На главную Написать письмо

Анотация

Тактический прием засады с переодетыми потенциальными жертвами провоцирует серийных преступников на совершение нового преступления. В статье рассматриваются отличительные черты провокации преступления и полицейской ловушки. Анализ проводится с учетом приговоров судов по делам о провокации наркоторговли и взятки.

Ключевые слова

Провокация преступления, тактический прием засады, дело Хиллсайдских душителей, оперативно-розыскное мероприятие.

Вопросы правомерности оперативно-розыскных провокаций не теряют своей актуальности уже длительное время. Нередко позиции представителей научного сообщества диаметрально противоположны: от предложений по законодательному закреплению правомерности провокации правоохранительных органов до установления уголовной ответственности за провокацию любого преступления. Анализ имеющихся научных публикаций по теме полицейских провокаций и проводимое нами исследование природы провокации преступления натолкнуло нас на рассуждения о провоцирующей роли полицейской засады.
В науке уголовного права выделяют различные виды провокаций. В настоящей статье мы предлагаем рассмотреть частный случай, определившись с тем, является ли он провокацией или же допустимым методом оперативно-розыскной работы.
Из дела Хиллсайдских душителей: с октября 1977 г. в Лос-Анджелесе началась серия убийств. Молодых девушек и женщин насиловали, пытали и убивали. Типичность преступлений была свидетельством того, что все нападения совершались одним преступником или группой преступников. Но личности убийц установить не получалось: ни следов, ни свидетелей.
«У полицейских оставалась всего одна реальная возможность для поимки преступников – задержание при попытке совершения душителями нового преступления. Все молодые сотрудницы полицейского управления города, одетые в штатское, посменно дежурили в различных районах в надежде привлечь к себе внимание преступников. В Лос-Анджелес были направлены женщины-полицейские из других округов штата; к весьма внушительной цифре штатных сотрудников стоит добавить слушательниц академий полиции. На улицах города постоянно находились не менее 150–200 женщин-полицейских, каждую из которых прикрывали несколько групп захвата»1.
Привлечение правоохранительными органами подставных жертв для взятия преступника с поличным носит характер провокации, так как имеется признак искусственного создания нового преступления: образ потенциальной жертвы создан таким образом, чтобы он максимально подходил под типаж действительных потерпевших; подставных жертв отправляют в тот район, где орудует маньяк; дается задание на определенную манеру поведения. Таким образом, оперативники создают все условия для совершения нового преступления. Проводится такое мероприятие для поимки преступника и привлечения его к ответственности.
Душителей с холмов удалось задержать спустя 2 года. К этому времени они совершили 12 убийств. Несмотря на то, что поймать провоцирующим методом Хиллсайдских душителей не удалось, данная история показывает нам, каких масштабов могут достигать расставленные полицией ловушки2. Поэтому изучение вопроса о правомерности подобных действий в сравнении с институтом провокации в уголовном праве представляется необходимым и интересным.
Провокация недопустима. Анализ судебных приговоров позволил нам выделить два вида провокации, которые интересны уголовному праву с практической точки зрения: провокация незаконного сбыта наркотических средств и провокация взятки либо коммерческого подкупа. Таким образом, в рамках настоящей статьи внимание концентрируется на двух названных проявлениях провокации.
Ввиду отсутствия законодательного определения провокации, для проведения сравнительного анализа оперативного мероприятия с использование подставных лиц и провокации убийства, мы будем использовать те признаки, которые выделяются судами. Мы будем в основном обращаться к решениям суда, в которых отклоняются доводы защиты о провокации преступления, так как, например, в делах о наркоторговле в восьми из десяти случаев суд признал ссылку на провокацию несостоятельной. Вместе с тем и в таких решениях суда содержатся суждения о содержательной стороне полицейского влияния и его роли в преступной деятельности осуждаемого лица.
Безусловно, законодателем предусмотрена целая совокупность требований к проведению оперативно-розыскных мероприятий. Объем статьи не позволяет осветить все аспекты законности оперативной работы. Применительно к нашей теме перечислим обстоятельства, являющиеся свидетельством отсутствия провокации со стороны правоохранительных органов.
