобы получить объективный предмет для выполнения конечной задачи – управление рисками. Фраза о том, что инвесторы чаще всего риски недооценивают, требует серьезного переосмысления. Недооценка включает, прежде всего, невозможность правильно оценить реальный риск, невозможность рассчитать его конкретное цифровое значение. Задача, действительно, не из простых, поэтому к рискам порой и относятся как к случайному событию – вдруг повезет.
В общем виде понятие риска используется в целом ряде наук. Исследования по анализу риска можно найти в литературе по правовым вопросам, психологии, медицине, философии. В каждом случае исследование риска основывается на предмете изучения данной науки и, естественно, опирается на собственные подходы и методы. Такое многообразие направлений исследования риска объясняется многоаспектностью этого явления.
В отечественной экономической науке по существу так и не выработаны общепризнанные теоретические положения об инвестиционном риске, фактически не разработаны методы оценки риска применительно к тем или иным ситуациям, возникающим в процессе инвестирования, отсутствуют рекомендации о путях и способах уменьшения и предотвращения рисков при осуществлении инвестиционной деятельности.
Проведем сравнительный анализ классической и неоклассической теории предпринимательского (делового) риска и их экономического проявления.
В классической теории предпринимательского (делового) риска экономисты Дж. Милль, Н. У. Сениор отождествляют его с математическим ожиданием потерь, которые могут произойти в результате выбранного решения. Риск здесь не что иное, как ущерб, который наносится осуществлением данного решения.
Такое толкование сущности риска вызвало возражение у части экономистов, что повлекло за собой выработку иного понимания содержания риска. В 30‑е годы 20‑го века экономисты А. Маршалл и А. Пигу разработали основы неоклассической теории предпринимательского (делового) риска. Основы этой теории состоят в следующем:
1. Предприниматель работает в условиях неопределенности;
2. Предпринимательская прибыль есть случайная величина.
Предприниматели в своей деятельности опираются на следующие критерии:
– размеры ожидаемой прибыли;
– величина ее возможных коле­баний.
Именно такой подход лежит в основе и при исследовании теории фондовых рынков.
В 21-м веке справедливо подчеркивает профессор Белых В. С., что главным свойством риска является указание на возможность наступления или ненаступления какого‑либо вероятного события [8, с. 45].
Риск обыкновенных акций отражает деловой риск реальных активов, находящихся в распоряжении эмитента. Наряду с этим, известно, что акционеры несут и финансовый риск, связанный с выпуском эмитентом долговых обязательств для финансирования инвестиций в реальные активы.
Чем в большей мере эмитент опирается на долговое финансирование, тем большему риску подвержены его обыкновенные акции.
Исследования природы делового и финансового риска позволяют не только определить взаимоотношения эмитента и инвестора, но и вести речь о такой самостоятельной экономической категории, включающей оба риска, как «инвестиционные риски». Так, И. Т. Балабанов определяет инвестиционный риск как вероятность отклонения величины фактического инвестиционного дохода от величины ожидаемого: чем изменчивее и шире шкала колебаний возможных доходов, тем выше риск, и наоборот [1, с. 31]. И. В. Редькин справедливо отмечает, что «риск является необходимым элементом инвестиционной активности…» [9, с. 29].
Именно участие в инвестиционных отношениях сопряжено для инвестора с риском потерь вложенных инвестиций.
Любое инвестиционное решение основывается на:
а) оценке собственного финансового состояния и целесообразности участия в инвестиционной деятельности;
б) оценке размера инвестиций и источников финансирования;
в) оценке будущих поступлений от реализации проекта.
Учитывая, что риск является неизбежным элементом инвестиционной деятельности, именно на этой базе должно строиться не только правовое регулирование рынка ценных бумаг, но и безусловное выполнение всеми участниками фондового рынка сообща принятых единых правил поведения на нем (законов, нормативных актов регулирующих органов).
Государственное регулирование во всех странах построено на единстве законодательной, нормативной базы. Такой подход позволяет сделать главный вывод, что начальный уровень рынка ценных бумаг может быть лишь национальным. Подтверждением этого является единая валюта, единые правила обращения ценных бумаг, единые требования к участникам рынка ценных бумаг. Разделяя рынки на национальные и региональные, мы имеем в виду, что региональный рынок – это объединение нескольких национальных рынков. Поэтому для России региональным будет рынок на территории бывшего Советского Союза, также не исключено рассмотрение России как участницы и европейского, и азиатского региональных рынков, но никак не может региональный рынок ценных бумаг ассоциироваться с уровнем области, республики внутри России. На этом уровне обособить (выделить) и провести границы рынка ценных бумаг невозможно.
