На главную Написать письмо

Анотация

В статье рассматриваются задачи, основные понятия и положения экономической теории контрактов. Приводится типология контрактов и ее экономическая интерпретация. Обсуждаются причины неполноты контрактов и проблема принципал – агент.

Ключевые слова

Агентские отношения, контракт (договор), оппортунистическое поведение, специфичность активов, трансакционные издержки.

Основные понятия и положения теории контрактов

А.М. Сергеев, к. э. н., заведующий кафедрой экономических теорий УрГЮУ

E-mail: asergeev@k66.ru 

За вклад в создание теории контрактов лауреатами Нобелевской премии по экономике за 2016 г. стали О. Харт и Б. Хольмстрем. Первый их них широко известен в научном мире как автор фундаментальных публикаций по неполным контрактам, а второй – по теории агентских соглашений и формулировке принципа информативности сигналов в контрактных отношениях.

В обоснование данного решения было отмечено, что эти ученые разработали представления и модели, которые могут использоваться в качестве универсальной основы для многих аспектов составления договоров. Новые теоретические инструменты, созданные ими, имеют важное значение для понимания того, как работает система контрактов, а также помогают выявить потенциальные проблемы в области их разработки. Несколько ранее, в 2009 г., за разработку контрактного подхода к анализу экономической организации и построение теории механизмов управления трансакциями (сделками) Нобелевскую премиюпоэкономикеполучилО.Уильямсон (совместно с Э. Остром).

Столь высокое признание научных заслуг экономистов, работающих в области контрактной проблематики, свидетельствует о том, что теория контрактов, возникшая в последние десятилетия XX в., превратилась в относительно целостную научную концепцию и стала одной из ключевых частей современной экономической теории.

Изучение контрактных взаимоотношений и процессов представляет собой возможность преодоления чрезмерной абстрактности стандартной микроэкономики, игнорирующей институциональную среду (совокупность формальных и неформальных институтов) и наличие экономической организации, без учета которых невозможно реалистичное объяснение и адекватное понимание хозяйственных явлений. Теория контрактов переосмысливает базовый неоклассический постулат о полной рациональности

экономических агентов, принимается во внимание часто злонамеренный (оппортунистический) характер их поведения, в основе которого лежит стремление получить односторонние преимущества и выгоды за счет другой стороны контракта. Поэтому понятийный аппарат и инструментарий контрактного анализа принято относить к такому направлениюэкономическойнаукикакинституциональная экономика.

Э.Фуруботн и Р.Рихтер замечают по этому поводу: «Контракты и процесс контрактации играют жизненно важную роль в современной институциональной экономической теории. Особый интерес проявляется к анализу условий контрактации и поиску рациональных объяснений разнообразия моделей контрактов, наблюдаемых в деловом мире. Этот подход представляет новую теоретическую точку отсчета, так как в традиционной микроэкономике изучались практически все вопросы, но игнорировались проблемы, связанные с контрактами»1.

При детальном ответе на вопрос, зачем экономисты разрабатывают теорию контрактов, Е. Брюссо и Дж.-М. Глашан выделяют такие взаимосвязанные аспекты:

анализ контрактов дает возможность переосмыслить природу сложностей экономической координации и лучше понять функционирование базовых координационных механизмов (рутин, стимулов, средств разрешения конфликтов и др.);

анализ истоков контракта проливает свет на формирование правил и структур принятия решений в рамках этих правил;

изучение эволюции контрактных механизмов позволяет понять изменения институциональной среды, в которой осуществляется экономическая деятельность2.

К этому можно добавить следующие задачи экономической теории контрактов, в общих чертах характеризующие ее предметную область: • изучение возможностей достижения наиболее эффективных результатов выполнения контрактов и предотвращения проявления оппортунизма в контрактных отношениях;
• влияние неравномерного распределения (асимметрии) информации о товаре или услуге на составление и реализацию контрактов;
• выявление причин неполноты контрактов;
• выбор оптимального механизма принуждения к исполнению контракта;
• объяснение разнообразия контрактных форм;
• изучение принципов построения и структуры эффективных контрактов.

