На главную Написать письмо

Анотация

Настоящая статья посвящена вопросу о субъектах права на средства пенсионных накоплений. Автором указано на наличие в действующем законодательстве большого количества разрозненных правовых норм о средствах пенсионных накоплений и правах на них. Отмечено особое значение природы средств пенсионных накоплений как безналичных денежных средств. В статье проанализированы основные подходы к определению субъекта прав на средства пенсионных накоплений и сделан вывод о том, что надлежащий субъект права на средства пенсионных накоплений должен определяться в зависимости от выбранного застрахованным лицом варианта формирования пенсионных накоплений. Такими субъектами являются Российская Федерация и негосударственный пенсионный фонд.

Ключевые слова

Негосударственный пенсионный фонд, средства пенсионных накоплений, право собственности на безналичные денежные средства, Пенсионный фонд России, договор обязательного пенсионного страхования, публично-правовое и частноправовое регулирование обязательного пенсионного страхования.

Накопительная составляющая пенсии в России всегда была и остается одним из самых обсуждаемых вопросов социального обеспечения. Очередная реформа пенсионной системы, совпавшая по времени с наиболее сложной за последнее время ситуацией в экономике, вновь заставляет обратить внимание на различные экономические и юридические аспекты формирования и эффективного инвестирования пенсионных накоплений граждан. Остроты дискуссии придает также принятый в конце 2014 года закон, которым продлена на 2015 год так называемая «заморозка» пенсионных накоплений1.
В настоящей статье на основе исследования действующего российского законодательства и научной литературы предпринята попытка разрешения вопроса о субъекте права на средства пенсионных накоплений.
Для ответа на поставленный вопрос необходимо составить наиболее полное и объективное представление о самом объекте права – о средствах пенсионных накоплений.
Нормативное определение средств пенсионных накоплений. Термин «пенсионные накопления» расшифровывается в целом ряде нормативных актов. В их числе: Федеральный законот 07.05.1998 № 75‑ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» (далее – Закон об НПФ), Федеральный закон от 17.12.2001 № 173‑ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (далее – Закон о трудовых пенсиях), Федеральный закон от 24.07.2002 № 111‑ФЗ «Об инвестировании средств для финансирования накопительной пенсии в Российской Федерации» (далее – Закон об инвестировании пенсионных накоплений), Федеральный закон от 30.11.2011 № 360‑ФЗ «О порядке финансирования выплат за счет средств пенсионных накоплений» (далее – Закон о финансировании выплат), Федеральный закон от 28.12.2013 № 422‑ФЗ «О гарантировании прав застрахованных лиц в системе обязательного пенсионного страхования Российской Федерации при формировании и инвестировании средств пенсионных накоплений, установлении и осуществлении выплат за счет средств пенсионных накоплений» (далее – Закон о гарантировании прав застрахованных лиц), Федеральный закон от 28.12.2013 № 424‑ФЗ «О накопительной пенсии» (далее – Закон о накопительной пенсии). Как правило, определение средств пенсионных накоплений дается путем приведения различных перечней источников формирования этих средств и их учета на счете того или иного субъекта. Представляется, что перечни средств, являющихся средствами пенсионных накоплений, приведенные в Законе об НПФ, Законе об инвестировании пенсионных накоплений, Законе о трудовых пенсиях и Законе о финансировании выплат применимы каждый в целях соответствующих законов. Об этом свидетельствует и норма ч. 2 ст. 2 Закона о гарантировании прав застрахованных лиц.
Тем не менее, несмотря на отмечаемые расхождения в составе средств, являющихся пенсионными накоплениями, существует возможность выделить единые признаки пенсионных накоплений. Эта возможность реализована в ст. 3 Закона о накопительной пенсии. Определение, данное в указанной норме, на наш взгляд, вобрало в себя главные признаки всех существовавших ранее перечней – источник и цель формирования соответствующих средств. Остальные признаки средств пенсионных накоплений используются в соответствующих актах как специальные, указывающие как раз на субъект, которому в данный момент времени принадлежит право на средства пенсионных накоплений, о чем пойдет речь в дальнейшем.
