На главную Написать письмо

Анотация

В статье раскрываются предусмотренные российским законодательством способы компенсации инфляционных потерь кредитору, в том числе путем использования в договоре валютной оговорки, также рассматриваются некоторые проблемы толкования судами условия договора, содержащего валютную оговорку.

Ключевые слова

Инфляция, способы компенсации инфляционных потерь, индексация, валютная оговорка.

Валютная оговорка в договорах как способ преодоления инфляционных потерь

А. В. Степанченко, доцент кафедры предпринимательского права УрГЮУ

E-mail: a.step72@gmail.com 

Рыночные отношения на современном этапе характеризуются удорожанием стоимости жизни и удешевлением национальной валюты, иначе говоря, инфляцией. В литературе1 отмечают, что инфляция получила распространение в XX веке и связано это было, главным образом, с массовым переходом на бумажные деньги.

Причины инфляции могут быть различными и не всегда носят чисто денежный или экономический характер, это могут быть и общественные потрясения, политические и социальные конфликты и так далее.

В Российской Федерации существенное обесценивание национальной валюты происходило регулярно: в 1917–1921, 1929–1933, 1941–1945, 1959–1960, 1989–1991, 1998–1999, 2008–2009, 2014–2015 годах2 Появление инфляции в указанные периоды было не столько обусловлено экономическими причинами, сколько явилось следствием политических и социальных потрясений, например, 1917–1921 гг.— революция и гражданская война, 1989–1991 гг. перестройка и смена политического режима, формы экономики.

Соответственно, возникает вопрос о возможных способах возмещения потерь от инфляции участникам гражданского оборота и самом праве на компенсацию потерь, учитывая принципы номинализма, полного возмещения убытков, добросовестности, соблюдения баланса имущественных интересов сторон.

В большинстве случаев изменение покупательной способности денег не учитывается при исполнении денежного обязательства.

Как известно, деньги являются средством обращения и мерой всеобщего эквивалента, принцип номинализма упорядочивает деловые отношения, вносит в них определенность, что, в конце концов, обеспечивает их стабильность и стабильность гражданского оборота в целом. Однако изменение покупательной силы денег в ряде случаев должно учитываться. Согласимся с выводами о том, что отступление от принципа номинализма должно иметь место лишь в исключительных случаях в силу прямого предписания закона, поскольку указанный принцип лежит в основе всех денежных расчетов3.

Действующее законодательство все же допускает исключения из общего принципа номинализма, в частности в форме индексации цен.

Статьей 183 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту АПК РФ)4 предусмотрена возможность дополнительного взыскания денежных сумм, индексирующих ранее взысканные судом денежные суммы, без предъявления отдельного иска. Под индексацией принято понимать один из способов возмещения кредитору, как правило, в гражданско-правовом обязательстве, убытков, вызванных обесцениванием денег (инфляцией), заключающийся в увеличении сумм путем применения установленных законом или договором коэффициентов5. Аналогичное положение об индексации присужденных сумм содержит и Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (далее по тексту ГПК РФ) в статье 2086. Положения об индексации присужденных сумм, предусмотренные ст. 183 АПК РФ, 208 АПК РФ, поскольку не установлено иное, применимы тогда, когда судом вынесено решение о взыскании долга в иностранной валюте.

Еще одним примером индексной оговорки, предусмотренной законодательством, является установление размера подлежащего исполнению денежного обязательства в пропорциональной зависимости от изменения величины прожиточного минимума на душу населения. По установленным правилам, размер постоянной и пожизненной ренты, установленный соответствующим договором на уровне величины прожиточного минимума на душу населения, подлежит увеличению с учетом роста соответствующей величины прожиточного минимума на душу населения.

Кредитор в денежном обязательстве учитывает свои интересы покрытия риска уменьшения покупательной силы денег через условие об уплате процентов за пользование предоставленных должнику денежных средств.

Договорная неустойка за просрочку исполнения обязательства, основной целью которой служит обеспечение исполнения обязательства, также может компенсировать кредитору уменьшение покупательной способности денег.

Также избежать инфляционных процессов возможно, используя институт возмещения убытков. Так, например, Высший Арбитражный Суд РФ (далее по тексту ВАС РФ) высказался о возможности взыскания убытков, причиненных нарушением договорных обязательств, в условиях инфляции. В пункте 6 письма ВАС РФ от 10 сентября 1993 г. No С-13/ОП-276

«Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике», суд указал, что действующее законодательство не предусматривает обязанность должника возмещать кредитору убытки, вызванные инфляцией, но не связанные с невыполнением обязательств по договору.

