На главную Написать письмо

Анотация

Статья посвящена анализу и оценке действующих нормативно-правовых актов, регулирующих отношения в сфере создания и использования инноваций, а также содержит некоторые предложения автора по их совершенствованию.

Ключевые слова

Инновация, инновационные отношения, право, законодательство об инновациях, нормативно-правовые акты

Проблемы правого регулирования инновационной деятельности в национальном и международном законодательстве

Д. В. Грибанов, д. ю. н., профессор кафедры теории государства и права УрГЮУ

E-mail: dvgribanov@yandex.ru 

Современное законодательство Российской Федерации признается недостаточно разработанным, не соответствующим реальным потребностям субъектов инновационной деятельности нашей страны в соответствующем правовом регулировании. В то же время определенный интерес вызывают документы, принимаемые в рамках ЕврАзЭС. К ним относится Концепция основ законодательства ЕврАзЭС об инновационной деятельности (2008 г.), Рекомендации по гармонизации законодательств — членов ЕврАзЭС в сфере инноваций и инновационной деятельности (2007 г.). К сожалению, несмотря на то, что рассматриваемые акты приняты достаточно давно, страны-участницы не спешат воспринимать содержащиеся в них рекомендации как руководство к действию и совершенствовать национальное законодательство.

В Российской Федерации провозглашен курс на инновационное развитие, но правовая основа для этого не создана. Регулирование точечное, с разными подходами к терминологии и к инновационным процессам в целом. В частности, 28 сентября 2010 г. был принят Федеральный закон No 244-ФЗ «Об инновационном центре «Сколково», безусловно нужный, но носящий частный, индивидуальный, несистемный характер. Закон вступил в противоречие с иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, многие отношения, нуждающиеся в правовом опосредовании в связи с функционированием инновационного центра, остаются за пределами действия закона, а главное — не ясны полностью будущая экономическая модель центра, система управления центром, статус участников инновационных проектов, ожидаемый экономический эффект. Закон вступил в силу при отсутствии базового закона об инновационной деятельности, поэтому многие важные используемые в нем понятия некорректны, нуждаются в дополнении и уточнении. В частности, спутаны определения инновационной и исследовательской деятельности, неконкретен правовой статус управляющей компании, непонятна юридическая природа нормативного акта «Правила проекта» (ст. 2 Закона) и т. д.1

В ведомственных актах, ограниченных интересами конкретных министерств, не всегда согласованы даже основные понятия инновации и инновационной деятельности. Инновациям посвящены отдельные положения Федерального закона «О науке и государственной научно-технической политике», что является явно недостаточным для правового регулирования инновационной сферы, не отвечающим ни требованиям полноты, ни требованиям системности.

В настоящее время во многих субъектах РФ приняты законы, регулирующие общественные отношения по поводу инноваций и инновационной деятельности. Однако их системный анализ свидетельствует об отсутствии единства не только при их разработке, но и при определении их названия и употребляемых понятий. Очевидно, это связано с отсутствием базового закона об инновациях на федеральном уровне, а также с тем, что многие нормативно-правовые акты субъектов РФ были приняты до введения в действие Федерального закона «О науке и государственной научно-технической политике». В то же время ряд анализируемых нормативноправовых актов позволяет сделать вывод, что по некоторым аспектам регулирования субъекты РФ опережают федеральное законодательство в положительном смысле. Так, наряду с законами субъекты РФ принимают программные документы, устанавливающие комплекс мероприятий по реализации инновационной политики, развитию научной и инновационной деятельности на территории своего региона или осуществлению мер государственной поддержки субъектов инновационной деятельности.

