На главную Написать письмо

Анотация

Договором о ЕАЭС предусмотрено объединение рынка трудовых ресурсов, рынок труда для граждан государств – членов ЕАЭС должен стать единым, равно как должен быть единым подход к правовому регулированию трудовых отношений трудящихся государств – членов евразийской региональной интеграции.

Ключевые слова

Рынок трудовых ресурсов, рынок труда для граждан государств – членов ЕАЭС, евразийская региональная интеграция, Основы трудового законодательства государств – членов ЕАЭС, трудоустройство

Гармонизация трудового права государств – участников Евразийского экономического союза как ведущая задача интеграции

anadirova@mail.ru 

 

Одним из способов гармонизации является унификация внутреннего права. Под унификацией понимается процесс проведения в разных странах норм внутреннего права, направленных на регулирование одинаковых или родственных отношений по единому (близкому) содержанию, либо путем принятия схожих норм или корректировки имеющихся, либо другими способами. Большую роль в обеспечении унификации норм внутреннего права во многих государствах играют интеграционные объединения, международные договоры, международные акты мягкого права.

Как пишет Ю.С. Кашкин, гармонизация – более мягкий метод правовой интеграции, она протекает на основе сближения внутригосударственного права с некой законодательной моделью, позволяющей весьма гибко учитывать национальные особенности. Гармонизация не подразумевает единообразия, а основывается на сближении законодательства различных государств.

 Приведение внутреннего права в соответствие нормам и принципам МП называется гармонизацией.

Воронцова Н.А. и КангельдиеваА.Н. предлагают следующую последовательность (классификацию) этапов гармонизации национального законодательства. На первом этапе гармонизация начинается с определения требующих унифицированного порядка регулирования отраслей законодательства, сфер в рамках отдельной правовой отрасли, а также проблемных вопросов правового регулирования в каждой отдельной сфере. Второй этап состоит в определении согласованных перечней национальных законодательных и иных нормативных правовых актов, содержащихся в них положений, подлежащих гармонизации с учетом их юридической значимости и иерархии. Третий этап предполагает необходимость проведения сравнительно-правового анализа национальных законодательных и иных нормативных правовых актов, включенных в согласованный перечень, определение их соответствия заключенным международным договорам с последующей подготовкой рекомендаций по их сближению и гармонизации. На четвертом этапе производится синхронное принятие гармонизированных законодательных и иных правовых актов или вносятся необходимые дополнения и изменения в действующие законодательства соответствующими государственными органами. Пятый этап – это контроль за реализацией решений органов управления интеграцией по вопросам, связанным с гармонизацией законодательных и иных нормативных правовых актов.

Гармонизация трудового законодательства в ЕврАзЭС более затруднена, нежели в ЕС, по чисто политическим причинам. Страны ЕС, долгое время двигались в сторону объединения Европы в одно государство под воздействием и политических, и экономических сил. На постсоветском же пространстве до сих пор очень сильна центробежная тенденция, спровоцированная распадом Советского Союза.

Когда идет речь о гармонизации трудового законодательства в рамках ЕврАзЭС, следует понимать, что за этим термином скрываются два совершенно разных явления, которые не всегда различают:

а) унификация (или сближение) трудового законодательства с целью большего удобства «пользования» им на территории ЕврАзЭС работниками и работодателями;

б) создание общего экономического пространства и, как следствие, общего рынка труда ЕврАзЭС.

Эти два аспекта гармонизации связаны между собой, хотя, в принципе, могут существовать независимо: общее экономическое пространство и рынок труда на территории ЕС созданы, а национальные системы трудового законодательства государств-членов различаются в существенно большей степени, чем в странах ЕврАзЭС. Унификацию же трудового законодательства ЕврАзЭС, т.е. приведение его к некоему общему знаменателю, осуществить теоретически можно, но без создания единого рынка труда смысл такой унификации в значительной степени будет минимизирован. В этой ситуации будут параллельно существовать одинаковые или максимально похожие системы трудового законодательства государств–членов, но существовать эти системы будут изолированно друг от друга. Даже если удастся этого достичь, то в дальнейшем независимые системы трудового законодательства все равно будут «дрейфовать» в различных направлениях.