Но если истец представит доказательства, подтверждающие, что понесенные им убытки причинены невыполнением или ненадлежащим выполнением ответчиком обязательств, и что он предпринял все меры по предотвращению этих убытков или уменьшению их размера, фактически понесенные на день предъявления иска убытки подлежат возмещению. При этом следует учитывать фактический размер убытков, исчисленный по применимым истцом ценам и тарифам, действующим в условиях инфляции7. Из этого следует, что инфляционные потери кредитора сами по себе убытками не являются.

Действительно, в традиционном правовом понимании, содержащимся в статье 15 Гражданского кодекса РФ (далее по тексту ГК РФ) 8, убытки –это последствия правонарушения, инфляция сама по себе правонарушением не является, а является экономическим явлением, последствием ряда экономических, социальных и т. д. факторов. Соответственно, отнести сами по себе инфляционные потери к убыткам затруднительно. С другой стороны, если убытки понесены в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением должником своих обязательств, то при определении убытков можно исходить из текущих цен, например, на дату предъявления иска, вынесения решения. Действующий ГК РФ содержит положение, позволяющее компенсировать пострадавшей стороне инфляционные потери при удовлетворении требования о возмещении убытков в ценах, существующих на день подачи иска или вынесения решения, исходя из определенных обстоятельств (п. 3 ст. 393 ГК РФ).

Использование в денежном обязательства так называемой валютной оговорки, то есть выражение долга в иностранной валюте, как правило, твердой конвертируемой валюте, является одним из распространенных и эффективных способов индексации, компенсации удешевления денег, поскольку, как правило, такая валюта дорожает.

В литературе выделяют косвенную, прямую и мультивалютную оговорки9. Косвенная валютная оговорка — выражение денежного обязательства в более стабильной валюте, а платеж должен быть произведен в рублях. Прямая валютная оговорка означает, что валюта долга и валюта платежа совпадают, но при этом ставятся в зависимость от курса третьей валюты. И, наконец, под мультивалютной понимается такая оговорка, когда пересчет суммы платежа производится применительно к изменению среднеарифметического курса наиболее устойчивых валют по отношению к валюте платежа.

В российском законодательстве валютная оговорка нашла выражение в п. 2 ст. 317 ГК РФ, согласно которому допускается выражение денежного обязательства не только в рублях, но и в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте, либо в условных денежных единицах. В этом случае подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законом или соглашением сторон. Данная норма является диспозитивной, и стороны договора могут установить иной курс, например, по курсу доллара США не ниже 40 рублей, на случай если курс соответствующей иностранной валюты будет падать. Например, по одному из судебных дел истец пытался внести в договор изменения следующего содержания: «В случае, если на дату платежа курс рубля РФ к доллару США, установленный ЦБ РФ, составит менее 30 (тридцати) рублей за один доллар США, платеж должен производиться по курсу 30 (тридцать) рублей за один доллар США. Если курс рубля РФ к доллару США, установленный ЦБ РФ на дату платежа, составит 42 (сорока двух) рублей за один доллар США, платеж должен производиться по курсу 42 (сорок два) рубля за доллар США»10.

Поскольку курс иностранной валюты по отношению к рублю может колебаться в сторону как увеличения, так и уменьшения, то, с позиции защиты прав кредитора, полагаем более разумным и справедливым предоставить кредитору право выбирать, на какую дату определить валютный курс для целей исполнения обязательства: дату фактического платежа, дату исполнения, предусмотренную в договоре, дату вынесения решения, дату предъявления иска – при условии, что стороны не согласовали такой срок в договоре. Согласно разъяснению Президиума ВАС РФ, содержащемуся в Информационном письме ВАС РФ No 70, судебная практика исходила из того, что условие об оплате денежного обязательства в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах, может быть установлено законом или соглашением сторон не только в отношении договорных, но и в отношении внедоговорных обязательств (п. 2). Кроме того, на сумму денежного обязательства, выраженного в иностранной валюте, начисляются проценты на основании ст. 395 ГК РФ. Причем как законные, так и договорные проценты начисляются на сумму в иностранной валюте (п. 8, 9 Информационного письма ВАС РФ No 70).