1. Наличие оснований для проведения оперативно-розыскного мероприятия.
Начало проверочных мероприятий без достаточных оснований считается неправомерным. Вопросы, связанные с правомерностью проводимой разведывательно-поисковой работой, могут возникнуть как в случае, если оперативное мероприятие проводится в рамках уже возбужденного уголовного дела, так и при использовании оперативно-розыскных методов до возбуждения уголовного дела.
Если мероприятие проводится в отсутствие возбужденного уголовного дела, когда совершенное, преступление является неочевидным, то есть лица, его совершившие, неизвестны, то основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления. Простое заявление сотрудника полиции в суде о том, что имелась оперативная информация о готовящемся или совершаемом преступлении, не может быть принята во внимание. Такой вывод сформулирован изначально при рассмотрении Европейским судом по правам человека дел по наркоторговле3 и воспринят российской судебной практикой не только в названной категории дел, но и при рассмотрении дел о провокациях взяток4. 
Возникает вопрос о том, каким образом должны выглядеть сведения, чтобы стать основанием для проведения оперативно-розыскного мероприятия? Источником этих сведений могут быть как третьи лица, так и сами правоохранительные органы. Инструкция о порядке приема, регистрации и разрешения в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях, утвержденная Приказом МВД России от 29.08.2014 № 7365, предусматривает следующие варианты заявлений: письменное заявление о преступлении; протокол принятия устного заявления; заявление о явке с повинной; протокол явки с повинной; рапорт сотрудника органов внутренних дел; материалы, которые направлены налоговыми органами для решения вопроса о возбуждении уголовного дела; постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании; поручение прокурора о проведении проверки по сообщению средств массовой информации о преступлении; заявление потерпевшего или его законного представителя по делу частного обвинения; анонимное заявление, содержащее данные о признаках совершенного или готовящегося террористического акта. Из приведенного перечня мы видим, что какую бы содержательную форму ни имело заявление, важно его задокументировать и зарегистрировать.
В делах о провокациях в обоснование проведения оперативно-розыскного мероприятия иногда ссылаются на заявление третьего лица о готовности оказать помощь следствию. Однако такое заявление не является основанием для проведения оперативно-розыскного мероприятия, так как не содержит какой‑либо конкретной информации о готовящемся или совершенном преступлении. Заявление говорит только о факте сотрудничества гражданина с полицией.
Полагаем, что в примере с серийными убийцами, орудовавшими на улицах Лос-Анджелеса, наличие оснований для проведения оперативных мероприятий самого широкого масштаба не требует какой‑либо аргументации.
2. Отсутствие инициативы в действиях привлеченных третьих лиц.
Использование третьих лиц является типичным в делах о неправомерной провокации. Обвиняемые постоянно твердят о провоцирующей роли привлекаемых полицией агентов, а также о том, что предложение совершения преступления исходит именно от них.
Здесь стоит отметить, что содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, не запрещено Законом об ОРД. Статья 176 названного закона допускает привлечение граждан с их согласия для подготовки и проведения оперативно-розыскных мероприятий, в том числе и на платной основе.
В действительности же, на наш взгляд, основная проблема участия третьих лиц состоит не в самом факте помощи гражданина, не в его возможной заинтересованности в уголовном преследовании обвиняемого, мотивации. Закон об ОРД не запрещает привлекать к участию в проведении, например, оперативного эксперимента, проверочной закупки лиц которые были ранее знакомы с предполагаемым преступником. Более того, такие мероприятия могут проводиться по их заявлениям. Одним словом, Закон об ОРД не определяет пределы участия граждан в проверочных мероприятиях. На наш взгляд, внимание следствия  с одной стороны, суда с другой и стороны защиты с третьей должно быть сосредоточено на недопустимости инициирования привлеченными лицами преступной деятельности и давления на проверяемых лиц. Ввиду того, что граждане, оказывающие содействие полиции, могут и не иметь юридического образования, не быть осведомленными о запрете провокации при проведении оперативно-розыскной деятельности, их перед началом проверочных мероприятий следует консультировать.