В Рекомендациях по гармонизации трудового законодательства государств – членов ЕврАзЭС, которые были одобрены Постановлением МПА ЕврАзЭС от 13.05.2009 №10–13, содержится, что гармонизация трудового законодательства государств – членов ЕврАзЭС может осуществляться несколькими способами:

• создание модельного Трудового кодекса, носящего рекомендательный характер;

• принятие Основ трудового законодательства ЕврАзЭС, имеющих статус нормативного акта прямого действия;

• внесение изменений и дополнений в действующие трудовые кодексы государств ЕврАзЭС с целью создания унифицированных правил использования рабочей силы.

Одним из способов гармонизации является разработка модельных нормативных актов в рамках межпарламентской ассамблеи государств – участников СНГ.

Принятие модельных законодательных актов обусловлено как необходимостью приведения национального законодательства стран Содружества в единое правовое поле, в соответствие международным нормам, обеспечении интеграционных процессов в СНГ, сближения законодательства государств-участников и повышения согласованности в законодательной деятельности парламентов, так и теоретического осмысления проблем реализации норм модельного законодательства. Их можно считать одним из правовых стандартов СНГ и ЕврАзЭС.

При этом модельные законы (кодексы) – рекомендательные модельные нормативные правовые акты, предназначенные для использования в разработке конкретных национальных законов.

В процессе гармонизации национальных законодательств парламентарии стран СНГ и ЕврАзЭС имеют возможность глубже и полнее учитывать консолидированную позицию профсоюзов по актуальным социальным и другим вопросам интеграции. С одной стороны, модельные законы, как не носящие обязательного характера, как будто не играют важной роли в законодательстве Содружества. Однако дело не в том, что модельные законы не имеют обязательной силы. Скорее, дело в степени их востребованности, качестве подготовки и актуальности разрабатываемых проблем.

Считаем, что разработка модельных законов не будет эффективной и государствами-членами они не будут учитываться в полном объеме, поэтому данный способ гармонизации трудового законодательства считаем неприемлемым.

Под основами законодательства ЕврАзЭС понимаются правовые акты, которые устанавливают единые для сторон нормы правового регулирования в базовых сферах правоотношений и которые принимаются путем заключения сторонами соответствующих соглашений. Рекомендации по сближению (гармонизации, унификации) законодательств – это законопроектные Эти два аспекта гармонизации связаны между собой, хотя, в принципе, могут существовать независимо: общее экономическое пространство и рынок труда на территории ЕС созданы, а национальные системы трудового законодательства государств-членов различаются в существенно большей степени, чем в странах ЕврАзЭС 75 сравнительное правоведение предложения по введению в действующие национальные законодательства унифицированных (единообразных) норм, по внесению изменений и дополнений в национальные законодательства с целью приведения их в соответствие международным договорам, заключенным в рамках ЕврАзЭС.

Гармонизация норм трудового права Казахстана с другими участниками – государствами ЕврАзЭС более чем необходима. В этой связи, по нашему мнению, в рамках данной экономической интеграции необходима разработка Основ трудового законодательства стран ЕврАзЭС, поскольку экономическое взаимодействие оказывает непосредственное влияние на рынок труда, в этой связи считаем, что рынок труда для стран ЕврАзЭС должен стать единым, а это значит, что подходы к правовому регулированию труда должны быть едиными.

Если мы обратимся к опыту ЕС, то представляется следующее.

Е.Н. Егорова пишет, что основной массив норм трудового права вводится директивами, что, учитывая особенность данных актов, предопределяет в настоящий исторический период доминирование процессов гармонизации общеевропейского трудового права над его унификацией. Это свидетельствует о неготовности государств-членов полностью передать «наверх», то есть на уровень Союза, регулирование всех трудовых отношений. Форма директивы выбрана европейским законодателем с целью достижения более гибкой взаимной интеграции норм национального законодательства государств-членов и наднациональных трудовых норм.

Считаем, что гармонизация трудового законодательства государствчленов является важнейшей задачей евразийской интеграции, вместе с тем данная задача требует решения и других, сопутствующих задач. К примеру, это касается миграционного законодательства государств-членов, поскольку осуществление трудовой деятельности сопряжено с разрешением вопросов миграционного характера.

