На главную Написать письмо

Анотация

В данной статье рассматриваются такие общеправовые категории как «свобода экономической деятельности», «свобода предпринимательской деятельности», «предпринимательская деятельность», закрепленные не только в Конституции России, но и в конституциях некоторых государств Европейско-Азиатского региона. Конституция РФ и конституции стран Содружества независимых государств носят переходный, рыночный характер, поскольку данные акты принимались в период формирования данных государств, учреждения институтов рыночной экономики в них. Большое внимание в этот период уделялось частно-правовым интересам, их защите. Публично-правовые интересы перестали играть первостепенную роль в жизни государства и общества как в России, так и в странах Содружества независимых государств. Между тем во многих конституциях европейских стран отсутствуют вышеуказанные общеправовые категории, поскольку они презюмируются и без их легальной прописки в конституциях этих стран. Напротив, в них больше закрепляются публично-правовые интересы, институты социальной ответственности субъектов права.

Ключевые слова

Свобода экономической деятельности, свобода предпринимательской деятельности, предпринимательская деятельность, свобода договора, правовой принцип

Конституционно-правовое регулирование экономических процессов в отдельных государствах Европейско-Азиатского региона

С. В. Белых, к. ю. н., доцент кафедры конституционного права УрГЮУ

E-mail: belykh@mail.ur.ru 

Как известно, в ст. 8 Конституции Российской Федерации1 гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности. Кроме того, согласно ст. 34 Конституции РФ каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

Аналогичная норма закрепляется в Основном законе Республики Беларусь2 (ст. 13). В частности, государство гарантирует всем равные возможности свободного использования способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

На наш взгляд, в число общеправовых категорий, вводимых конституционным правом, входят и категории «свобода экономической деятельности» (ст. 8 Конституции РФ), «предпринимательская деятельность». Последняя в ч. 1 ст. 34 Конституции РФ, ст. 13 Конституции Республики Беларусь (далее — Конституция РБ) включена в более объемную конструкцию «свободного использования своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности».

Системный анализ конституционного текста позволяет в качестве наиболее обобщенной, юридически содержательной категории применительно к предпринимательской деятельности выделить категорию свободы предпринимательства. Именно она может и должна рассматриваться как исходная для всех иных положений конституционного права и других отраслей, направленных на регулирование предпринимательской деятельности. Конечно, с учетом того обстоятельства, что в рамках конституционной модели общества в целом есть более фундаментальные нормы. Тот же принцип высшей ценности человека, его прав и свобод (ст. 2 Конституции РФ, ст. 2 Конституции РБ).

Термин «свобода предпринимательства» или «свобода предпринимательской деятельности» прямо в Конституции РФ и Конституции РБ не содержится. Однако он всетаки из указанных Конституций выводим. Во-первых, если статья 8 Конституции РФ говорит о свободе экономической деятельности, а предпринимательство в статье 34 Конституции РФ оценивается как вид экономической деятельности, то свобода предпринимательства оказывается вариантом свободы экономической деятельности. Свобода экономической деятельности по смыслу ст. 8 Конституции РФ означает и свободу предпринимательства. В Конституции РБ не закрепляется такая категория, гарантия как свобода экономической деятельности, но между тем в ст. 13 мы видим схожую с Конституцией РФ (ст. 34) норму о свободном использовании способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

Во-вторых, ст. 34 Конституции РФ содержится в главе 2, закрепляющей права и свободы человека и гражданина. Поэтому формулу «каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности» логично понимать как выражающую именно свободу предпринимательства.

Поскольку, как нам представляется, свобода выводима прежде всего из свободы экономической деятельности (ст. 8 Конституции РФ), то она, как и свобода экономической деятельности в целом, приобретает статус одной из основ конституционного строя. Статья 8 содержится в главе 1 Конституции РФ, закрепляющей основы конституционного строя. В свою очередь, ст. 13 Конституции РБ содержится в разделе I, посвященном основам конституционного строя. Такова наиболее фундаментальная юридическая характеристика свободы предпринимательства. В то же время Конституция РФ не дает нам повода для абсолютно раздельного рассмотрения свободы предпринимательства и свободы экономической деятельности. Поэтому все, что содержит в себе свобода экономической деятельности, распространимо и на свободу предпринимательства.