Так, в ряде субъектов это законы об инновационной деятельности: закон Республики Адыгея от 28 декабря 2007 г. No 145 «Об инновационной деятельности в Республике Адыгея», закон Республики Башкортостан от 22 декабря 2006 г. No 400 «Об инновационной деятельности в Республике Башкортостан», закон Волгоградской области от 22 июня 2004 г. No 925ОД «Об инновационной деятельности в Волгоградской области», закон Алтайского края от 14 сентября 2006 г. No 95-ЗС «Об инновационной деятельности в Алтайском крае» и др. В других субъектах это законы о государственной поддержке инновационной деятельности: закон Краснодарского края от 5 апреля 2010 г. No 1946-КЗ «О государственной поддержке инновационной деятельности в Краснодарском крае», закон Красноярского края от 10 июля 2008 г. 
 No 6-2000 «О государственной поддержке научной, научно-технической и инновационной деятельности на территории Красноярского края», закон Калужской области от 4 июля 2002 г. No 134ОЗ «О государственной поддержке субъектов инновационной деятельности в Калужской области» и т.д. В отдельных субъектах это законы об инновационной политике: закон Белгородской области от 1 октября 2009 г. No 296 «Об инновационной деятельности и инновационной политике на территории Белгородской области», закон Воронежской области от 11 декабря 2003 г. No 68 «Об инновационной политике на территории Воронежской области», закон Новосибирской области от 6 декабря 2007 г. No 178-ОСД «О политике Новосибирской области в сфере развития инновационной системы» и др.

Наряду с законами субъекты РФ принимают программные документы, устанавливающие комплекс мероприятий по реализации инновационной политики, развитию научной и инновационной деятельности на территории своего региона или осуществлению мер государственной поддержки субъектов инновационной деятельности.

В числе таких стратегических концептуальных документов особо следует отметить постановление Правительства Санкт-Петербурга от 20 июля 2001 г. No 881 «Об Основах инновационной политики в Санкт-Петербурге на 2008–2011 годы», постановление Правительства Омской области от 11 апреля 2007 г. No 43-п «О концепции развития инновационной инфраструктуры на территории Омской области до 2015 года», Концепцию инновационного развития Калужской области (одобрена постановлением Правительства Калужской области от 21 ноября 2007 г. No 302), постановление Правительства Пензенской области от 17 сентября 2008 г. No 604-пП «Об утверждении Концепции развития инновационной деятельности в Пензенской области на 2009–2013 годы», постановление Правительства Свердловской области от 27 августа 2008 г. No 873-ПП «О Стратегии социально-экономического развития Свердловской области на период до 2020 года», постановление Правительства Мурманской области от 24 февраля 2005 г. No 56-ПП/2 «О Стратегии развития науки, научно-технической и инновационной деятельности в Мурманской области на период до 2015 года».

Программный подход субъекты РФ применяют к реализации стратегий инновационной политики. Это подтверждают такие программные документы, как постановление Правительства Свердловской области от 11 октября 2010 г. No 1485ПП «Об утверждении областной целевой программы «Развитие инфраструктуры наноиндустрии и инноваций в Свердловской области» на 2011–2015 годы», постановление Администрации Волгоградской области от 14 сентября 2009 г. No 347-п «О долгосрочной областной целевой программе «Развитиеинновационнойдеятельности в Волгоградской области»), постановление Правительства Саратовской области от 14 октября 2009 г. No 502-П «Об областной инновационной научно-технической программе «Развитие высоких технологий в Саратовской области на 2010–2014 годы», постановление Администрации Тверской области от 1 сентября 2008 г. No 282па «Об утверждении долгосрочной целевой программы Тверской области «Развитие инновационной деятельности в Тверской области на 2009–2013 годы», закон Самарской области от 27 ноября 2007 г. «Об утверждении областной целевой программы развития инновационной деятельности в Самарской области на 2008–2015 годы» и др.

Например, в «Основах инновационной политики» Санкт-Петербурга содержится указание на необходимость разработки комплексной программы мероприятий по реализации инновационной политики, которая должна закреплять: задачи на определенный период; отдельные мероприятия; источники, сроки и объемы их финансирования; исполнительные органы государственной власти Санкт-Петербурга, ответственные за реализацию мероприятий; результаты (целевые показатели) развития инновационной деятельности в Санкт-Петербурге.

Во всех названных программах указаны целевые индикаторы, размеры финансового обеспечения, необходимые для их реализации, и их экономическое обоснование, методики оценки социально-экономической эффективности программы.