Контракт есть не что иное, как правовое оформление экономических взаимодействий (трансакций). Носят ли все экономические отношения «контрактный характер»? Отвечая на данный вопрос, С. Мастен выделяет контракты в широком и узком смысле слова: «И экономисты, и правоведы часто придают термину «контракт» широкий смысл, охватывающий понятия «соглашение» или «сделка»....У термина «контракт» есть, однако, и другое, более узкое значение, а именно контракт – это формальное правовое обязательство, согласие с которым каждая сторона подтверждает в установленной форме и к которому применим определенный корпус законов»3. В этом узком смысле далеко не все сделки и соглашения носят контрактный характер. Соответственно, теория контрактов представляет собой область экономической теории, тесным образом связанную с правом. Ее основы формировались исследователями, проживавшими в странах с англо-американской правовой системой, что заметно повлияло на выбор базовой терминологии (например, контракт вместо принятого в рамках континентальной правовой традиции термина договор), на структуру, ключевые положения и сам подход к анализу контрактов.

Следует заметить, что воззрения на договор (контракт) в англо-американской правовой традиции значительно отличаются от представлений о договоре, сложившихся в континентальной правовой системе4. В первой существует биполярное понимание договора, то есть традиционное (классическое) понимание договора в общем праве и модифицированное (современное) понимание договора в статутном праве. Обе интерпретации договора объединяются одними основополагающими принципами: наличием встречного предоставления как неотъемлемого реквизита любого договора и представлением о договоре как о рыночном инструменте для создания, преумножения и распределения богатства, а также управления им.

Анализируя контракт как особый инструмент, обеспечивающий упорядоченность обменных отношений, известный американский правовед Я. Макнейл выделяет три необходимых условия для возникновения контрактов, содержащих обещания5: 1) специализация труда и обмена; 2) существование проблемы (и смысла) выбора; 3) осознание прошлого, настоящего и будущего. Выделенные элементы образуют не только основания для возникновения контракта, но и позволяют выделить его ключевые составляющие.

Специализация труда означает несовпадение производственных функций и потребностей отдельных субъектов, а средством снятия такого несоответствия выступает специализированный обмен деятельностью. Ситуация выбора предполагает существование воли как атрибутивной характеристики свободы. Свобода как отсутствие непреодолимых препятствий является основанием осуществления выбора, так как предполагает возможность определения среди доступных вариантов поведения наилучшего. Без свободы воли контракт становится неотделимым категориально от любого другого механического явления, такого, как обмен положительными и отрицательными зарядами через мембрану клетки. И, наконец, в третьем условии речь идет о постепенной трансформации чувства времени, направленности в будущее. При этом осознание прошлого является неотъемлемой частью ожидания, а, значит, планирования в будущем.

Концептуально контракт, по Макнейлу, есть проекция обмена на будущее, которая проистекает из комбинации трех указанных оснований или условий. Обещание здесь – средство проекции обмена на будущее, а также обеспечения соответствия участников обмена друг другу.

В континентальной правовой традиции договор рассматривается как возмездное или безвозмездное соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей, а для признания сделки договором наличие встречного предоставления требуется не всегда. Кроме того, не артикулируется, как правило, наличие органической связи договора с рынком. Аналогично в российской цивилистике договор – это прежде всего волевой акт, взаимное соглашение двух и более сторон. «И лишь затем договор представляет собой юридический факт (сделку) и гражданское правоотношение»6.

Итак, согласно п. 1 ст. 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Применительно к теории контрактов можно обобщенно сказать, что контракт, или договор – это совокупность частных правил (соглашений), структурирующих в пространстве и во времени обмен между двумя и более экономическими агентами посредством определения как обмениваемых прав и взятых обязательств, так и механизма их соблюдения7.

Такая расширенная трактовка контракта предполагает, что процесс спецификации обязательств и правомочий, а также постоянный или периодический контроль их соблюдения непременно продуцируют определенные явные и неявные затраты ресурсов. Многообразие контрактных форм и видов деловой практики тогда можно объяснить стремлением экономических агентов экономить трансакционные издержки.

