На главную Написать письмо

Анотация

В статье рассматривается понятие предпринимательского риска с экономико-правовой точки зрения. Делается вывод, что интерес экономики к категории предпринимательского риска продиктован восприятием его как инструмента регулирования экономических отношений на тот случай, когда принимаются хозяйственные решения. Актуальность введения категории предпринимательского риска в научный оборот правовой науки продиктована необходимостью использования этой категории как средства регулирования отношений, когда результатом принятых и осуществлённых хозяйственных решений явились отрицательные последствия в имущественной сфере предпринимателя.

Ключевые слова

Риск, предпринимательский риск, предпринимательская деятельность, распределение риска, оценка риска, управление рисками.

В советский период не принято было поднимать вопрос о предпринимательском риске, что обуславливалось самой природой хозяйственно-плановой деятельности, допускавшей существование заведомо убыточных предприятий. Как правило, в условиях централизованной экономики издержки не оправдавшей себя хозяйственной деятельности предприятия брало на себя государство, в то время как в условиях рыночной экономики они оставляют отпечаток непосредственно на имущественной сфере самого предпринимателя. Существует высказывание, хотя и с долей юмора: «Капитализм без банкротств всё равно что христианство без ада» [17; 180]. Поэтому «доля ответственности, которую принимает на себя предприниматель, несопоставимо выше той, которая имеет место в условиях планово-распорядительной деятельности под крылышком государства» [15; 8].
Впервые о связи предпринимательской деятельности с категорией риска поднял вопрос в 1725 году ирландский экономист и предприниматель Р. Кантильон, который в разработанной им теории предпринимательства выдвинул положение о риске как основной функциональной характеристике предпринимательства. Впоследствии данный взгляд нашёл поддержку среди других представителей экономической и юридической науки и продолжил развитие в их исследованиях. В частности, британский философ и экономист Дж. С. Милль плату за риск рассматривал составляющей частью прибыли предпринимателя наряду с процентом на вложенный капитал и заработной платой [14; 165]. Близким образом строил свои рассуждения А. Маршалл, по мнению которого цена предложения включает компенсацию всех «жертв» предпринимателя: заработная плата есть компенсация за усталость; процент – это компенсация за ожидание, а предпринимательский доход отражает плату за риск [12; 97].
На тесную связь предпринимательской деятельности с риском обращают внимание также представители правовой науки, называя риск «ядром свободы предпринимательской, экономической деятельности» [16; 542], «вечным спутником предпринимательства» [5; 69], «неотъемлемой частью экономической жизни» [19; 47], «центральным сущностным признаком предпринимательской деятельности» [7; 10]. Собственно, само легальное определение предпринимательской деятельности, раскрываемое в Гражданском кодексе Республики Таджикистан, указывает на риск как необходимый квалифицирующий признак предпринимательства (ч. 3 ст. 1 ГК РТ).
Как видим, природа предпринимательского риска позволяет рассматривать его и как экономическое явление, и с правовой позиции. Однако в том, насколько сходной является смысловая нагрузка данной категории в рамках двух представленных учений, кроется большой вопрос.
Изобилие определений предпринимательского риска встречается в экономической научной литературе. Это обусловлено тем, что экономическая теория уделяет повышенное внимание предпринимательству как одной из главных экономических категорий. По мнению А. Маршалла, предпринимательский риск «обусловлен колебаниями на рынках сырья и готовых изделий, непредвиденными изменениями в моде, новыми изобретениями, вторжением новых и сильных конкурентов и т. д.» [12; 293]. Согласно Дж. М. Кейнсу, риск предпринимателя – это риск, возникающий «ввиду сомнения насчёт того, удаётся ли предпринимателю получить ту перспективную выгоду, на которую он рассчитывает» [10; 256].
Близким образом строят свои рассуждения современные исследователи, рассматривая риск как возможность отклонения от цели (величины охватываемого рынка; получение прибыли; достижение определенных объемов сбыта; минимизация различных видов потерь, возникающих в процессе производственно-сбытовой деятельности), выраженной в виде определенных параметров функционирования [13; 8]; «вероятность (угрозу) потери предприятием части своих доходов или появление дополнительных расходов в результате осуществления определенной производственной и финансовой деятельности» [3; 7]; «вероятность наступления результирующих экономических последствий нарушения устойчивого функционирования экономических систем и взаимосвязей субъектов рыночных отношений (предпринимательства) в процессе воспроизводства» [4; 8].