Кроме того, понятие «предпринимательская деятельность», широко используемое в законодательстве РФ, напротив, в юридической литературе и законодательстве Белоруссии чаще заменяется термином «хозяйственное» (например, в ст. 13 Конституции РБ государство предоставляет всем равные права для осуществления хозяйственной и иной деятельности, кроме запрещенной законом, и гарантирует равную защиту и равные условия для развития всех форм собственности). Термин «коммерческое право» в Белоруссии не применяется совсем. Белорусские ученые определяют хозяйственную деятельность как «понятие «общее», которое включает в себя непосредственно предпринимательскую деятельность, осуществляемую с целью извлечения прибыли, и деятельность по производству продукции или выполнению работ, используемых для личного, семейного потребления, и не связанную с извлечением прибыли»3.

Как верно отмечает Ю. Ф. Годин: «В странах-союзницах внедряются совершенно разные экономические модели: в РФ делается упор на экономический либерализм, а в Белоруссии — на государственное регулирование экономики»4. Подтверждением последнего является положение ст. 13 Конституции РБ о том, что государство осуществляет регулирование экономической деятельности в интересах человека и общества; обеспечивает направление и координацию государственной и частной экономической деятельности в социальных целях.

Между тем каждая страна выбирает свой путь экономического развития самостоятельно, в том числе и посредством конституционно-правового регулирования предпринимательской деятельности. Разные экономические модели не являются непреодолимым барьером на пути экономической интеграции России и Беларуси, необходимо искать точки соприкосновения, учитывать интересы обоих государств.

Представляется, что свобода предпринимательской деятельности — это универсальный (интегрированный) принцип конституционного права. Он объединяет в своем составе несколько самостоятельных принципов правового регулирования отношений в сфере предпринимательской деятельности (например, принцип свободы договора, дозволительный принцип, принцип свободы конкуренции и др.)5.

Принцип свободы предпринимательства получил закрепление в ряде конституций промышленно развитых стран (Испания, Италия и др.). Во Франции свобода предпринимательства провозглашена в качестве принципа, имеющего конституционное значение, решениями Конституционного Совета. «Свобода предпринимательства является гораздо более ограниченной в своих проявлениях, чем любая иная свобода; действительно, в экономической области законодатель может осуществлять «вмешательство со стороны государственной власти, которое он посчитает необходимым в общих или национальных интересах» (решения Конституционного совета Франции от 27 ноября 1959 г., от 18 декабря 1964 г., от 27 февраля 1967 г.)»6. Конституционный совет Франции не рассматривает свободу предпринимательства ни как всеобъемлющую, ни как абсолютную. Законодатель не вправе устанавливать для свободы предпринимательства только «произвольные или незаконные ограничения» (решение от 16 января 1982 г.).

В Германии в перечне прав отсутствует право на занятие предпринимательской деятельностью, но оно выводится из отдельных положений Основного закона7. Вообще надо иметь в виду, что в большинстве зарубежных стран предпринимательство считается неотъемлемой частью (элементом) рыночной экономики. В этих странах сформулирована и применяется общая концепция, согласно которой деятельность предпринимателей рассматривается как полезная, желательная и общественно значимая. Поэтому отсутствие в некоторых государствах Запада конституционно-правовых основ предпринимательской деятельности нельзя истолковывать как серьезный пробел в правовом регулировании соответствующих отношений. В современных условиях предпочтение отдается закреплению в конституциях политических и социальноэкономических прав и свобод граждан. Кроме того, в данной области правового регулирования заметную роль в формировании доктрины свободы предпринимательства играет судебная практика.

Напротив, в развивающихся и слабо развитых странах принцип свободы предпринимательской деятельности должен получить, на наш взгляд, надлежащее конституционно-правовое закрепление. Поскольку наша страна находится в переходной фазе, то в Конституции РФ необходимо достаточно четко определить основные принципы в сфере предпринимательства.

Свобода хозяйственной инициативы в современных конституциях, гарантирующих право частной собственности, часто отдельно не провозглашается, но выводится из указанного права, будучи существенным его проявлением. Однако некоторые конституции содержат позитивное провозглашение этой свободы. В ст. 38 Конституции Испании «признается свобода предпринимательства в рамках рыночного хозяйства. Публичные власти гарантируют и поощряют ее осуществление и защиту производства в соответствии с требованиями общей экономики и, в соответствующем случае, планирования».