Кроме того, одним из решающих условий заключения контракта выступает наличие механизма принуждения к его выполнению. От оптимального выбора механизма принуждения зависит способ и возможность разрешения конфликтных ситуаций, возникающих в процессе обмена. Эта ключевая характеристика контрактных отношений может быть положена в основу типологии контрактов, опирающейся на деление контрактного права на классическое, неоклассическое и «отношенческое»8.

Классическому контракту присущи свойства дискретности и презентативности. Первое означает возможность оговорить в пунктах контракта все детали взаимоотношений сторон, а второе – предполагает его всеобъемлющий характер, то есть в нем заранее предусматриваются все возможные в будущем обстоятельства и оговариваются надлежащие действия сторон при наступлении каждого из них. Приоритет в этой модели контрактации отдается стандартным (типовым) контрактам и формальным юридическим нормам.

Неоклассический контракт относится к долгосрочным контрактам, реализуемым в условиях неопределенности. Он характеризуется наличием пробелов в содержащемся в нем планировании и использованием дополнительных механизмов, обеспечивающих его гибкость в ответ на возникновение непредвиденных обстоятельств. Таким дополнительным механизмом может быть привлечение третьей стороны (арбитража), например, третейского

судьи, к которому стороны по их взаимному соглашению обратятся в случае спора или конфликта.

«Отношенческая» контрактация связана с длительностью и непрерывностью контрактного процесса, когда все большее значение приобретает соответствие сторон друг другу. В качестве основы для разрешения споров и адаптации к непредвиденным обстоятельствам здесь используется скорее опыт взаимодействия сторон, накопленный за время их контрактных отношений и зачастую не предусмотренный в формальном соглашении. Разрешение споров не доверяется третьей стороне, а встраивается во внутренний механизм контрактации.

Экономическая теория контрактов выявила принципиально важную взаимосвязь между приведенными выше типами контрактов и уровнем специфичности активов. Это позволяет лучше понять особенности взаимоотношений субъектов при разных видах контрактации и провести классификацию контрактов по иным критериям.

Специфичность означает взаимную зависимость активов (ресурсов) в процессе их обмена или использования. Можно согласиться с мнением А.Н. Нестеренко о том, что данное понятие – главный вклад институциональной экономики в теорию контрактов9. Он, следуя подходу О. Уильямсона к анализу контрактных отношений, выделяет следующие три формы специфичности активов:
• активы общего назначения – это неспециализированные активы, ценность которых не зависит от сочетания с другими активами;
• специфические активы, представляющие собой активы, специализированные относительно целей конкретной сделки и приобретающие особую ценность в рамках данных контрактных отношений; • интерспецифические, или высокоспециализированные активы – это взаимодополняемые активы, которые не имеют ценности вне сочетания с определенными другими активами. Такой вид активов создает двустороннюю зависимость между их собственниками, поскольку ценность актива каждого из них проявляется только в сочетании с активом другого партнера.

Наряду со специфичностью активов, для дополнительного описания контрактов используется еще два критерия. Это регулярность взаимодействий и степень неопределенности, присущая отношениям сторон. Тогда классический контракт характеризуется разовостью, определенностью и неспецифичностью обмениваемых активов, неоклассический – спорадичностью, неопределенностью и малой специфичностью активов, а «отношенческий» контракт отличается устойчивостью, неопределенностью и интерспецифичностью активов.

Отметим, что возрастание степени специфичности активов увеличивает стимулы к одностороннему нарушению условий контракта, то есть к проявлению оппортунистического поведения контрагентов. Оно представляет собой ключевую проблему в теории контрактов и выражается в стремлении перераспределить совокупный выигрыш от выполнения контракта одной стороной в ущерб другой путем искажения и сокрытия информации, преднамеренного обмана.

Предконтрактное оппортунистическое поведение связано со стремлением договаривающихся сторон обеспечить себе одностороннее преимущество на стадии проведения переговоров и оформления контракта. Такая, например, форма предконтрактного оппортунизма как «ухудшающий отбор» возникает в результате наличия ненаблюдаемых

характеристик объектов контрактации и, соответственно, асимметрии информации, которой обладают стороны, заключающие контракт.