Из перечисленных определений предпринимательского риска ­можно сделать вывод, что предпринимательский риск в трактовке представителей экономической науки представляет собой просчитанный предпринимателем потенциал выгоды и убытков в конкретной ситуации, связанной с его предпринимательской деятельностью. Этот просчёт обусловлен наличием множества объективных факторов, которые могут иметь влияние на деятельность предпринимателя. Присутствие неопределённости в экономической деятельности требует от предпринимателя находить способы обхождения возможных неблагоприятных результатов, ­снижать их степень воздействия. Однако расценивание рисковой обстановки всегда имеет сугубо личный характер, исходя из психологических особенностей предпринимателя, его интеллекта, практического опыта, уровня знаний в той или иной сфере деятельности, отношения к материальным ценностям. Принятию решения в рисковой ситуации способствует не фактическая вероятность наступления предпринимательских убытков, а «представления самого субъекта о возможных негативных обстоятельствах» [6; 36]. Если для одного предпринимателя заданная величина риска является доступной, то для другого предпринимателя эта же величина риска может быть неприемлемой. Неверное определение направления деятельности, игнорирование риска или его преуменьшение при разработке предпринимательской стратегии и принятии решений неизбежно приводят к отрицательным результатам хозяйственной деятельности. Как по этому поводу писал Б. А. Райзберг, «у расчётливого, осторожного предпринимателя шансы на выигрыш в результате осуществления сделки обычно выше, чем опасность таких же по масштабу потерь» [15; 8].
Ввиду этого интерес экономической мысли к категории предпринимательского риска вызван возможностью противостоять неблагоприятным ситуациям и достичь ожидаемого конечного результата посредством управления рисками. То есть актуальность введения в понятийный аппарат экономической науки категории предпринимательского риска продиктована необходимостью использования этой категории в качестве инструмента регулирования экономических отношений при принятии хозяйственных решений. Первостепенной задачей экономической науки при этом является разработка механизмов управления рисками, методов и способов минимизации риска и анализ их эффективности. Своевременная и точная оценка риска позволяет управляющему субъекту принимать продуманные решения и отказываться от заведомо убыточных действий. В экономической теории существует несколько методов снижения риска: диверсификация, лимитирование, страхование, самострахование и др. «Снизить степень риска можно с помощью внутреннего планирования и прогнозирования, передачи части риска организациям, действующим в рамках совместного проекта, за счёт хеджирования, фьючерса, опциона и др.» [2; 4].
Что касается правовой науки, интерес с её стороны к категории предпринимательского риска обусловлен иными мотивами. Право не может устранить либо снизить возможный отрицательный результат рисковой деятельности, как это под силу экономической науке, но оно способно обеспечить участников хозяйственного оборота правовыми средствами, позволяющими рационально распределить возникшие при риске неблагоприятные последствия. В частности, правовыми нормами может быть или ограничен объём рисков, возлагаемых на одну из сторон договора (императивный метод регулирования), либо предложены оптимальные правила распределения рисков, от которых стороны договора могут отступить по индивидуальным соображениям (диспозитивный метод регулирования) [1; 3]. В Гражданском кодексе Республики Таджикистан, к примеру, определены следующие правила распределения предпринимательского риска в обязательстве: если обязательством предусмотрено исполнение какой‑либо работы по заказу предпринимателя, риск невозможности или нецелесообразности использовать результаты работы возлагается на предпринимателя. Лицо, надлежащим образом исполнившее работу, вправе получить оплату соразмерно степени исполнения, кроме случаев, когда договором предусмотрено иное распределение предпринимательского риска (ст. 438 ГК РТ).
Другими словами, задача экономики заключается в том, чтобы ­просчитать возможный исход рисковых операций и не допустить, чтобы его величина выходила за прогнозные границы, а задачей права является установление правил распределения возможных рисковых потерь между участниками отношений на тот случай, если эти потери найдут своё проявление в конечном результате предпринимательской деятельности. «Все хозяйственные риски принципиально несут отдельные хозяйствующие субъекты, а государство только вносит поправки в это стихийное распределение рисков», – писалось ещё в советской юридической литературе 20‑х годов прошлого столетия [18; 289–290]. Такое «внесение поправок» выражается в том, что право определяет обязанное лицо, на которое возлагается тягость несения возможных отрицательных последствий рисковой деятельности, либо предоставляет участникам отношений на договорной основе самим распределять между собой неблагоприятные последствия своих действий. Данная задача права продиктована необходимостью создания посредством гражданско-правовых норм оптимальных условий для реализации экономической самостоятельности и защиты наиболее слабой стороны в гражданско-правовых отношениях [11; 46–52]. Если интерес экономики к категории предпринимательского риска продиктован восприятием его как инструмента регулирования экономических отношений на тот случай, когда принимаются хозяйственные решения, то актуальность введения в научный оборот правовой науки категории предпринимательского риска продиктована необходимостью использования этой категории как инструмента регулирования отношений на тот момент, когда результатом принятых и осуществлённых хозяйственных решений явились отрицательные последствия в имущественной сфере предпринимателя.