Анализ этих правовых документов позволяет сделать вывод о их высокой значимости для развития инновационной сферы. Они составляют системную основу для реализации процессов модернизации и качественного улучшения социально-экономического развития страны. Следует учесть, что акцент сделан на развитии научно-технологического комплекса и формировании соответствующих кадров для инновационных преобразований, что является важным шагом на пути усиления сектора исследований и разработок.

Среди международных актов надо назвать Парижскую конвенцию об охране промышленной собственности (1883 г.), Бернскую конвенцию об охране литературных и художественных произведений (1886 г.), Лиссабонское соглашение об охране наименований мест происхождения и их международной регистрации (1958 г.), Гаагское соглашение о международном депонировании промышленных образцов (1934 г.), Соглашение о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), Мадридское соглашение о международной регистрации знаков (1981 г.).

Российская Федерация выступает участницей многих международных договоров в области интеллектуальной собственности. Так, в области авторского права она является участницей Всемирной конвенции об авторском праве (с 27 мая 1973 г.), Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений (с 13 марта 1995 г.), а также двусторонних соглашений с Австрией, Арменией, Болгарией, Венгрией, Китаем, Кубой, Малагасийской Республикой, Польшей, Словакией, Чехией, Швецией.

Международное право осуществляет также охрану прав, примыкающих к авторским, т. е. смежных. В этом смысле интересны Международная конвенция об охране прав артистов-исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций (Рим, 1961 г.), Конвенция об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм (Женева, 1971 г.), Конвенция о распространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники (Брюссель, 1974 г.) и Договор Всемирной организации интеллектуальной собственности по исполнениям и фонограммам (Договор ВОИС) (1996 г.).

Модельные законы принимались на рубеже столетий в рамках Содружества независимых Государств для его участников. В данной сфере – это Модельный закон об инновационной деятельности 2006 г. и Модельный закон об инновационно-инвестиционной инфраструктуре 1997 г.

16 ноября 2006 г. страны-участники СНГ приняли Модельный закон «Об инновационной деятельности»2 в целях гармонизации их законодательства в области инновационной деятельности, направленной на повышение конкурентоспособности национальной экономики стран Содружества за счет применения научно-технических достижений, новых технологий и других результатов научно-технической деятельности. Закон оперирует такими понятиями, как инновационная деятельность, инновационный продукт, инновационный процесс, инновационный потенциал, национальная инновационная система и т. д. При этом в нем вместо термина «инновация» применяется понятие новации (новшества) как результата интеллектуальной деятельности, являющегося объектом гражданско-правовых отношений и обладающего признаками: а) новизны, т. е. новыми качествами, свойствами и иными отличительными от существующих аналогов признаками; б) практической применимости с точки зрения потребительской полезности и безопасности; в) экономической эффективности (конкурентоспособности).

Очевидно, что при определении понятия новации законодатели использовали прием перечисления основных свойств последней и сделали акцент на том, что новация — это результат интеллектуальной деятельности. С этим нельзя не согласиться, но перечисленные в законе признаки относимы к любому результату интеллектуальной деятельности, и совсем не обязательно этот результат будет являться инновацией (новшеством)3.

В целях надлежащего и всестороннего правового регулирования инновационного развития российского общества отечественного опыта явно недостаточно. Поэтому важно проанализировать достоинства и недостатки соответствующего законодательства наиболее развитых зарубежных стран.

Анализ законодательства зарубежных стран показывает, что опыт любого развитого государства может быть полезен для Российской Федерации. Опыт США интересен в первую очередь как опыт самой развивающейся в инновационном смысле страны, предоставляющей большую автономию университетам и научным организациям.

Так, в Соединенных Штатах Америки важную роль в развитии инновационной деятельности сыграли Закон «О государственной научно-технологической политике, организации и приоритетах» 1976 г., Закон о технологических инновациях Стивенсона–Уайдлера 1980 г. и Закон Бея–Доула 1980 г.

Закон о технологических инновациях Стивенсона–Уайдлера закрепляет широкий комплекс административно-управленческих и иных мер по реализации долгосрочной программы развития инновационно-технологической деятельности и создания благоприятной среды для развития взаимовыгодной кооперации между частным и государственным секторами. Его основная цель — стимулирование более эффективного использования финансируемых федеральным правительством и осуществляемых частным сектором технологических разработок, включая изобретения, программное обеспечение, учебные технологии.