Таким образом, с вступлением в силу Закона о накопительной пенсии российское законодательство обрело легальное определение, практически необходимое и позволяющее осознать и выделить из всей массы денежных средств, обращающихся в системе пенсионного обеспечения, средства пенсионных накоплений вне зависимости от выбора застрахованным лицом способа их формирования – в НПФ или в ПФР.
Научная дискуссия. Широкое обсуждение в литературе получил вопрос о праве собственности на пенсионные накопления. Это вызвано в первую очередь конфликтом норм Закона об НПФ и Закона об инвестировании пенсионных накоплений. Исходя из содержания абз. 20 ст. 3 и ст. 16 Закона об НПФ, пенсионные накопления находятся в собственности НПФ, а согласно ст. 5 Закона об инвестировании пенсионных накоплений – в собственности Российской Федерации.
В зависимости от воззрений на права государства в отношении средств пенсионных накоплений, исследователей можно ­условно ­разделить на две группы. Так, некоторые авторы считают, что пенсионные накопления всегда являются собственностью Российской Федерации, по двум основаниям. Во-первых, считают исследователи, Закон об инвестировании пенсионных накоплений является базовым по отношению к остальным нормативным актам в части вопросов формирования и инвестирования средств пенсионных накоплений, а потому обладает приоритетом над Законом об НПФ. Во-вторых, отмечается, что пенсионные накопления являются по своей природе налогом и поэтому должны находиться в собственности государства2. Подобная позиция высказывается Е. Е. Мачульской3, А. Л. Благодир, А. А. Кирилловых4, А. С. Покачаловой5, О. В. Фрик6 и Т. В. Конюховой7.
Ко второй группе исследователей можно отнести тех, кто принципиально не возражает против возможности трансформации государственной собственности Российской Федерации на средства пенсионных накоплений в собственность НПФ (напр., С. Е. Забарчук8и Е. Л. Васянина9), а также сторонников принадлежности права собственности на пенсионные накопления застрахованным лицам. Так, В. Н. Соловьев10 считает возможным отнести пенсионные накопления к собственности застрахованных лиц (граждан), поскольку, по мнению исследователя, это позволит наиболее эффективно гарантировать соблюдение их интересов. Также к собственности застрахованных лиц относит средства пенсионных накоплений и Д. А. Квасов11.
Разрешение поставленного вопроса о правах на пенсионные накопления невозможно без выяснения правовой природы средств, составляющих эти накопления.
Правовая природа средств пенсионных накоплений. Средства пенсионных накоплений, как справедливо отметил В. Н. Соловьев, существуют в форме безналичных денежных средств12, что, по нашему мнению, безусловно, должно приниматься во внимание при определении правового режима указанных средств.
В науке гражданского права высказывались различные взгляды на природу безналичных денежных средств. С определенной долей условности все точки зрения на природу безналичных денежных средств можно разделить на две группы. Представители первой группы (Л. Г. Ефимова13, О. М. Олейник14, В. Н. Сидорова15и др.) признают вещно-правовую природу безналичных денежных средств. Другие ученые (М. И. Брагинский16, Е. А. Суханов17, Л. А. Новоселова18и др.) считают безналичные денежные средства объектом обязательственно-правовой природы. Высказываются и «комбинированные» точки зрения. Так, например, Е. Гаврилов вслед за позицией В. Лапача19 считает, что «категория денег должна иметь особый статус в системе объектов гражданских прав, относиться не к вещам, а к иному имуществу. На наличные деньги следовало бы распространять вещно-правовой режим в любом случае, а на безналичные деньги (безналичные денежные средства) распространить правила о вещах, но только если иное не установлено законом, иными правовыми актами и не вытекает из существа названных объектов»20.