Исходя из такого различного функционального назначения риска в экономике и праве, экономическая и юридическая науки изучают одно и то же явление общественной жизни с разных позиций. Ввиду этого экономический подход к понятию предпринимательского риска не может быть буквально перенесён в юридическую сферу. Понятие риска как правового явления должно отражать особенности его правового назначения, а не дублировать экономические его трактовки, отражающие хозяйственное назначение риска. Между тем в определениях предпринимательского риска, излагаемых в юридической литературе, данное обстоятельство не всегда учитывается, и понятие риска зачастую определяется в том же смысле, в каком оно сопутствует экономическому восприятию. В частности, М. З. Рахимов формулирует понятие предпринимательского риска как «психическое отношение субъекта предпринимательства к результатам своей деятельности, направленное не только на сознательное допущение каких‑либо невыгодных последствий, но и на достижение положительного результата» [16; 542–543]. Похожим образом определяет предпринимательский риск О. А. Кабышев, рассматривая его как «деятельность предпринимателя на рынке в ситуации неопределённости относительно вероятного получения прибыли или убытков, когда принимающий решение, не будучи в состоянии однозначно предвидеть, добьётся он прибыли или понесёт убытки, оказывается перед выбором какого‑либо из альтернативных вариантов решения» [9; 36–37]. На наш взгляд, приведённые определения предпринимательского риска очень хорошо характеризуют его как экономическое явление, но не несут в себе должной правовой нагрузки, поскольку в них отсутствует качественная характеристика риска как самостоятельной правовой категории.
Как известно, неопределённый характер рисковых действий может привести к трём возможным результатам: положительному (выгода, прибыль, выигрыш), нулевому и отрицательному (ущерб, убыток, проигрыш). Достаточно здесь вспомнить высказывание Ф. Энгельса о том, что деятельность людей ведёт в первую очередь к тем последствиям, «на которые мы рассчитывали», но «во вторую и третью очередь» она имеет «совсем другие, непредвиденные последствия, которые очень часто уничтожают значение первых» [8; 495–496]. Более того, один и тот же производственный цикл, но разные его этапы могут сопровождать и успех, и неудача. И если степень неудачи не компенсируется степенью успеха, то только тогда можно говорить об отрицательном результате деятельности.
Поскольку экономическая наука занята вычислением возможной выгоды и убытков при риске, для экономических целей имеет одинаковое значение каждый из этих возможных результатов рисковой деятельности. И в первую очередь экономической науке небезразлично, приведёт ли хозяйственная операция к прибыли или нет. Право же интересуют не все возможные варианты исходов рисковой деятельности, а только характерная для риска возможность отклонения фактического результата от ожидаемого, запланированного результата в отрицательную сторону.
Конечно же, для предпринимательского риска наряду с потерями характерна и вероятность наступления положительного результата, поскольку предприниматель, прежде всего, рискует в надежде на удачный исход предпринятых начинаний, на получение прибыли. Вероятность достижения намеченного результата и заинтересованность в нём вынуждают предпринимателя осознанно совершать затеянные действия. Однако, несмотря на такую связь риска с прибылью, значение прибыли для риска ограничивается лишь её побудительными факторами в том смысле, что она выступает экономическим стимулом активности предпринимателя. Это указывает на экономическую функцию прибыли в содержании риска. Для правовых же целей риск представляет интерес постольку, поскольку его последствия чреваты потерями. Как справедливо по этому поводу пишет Д. А. Архипов, «когда в результате наступления непредвиденного обстоятельства оба участника договора оказываются в выигрыше, то между ними не возникает конфликта интересов. Дополнительное вмешательство права в эти отношения не требуется, поскольку исполнение обязательства обеспечивается имеющимися экономическими стимулами. Включение в содержание риска возможности получения прибыли не имеет практического смысла, так как образовавшаяся выгода распределяется на основании договора, заключенного по воле сторон» [1; 6]. Таким образом, правовое значение имеют только возможные отрицательные последствия риска, поскольку основной задачей права, как уже было отмечено выше, является разложение негативных имущественных последствий риска в процессе предпринимательского взаимодействия. И именно вероятность наступления отрицательных последствий образует правовое содержание риска. Поэтому указание в формулировках предпринимательского риска как правового явления на его связь с прибылью, на наш взгляд, является непотребным с правовых позиций.
Вероятностную составляющую предпринимательского риска отражает возможность наступления именно отрицательного результата. Однако этот отрицательный результат может проявляться не только в форме неполучения ожидаемых доходов от предпринимательской деятельности из‑за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по независящим от предпринимателя обстоятельствам, как на это указывает определение предпринимательского риска, сформулированное в ч. 2 ст. 1015 Гражданского кодекса Республики Таджикистан, но прежде всего в хозяйственных потерях в виде экономически неоправданных расходов, произведённых предпринимателем при осуществлении хозяйственных операций. То есть для риска характерно в первую очередь потерять что‑либо, а уже потом недополучить то, что ожидалось.