Закон также предусматривает создание на базе университетов и других бесприбыльных организаций науки и технологий или их объединений центров промышленных технологий (Centers for Industrial Technology). В нем говорится, что бесприбыльная научная организация — это организация, находящаяся в чьей-либо собственности и используемая исключительно для научных и образовательных целей, причем любая часть чистых доходов этой организации не должна приносить прибыль или иной подобный доход акционерам этого учреждения или каким-либо иным частным лицам. Эти центры должны: активно привлекать специалистов из промышленности и университетов для осуществления совместной инновационно-технологической деятельности; развивать исследовательскую базу, необходимую для технологического развития и инновационной деятельности, для которой частные фирмы не имеют достаточных стимулов, но которая может иметь значительное экономическое и стратегическое значение, например, в области промышленных технологий. Таким образом, закон Стивенсона–Уайдлера, способствуя реализации политики «передачи технологий», создал определенные предпосылки для активизации процесса трансфера инноваций4.

Закон Бея–Доула совершил революцию в американской индустрии высоких технологий и предоставил университетам, некоммерческим организациям и малым предприятиям право собственности на интеллектуальную собственность, созданную за счет бюджетного финансирования. При его принятии Конгресс США исходил из того, что интересы общества лучше будут учтены, если права собственности на изобретения, созданные за счет государственных средств, будут переданы тем организациям, где эти изобретения были созданы. Но такие организации могли сохранять за собой право собственности только в том случае, если они содействовали процессу коммерциализации инноваций путем предоставления лицензии на их использование коммерческим предприятиям. В результате деловая активность в сфере, связанной с продажей лицензионных продуктов, стала источником дополнительных поступлений от налогов на прибыль в размере 5 млрд долл. в год. В настоящее время в стране действует более 20 законов и указов президента, определяющих процедуры коммерциализации технологий5.

Таким образом, США, используя механизм экономико-правового регулирования, обеспечивает достижение общественных интересов и национальных целей, осуществляет в концентрированной форме свою политику в области науки, технологий и инноваций. В стране существует множество организаций, которые предлагают облегчить взаимодействие между бизнесом и научно-исследовательскими организациями. Среди них можно выделить инновационных брокеров, которые на возмездной основе способствуют передаче инновационных технологий.

Значительна роль в развитии науки США региональных органов власти6. С помощью различных механизмов стимулируют формирование на территории университетов научно-технологических парков из наукоемких фирм с перспективой их содействия экономическому росту всего штата. Эти парки представляют собой территориально целостные научно-производственные комплексы на базе университетов или исследовательских институтов. Основными их функциями являются: предоставление частным компаниям помещений на условиях аренды; поддержание формирования и развития новых фирм (инкубаторов); стимулирование каналов передачи технологии обмена информацией среди «населения» парка (сетевой инфраструктуры). Региональные власти весьма активно содействуют развитию парков, хотя получение реальной отдачи может быть растянуто на десятилетия.

Инновационная деятельность — деятельность коммерческая, связанная с получением нового продукта и реализацией его другим участникам рынка. Такое ее понимание находится в русле традиционных представлений о бизнесе, характерных для зарубежных предпринимателей. В частности, в деловой практике США инновация определяется как использование нового продукта (услуги, метода) в практике бизнеса, непосредственно следующее за его открытием; новый подход к конструированию, производству и сбыту продукции, позволяющий обойти конкурентов. Поэтому целью инновационной деятельности является не только социально-экономический эффект от использования интеллектуального потенциала, но и получение прибыли7.

В названных важнейших законодательных актах США утверждаются революционная, преобразующая роль науки, технологий и инноваций, их авангардное место в общей стратегии и тактике экономического развития американского капитализма, а также особая планирующая и регулирующая роль государства в динамичном развитии этого важнейшего сектора национальной экономики.

С точки зрения правовых систем России ближе опыт континентальной Европы и скандинавских стран, прежде всего Франции и Финляндии, где создание крупных инновационных проектов при всесторонней государственной поддержке даёт ощутимые результаты.