При ссылке стороны защиты в ходе судебного разбирательства на провокацию со стороны полиции суд всегда исследует вопрос о том, кто инициировал преступление.
Например, в деле № 1-171/14, рассмотренном Новоуральским ­городским судом Свердловской области (приговор от 02.12.2014), суд делает следующий вывод: «Пос­ледовательные показания ­засекреченного свидетеля Б. об обстоятельствах ­совершения преступления, и в частности об инициативе Позднякова продать наркотическое средство, согласуются с другими доказательствами, в частности с показаниями свидетелей, протоколом осмотра детализации, из которой следует, что Поздняков в период совершения преступления находился в г. Новоуральске, свидетель Б. подтвердил, что именно Поздняков предложил ему купить наркотическое средство, назначил место и время встречи. Утверждение защиты о том, что Б. первым позвонил Позднякову и просил оказать помощь в приобретении наркотического средства, не влияет на квалификацию действий Позднякова, поскольку его умысел на сбыт наркотического средства сформировался самостоятельно, Б., как следует из его показаний, не предпринимал каких‑либо действий, направленных на возникновение у Позднякова желания совершить сбыт наркотического средства. Кроме этого, Поздняков сам назвал цену наркотического средства, что также указывает на его осведомлённость о действующих ценах на наркотики, желал получить материальную выгоду, следовательно, оснований утверждать о том, что закупщик каким‑либо образом спровоцировал Позднякова, был заинтересован в исходе дела, нет»7.
Анализируя выводы судебных инстанций о наличии или отсутствии инициативы со стороны привлеченных граждан в совершении преступления проверяемым лицом, мы можем заключить, что фиксация процесса совершения преступления с помощью средств видео- или аудиозаписи позволит нам оценить, от кого исходит инициатива.
Возвращаясь к нашему примеру с Хиллсайдскими душителями, к привлечению подставных жертв для поимки серийных убийц на месте совершения нового преступления, отметим, что переодетые жертвы не подходили непосредственно к преступникам (хотя бы потому, что убийцы не были известны), не предлагали им интимных услуг. Они просто передвигались по улицам, как могли это делать любые другие городские жители. То обстоятельство, что жертвы были подобраны и одеты максимально близко к типажу уже убитых девушек, является психологическим маневром оперативной работы. Использование знания психологии является неотъемлемой составляющей тактики ОРД.
3. Следование задачам оперативно-розыскной работы.
Статья 2 Закона об ОРД описывает задачи оперативно-розыскной деятельности. Обсуждая проблемную тему о запрете провокации, среди перечисленных в законе задач наше внимание в первую очередь сосредоточено на задаче выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, а также выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.
Несмотря на то, что провокация своим результатом имеет преступление и доказательства его совершения, она не отвечает целям оперативно-розыскной деятельности. Получается, что в борьбе с преступностью не все средства хороши. Провокация представляет собой искусственное создание доказательств преступного события, что сравнимо с ложью, обманом. В таком случае цель выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений подменяется погоней за большим количеством преступников, их порицанием и наказанием.
Так, Президиум Верховного Суда РФ при рассмотрении дела Дежина8 установил, что требования законов, в том числе задачи оперативно-розыскной деятельности, не выполнены при рассмотрении дела в отношении осужденного Дежина. «В данном случае сотрудники наркоконтроля, несмотря на выявление факта сбыта Дежиным наркотического средства П. 22 ноября 2007 года, не только не пресекли его действия, но и вновь привлекли П. к приобретению у осужденного наркотического средства 27 ноября и 27 декабря 2007 г.»9. В результате таких действий оперативников некоторые эпизоды по сбыту наркотического средства были исключены из осуждения.
В другом приговоре от 08.12.2014 по делу № 1-501/2014 Перво­уральский городской суд Свердловской области сделал следующий вывод: «В ходе судебного следствия установлено, что при проведении проверочной закупки 06.03.2012 ­были установлены все фигуранты дела. Повторная закупка лишь формально направлена в отношении иных лиц и на иные цели <…>, так как ни новые места хранения, ни новый механизм совершения преступления, ни новые соучастники преступления в ходе повторной закупки не выявлены, вопросы задержания причастных лиц могли быть и должны были быть решены после первой закупки. <…> Суд полагает, что после проведения проверочной закупки от 06.03.2012 у сотрудников наркоконтроля имелись все основания для пресечения преступной деятельности Крюкова А. С., что полностью бы соответствовало целям и задачам оперативно-розыскной деятельности»10.