С вступлением в силу изменений в ст. 128 ГК РФ можно говорить о том, что законодатель воспринял позицию исследователей, признающих безналичные денежные средства особым объектом, имеющим обязательственно-правовую природу. Поэтому в строгом смысле слова права собственности на безналичные денежные средства быть не может, так как отсутствует его объект – вещь. В этом отношении стоит согласиться с высказыванием В. Н. Соловьева о том, что «с точки зрения теории, собственника у указанных денежных средств, очевидно, вообще не будет <…>. Таким образом, все участники пенсионной схемы с точки зрения имущественных прав имеют лишь права требования различной правовой природы и объема»21.
Тем не менее средства пенсионных накоплений, будучи безналичными денежными средствами и, следовательно, не являясь объектом чьих‑либо вещных прав, являются тем не менее имуществом. Включение обязательственных прав в содержание понимания имущества отмечали как дореволюционные и советские, так и современные правоведы22. По этому пути пошел и действующий ГК РФ (ст. 128). Таким образом, решая вопрос о «собственнике» средств пенсионных накоплений, необходимо искать не собственника в вещно-­правовом ­смысле, а ­обладателя права на особое имущество, представляющее собой средства пенсионных накоплений. Представляется вполне обоснованной и применимой в отношении безналичных денежных средств вообще и средств пенсионных накоплений в частности позиция А. Н. Латыева, считающего допустимым и даже необходимым существование «права на право», при условии, что ни в одной из сторон этой формулы не может находиться право собственности23.
Подводя итог сказанному, употребление в законодательстве терминов «собственный» и «собственность» в отношении средств пенсионных накоплений не следует связывать с правом собственности в вещно-правовом значении. Представляется, однако, что допущенная законодателем небрежность в отношении терминологии компенсируется другими нормами, которые в совокупности позволяют сделать вывод о наличии субъекта, обладающего правом на средства пенсионных накоплений, правом собственности не являющимся (в силу особых свойств объекта), но обеспечивающим господство (хотя и ограниченное) над объектом (средствами пенсионных накоплений) и возможность рассматривать его в качестве «своего» имущества.
Право Российской Федерации на средства пенсионных накоплений.Формулировка ст. 5 Закона об инвестировании пенсионных накоплений дает некоторым исследователям основания полагать, что право Российской Федерации на средства пенсионных накоплений существует постоянно и субъект этого права остается неизменным даже при передаче средств пенсионных накоплений в НПФ. Такая позиция представляется как минимум спорной. Не останавливаясь вновь на том, что употребление в данном случае словесной формы «право собственности» носит условный характер, считаем необходимым отметить следующее.
Как отмечалось выше, Закон об инвестировании пенсионных накоплений в ст. 3 содержит перечень средств, составляющих средства пенсионных накоплений, этот перечень применим в целях указанного закона и не совпадает с перечнем, содержащимся в ст. 18, и определением в ст. 3 Закона об НПФ. Исходя из этого, нет оснований констатировать коллизию между нормами этих двух законов.
Представляется, что формулировка ст. 5 Закона об инвестировании пенсионных накоплений оправданна и заслуживает поддержки. Ключевым источником формирования средств пенсионных накоплений являются страховые взносы на обязательное пенсионное страхование (далее – страховые взносы). В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 15.12.2001 № 167‑ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», страховые взносы – это индивидуально возмездные обязательные платежи, которые уплачиваются в ПФР и персональным целевым назначением которых является обеспечение права гражданина на получение обязательного страхового обеспечения по обязательному пенсионному страхованию. Обязательность уплаты страховых взносов, порядок расчета их размера и уплаты установлены законом. Уплата соответствующих взносов является публично-правовой обязанностью их плательщика (страхователя), а взаимные права и обязанности, возникающие у ПФР, застрахованных лиц и страхователей (последние могут совпадать в одном лице), носят публично-правовой характер.