Весьма характерен для условий постсоциалистического общества текст ст. 49 Конституции Хорватии: «Свобода предпринимательства и рынка — основа экономического строя Республики. Государство обеспечивает всем предпринимателям одинаковое правовое положение на рынке. Монополии запрещаются. Республика поощряет экономический прогресс и социальное благосостояние граждан и заботится о хозяйственном развитии всех своих краев. Права, приобретенные вложением капитала, не могут быть уменьшены законом или другим правовым актом. Иностранному вкладчику гарантируется свободное извлечение прибыли и изъятие вложенного капитала»8.

Пока что в Основном законе РФ отсутствует не только специальная глава, посвященная предпринимательской деятельности. В большинстве статей нет и прямого указания на осуществление гражданами права на предпринимательство. Более того, в новой Конституции РФ не нашлось места юридическим лицам как субъектам конституционного права. По этой причине на практике иногда возникает вопрос о применении той или иной статьи Конституции РФ к отношениям с участием юридического лица и в сфере предпринимательской деятельности. Так, в Постановлении надзорной инстанции Высшего Арбитражного Суда РФ по делу No К4-Н-7/2648 ответчику (юридическому лицу) было отказано в применении ч. 2 ст. 54 Конституции РФ со ссылкой на то, что данная норма находится в главе 2, касающейся прав и свобод человека и гражданина, а не юридических лиц9.

В юридической литературе также нет единства мнений среди ученых по этому вопросу. Например, авторы комментария к Конституции Российской Федерации считают, что Конституция (ч. 2 ст. 35) под словом «каждый» в указанной статье понимает гражданина РФ, иностранного гражданина или лицо без гражданства10. Вряд ли можно согласиться с таким мнением.

Комплексный характер принципа свободы предпринимательской деятельности нашел отражение в решениях Европейского Суда справедливости в Люксембурге по конкретным делам. Под принципом свободы предпринимательства Европейский суд подразумевает: 1) свободу выбора занятий или профессии; 2) свободу от незаконной конкуренции; 3) общую свободу совершать все то, что не запрещено законом11.

В документах Совета Европы свобода экономической деятельности специально не регламентируется. Наиболее полно данная свобода раскрывается в распоряжении собственностью, поэтому положения статьи 1 Протокола No 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 20 марта 1952 года (СЕД No 9) и практика Европейской Комиссии и Европейского Суда по применению данной статьи являются базовыми в понимании содержания этой свободы. В соответствии с п. 1 ст. 1 Протокола No 1 каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности.

Европейский Суд по правам человека в своих решениях не дает четкого определения этого права, что не исключает возможность расширительного толкования его содержания. По мнению ряда комментаторов Конвенции, результатом такого толкования может стать переход от традиционного понятия собственности к гораздо более широкому понятию, включающему всю совокупность интересов экономического характера12. Заявители отстаивают свои экономические интересы в европейских инстанциях, обращаясь и к другим положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в частности к пункту 1 статьи 6, закрепляющему право на справедливое судебное разбирательство в случае спора о гражданских правах и обязанностях.

В сравнительном плане интерес вызывает Конституция Украины13, в частности положения ст. 13, гарантирующие, что собственность обязывает (аналогичную норму можно встретить в ст. 14 Конституции ФРГ14). Собственность не должна использоваться во вред человеку и обществу. Государство обеспечивает защиту прав всех субъектов права собственности и хозяйствования, социальную направленность экономики. Все субъекты права собственности равны перед законом. В ст. 42 Конституции Украины устанавливается, что каждый имеет право на предпринимательскую деятельность, не запрещенную законом. Государство обеспечивает защиту конкуренции в предпринимательской деятельности.

Согласно ст. 92 Конституции Украины исключительно законами Украины определяются правовые основы и гарантии предпринимательства. В данном случае таким законом является Хозяйственный кодекс Украины15, отдельные статьи которого посвящены хозяйственной деятельности, а также свободе предпринимательства. Так, под хозяйственной деятельностью понимается деятельность субъектов хозяйствования в сфере общественного производства, направленная на изготовление и реализацию продукции, выполнение работ или предоставление услуг стоимостного характера, которые имеют ценовую определенность (ст. 3). Конституционные основы правового хозяйственного порядка в Украине представляют: право собственности Украинского народа на землю, ее недра, атмосферный воздух, водные и другие естественные ресурсы, которые находятся в пределах территории Украины, естественные ресурсы ее континентального шельфа, исключительной (морской) экономической зоны, что осуществляется от лица Украинского народа органами государственной власти и органами местного самоуправления в пределах, определенных Конституцией Украины; признание всех субъектов права собственности равными перед законом, незыблемости права частной собственности, недопущение противоправного лишения собственности; право каждого на предпринимательскую деятельность, не запрещенную законом, определение исключительно законом правовых принципов и гарантий предпринимательства и пр. (ст. 5).