На сей счет п. 5 ст. 97 Договора о ЕАЭС гласит, что срок временного пребывания (проживания) трудящегося государства-члена (членов семьи) на территории государства трудоустройства определяется сроком действия трудового или гражданско-правового договора, заключенного трудящимся государства-члена с работодателем или заказчиком работ (услуг). При этом пунктом 6 Договора о ЕАЭС предусмотрено, что граждане государства-члена, прибывшие в целях осуществления трудовой деятельности или трудоустройства на территорию другого государства-члена, и члены семей освобождаются от обязанности регистрации (постановки на учет) в течение 30 суток с даты въезда. В случае пребывания граждан государства-члена свыше 30 суток с даты въезда эти граждане обязаны зарегистрироваться (встать на учет) в соответствии с законодательством государства въезда, если такая обязанность установлена государством въезда.

Таким образом, мы видим, что миграционное законодательство продолжает оставаться таким требованием.

Важным моментом в сотрудничестве государств – членов ЕврАзЭС, особенно Республики Таджикистан и России, при существующем интенсивном миграционном обмене, должна стать, во-первых, гармонизация миграционного законодательства, особенно в части регулирования правового статуса трудящихся-мигрантов, а во-вторых, унификация ключевых правовых терминов общего характера, таких как «мигрант», «трудящийся-мигрант», «беженец», «вынужденный переселенец».

Можно согласиться с данным мнением, но лишь частично, поскольку понятия «мигрант», «беженец» и «вынужденный переселенец» выходят за рамки регулирования трудового права. Договор о ЕАЭС содержит понятие «трудящийся государства-члена» – лицо, являющееся гражданином государства-члена, законно находящееся и законно осуществляющее трудовую деятельность на территории государства-члена, гражданином которого он не является и в котором постоянно не проживает. При этом с данным понятием следует согласиться, поскольку имеет значение то, что лицо выступает как трудящийся, а не как трудящийсямигрант.

Рассматривая опыт ЕС, Е.Н.Егорова пишет, что существенным препятствием для развития права на свободу передвижения работников в рамках ЕС является вопрос В этой связи, по нашему мнению, в рамках данной экономической интеграции необходима разработка Основ трудового законодательства стран ЕврАзЭС, поскольку экономическое взаимодействие оказывает непосредственное влияние на рынок труда, в этой связи считаем, что рынок труда для стран ЕврАзЭС должен стать единым, а это значит, что подходы к правовому регулированию труда должны быть едиными  признания профессиональных квалификаций. Рассматривая нарушения государствами-членами норм, связанных с признанием профессиональных квалификаций, Суд ЕС в своих ранних решениях оценивал данную проблему лишь в связи со свободой передвижения работников, и, следовательно, государства-члены, предоставляя такое право, обязаны руководствоваться как принципом недискриминации, так и принципом пропорциональности. И данное мнение не является единственным.

А.М. Коротаева выделяет три основных направления, имеющих своей целью углубление интеграции. Первое нацелено на обеспечение мобильности работников и связано со свободой передвижения. Второе – на запрещение дискриминации и обеспечение равных возможностей в сфере труда и занятости в рамках ЕСЧ. Третье – на общее улучшение условий труда и занятости в рамках ЕС. Иногда тот или иной комплекс норм трудно отнести к какому-либо одному из обозначенных направлений. Но в целом они прослеживаются со всей очевидностью.

Следует отметить, что вопросы, связанные со свободой передвижения, трудовой мобильностью, актуальны и для ЕАЭС, и не только. Также необходимо разрешить вопрос о признании квалификаций, документов об образовании, сертификации. Поскольку в настоящее время Договор о ЕАЭС содержит ограничивающие нормы касательно признания документов об образовании для занятия педагогической, юридической, медицинской или фармацевтической деятельностью.

Напомним, для трудового права трудовая мобильность – это особый вариант социальной мобильности, представляющий собой осуществляемые или уже осуществленные переходы трудящихся (в основном – в статусе работников) в системе общественной организации труда, характеризующиеся изменением места работы, трудовой функции, иных определенных сторонами условий трудового договора, юридического характера занятости по отдельности либо в разных сочетаниях и опосредуемые путем заключения трудового договора, изменения его условий и прекращения трудового договора.