Проблема возможных потерь, связанных с инвестиционными процессами, появилась вместе с возникновением самой инвестиционной деятельности. Факты подтверждают, что данная проблема остро стояла и в России в конце 19-го начале 20-го века, что нашло отражение в многочисленных публикациях. Так, Г. Ф. Шершеневич следующим образом охарактеризовал одну из граней риска потерь вложенных инвестиций: значительная часть акционерных товариществ возникли единственно для целей спекуляций, чтобы поднять ложными слухами цены акций выше номинальной их ценности и потом бросить все предприятия в руки людей, совершенно неподготовленных и не ожидавших такого исхода [4, с. 40]. Беря во внимание данный факт, становится очевидным, что основная задача законодателя – не столько принятие соответствующих нормативных актов, регулирующих развитие правового режима инвестиционных отношений и направленных на уменьшение возможных рисков инвесторов, сколько побуждение самих профессиональных участников рынка, всех его инфраструктурных звеньев к выполнению уже принятых норм по защите прав и законных интересов инвесторов.
Таким образом, если сделать первые выводы, то риск характеризуется в основном следующим:
– существует вероятность (о степени ее пока не уточняем) наступления неблагоприятных последствий;
– заинтересованное лицо может предвидеть наступление указанных последствий;
– наступление последствий не зависит от воли лица, претерпевающего эти неблагоприятные последствия.
Из сделанных первых обобщающих выводов логично предположить, что риском можно управлять, т. е. использовать различные меры, позволяющие в определенной степени прогнозировать наступление рискового события и принимать целенаправленные действия к снижению степени риска.
Анализ многочисленных попыток классификации инвестиционных рисков, осуществленных в нашей стране в последние годы, а также изучение зарубежного опыта определения инвестиционных рисков позволяют выделить общие характерные подходы к исследованию природы риска, его источников и проявлений.
Уточним риски, связанные с неадекватной системой вознаграждения. Система вознаграждения сотрудников, ответственных за проведение операций на финансовых и фондовых рынках может существенно увеличить риск неправильной линии поведения. Премии, выплачиваемые им в зависимости от результатов вложения капитала, побуждают их к слишком рискованным инвестиционным действиям [5, с. 21]. Таким образом, в торговых подразделениях компаний на передний край выдвигается проблема недопущения рискованных действий угрожающего характера. Проблема обычно возникает там, где оперирует трейдер, имеющий большой авторитет. В таких случаях контролирующие подразделения компаний нередко осуществляют слабый контроль и готовы предоставлять большую свободу действий.
Из многообразия классификации инвестиционных рисков можно вывести общее определение, объединяющее многие из рассмотренных. Общим критерием инвестиционных рисков является «рыночная неопределенность», в противном случае они бы не были рисками вообще. На рынке ценных бумаг эта «неопределенность» тесно увязана с появлением у участников новой информации, влияющей как на изменение процентных ставок у процентных и дисконтных ценных бумаг, так и на изменение курсовой стоимости акций. Более того, нельзя не учитывать фактор времени, также влияющий на ценообразование и побуждающий владельцев инвестиционных активов принимать решения по их защите от обесценения. Таким образом, автор считает, что наиболее объективным с позиции раскрытия сущности для рынка ценных бумаг будет следующее определение инвестиционного риска.
Инвестиционный риск – это неопределенность, скорректированная во времени на полноту информации о происходящих на рынке событиях.
В отличие от инвестиционного риска финансовый риск достаточно точно определен специалистами как риск, связанный с выпуском долговых обязательств для финансирования инвестиций в реальные активы. Хотя на практике категория «финансовые риски» применяется достаточно широко и нередко подменяет категорию «инвестиционные риски».
Говоря об особенностях рисков инвесторов, М. Саш утверждает, что инвестор имеет отличный от иных субъектов риск – риск потерь инвестиций, поскольку он не имеет прямого контроля над его вложениями и его надежда основана на честности и компетенции других лиц [6, с. 112].