В соответствии с Федеральным законом от 01.04.1996 № 27‑ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» в отношении каждого застрахованного лица ведется индивидуальный учет. В рамках такого учета каждым застрахованным лицом в ПФР открывается индивидуальный лицевой счет, в специальную часть которого, помимо прочего, включаются сведения о сумме страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, поступившей на накопительную часть трудовой пенсии, а также о результатах инвестирования средств пенсионных накоплений. Однако такой счет не имеет ничего общего с банковским счетом. В этом отношении показателен пример, который приводит в своей работе В. А. Лапач. Рассуждая о природе лицевых счетов, открываемых клиентами железной дороги в технологических центрах по обработке перевозочных документов, он приходит к совершенно справедливому мнению, что «лицевой счет не является безналичными деньгами, а ­представляет собой суммарное выражение обязательства перевозчика по оказанию транспортных услуг на сумму, указанную в лицевом счете»24. Аналогичную природу имеет и лицевой счет (его специальная часть) застрахованного лица в ПФР, который осуществляет функцию учета обязательств ПФР перед застрахованным лицом в части выплаты накопительной части трудовой пенсии. Исходя из изложенного, застрахованное лицо имеет право требования к ПФР, размер которого определяется на основании сведений, содержащихся на индивидуальном лицевом счете, и основания возникновения и порядок реализации которого определяется на основе норм публичного права.
ПФР при этом не имеет права собственности (ни в узком, ни в широком смысле) на поступающие в его бюджет средства, что напрямую указано в соответствующих нормах, посвященных его статусу (см., напр., ст. 16 ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании»). Это следует, во‑первых, из статуса ПФР как учреждения и, во‑вторых, из статуса страховых взносов как обязательных публичных платежей, поступающих в собственность Российской Федерации.
Право негосударственного пенсионного фонда на средства пенсионных накоплений. Средства пенсионных накоплений попадают в НПФ (точнее – на его счета) в результате реализации застрахованным лицом своего права на их перевод в НПФ. Это право имеет публично-правовую природу, поскольку между застрахованным лицом и ПФР, представляющим в рассматриваемых отношениях Российскую Федерацию, не складывается никаких обязательственных правоотношений, которые лежали бы в плоскости гражданского права. А потому представляется ошибочным мнение о наличии у застрахованного лица права распоряжения средствами пенсионных накоплений. Право на перевод средств пенсионных накоплений в НПФ предоставлено застрахованному лицу нормой ст. 31 Закона об инвестировании пенсионных накоплений, это же право конкретизировано в п. 1 ст. 36.7 Закона об НПФ.
При успешной реализации застрахованным лицом права на перевод средств пенсионных накоплений в НПФ, ПФР перечисляет средства, в размере, учтенном на индивидуальном лицевом счете, на счет НПФ. Право на средства пенсионных накоплений с указанного момента принадлежит НПФ. Вновь поступающие страховые взносы и другие поступления, направленные на финансирование накопительной части пенсии, также подлежат переводу в соответствующий НПФ. Таким образом, в плоскости публичного права остаются: отношения, связанные с уплатой страховых взносов, т. е. отношения между страхователем (или самим застрахованным лицом в установленных законом случаях) и Российской Федерацией (в лице ПФР); отношения по переводу вновь поступающих средств пенсионных накоплений из ПФР в НПФ. Между тем изменяется природа прав застрахованного лица в отношении средств пенсионных накоплений.
Переводу средств в НПФ предшествует заключение между застрахованным лицом и НПФ договора об обязательном пенсионном страховании. В результате между НПФ и застрахованным лицом складываются уже обязательственные правоотношения, к которым применимо гражданское законодательство. Между тем эти отношения разительно отличаются от отношений между вкладчиком (владельцем счета) и банком (на подобной аналогии настаивает В. Н. Соловьев). Принципиально важным правом вкладчика (владельца счета) является право требовать выплаты банком наличных денег в размере, не превышающем учтенный во вкладе (на счете), то есть приобрести вещное право на наличные деньги, утратив при этом право требовать выплаты соответствующей суммы от банка.
Отношения между застрахованным лицом и НПФ построены на совершенно иной основе. Распорядительные действия вкладчика (владельца счета) в отношении безналичных денежных средств в банке направлены на приобретение прав (вещной или обязательственной природы) и/или на освобождение от обязанностей (также различной правовой природы). Непосредственной целью реализации прав застрахованного лица приобретение прав или освобождение от обязанностей не является. Эти права и их реализация имеют под собой публично-правовое основание и направлены на обеспечение участия ­граждан в реализации конституционного права на социальное обеспечение.