На европейском уровне проблема инновационной деятельности впервые была озвучена в 1995 г., после чего были приняты первые документы, в которых определялись приоритетные направления по распространению инноваций в странах-членах ЕС («Зеленый документ по проблемам инноваций» (Green Paper on Innovation) 1995 г., «Первый план действий по распространению инноваций в Европе» (the First Action Plan for Innovation in Europe) 1996 г. и др.). Однако впервые европейская инновационная политика была сформулирована в Лиссабонской стратегии, которая была одобрена главами государств и правительств стран ЕС по результатам встречи Европейского Совета в марте 2000 г.

Дальнейшее развитие eвропейская инновационная политика получила в таких документах, как «Инвестиции в исследования: план действий» (2003 г.), «Инновационная политика: подход ЕС в контексте Лиссабонской стратегии» (2003 г.), Усовершенствованный вариант плана действий для Европы 2005 г. — «Больше исследований и инноваций — Общий подход» (Commission Communication: «More Research and Innovation — A Common Approach»), «Инновационная стратегия — внедрение знаний в практику» («Putting knowledge into practice: A broadbased innovation strategy for the EU»).

В этой политике выделяются следующие направления:

– увеличение числа инвестиций в области научно-технических исследований и инноваций;

– государственная поддержка в области научно-технических исследований и инноваций и стимулирование инновационной деятельности путем использования государственных закупок для поощрения научных исследований и инновационной деятельности; разработки на национальном уровне налоговых льгот для инновационных предприятий; принятия мер по улучшению возможностей для карьерного роста ученых, приближения государственных исследований к нуждам промышленности, полной реализации потенциала европейских и национальных государственных финансовых инструментов и т. д.;

– государственное финансирование инновационной деятельности;

– защита результатов научнотехнических исследований и инноваций, в рамках которой принятие мер, направленных на защиту интеллектуальной собственности; на регулирование товарных и финансовых рынков, установление правил конкуренции; улучшение налоговых процедур и т. д.;

– развитие координации внутри стран ЕС, в межгосударственных взаимоотношениях членов ЕС и с другими странами. Предполагается создание ряда «Европейских технологических платформ», призванных объединить основных участников инновационной системы в целях разработки и реализации единой стратегии по созданию, развитию и использованию инновационных технологий в Европе;

– мобилизация научно-технических ресурсов страны для осуществления фундаментальных государственных программ.

Во Франции перечень мероприятий прямого и косвенного характера по стимулированию инновационной деятельности закрепляет Закон об инновациях 1999 г. В законе намечены расширение мобильности научного персонала государственных научных центров и предоставление им большей сво

боды в организации собственных компаний, усиление интеграционных процессов между университетами и промышленностью. Вопросы коммерциализации и распределения прав на объекты интеллектуальной собственности, а также лицензионной деятельности университетов отражены в Законе об инновационных разработках 1999г. и Рекомендациях по проведению политики в отношении интеллектуальной собственности, разработанных Министерством научных исследований в 2001 г.

В 2002 г. была принята программа «Инновационный план», направленная на стимулирование научно-исследовательской и внедренческой деятельности, действие которой охватывало период до 2010 г. Основная цель программы — дальнейшая активизация инновационной деятельности в стране. Реализуя цели программы, французское правительство предложило изменить иммиграционное законодательство и разрешить выдать «грин-карты» 20 тыс. специалистам из стран — не членов ЕС, а также иностранцамвыпускникам технических вузов.

Инновационная политика Германии в основном построена на государственной финансовой поддержке инновационной деятельности, в том числе долгосрочных и рискованных исследований в ключевых областях научно-технической и производственно-хозяйственной деятельности.

Так, в феврале 2004 г. был создан специальный инвестиционный фонд, предназначенный для государственной поддержки немецкого рынка рискованного паевого участия в предприятиях, для размещения в других инвестиционных фондах паевого капитала.

В этом же году был принят Закон о стимулировании рискового капитала, который предусматривает налоговые льготы для инициаторов создания фондов рискового капитала, например, освобождение от налогов на 50%.