Подтвердим данные суждения некоторыми примерами. Так, успех инвестирования в золото, валюту, недвижимость зависит от динамики цен на данные товары и иных экономических факторов, в частности от финансовой и денежно-кредитной политики государства.
Таким образом, действительно, успех участия в инвестиционных отношениях зависит не только от внешних факторов, но и от усилий лиц, получивших инвестиции, по их использованию (банки, страховые компании, пенсионные фонды, эмитенты ценных бумаг, управляющие компании инвестиционных и паевых фондов, в том числе и другие профессиональные участники рынка ценных бумаг по российскому законодательству).
Исходя из анализа рисков на фондовом рынке, следует придерживаться главного принципа – инвесторы не должны принимать неоправданные риски.
Тогда возникает вопрос: а как инвесторы могут влиять на снижение степени рисков?
Средствами разрешения рисков могут быть следующие формы поведения их потенциальных или реальных носителей: избежание рисков, удержание их или передача.
В целях дальнейшего исследования сущности инвестиционных рисков более важно такое понятие, как снижение степени риска – это сокращение вероятности и величины (объема) потерь. Для снижения степени риска применяются различные приемы. В современной теории и практике наиболее широкое распространение получили следующие из них:
– диверсификация,
– страхование,
– хеджирование,
– структурирование,
– иммунизация.
Общий риск портфеля состоит из двух частей:
– диверсифицированный (несистематический, остаточный) риск. Данный риск может быть элиминирован за счет диверсификации. Иначе он может называться индивидуальным (персонифицированным, уникальным, специфическим) риском.
Индивидуальный риск возникает из того факта, что каждая компания сталкивается со специфическими для нее рисками, которые, может быть, свойственны лишь однотипным хозяйствующим субъектам, ее непосредственным конкурентам.
– недиверсифицированный (систематический) риск, который нельзя уменьшить за счет изменения структуры портфеля. Этот риск уже упоминался ранее и является рыночным риском, тесно связанным с рисками общеэкономического характера, которым подвержен любой бизнес. Именно поэтому существует тенденция одновременного изменения цен на акции. Следует признать, что независимо от воли инвесторов им приходится принимать неоправданные риски, связанные с «рыночной неопределенностью», невзирая на использование широко диверсифицированного портфеля акций.
Принято считать, что диверсификация позволяет защитить инвестиции от неблагоприятного влияния:
а) циклических колебаний в экономике,
б) долгосрочных тенденций в отрасли,
в) ослабления позиций отдельных компаний.
Чаще всего используются стандартные способы диверсификации:
– покупка акций компаний разных отраслей,
– покупка акций различных компаний,
– покупка акций компаний, отличающихся высокой степенью диверсификации производства.
Вместе с тем, практически в условиях современной рыночной неопределенности добиться диверсификации вложений по Марковицу невозможно, т. к. невозможно (особенно в российских условиях) подобрать в портфель такие активы, доходности которых будут иметь наименее возможную корреляцию.
Более оптимальной является диверсификация инвестиционного портфеля по Тобину, которая опирается на использование безрисковых активов в портфеле, «разбавление» портфеля акций.
Но всегда есть соблазн в годы стабильного экономического роста пренебречь глубокой диверсификацией и принять решение о концентрированных инвестициях. Учитывая, что мы исследуем диверсификацию вложений, то сделаем акцент, что метод «концентрированных инвестиций» У. Баффета, о котором идет суждение, не имеет отношения к рассматриваемым приемам снижения рисков инвесторов – это всего лишь метод управления инвестициями. В чем он заключается? Инвестору необходимо выбрать акции нескольких компаний, которые с большой степенью вероятности на протяжении длительного периода будут показывать доходность, превышающую среднерыночную, затем сконцентрировать основную часть своего капитала в этих акциях и удерживать их даже во время непродолжительных периодов резких колебаний рынка.