В случае постконтрактного оппортунизма одна из сторон контрактных отношений, воспользовавшись благоприятным стечением обстоятельств, инициирует изменение условий контракта с целью перераспределения выгоды в свою пользу. Одной из форм постконтрактного оппортунистического поведения является «вымогательство» – ситуация, когда перераспределение доходов происходит вследствие угрозы разрыва контрактных отношений одной из сторон, владеющей специфическим активом. Другая его форма, так называемый «моральный риск», возникает в тех случаях, когда контроль за совершением действий, требуемых или подразумеваемых контрактом, достаточно сильно затруднен. Часто он проявляется в отлынивании персонала от надлежащего выполнения своих должностных обязанностей.

Высокая вероятность оппортунистического поведения повышает необходимость его предотвращения, наличия обязательных гарантий выполнения контракта. Поэтому можно утверждать, что контракт представляет собой соглашение между покупателем и поставщиком, в котором если количество, качество товаров или услуг, период действия считаются заданными, условия обмена определяются тремя факторами: ценой, специфичностью активов и гарантиями, то есть дополнительными мерами обеспечения его соблюдения.

Ранее допускалось возможность полной формализации контрактных отношений (классический контракт). Такой «полный» контракт четко определяет, что должна делать каждая сторона при любых возможных обстоятельствах, предусматривает исчерпывающие санкции

в случае неисполнения обязательств одной из сторон. При этом никаких проблем с его реализацией, естественно, не возникает.

Но полные контракты существуют, строго говоря, только в идеальном, гипотетическом мире, где нет трансакционных издержек. О. Харт так подчеркивает это фундаментальное обстоятельство: «Когда в тексте контракта прогнозирование, планирование и фиксация всевозможных реакций на будущие события бесплатны, стороны, участвующие в торге, заключают «всеобъемлющий» контракт, в котором точно указано, каковы обязательства каждой из них при любых мыслимых состояниях Вселенной. При таких условиях у сторон нет повода изменять или уточнять свой контракт, поскольку все предвидено и спланировано заранее. Никогда не возникнет и никаких споров, ибо третья сторона (например, суд) может (безвозмездно) определить, нарушила ли одна из сторон контракт, и наложить подобающее взыскание»10.

Почему реальные контракты всегда остаются в той или иной степени неполными? Действительно, для заключения и выполнения полного, имеющего юридическую силу контракта необходимо, как утверждают П. Милгром и Дж. Робертс11, чтобы, во-первых, каждая из сторон могла предвидеть все возможные обстоятельства, которые могут оказаться важными для нее в период действия контракта и которые могут вызвать у нее желание пересмотреть предусмотренные контрактом действия и расчеты.

Во-вторых, они должны иметь желание и возможность определить и согласовать эффективный способ действий для каждой из возможных ситуаций, а также связанные с этими действиями взаимные расчеты. В-третьих, после заключения контракта стороны должны стремиться выполнить его положения, а для этого у всех сторон должно отсутствовать желание в дальнейшем пересмотреть условия контракта и, кроме того, каждая сторона должна иметь возможность беспрепятственно проверять, выполняются ли условия контракта, а в случае их нарушения – осуществить предусмотренные для этого действия. Положения контракта могут быть неясными и двусмысленными из-за лексических ограничений, неточности и сложности языка, которым написан текст договора. Неточными или чрезмерно общими могут быть и нормы договорного права, применяемые судами при решении споров в сложной ситуации.

Коротко описанные выше причины неполноты контракта – ограниченность предвидения человека, невозможность предусмотреть все возможные случайности, слишком высокие издержки проведения расчетов при распределении риска и др. – можно обобщить одним понятием, а именно понятием «ограниченной рациональности». Рациональность человека ограничена потому, что ограничены его когнитивные возможности, он не может знать все альтернативные варианты развития событий, не способен просчитать все последствия своего решения. При заданных ограничениях он старается добиться лучшего решения, что, однако, не означает получение оптимального результата. Неполнота контрактов является выражением ограниченной рациональности контрагентов на уровне их взаимодействия друг с другом.