Статья 6 Кодекса относит свободу предпринимательской деятельности к общим принципам хозяйствования. Статья 43 раскрывает содержание понятия «свобода предпринимательской деятельности». В силу п. 1 названной статьи предприниматели имеют право без ограничений самостоятельно осуществлять любую предпринимательскую деятельность, не запрещенную законом.

Статья 44 Хозяйственного кодекса Украины называет принципы предпринимательской деятельности. Среди них — свобода выбора предпринимателем видов предпринимательской деятельности; самостоятельное формирование предпринимателем программы деятельности, выбор поставщиков и потребителей производимой продукции, привлечение материальнотехнических финансовых и других видов ресурсов, использование которых не ограничено законом, установление цен на продукцию и услуги; свобода распоряжения прибылью, оставшейся у предпринимателя после уплаты налога, сбора и других платежей, предусмотренных законом и др. Как видно, хотя ст. 44 названа «принципы предпринимательской деятельности», практически в ней речь идет о свободе предпринимательства как об основополагающем принципе.

Анализ содержания ст. 44 Хозяйственного кодекса Украины еще раз свидетельствует о комплексном характере принципа свободы предпринимательской деятельности.

Рассмотрим один из наиболее важных элементов принципа свободы предпринимательской деятельности. Он, в частности, конкретизируется в принципе свободы договора. Данный принцип получил «легальную прописку» и в Конституции РФ (ч. 2 ст. 35, ст. 74, ч. 4 ст. 75), и в ГК РФ (ст. 1, 421).

Одним из примеров претворения в жизнь конституционного принципа свободы договора является Постановление Конституционного Суда от 23 февраля 1999 г. No 4-П «По делу о проверке конституционности положения ч. 2 ст. 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 г. «О банках и банковской деятельности»16 в связи с жалобами граждан О. Ю. Веселяшкиной, А. Ю. Веселяшкина и Н. П. Лазаренко»17. Данное Постановление показательно в разных аспектах: соотношение норм гражданского (частного) права и публичного (конституционного) права; свобода определения действия договора и др.

Согласно ч. 2 ст. 29 Закона о банках и банковской деятельности кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом. Эта норма распространяется на отношения, возникающие между кредитными организациями (банками и небанковскими кредитными организациями) и клиентами (гражданами и юридическими лицами) по поводу изменения (увеличения или уменьшения) процентных ставок по указанным договорам, а также сроков их действия. Отметим, что к моменту вступления в силу оспариваемой нормы уже действовала часть 1 Гражданского кодекса РФ, в соответствии со ст. 310 которого односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий (если это не связано с осуществлением предпринимательской деятельности) не допускаются, кроме случаев, когда это предусмотрено законом. Впоследствии, с момента вступления в силу части 2 ГК РФ, в его ст. 838 было прямо установлено, что размер процентной ставки по договору срочного банковского вклада с гражданином не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.

Таким образом, ГК РФ, в отличиеот ч.2 ст.29 Законаобанках и банковской деятельности, не допускает включения в договор срочного банковского вклада с гражданином условия о возможности одностороннего изменения банком процентных ставок в случаях, когда это предусмотрено только договором. В то же время на практике при наличии указанной коллизии норм продолжалось применение оспариваемого положения ч. 2 ст. 29 Закона, которое толковалось банками как не требующее дополнительной законодательной конкретизации, предусмотренной ст. 310 и 838 ГК РФ.

Конституционный Суд РФ признал не соответствующим Основному закону, ст. 34 и 55 (ч. 2 и 3) положение ч. 2 и 3 ст. 29 Закона о банках и банковской деятельности об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки по срочным вкладам граждан, как позволяющее банку произвольно снижать ее исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований, обуславливающих такую возможность. Поскольку в Законе о банках и банковской деятельности отсутствуют соответствующие основания для снижения процентных ставок по срочным вкладам граждан, постольку банк, по решению Суда, не вправе предусматривать в заключаемых с гражданами договорах условие, позволяющее ему в одностороннем порядке снижать процентные ставки по этим вкладам.