В Германии налажена система реализации запатентованных изобретений. Так, с 1995 г. Гамбургский патентно-инновационный центр, созданный в 1986 г. местной торговой палатой, заключает соглашения с расположенными в этом регионе научными учреждениями и выступает в качестве брокера в интересах малого и среднего предпринимательства. Центр сотрудничает также с двумя ведущими национальными информационными сетями, через которые коммерчески значимые изобретения предлагаются заинтересованным лицам внутри страны и за рубежом. При этом центр отслеживает выполнение условий данных соглашений.

Динамично развиваются научно-технологические парки Германии. Одним из наиболее известных является технопарк Берлин– Адлерсхоф. В действующих на его территории 220 инновационных предприятиях и 14 научных центрах занято более трех с половиной тысяч сотрудников. Парк является коммерческой организацией, учредителями которой выступают федеральная земля Берлин (51% уставного фонда в виде земельной площади и зданий) и еще две коммерческие компании. На территории технопарка расположены инновационный центр, Центр кооперации Восток–Запад, международные бюро (германо-французское и германо-российское).

В законодательстве Испании наиболее близким к инновационной тематике является Закон «О продвижении и общей координации научных и технических исследований» 1986 г. Современная научно-технологическая система Испании была создана после его принятия. Государство, взаимодействуя с частным сектором, развивает через него политику в отношении науки и техники. Это происходит в соответствии с Национальным планом научных исследований, развития и технологических инноваций; в данный момент действует Национальный план на 2008–2011 гг.

Вопрос о принадлежности прав на результаты исследований, проводимых за счет государственных средств, испанская система регулирования интеллектуальной собственности решает в пользу исследовательских организаций, делегируя им право управления РИД.

В соответствии с Патентным законом Испании изобретения, созданные работником в рамках его трудового договора, принадлежат нанимателю. Эта норма распространяется на государственных служащих государственной администрации, а также на профессоров университетов и сотрудников и (или) государственных служащих государственных учреждений. Но если университет получает доход от изобретения, профессор имеет право на его часть в соответствии с соглашением, подписанным между сторонами, или в соответствии с уставом университета.

С позиций эффективности государственной политики важен опыт Китая, который наряду с мощной системой государственного планирования дает возможность развиваться инновационному предпринимательству.

В последние годы много говорится о необходимости перехода к инновационной модели развития экономики в Китае. Правда, зачастую суть этой модели трактуется слишком узко — как опережающее развитие высокотехнологичных отраслей или только информационно-коммуникационных технологий. На самом деле на инновационной основе могут и должны развиваться все секторы хозяйства, хотя, конечно, в различной мере. Больше всего инноваций осуществляется в высокотехнологичных отраслях, к которым относят авиационную, ракетно-космическую и атомную промышленность, выпуск промышленных роботов и средств комплексной автоматизации, офисного и телекоммуникационного оборудования, средств радиолокации и радионавигации, точных приборов, фармацевтических изделий и отдельных видов химической продукции8.

В стране развернута государственная инновационная система в области науки и техники, важными элементами которой являются базовые научные исследования, создание необходимой для НИОКР инфраструктуры. Произошли серьезные сдвиги в таких областях, как проектирование и изготовление чипов с интегральными схемами, разработка мобильной связи третьего поколения, производство высококачественных синтетических материалов, конструирование высококлассных станков с числовым программным управлением. Очевидно, что КНР, опираясь на свой экономический потенциал и богатейшие минеральные и биологические ресурсы, сможет совершить рывок в развитии наукоемких отраслей экономики, включая ИТ-, биои нанотехнологии, фармацевтику, ядерную, «чистую» угольную и водородную энергетику, космические исследования.

Большое значение в инновационной политике КНР играют государственные программы развития науки и техники. В 1980-х гг. Китаем были запущены программы фундаментальных исследований «Ключевые технологии» (1982 г.) и «Программа развития исследований в области высоких технологий» (1986 г.), которые определили отраслевые приоритеты создания новых знаний. Поскольку на тот момент в Китае полностью отсутствовала материально-техническая база, для реализации указанных программ были запущены программы, которые обеспечивали условия для проведения исследований: «Ключевые лаборатории» (1984 г.), «Инженерно-исследовательские центры» (1991 г.), «Научно-технические фундаментальные работы» (1999 г.).