Право застрахованного лица требовать перевода средств своих пенсионных накоплений обратно в ПФР или в другой НПФ не может рассматриваться как элемент правового режима средств пенсионных накоплений, позволяющий констатировать их принадлежность застрахованному лицу, в силу следующего. Права застрахованного лица в отношении средств пенсионных накоплений хотя и имеют под собой публично-правовое обоснование, но являются с момента заключения договора об обязательном пенсионном страховании его неотъемлемыми условиями. Поэтому право на перевод средств пенсионных накоплений является в данной ситуации частным случаем одностороннего отказа от исполнения договора, возможность которого в соответствии с п. 3 ст. 450 ГК РФ предусмотрена пенсионным законодательством (абз. 1 и 2 п. 2 ст. 36.5 Закона об НПФ).
Особенности правового режима средств пенсионных накоплений, помимо теоретической сложности, имеют также ощутимое практическое значение. Как было изложено выше, в соответствии с Законом об инвестировании пенсионных накоплений и Законом об НПФ лишь два субъекта могут обладать правом на средства пенсионных накоплений: Российская Федерация и НПФ. Однако один из указанных субъектов (Российская Федерация) в определенный момент времени будет обладать полным господством над всеми средствами пенсионных накоплений, поскольку страховые взносы, будучи обязательным публичным платежом, первоначально поступают в собственность государства. Таким образом, между плательщиком взносов и НПФ, с которым у застрахованного лица заключен договор об обязательном пенсионном страховании, есть обязательное звено (посредник) в лице Российской Федерации (в лице ПФР). Это звено появилось и существует ввиду публичной основы складывающихся отношений. Российская Федерация оставляет за собой право повышенного контроля за формированием средств пенсионных накоплений для обеспечения надлежащего функционирования пенсионной системы. К сожалению, публичный посредник, проводя определенную социально-экономическую политику, иногда вмешивается в отношения между НПФ и застрахованными лицами. Так произошло и в случае с состоявшейся в 2014–15 годах «заморозкой» пенсионных накоплений. На наш взгляд, такие меры лежат в плоскости публичного права и не подлежат оценке с точки зрения права частного.
Рассмотрев вопрос о правах на средства пенсионных накоплений, мы приходим к следующим выводам.
Некорректно говорить о праве собственности, основаниях и моменте перехода права собственности на средства пенсионных накоплений, которые не являются вещью и, следовательно, не могут быть объектом вещных прав.
У субъектов отношений по формированию и инвестированию средств пенсионных накоплений имеется ряд прав и обязанностей (обязательственно-правовой природы) в отношении соответствующих средств. При этом всегда существует один из субъектов, который обладает такой совокупностью прав и обязанностей в отношении этих средств, которые позволяют учитывать средства пенсионных накоплений в составе принадлежащего ему имущества.
В случае формирования пенсионных накоплений в ПФР субъектом прав на средства пенсионных накоплений является Российская Федерация, в случае формирования пенсионных накоплений в НПФ – НПФ.
Застрахованное лицо обладает некоторым объемом прав в отношении средств пенсионных накоплений, имеющих публично-правовое основание и не свидетельствующих о принадлежности средств пенсионных накоплений застрахованному лицу. Эти права приобретают гражданско-правовую природу с момента заключения договора об обязательном пенсионном страховании с НПФ и являются обязательным его условием.


1 См. Федеральный закон от 01.12.2014 № 410‑ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам формирования пенсионных накоплений» // Российская газета. – 2014. – 05 марта (№ 278).