Резкие колебания курса рубля основанием для освобождения должника от выплаты долга, выраженного в иностранной валюте по текущему курсу, не являются. Валютная оговорка выполняет свою функцию компенсации инфляционных потерь и защищает интересы кредитора. Даже экономическая ситуация, возникшая в августе 1998 года, приведшая к резкому удорожанию твердой иностранной валюты, в связи с чем должники не могли исполнить свое обязательство — вернуть долг, оплатить товар и т.д., не вызвала отступление от принципа номинализма, должники по таким обязательствам не были освобождены от обязанности возвратить именно ту сумму, которую должны были уплатить по договору. На практике крайне редко встречаются случаи, когда суд отказывает в применении валютной оговорки, отступая от принципа номинализма, ссылаясь, как правило, на принцип добросовестного и разумного осуществления права и соблюдения баланса имущественных интересов сторон договора. В качестве примера, когда суд не применил условие с валютной оговоркой в связи с дефолтом 1998 года, можно привести Постановление Федерального Арбитражного суда Северо-Кавказского округа, вынесенное в 2003 году по делу No Ф08–800/2003. Сославшись на положения ст. 10 ГК РФ, суд отказался взыскивать задолженность, рассчитанную по курсу иностранной валюты на день предъявления иска. Долг возник в результате неисполнения денежного обязательства, выраженного в долларах США, с условием о платеже в рублях по курсу на день платежа в срок до 1 августа 1998 г. Обосновывая свое решение о неприменении валютной оговорки, суд указал на несоответствие действий истца требованиям добросовестного и разумного осуществления права и на наличие обстоятельств, свидетельствующих о нарушении баланса имущественных интересов сторон договора. В период с начала просрочки должника до даты предъявления иска в результате банковского кризиса 1998 г. произошло значительное повышение курса доллара по отношению к рублю11.

По другому делу суд, учитывая резкое колебание курса доллара США в 2014–2015 г., удовлетворил требование истца об изменении условия договора и введении в текст договора положения о фиксировании курса доллара США по отношению к рублю при определении размера арендной платы (при величине такого курса меньше чем 30 руб. за доллар США он признается равным 30 руб., при его увеличении до 42 руб. и выше за доллар США он признается равным 42 руб.), фактически отменив действие ст. 317 ГК РФ. Разрешая указанный спор и отказывая в применении валютной оговорки, суд также сослался на положения ст. 10 ГК РФ и на необходимость соблюдения баланса имущественных интересов сторон, недопущения неосновательного обогащения арендодателя за счет арендатора12.

Отметим, что обращение в суд с иском было вызвано повышением курса доллара по отношению к рублю в связи с экономическим кризисом, вызванным введенными против Российской Федерации рядом стран экономических санкций, падением стоимости нефти и отказом Центрального банка РФ от политики валютного коридора и валютных интервенций и переходом к политике «плавающего курса».

Представляется, что ограничивать применение валютной оговорки со ссылкой на ст. 10 ГК РФ вряд ли корректно. Во-первых, цель включения в состав договора валютной оговорки — это защита кредитора от неблагоприятных последствий обесценивания рубля, а не желание причинить вред должнику. Во-вторых, включение валютной оговорки в договор зависит от воли сторон, которые вольны формулировать его условия по своему усмотрению (ст. 421 ГК РФ). В-третьих, право сторон включить в договор положение об оплате исполненного в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте, не ограничено какими-либо условиями.

Полагаем крайне затруднительным толковать резкое колебание курса рубля по отношению к твердой валюте, в которой выражено денежное обязательство как «существенное изменение» обстоятельств, предоставляющее право на изменение, расторжение договора (статья 451 ГК РФ). Существенное изменение обстоятельств – это оценочная категория и устанавливается судом при рассмотрении конкретного дела. При этом суд должен исходить из наличия условий, которые должны присутствовать в совокупности, а именно:

– на дату заключения договора стороны не могли разумно предвидеть, что такое изменение обстоятельств произойдет. А. А. Иванов верно отмечает, что значительное обесценивание национальной валюты в истории России в XX и XXI веке происходило регулярно13 . При таких обстоятельствах стороны по договору с валютной оговоркой могут разумно предполагать значительный рост курса доллара или евро. Указанной позиции придерживается Верховный Суд Российской Федерации. Так, отменяя своим определением от 16 августа 2016 года апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 10 ноября 2015 года по делу No 57-КГ 16–7 по иску Оськиной Л.И., Оськина Д.В. к АКБ «Банк Москвы (ОАО) об изменении условий кредитного договора на основании статьи 451 ГК РФ, расторжении кредитного договора, взыскании денежных средств, прекращении залога недвижимого имущества, Верховный Суд указал, что «ошибочное предположение заемщика о выгодности займа в той или иной иностранной валюте само по себе не означает, что стороны не могли и не должны были предвидеть возможность изменения курса валют....изменение курса иностранной валюты по отношению к рублю само по себе нельзя расценивать как существенное изменение обстоятельств, являющееся основанием для изменения договора в соответствии со ст. 451 ГК РФ»14. По данному делу истцы обратились в суд с требованием изменить условия кредитного договора, по которому истцы получили кредит от ответчика в японских йенах в связи со значительным ростом курса японской йены по отношению к рублю с момента заключения кредитного договора от 12 марта 2008 г. по настоящее время – существенное изменение обстоятельств ст. 451 ГК РФ;

– изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру и условиям оборота;

– исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекла для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

– из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Доказать наличие всех четырех условий для изменения договора в данном случае весьма затруднительно, условие о невозможности разумного предвидения такого изменения обстоятельств уже выпадает. Судебная практика также свидетельствует о том, что суды не применяли положения статьи 451 ГК РФ ни в период дефолта 1998 года, ни во времена кризиса 2008 года, ни при резком изменении курса рубля в 2014–2015 годах в связи с изменением политики Центрального банка РФ. Повторимся, что суды в редких случаях отступали от принципа номинализма и взыскивали долг, выраженный в иностранной валюте, не по текущему курсу, а по курсу на определенную дату или по фиксированному курсу, исходя из принципа добросовестного и разумного осуществления права и соблюдения баланса имущественных интересов сторон договора, положений статьи 10 ГК РФ, но не изменяли условие о валюте долга самого договора на основании ст. 451 ГК РФ.