Инвестор направляет свое внимание не на отслеживание курса акций, а на анализ экономических показателей ключевого бизнеса компании, а также на оценку качества управления ею. Метод концентрированных инвестиций не сводится к простому поиску десяти хороших компаний и разделению капитала на десять равных частей. Даже если предположить, что все акции, из которых состоит концентрированный портфель, способны ­обеспечить ­инвестору значительную доходность, эта вероятность все равно не будет одинаковой во всех случаях. Следовательно, в акции некоторых компаний необходимо вложить больше капитала, чем в акции других. Тем не менее даже такой многообещающий подход к инвестициям требует от инвестора терпеливо хранить акции, входящие в состав своего портфеля, даже если ему кажется, что другие стратегии могли бы обеспечить более высокие результаты. У. Баффет, опираясь на свой практический опыт, рекомендует хранить ценные бумаги приблизительно от пяти до десяти лет, на самом деле он нередко речь ведет о гораздо больших сроках инвестирования (до 20 лет), что для российских инвесторов пока выглядит скорее исключением, чем правилом. Хотя урок 2008 года подталкивает к мысли, что многие инвесторы вот уже более 5 лет не могут преодолеть убытки. Инвесторы, придерживающиеся принципа концентрированного инвестирования, терпеливо относятся к имеющей место нестабильности курсов акций, поскольку знают, что в долгосрочном периоде экономические процессы, лежащие в основе деятельности компании, с избытком компенсируют любые краткосрочные колебания курсов.
Вернемся к диверсификации портфельных инвестиций. Каждый вид ценной бумаги имеет собственный β-коэффициент, представляющий собой индекс доходности данного актива по отношению к доходности рынка ценных бумаг в целом. Следует подчеркнуть, что единого подхода к исчислению β-коэффициентов, в частности в отношении количества и вида исходных наблюдений, не существует. Автор в своих исследованиях использовал индексы РТС и ММВБ и 20‑дневные данные о доходности акций компаний за пять лет, или не что иное, как среднемесячные нормы доходности акций в сравнении со средней доходностью российского рынка ценных бумаг.
Если инвестор хочет знать, каков вклад отдельных ценных бумаг в риск хорошо диверсифицированного портфеля, не нужно определять степень риска для каждого вида ценных бумаг в отдельности, а ­необходимо оценить их рыночный риск и затем определить его чувствительность к рыночным изменениям, так считают Р. Брейли и С. Майерс [2, с. 153], и с ними трудно не согласиться. Сама диверсификация возможна благодаря тому, что цены различных акций изменяются неодинаково. Статистики имеют в виду то же самое, когда говорят, что изменения цен на акции не полностью коррелируют. Необходимо найти по крайней мере две такие акции, где снижение стоимости одной акции компенсировалось бы ростом другой. Следовательно, существовала бы возможность снизить риск с помощью диверсификации. На практике это не всегда достижимо, но всегда есть возможность взять этот инструментарий и пройти классический путь исследователя.
Страхование также является способом снижения степени риска и выражается в том, что инвестор готов отказаться от части своих доходов, чтобы избежать риска, т. е. он готов заплатить за снижение степени риска до нуля. Итак, экономическая сущность страхования заключается в создании резервного (страхового) фонда. Зная, что с помощью диверсификации, необходимое снижение рисков будет недостижимо, экс-руководитель Федеральной Резервной Системы США А. Гринспен еще 15 октября 1999 года предупредил: портфельные инвесторы переоценивают возможности страхования с помощью диверсификации инвестиций. Банки и другие финансовые институты уже сейчас должны задуматься над увеличением капитала и резервов под возможные убытки от вложения в акции. Что произошло позднее, мы хорошо знаем, 2008 год разрушил все диверсификационные стратегии инвестирования.
На фондовом рынке широко практикуется создание резервов на покрытие непредвиденных расходов от обесценения ценных бумаг. Поэтому нередко наряду с термином «страхование» употребляется такое толкование, как «резервирование ресурсов» для компенсации ущерба от ожидаемого проявления различных рисков. Если сделать вывод, то логичным становится, что страхование путем резервирования ресурсов не ставит своей целью уменьшение вероятности проявления рисков, а направлено преимущественно на возмещение материального ущерба от проявления рисков. Здесь больше речь идет о риске как о данности, которой очень сложно, да и вообще возможно ли, управлять. По этому принципу устроено регулирование банковской деятельности со стороны государства.
Если рассматривать вопрос страхования как специфическую форму защиты от неблагоприятных последствий на финансовом рынке, то этот термин используется больше в связке со срочными рынками, с таким понятием, как хеджирование с помощью покупки опционных контрактов (премия опциона выступает страховкой от неблагоприятного движения цены базового актива).