2 См., напр., Новикова Н. А., Лежнева Н. С., Почежерцева З. А., Никифорова С. Т. Комментарий к Федеральному закону от 24.07.2002 № 111‑ФЗ «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации» (постатейный) // СПС КонсультантПлюс, 2012;
3 См., напр., Мачульская Е. Е. Пенсионные накопления – чья собственность? // Законодательство. 2009. № 12. С. 45–52;
4 Благодир А. Л., Кирилловых А. А. Комментарий к Федеральному закону от 24 июля 2002 г. № 111‑ФЗ «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации» (постатейный) // СПС КонсультантПлюс, 2010;
5 Покачалова А. С. Гражданско-правовые и иные смежные проблемы договорной деятельности негосударственных пенсионных фондов как субъектов обязательного пенсионного страхования и перспективы их решения // Социальное и пенсионное право. 2013. № 3. С. 53–56;
6 Фрик О. В. О применении законодательства при переходе прав на пенсионные накопления // Журнал российского права. 2004. № 1. С. 64–68;
7 Конюхова Т. В. Правовое регулирование финансовой деятельности пенсионных фондов, использующих средства накопительной части трудовой пенсии граждан // Банковское право. 2005. № 2. С. 51–54;
8 Забарчук С. Е. Актуальные вопросы правового регулирования финансовой устойчивости государственных внебюджетных фондов // Юридический мир. 2006. № 3. С. 48–53;
9 Васянина Е. Л. Правовой режим государственных доходов на современном этапе развития финансового законодательства // Российская юстиция. 2013. № 4. С. 14–18;
10 См., напр., Соловьев В. Н. Отношения собственности и иные вещные отношения с участием некоммерческих организаций в социальной сфере: Монография. – М.: Юрист, 2008; Соловьев В. Н. Право собственности на средства пенсионных накоплений, переданных в негосударственный пенсионный фонд. – Юрист. 2009. № 2. С. 14–20;
11 Квасов Д. А. Право собственности на средства пенсионных накоплений в Российской Федерации // Пробелы в российском законодательстве.  2010. № 2. С. 105–111;
12 Соловьев В. Н. Отношения собственности и иные вещные отношения с участием некоммерческих организаций в социальной сфере: Монография. – М.: Юрист, 2008 // СПС КонсультантПлюс;
13 Ефимова Л. Г. Правовые проблемы безналичных денег // Хозяйство и право. 1997. № 1. С. 28–39;
14 Олейник О. М. Основы банковского права. – М., 1997. С. 19–20;
15 Сидорова В. Н. Проблемы правового режима безналичных денег: соотношение вещных и обязательственных прав // Банковское право. 2007. № 5. С. 4–8;
16 Брагинский М. И., Витрянский, В. В. Договорное право. Книга третья. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. – М., 2011. С. 880;
17 Гражданское право / Под ред. Суханова, Е. А. – М., 2005. Т. 2, полутом 2; Право собственности: актуальные проблемы / Отв. ред. В. Н. Литовкин, Е. А. Суханов, Чубаров, В. В. Ин-т законод. и сравнит.правоведения. – М.: Статут, 2008 // СПС КонсультантПлюс;
18 Новоселова Л. А. О правовой природе средств на банковских счетах // Хозяйство и право. 1996. № 7. С. 82–90;
19 Лапач В. А. Система объектов гражданских прав: теория и судебная практика. – СПб.: Юридический Центр ПРЕСС, 2002 URL: http://www.allpravo.ru/library/doc99p/instrum2232/;
20 Гаврилов Е. О правовой природе безнала // ЭЖ‑Юрист. 2014. № 5. С. 10;
21 Соловьев В. Н. Отношения собственности и иные вещные отношения с участием некоммерческих организаций в социальной сфере: Монография. – М.: Юрист, 2008 // СПС КонсультантПлюс;
22 Подробнее об этом см. Белых В. С. Категория «имущество» в российской доктрине, законодательстве и судебной практике // Правовой режим имущества субъектов предпринимательской деятельности. Сборник научных трудов. – М.: Проспект, 2006. С. 27–62;
23 Латыев А. Н. Вещные права в гражданском праве: понятие и особенности правового режима: Дис. … канд. юрид. наук: 12:00:03 / Латыев Александр Николаевич. – Екатеринбург, 2004. С. 21.
24 Лапач В. А. Указ. Соч. URL: http://www.allpravo.ru/library/doc99p/instrum2232/.

 

PDF file.pdf

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право