Следует отметить, что резкое колебание курса валюты не будет являться обстоятельством непреодолимой силы (форс-мажор) (п. 3 ст. 401 ГК РФ), поскольку изменения валютного курса, даже значительные, не носят характер чрезвычайных и непреодолимых.

Таким образом, одной из характеристик гражданского оборота в Российской Федерации является инфляция, уменьшение покупательной способности национальной денежной единицы и рост цен. Появление инфляции обусловлено различными факторами: экономическими, социальными, политическими и т. д. Участники оборота различными способами пытаются преодолеть девальвацию стоимости национальной валюты, и для этих целей действующее российское законодательство предусматривает определенные механизмы, к которым в том числе относится валютная оговорка – возможность выразить в договоре долг в твердой иностранной валюте. Учитывая стабильный рост на протяжении долгого времени — с конца 90-х годов XX века и по сегодняшний день — курса твердых валют в России, а также судебную практику, согласно которой суды не отступают от принципа номинализма (за редким исключением), валютная оговорка является одним из оптимальных способов компенсации кредитору «потерь» от обесценивания национальной валюты. Резкий рост курса иностранной валюты по отношению к рублю не является ни основанием для изменения условий договора в силу существенного изменения обстоятельств (ст. 451 ГК РФ), ни поводом для применения статьи 10 ГК РФ, ни обстоятельством чрезвычайной и непреодолимой силы.

 

 

1 См., например, Финансы: Учебник (3–е издание, переработанное и допол- ненное) под ред. проф. В.Г.Князева, проф. В.А.Слепова. М.: Магистр. ИНФРА–М, 2012. Приводится по материалу, размещенному в СПС «Кон- сультант Плюс».

2 ИвановА.А.Правовые проблемы действия валютной оговорки в дого- ворах. Вестник экономического правосудия Российской Федерации No 5.2016. стр. 70–79.

3 См. Лунц Л. А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве.— М.: Статут, 1999. С. 126.

4 Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации. Российская газета, No 137, 27.07.2002.

5 «Арбитражный процесс: Учебник» (6–е издание, переработанное и допол- ненное) отв. Ред. В. В. Ярков. М.: «Инфотропик Медиа», 2015. Приводится по материалу, размещенному в СПС «Консультант Плюс».

6 Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. Собрание законодательства РФ, 18.11.2002, No 46, ст. 4532.

7 Письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 10 сентября 1993 г. No С-13/ ОП-276//Вестник ВАС РФ. 1993. No 11.

8 Гражданский кодекс Российской Федерации. Собрание законодательства РФ, 05.12.1994, No 32, ст. 3301.

9 См., например: Новоселова Л. А. Проценты по денежным обязательствам.— М.: Статут, 2000. С. 36.

10 См. Решение Арбитражного суда города Москвы от 01.02.2016 года по делу No А40–83845/15-54-532. http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/a52e4c62– b90d-4a0e–a31a–df2b0a1b155f/A40–83845–2015_20160201_Reshenija%20 i%20postanovlenija.pdf

11 Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 24 марта 2003г. No Ф08–800/2003 // СПС «КонсультантПлюс».

12 URL: http://kad.arbitr.ru/Card/78272480-bd41–436b-b086–2ee1a40b5b46. Впоследствии Решение Арбитражного суда г. Москвы от 01.02.2016 г. по делу А40–83845/2015 было отменено Постановлением Девятого арби- тражного апелляционного суда от 29 марта 2016 года, в иске отказано. Стороны в суде кассационной инстанции заключили мировое соглашение, утверждено Постановлением Арбитражным судом Московского округа от 24.08.2016 г.

13 ИвановА.А.Правовые проблемы действия валютной оговорки в дого- ворах. Вестник экономического правосудия Российской Федерации No 5.2016. стр. 78.

14 Определение Верховного Суда РФ по делу No 57–КГ16–7 от 16.08.2017 года// http://www.vsrf.ru/indexA.php?page=0&i1p1=1&i1text=&number=57– %CA%C316–7&iDateB=&iDateE=&email=&iDoc=0&delo_type=0&iPhase= 0&iSpeaker=0&Frash=0&search.x=42&search.y=10

 

 

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право