Хеджирование – это страхование ценового риска при помощи операций фьючерсными (или опционными контрактами). Основывается на разнице цен на фьючерсном рынке и рынке реального товара. Чаще используется участниками рынка реального товара (то есть компаниями, которые закупают сырье, перерабатывают его и производят товар, а также торговыми организациями – экспортеры и ­импортеры, страховые компании и пенсионные фонды, инвестиционные фонды и ипотечные компании являются основными потенциальными хеджерами на рынке). Какие причины объясняют отсутствие хеджирования? Во-первых, сотрудники компании могут не знать о рисках или возможностях уменьшения этих рисков. Во-вторых, наоборот, самоуверенность специалистов, считающих, что обменные курсы или процентные ставки будут оставаться неизменными или изменяться в их пользу. В-третьих, требуются определенные затраты на операции хеджирования, но в сметы их не включили.
Хеджирование – система заключения срочных контрактов и сделок, учитывающая вероятностные в будущем изменения обменных валютных курсов и преследующая цель избежать неблагоприятных последствий этих изменений [3, с. 425]. К сожалению, не все отдают себе отчет, что хеджирование – это всего лишь способ страхования уже существующей прибыли или ограничения уже угрожающих потерь, а не способ извлечения прибыли. С этим, трудно не согласиться, но согласиться – значит нести определенные затраты, что мгновенно включает сигнал: меня это не коснется, на этом можно сэкономить. Но практика показывает, что именно рыночная неопределенность предопределяет срабатывание самого худшего сценария при инвестициях.
Путем хеджирования мы делаем главный шаг в защиту своей позиции на рынке, обеспечиваем стабильность будущих обменных курсов и процентных ставок или гарантируем компенсацию потерь от их неблагоприятных изменений за счет получаемых прибылей.
За последние три года (после выхода действующей редакции Положения о деятельности по организации торговли на рынке ценных бумаг – Приказ ФСФР России от 28.12.2010 № 10-78/пз-н) инфраструктура рынка ценных бумаг далеко оторвалась от самого фондового рынка в России. Отечественная инфраструктура во многом уже соответствует международным стандартам. Российская фондовая биржа, оказывающая услуги, способствующие заключению договоров, являющихся производными финансовыми инструментами, базовым активом которых являются ценные бумаги или индексы, рассчитываемые на основании совокупности цен на ценные бумаги, обязана рассчитывать:
– коэффициенты зависимости изменений цены каждой ценной бумаги, допущенной к торгам фондовой биржи, от изменений цены каждой ценной бумаги (значения каждого индекса), являющейся базовым активом таких договоров, являющихся производными финансовыми инструментами и заключаемых на фондовой бирже;
– коэффициенты зависимости изменений каждого индекса, являющегося базовым активом договоров, являющихся производными финансовыми инструментами и заключаемых на фондовой бирже, от изменения цены каждой ценной бумаги (значения каждого индекса), являющейся базовым активом договоров, являющихся производными финансовыми инструментами и заключаемых на фондовой бирже.
Данные коэффициенты именуются коэффициентами «бета», они доступны каждому на официальном сайте ОАО «Московская биржа» [7].
Структурирование – создание такого структурного продукта, который способствует снижению степени риска до нулевой отметки. Структурирование – это механизм сохранения первоначальных инвестиций, сложный продукт, в основе которого лежит защита капитала с помощью опционов.
О. И. Лаврушин считает, что «структурированные финансовые продукты – гибридные ценные бумаги, состоящие из первичной ценной бумаги и одного или нескольких производных финансовых инструментов, объединенных в единый финансовый продукт» [10, с. 429]. На практике вопрос необходимо ставить шире – это не только ценные бумаги, базовым активом чаще всего может быть валюта, золото, недвижимость, другие активы, индексы и т. д. Это уже не гибридные ценные бумаги, это комбинированные финансовые продукты.
Широкое применение структурированные продукты получили в последние 3–5 лет, появление их можно объяснить как реакцию на преодоление фактора неопределенности фондового рынка, его непредсказуемой турбулентности.
Исследования автора в этой области показывают, что за последние 12–15 лет стремительными темпами растет волатильность фондового рынка и в странах с развитой экономикой. Если в 1998–2000 гг. волатильность российского фондового рынка отличалась от американского, европейского в 4–5 раз, то в 2006–2007 гг. только на 30–40 %, а в последние годы (2012–2013 гг.) эти показатели практически идентичные. Следует вывод, что риски инвесторов и на западных рынках стали совсем другими, нежели до событий сентября 2001 года.