Неполные контракты позволяют сторонам гибко реагировать на непредвиденные обстоятельства, но одновременно таят в себе проблему несовершенства контрактных обязательств и опасность постконтрактного оппортунизма. Поэтому особое внимание в рамках концепции неполных контрактов уделяется вопросу о выполнении контрактов после их заключения и обоснованиям пересмотра исходных условий контракта. Базовая модель неполной контрактации была разработана О. Хартом и С. Гроссманом, а несколько упрощенная форма данной модели представлена Э. Фуруботном и Р. Рихтером12.

При моделировании агентских отношений предполагается, что одна из сторон, именуемая принципалом (заказчиком), поручает выполнение определенной работы за некоторое вознаграждение другой стороне, именуемой агентом, или исполнителем. Считается, что обе стороны действуют рационально, обладают знанием ситуации и возможных проблем, но не знают будущих событий, которые могут помешать реализации контракта. Перед заключением контракта агент обладает большей информацией о своих деловых качествах, чем принципал. Например, адвокат лучше своего потенциальный клиент знает, достаточны ли его квалификация и опыт для ведения данного судебного дела и заинтересован ли он в его успешном завершении. Информационное преимущество агента касается не только его собственных характеристик, но и относится к любой переменной, описывающей данные контрактные отношения.

Проблема взаимоотношений принципала и агента состоит в разной информированности о параметрах и характеристиках некоторых положений контракта и дает возможность агенту использовать такое положение в своих интересах. Принципал, обладая меньшей информацией об объективном положении дел, становится зависим от агента и не может наблюдать его скрытые действия, что усиливает асимметрию распределения информации. Но контракт должен быть составлен так, чтобы уменьшить потери сторон из-за асимметрии информации. В задачу анализа агентских отношений входит поиск оптимальных схем и механизмов вознаграждения агента, а также возможности привлечения третьей стороны (суда) в случае конфликта. Кроме этого, проводится оценка издержек выполнения контракта и определение способов их минимизации.

Достижения теории контрактов применяются для решения широкого круга практических проблем, особенно в областях, критически зависимых от неблагоприятного отбора, морального риска и асимметрии информации. Это страховые и кредитные договоры, контракты управленческого персонала и др.

 

1 ФуруботнЭ.Г., РихтерР. Институты и экономическая теория: Достиже- ния новой институциональной экономической теории. СПб.: Издат. дом Санкт.-Петерб. гос. ун-та, 2005. С. 185–186.

2 BrousseauE., GlachantJ.-M.The Economics of Contract and the Renewal of Economics // The Economics of Contract. Theories and Applications / E.Brousseau, J.-M.Glachant (eds.). Cambridge: Cambridge University Press, 2002. P. 3–30.

3 МастенС.Правовая основа фирмы // Природа фирмы. М.: Дело, 2001. С. 297.

4 См., например: ОсаквеК.Экономико-философская интерпретация дого- вора в англо-американском общем праве: либеральная теория договора // Журнал российского права. 2004. No 3.

5 MacneilI.R.Reflections on Relational Contract // Journal of Institutional and Theoretical Economics. 1974. No41. P. 541–546. См. также: Шастит- коА.Е.Новая институциональная экономическая теория. М.: Экономиче- ский факультет МГУ, ТЕИС, 2002, С. 141–143.

6 Предпринимательское право России / Отв. ред. В.С.Белых. М.: Проспект, 2008. С. 587.

7 Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория / Под общей ред. д.э.н., проф. А.А.Аузана. М.: ИНФРА-М, 2005. С. 156.

8 См.: Уильямсон О.И. Экономические институты капитализма: фирмы, рын- ки, «отношенческая» контрактация. СПб.: Лениздат; CEV Press, 1996. С. 128–132.

9 Нестеренко А.Н. Экономика и институциональная теория. М.: Эдиториал УРСС, 2002. С. 318.

10 ХартО.Д.Неполные контракты и теория фирмы // Природа фирмы. М.: Дело, 2001. С. 209.

11 МилгромП., РобертсДж.Экономика, организация и менеджмент. В 2-х т. СПб.: Экономическая школа, 2001. Т. 1. С. 192–193.

12 Фуруботн Э.Г., Рихтер Р.Указ. соч. С. 294–301.

 

 

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право