В 1996 г. был принят Закон «О трансформации научных и технологических достижений». Под трансформацией в нем понимается процесс, направленный на развитие, применение и распространение соответствующего научного или технологического достижения посредством создания новых продуктов, техник и материалов для повышения производительности. Государство гарантирует защиту права интеллектуальной собственности при такой трансформации.

Ответственными за трансформацию научных достижений и технологий являются государственные органы всех уровней. Государство поощряет действия научно-исследовательских учреждений, направленные на объединение усилий с коммерческими организациями для трансформации научных и технологических достижений. В том числе предусматривается проведение торгов, организованных как соответствующими правительственными департаментами, так и частными компаниями, при этом научно-исследовательские учреждения наделены правом участвовать в торгах.

Что касается прав на изобретение, то согласно Патентному закону (1985 г.), когда изобретение создано по заданию работодателя либо с использованием материалов работодателя (служебное произведение), право собственности на него принадлежит работодателю. Во всех остальных случаях это право принадлежит работнику. Договором между работником и работодателем могут быть установлены иные правила в отношении прав на служебное произведение. Если изобретение создано работником с использованием материалов (но не информации) работодателя, то право на него принадлежит работнику, однако работодатель имеет право на получение неисключительного непередаваемого права пользования им. Если изобретение было создано в результате сотрудничества двух организаций, права на него принадлежат обеим организациям. При этом работники, в том числе те, которые участвовали в его создании, не могут передавать права на данные изобретения без разрешения соответствующих учреждений.

На уровне регионов Китая также принимаются различные меры, направленные на поддержку инновационной деятельности. Например, в Шанхае в 1999 г. было принято Положение «О содействии в перенесении технологических достижений в производство». В качестве мер, направленных на стимулирование создания высокотехнологичных предприятий сотрудниками научно-исследовательских учреждений, предусмотрено их право совмещать работу в учреждении и создаваемой ими компании. При этом такой сотрудник имеет право использовать секретную информацию, полученную им в учреждении, только на основании договора, заключенного с учреждением9.

Наиболее рациональным представляется не заимствование российским законодательством какого-то конкретного подхода, а комплексный анализ положительного зарубежного опыта с выбором лучших методов и управленческих решений, но с учетом уникальности нашей социальной и правовой действительности. Отдельной особенностью российского государства выступает его федеративное устройство, что обусловливает возможность организации инновационной деятельности на уровне регионов, причем как в рамках федеральных программ, так и силами субъектов Российской Федерации10.

  1. Подробно см. Грибанов Д. В. Научный анализ
«Об инновационном центре «Сколково» и предложения по его совершенствованию (статья). Имущественные отношения в РФ. 2011. No 5.
  2. Информационный бюллетень Межпарламентской Ассамблеи государствучастников Содружества Независимых Государств. 2007. No 39 (ч. 2). – С. 371–427.
  3. Подробный анализ сущности инновации см. Грибанов Д. В. Информационно-правовая природа инноваций.// Social Science — Общественные науки. 2016. No 1.
  4. См. подробнее: Гутников О. В. Сопоставительный анализ и оценка законодательных моделей регулирования инновационной деятельности // Законодательство и экономика. 2006. No 10.
  5. Волынкина М. В. Правовой инновационный опыт регионов // Журн. рос. права. 2006. No 5.
  6. Завлин П. Н. Роль региональных органов власти в развитии науки США // Инновации. 2000. No 7–8. – С. 90–92.
  7. См. Волынкина М. В. Правовой инновационный опыт регионов.

  8. У Ди. Китай: движение к государству инновационного типа // Человек и труд. 2009. No 7.

  9. Стерлигов И. Инновационные системы стран БРИК: Китай // URL: http://www.sibai.ru/content/view/1338/1487.

  10. Более подробно см. Грибанов Д. В. Правовые основы национальной инновационной системы: Дисс... доктора юр. наук. – Екатеринбург, 2014.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право