Если растет волатильность фондового рынка, то как вести себя инвестору? Нет смысла вести активные операции и пытаться обыграть рынок (только единицам это удается и то на относительно небольшом отрезке времени), не стоит и строго копировать теорию индексного инвестирования (в индексах уже слишком широк перечень ценных бумаг). Поэтому возникла идея соединить несколько продуктов вместе, взять лучшее из поведения актива (депозитный вклад в надежном банке, фондовый индекс, валюта, золото, никель, другие металлы, нефть, газ и т. п.) и защитить его с помощью опциона таким образом, чтобы при худшем сценарии затраты по покупке опциона компенсировались доходами по активу.
Инвестиционные компании предлагают множество унифицированных структурных продуктов, также могут создать индивидуальный с учетом предпочтений инвестора. Цель одна – обеспечить сохранность капитала (не исключается вариант, когда инвестор желает ограничить убытки фиксированной величиной, например, 10 процентов, в обмен на повышенную потенциальную доходность), а в случае благоприятного (запланированного) поведения актива получить гарантированный доход.
Преимущества операций с опционами по сравнению с другими производными финансовыми инструментами убедительно доказывают перспективность такого способа снижения рисков:
– возможность получения неограниченного дохода при ограниченном или нулевом риске (покупка опционов);
– извлечение прибыли, исходя из изменения волатильности на рынке, а не на основе прогноза движения цен в какую‑либо сторону;
– применение более эффективных схем хеджирования за счет снижения издержек и получения прибыли при благоприятном движении рынка;
– возможность оптимизировать затраты.
За структурными продуктами будущее, с ними связано реальное управление рисками и возможность инвестору заранее задавать приемлемые параметры «риск-доходность».
Иммунизация – один из приемов пассивного управления портфелем облигаций. В условиях изменчивости процентных ставок позволяет защитить портфель от нежелательных эффектов, связанных с возможными в будущем колебаниями процентных ставок. Процесс состоит в подборе в портфеле облигаций с различными сроками погашения так, чтобы выигрыш или потери от реинвестирования точно равнялись выигрышу или потере от изменения цен.
Если диверсификация направлена против риска, связанного с отклонениями во временной структуре процентных ставок, то снизить риски от общих изменений уровня процентных ставок можно лишь иммунизацией.
В условиях повышенной «рыночной неопределенности», где ставки процента могут меняться часто, принцип иммунизации требует, чтобы портфель облигаций периодически пересматривался для сохранения иммунитета. Это можно сделать только с помощью компьютерных программ.
Инструментов для снижения рисков инвесторов становится все больше, и они становятся доступными, пришло время, когда принцип семь раз отмерить, а один раз отрезать становится актуальным и на фондовом рынке. Инвесторы, действительно, не должны принимать неоправданные риски.

 

Балабанов И. Т. Риск-менеджмент. – М.: Финансы и статистика, 1996. –192 с.
2. Брейли Р., Майерс С. Принципы корпоративных финансов. – М.: Олимп-Бизнес, 2014. –1008 с.
3. Долан Э. Дж. и др. Деньги, банковское дело и денежно – кредитная политика/ Долан Э. Дж., Кэмпбелл К. Д., Кэмпбелл Р. Дж.: Пер. с англ. В. Лукашевича и др.; Под общ. ред. В. Лукашевича. – М.: Туран, 1996. –448 с.
4. Шершеневич Г. Ф. Учебник торгового права (по изд. 1914 г.). – М.: Фирма «СПАРК», 1994.-335с.
5. Brigham Eugene F. Fundamentals of Financial Management. 6th ed. Dryden Press, 1992. –497с.
6. Sash Monika. Nature of Financial Market Policy. Derivative Insruments Law Cavendish Publishing Limited. 1995, p.112.
7. Официальный сайт ОАО «Московская биржа». – Режим доступа:http://www.moex.ru.
8. Белых В. С. Правовое регулирование предпринимательской деятельности в России: монография. – М.: Проспект, 2014. – 432 с.
9. Редькин И. В. Меры гражданско-правовой охраны прав участников отношений в сфере ценных бумаг. М.: Деловой экспресс, 1997.
10. Деньги, кредит, банки / под редакцией О.  И.  Лаврушина. 13‑е издание, стер. – М.: КноРус, 2014. – 448 с.

 

PDF file.pdf

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право