На основе анализа Постановления Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. No 4-П можно прийти к следующим выводам. Первое — свобода договора является не только принципом гражданского права, но и конституционно-правовой категорией18. В этом качестве конституционно-правовая свобода договора должна учитываться при правовом регулировании не только имущественных отношений, являющихся предметом гражданского права, но и отношений, относящихся к предмету земельного, трудового, горного и т.д. права. Возможны ситуации, когда принцип свободы договора как гражданско-правовая категория может противоречить конституционному принципу свободы предпринимательской деятельности либо иным конституционным ценностям и принципам. Например, в договоре предприниматели предусмотрели условие, согласно которому бывший служащий предпринимателя обязуется не заниматься деятельностью, подобной той, которой он занимался раньше19. Такое условие является посягательством на свободу предпринимательства, однако основывается на принципе свободы договора.

Второе — конституционная свобода договора не является абсолютной, не должна приводить к отрицанию или умалению других общепризнанных прав и свобод (ч. 1 ст. 55 Конституции РФ) и может быть ограничена федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, прав и законных интересов других лиц (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ). Третье — конституционный принцип свободы договора (равно как принцип свободы предпринимательской деятельности) есть проявление оптимального соотношения публичного и частного права.

В соответствии с пунктом «ж» статьи 71 Конституции РФ в ведении Российской Федерации находится установление правовых основ единого рынка. Тем самым обеспечивается единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности (ст. 8, ч. 1 Конституции РФ).

 

  1. http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/ 

  2. http://www.pravo.by/main.aspx?guid=2101 

  3. См.: Правовое регулирование предпринимательской деятельности в Рес
 публике Беларусь. Под общ. ред. Витушко, В.А., Семенкова, В.И.//Мн. Молодежное научное общество. 2001 – с. 3.

  4. Годин, Ю.Ф.Россия и Белоруссия на пути к единению. Проблемы экономической безопасности союзного государства. – М.: Международные отношения. 2001. – с. 118.

  5. В сравнительном плане можно привести универсальный принцип законности, который включает в себя такие принципы как единство законности, всеобщность законности, целесообразность законности (См.: Теория государства и права: Учебник/ Отв. ред. В. М. Корельский, В. Д. Перевалов. – С. 443–446).
  6. Люшер Ф. Конституционная защита прав и свобод личности. – М., 1993, – C. 113.
  7. Гаджиев Г.А.Защита основных экономических прав и свобод предпринимателей за рубежом и в Российской Федерации (опыт сравнительного исследования). – М., 1995. – С. 51.
  8. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Учебник. В 4-х томах. Тома 1–2. Отв. ред. Б. А. Страшун. — М.: Издательство БЕК, 1995. – С. 153–154.
  9. См.: Кузнецов В. Конституция и права юридических лиц//Российская юстиция. 1997. No 4.
  10. Конституция Российской Федерации. Комментарий / Под общей ред. Б. Н. Топорнина и др. – М., 1994. – С. 202–203.
  11. См.: Newill Brown L. The court of justice of the European Communities. London, 1989. P. 298–299.
  12. Pettiti L. — E., Decaux E., Impert P. H. La Convention Europeenne des Droits de l’Homme. Commentaire Article par Article. P., 1995. P. 975.
  13. http://iportal.rada.gov.ua/uploads/documents/29523.pdf

  14. http://www.rfhwb.de/Pravo/Pravo_ru/pravo_ru1.htm

  15. http://yurist-online.org/laws/codes/hoz/hozyaistvennyi_kodeks_na_russkom.pdf

  16. Собрание законодательства РФ. 1996. No 6. Ст. 492. Далее — Закон о банках и банковской деятельности.

  17. Вестник Конституционного Суда РФ. 1999. No 3.

  18. Комментарий к постановлениям Конституционного Суда Российской Федерации/ Отв. ред. Б. С. Эбзеев. В 2 т. — М.: Юристъ, 2000. – С. 351 (автор комментария — Г. А. Гаджиев).

  19. Гаджиев Г.А.Защита основных экономических прав и свобод предпринимателей за рубежом и в Российской Федерации (опыт сравнительного исследования). – С. 144.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право