1 Архипов Д. А. Распределение договорных рисков в гражданском праве: экономико-правовое исследование. – М.: Статут, 2012. – 112 c.
2 Боков В. В. Забелин П. В., Федцов В. Г. Предпринимательские риски и хеджирование в отечественной и зарубежной экономике: учебное пособие. – М., 2000. – 234 с.
3 Борзов В. Д. Риски предприятия и пути их снижения: управленческий аспект: Дис…. канд. экон. наук. – Махачкала, 2000. – 140 с.
4 Бхуртиал Л. Б. Риски предприятий и совершенствование страховой защиты в системе отношений рыночного хозяйствования: Дис…. канд. экон. наук. – М., 2004. – 189 с.
5 Жилинский С. Э. Предпринимательское право (правовая основа предпринимательской деятельности): учебник для вузов. – М.: Норма, 2005. – 928 с.
6 Запорощенко В. А. Особенности правового регулирования алеаторных сделок в Российской Федерации: Дисс… канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2006. – 159 с.
7 Зенин И. А. Предпринимательское право: учебник для вузов. – М.: Высшее образование, 2009. – 629 с.
8 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., Т. 20.
9 Кабышев О. А. Предпринимательский риск: правовые вопросы: Дис…. канд. юрид. наук. – М., 1996. – 200 с.
10 Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. – Петрозаводск: Петроком, 1993. – 306 с.
11 Мартиросян А. Г. О методологии исследования категории риска в гражданском праве Российской Федерации // Современное право. 2010. № 8. С. 46–52.
12 Маршалл А. Принципы экономической науки. В 3 т. – Т.2. – М.: Прогресс, 1993. – 414 с.
13 Маштанова О. А. Снижение предпринимательских рисков в экономике пищевой промышленности: на примере хлебопродуктового комплекса: Дис…. канд. экон. наук. – М., 2004. – 171 с.
14 Милль Дж. С. Основы политической экономии. – Т.2. – М.: Прогресс, 1986. – 479 с.
15 Райзберг Б. А. Азбука предпринимательства. – М.: МИП «Дума», 1991. – 6 с.
16 Рахимов М. З. Предпринимательский риск / Избранные труды. – Душанбе: Бухоро, 2014. – 637 с.
17 Рубини Н., Мим С. Нуриэль Рубини: как я предсказал кризис. – М., 2011. – 384 с.
18 Советское хозяйственное право. – Л.: Издание Кассы взаимопомощи студентов Лен. инст. нар. хозяйства им. Фр. Энгельса,1928. – 489 с.
19 Шевченко И. К. Организация предпринимательской деятельности. Учебное пособие. – Таганрог: Изд-во ТРТУ, 2004. – 92 с.

 

PDF file.pdf

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право