 О.С. Курылева отмечает, что в ближайшей перспективе в законодательной практике государств – членов ЕврАзЭС следует сохранить определение трудовой функции посредством указания на наименование должности, специальности, профессии с указанием квалификации работника. Отказ от этого способа определения трудовой функции либо исключение отдельных ее характеристик может повлечь негативные правовые последствия и затронет трудовое законодательство в целом.

При этом следует отметить, что Межпарламентской ассамблеей ЕврАзЭС были выработаны рекомендации по гармонизации национальных законодательных актов в сфере молодежной политики на общем рынке труда Евразийского экономического сообщества (с учетом положений Всеобщей декларации ООН по правам человека, Европейской хартии об участии молодежи в жизни муниципальных образований, решений Генеральной конференции МОТ).

Целью рекомендаций является гармонизация (сближение, унификация) законодательств государств – членов ЕврАзЭС в сфере молодежной политики на общем рынке труда Евразийского экономического сообщества в соответствии с общепризнанными международными нормами и принципами регулирования трудовых отношений.

Важнейшим международным актом в этой сфере является Рекомендация №136 «О специальных программах обеспечения занятости и подготовки молодежи в целях развития», принятая 54-й сессией Генеральной конференции МОТ 3 июня 1970 года, где определяются принципиальные подходы к законодательному регулированию обучения и занятости молодежи. В частности, рекомендуется принятие специальных государственных программ обеспечения занятости, в том числе программ профессионального обучения и государственных гарантий безработной молодежи, В процессе гармонизации законодательств государств Сообщества рекомендуется продолжить сопоставление норм национальных правовых систем с международными трудовыми стандартами и распространить их прежде всего на молодых граждан, отнесенных в соответствии с общепризнанными международными нормами к категории молодежи. Целью рекомендаций является гармонизация (сближение, унификация) законодательств государств – членов ЕврАзЭС в сфере молодежной политики на общем рынке труда Евразийского экономического сообщества в соответствии с общепризнанными международными нормами и принципами регулирования трудовых отношений 

Анализ ст. 96 и 97 Договора о ЕАЭС свидетельствует о том, что, устанавливая общие правила по регулированию трудовых отношений в рамках евразийской региональной интеграции, тем не менее, п. 4 ст. 97 Договора о ЕАЭС гласит, что трудовая деятельность трудящегося государства-члена регулируется законодательством государства трудоустройства с учетом положений настоящего договора. Из этого следует вывод, что на территории евразийской региональной интеграции к трудовым отношениям применяется сочетание национального и наднационального режимов правового регулирования.

Выводы:

Поскольку Договором о ЕАЭС предусмотрено объединение рынка трудовых ресурсов, рынок труда для граждан государств – членов ЕАЭС должен стать единым, равно как должен быть единым подход к правовому регулированию трудовых отношений трудящихся государств – членов евразийской региональной интеграции.

В этой связи считаем необходимым разработать и принять Основы трудового законодательства государств – членов ЕАЭС, являющиеся частью евразийского наднационального законодательства, обязательные для применения и соблюдения всеми государствами – членами ЕАЭС, устанавливающие единые для сторон Договора ЕАЭС нормы по регулированию трудовых отношений, целью которых станет гармонизация законодательств на общем рынке труда евразийской региональной интеграции в соответствии с признанными государствами-членами принципами и международными нормами.

Считаем, что разработка модельного Трудового кодекса не будет эффективной, а его нормы не будут учитываться государствами-членами в полном объеме, в этой связи данный способ гармонизации законодательств участников Договора о ЕАЭС считаем неприемлемым.

Вместе с тем задача по гармонизации трудового законодательства государств – членов ЕАЭС требует решения других, сопутствующих задач. В частности, миграционной, поскольку осуществление трудовой деятельности требует соблюдения миграционного режима, установленного в государстве трудоустройства. Также актуальны вопросы, связанные со свободой передвижения, признания документов об образовании, признания квалификаций, сертификаций и др. Следует направить решение данных вопросов в положительную сторону в целях возможности трудоустройства гражданами государств – членов Союза в государстве трудоустройства.

Из анализа статей 96 и 97 Договора о ЕАЭС следует, что при устанавлении общих правил регулирования трудовых отношений все же содержится отсылка к национальному законодательству государства трудоустройства, что свидетельствует о применении сочетания наднационального и национального режимов правового регулирования трудовых отношений в рамках евразийской региональной интеграции

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право