Таким образом, оперативно-розыскное реагирование должно быть своевременным и соразмерным. Повторное проведение розыскного мероприятия не запрещено. Однако его организация должна быть объективной потребностью интересов выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений. Увеличение доказательственной базы в задачи оперативно-розыскной деятельности не входит.
Работу сыска невозможно представить без специальных методов разведки. И в случае, когда правоохранительным органам не известна личность преступника, нет подозреваемых, но имеются данные о местах совершения серии преступлений, о типаже жертв, то использование приема засады представляется обоснованным. Когда речь идет о целой серии преступлений, вряд ли могут возникнуть сомнения о направленности тактического приема засады с использованием подставных жертв на цели защиты жизни, здоровья граждан, обеспечения безопасности общества и государства от возможных новых посягательств со стороны неизвестных преступников. Организуя засаду, оперативные работники ставят задачу по выявлению и установлению лиц, совершающих убийства на протяжении длительного периода времени. Так как в данном случае предполагается нападение на подставную жертву, то совершенно очевидно, что преступник будет пойман на месте, ему не дадут довести свой преступный замысел до конца. Задержание преступника поможет органам правопорядка предупредить совершение новых преступлений, а также раскрыть уже совершенную серию убийств. В данном случае имеет место не провокация, а использование специальных знаний криминалистической тактики. Выбранный прием, имеющий целью вызвать ответную реакцию преступника и совершить посягательство, обусловлен объектом исследования – неустановленная личность, совершившая серию типичных убийств. Одним из наиболее эффективных способов выявления виновных лиц является установление их причастности по способу совершения преступлений, когда у правоохранительных органов имеется информация о целой серии однотипных преступлений. Как отмечает Л. Я. Драпкин, «если в серии нераскрытых преступлений выявляется уже раскрытое и расследованное (или находящееся в производстве), то вероятность установления виновных лиц значительно повышается»11.
Итак, подводя итог нашего исследования, мы приходим к выводу о содержательной разнице провокации и тактического приема засады:
– провокация недопустима, прямо запрещена Законом об ОРД, а статья 304 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа. Тактика следственных действий в свою очередь является творческим процессом, предполагающим выбор того или иного приема в зависимости от условий следственной ситуации;
– использование подставных жертв в надежде на поимку преступников является вынужденной мерой. Серия убийств с трупами, жестоким способом расправы с жертвами, отсутствием свидетелей и каких‑либо следов преступлений заставляет органы правопорядка принимать самые радикальные меры для предотвращения совершения новых преступлений и раскрытия уже состоявшихся. Провокация же не имеет оснований. Ссылки на имеющуюся информацию не подкреплены процессуальными документами;
– засада, как негласная деятельность, исключает целенаправленное индивидуальное воздействие на преступника. Здесь используются знания типа жертв, психологии преступника, который попадается в ловушку самостоятельно. Оперативники занимают позицию ожидания. Они не предлагают совершить преступление. Кроме этого, на момент засады имеется информация о серии преступлений. Роль же провокатора активна: он воздействует на волю провоцируемого лица, часто сам инициируя начало преступной деятельности. Выбор лица, в отношении которого будет осуществлена провокация, происходит во многих случаях в отсутствие какой‑либо информации о преступной деятельности;
– тактический прием засады заканчивается немедленным задержанием преступника с целью его последующего допроса, проверки на причастность к серии преступлений. Судебный орган признает провокацией, как правило, ту инициативу, которая имеет место после первого факта преступления. Все последующие эпизоды расцениваются как собирание доказательственной базы, не обоснованное задачами оперативно-розыскной деятельности.

 

PDF file.pdf

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право