На главную Написать письмо

 

Мировое соглашение в свете нового Закона о несостоятельности

Н. В. Рубцова, старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса Новосибирского института экономики, психологии и права

Нормативное определение мирового соглашения сформулировано в ст.2 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»1. Мировое соглашение – процедура банкротства, применяемая на любой стадии рассмотрения дела о банкротстве в целях прекращения производства по делу о банкротстве путем достижения соглашения между должником и кредиторами. Данное определение впервые получило легальную прописку на уровне закона.

В юридической литературе существуют различные подходы к пониманию мирового соглашения. Многообразие научных подходов объясняется, прежде всего, тем, что существует мировое соглашение, заключаемое в гражданском и арбитражном процессе, и мировое соглашение, заключаемое в конкурсном процессе. В качестве примера сошлемся на высказывания видного ученого-цивилиста проф. Г. Ф. Шершеневича, который, основываясь на трудах германских юристов XIX века, проводил разграничение мирового соглашения в процессах конкурсном и гражданском (общегражданской мировой сделки) следующим образом. По его мнению, под именем общегражданской мировой сделки понимается соглашение, посредством которого две стороны устраняют существующее между ними спорное отношение путем взаимных уступок. Между тем в конкурсной мировой сделке нет спорности, требования кредиторов совершенно определенны и признаны, нет также и взаимности уступок, потому что уступка производится только в пользу должника, а не кредиторов, и с точки зрения гражданской мировой сделки подобная односторонняя уступка представляет лишь форму дарения2.

Однако мы полагаем, что данная позиция автора является спорной, поскольку считать мировое соглашение в деле о банкротстве лишь формой дарения нельзя. По сути, при заключении мирового соглашения в конкурсном процессе удовлетворяются интересы не только должника, но и кредиторов. К примеру, в ситуации, когда кредиторам заведомо известно, что у должника не хватит средств для расчетов со всеми кредиторами, последним выгоднее не доводить процесс до признания должника банкротом, тем самым в перспективе кредиторы ограждаются от собственной неплатежеспособности. На наш взгляд, нет оснований к разграничению мирового соглашения, заключаемого в гражданском и арбитражном процессе, и мирового соглашения, которое заключается в конкурсном процессе: они имеют единую правовую природу.

Исходя из того, что правовой институт мирового соглашения сформировался в недрах гражданско-процессуального законодательства, многие авторы полагают, что мировое соглашение, предусмотренное законодательством о банкротстве, есть разновидность института мирового соглашения в целом, установленного процессуальным законодательством. Иначе говоря, мировое соглашение означает добровольное соглашение о частичном отказе от требований одних лиц и одновременно признание оставшихся требований другими обязанными лицами3.

Вместе с тем упрощенное понимание мирового соглашения оборачивается недооценкой содержательного определения указанного явления. Определение мирового соглашения как соглашения о частичном отказе от требований одних лиц и одновременном признании оставшихся требований другими обязанными лицами совпадает с гражданско-процессуальным подходом к пониманию рассматриваемого термина, воспринятым и арбитражным процессом. Едва ли такое определение может быть принято для объяснения мирового соглашения в конкурсном процессе, которое представляет собой юридическое отношение совершенно иного рода. Термин «мировое соглашение» в рамках российского правового института несостоятельности необходимо воспринимать, по меньшей мере, в двух значениях: как процедуру банкротства и гражданско-правовую сделку (договор)4. Такая двойственность правовой природы мирового соглашения подтверждается тем, что, с одной стороны, мировое соглашение – особый способ прекращения производства по делу о банкротстве, регламентированный Законом о несостоятельности 2002 г., а с другой, – соглашение, договоренность между участниками конкурсного процесса. Указанная характеристика мирового соглашения имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение.

Относительно восприятия термина «мировое соглашение» во втором значении (в значении договора) необходимо отметить, что исследователи вполне единодушны в понимании мирового соглашения как гражданско-правовой сделки5. В свою очередь, легальное определение сделки дано в ст. 53 ГК РФ, в соответствии с которой сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. При этом легальная дефиниция сделок содержит указание на их социальную основу и цель – достижение гражданско-правовых последствий. Вместе с тем юридический состав сделки представляет собой совокупность предусмотренных правом признаков, необходимых для признания за совершенным действием качества сделки, влекущей за собой наступление желаемых для ее субъекта гражданско-правовых последствий6.

Отметим также, что мировое соглашение – это чаще всего многосторонний договор, поскольку он может заключаться между должником, его кредиторами, а также третьими лицами.

Взгляд на мировое соглашение, заключаемое в деле о банкротстве, как на договор являлся наиболее распространенным и в юридической литературе. И не только. В зарубежном праве сложился именно такой подход к пониманию мирового соглашения. В частности, в Германском Гражданском уложении мировое соглашение трактуется как договор, по которому посредством взаимных уступок улаживается спор либо устраняются сомнения сторон относительно правоотношения между ними7.

Исходя из комплексной правовой природы мирового соглашения, С. И. Федоров предлагает использовать подход к нему как к сложному юридическому составу, в который входят договор в смысле сделки гражданского права и ряд элементов процессуального значения8. Следовательно, мировое соглашение является гражданско-правовой сделкой по содержанию, форма совершения которой определяется нормами процессуального права, а потому ее заключение влечет за собой как материально-правовые, так и процессуально-правовые последствия.

Мировое соглашение традиционно рассматривается как особая стадия развития конкурсных отношений. Заключение мирового соглашения становится возможным, когда должник и кредиторы смогли договориться о том, что им выгоднее продолжать отношения во внеконкурсном порядке. Поскольку исполнение мирового соглашения выходит за рамки конкурсных отношений, осуществляется вне контроля арбитражного суда и не допускает судебного вмешательства, то Закон о несостоятельности детально регламентирует порядок заключения и содержание мирового соглашения, порядок его расторжения9. Оно (соглашение) может быть заключено на любой стадии рассмотрения дела о банкротстве и при проведении любой процедуры, в том числе и в конкурсном производстве. При этом заключение мирового соглашения должно быть осуществлено до представления конкурсным управляющим в арбитражный суд отчета о результатах проведения конкурсного производства.

Чаще всего мировое соглашение заключается в самом начале конкурсного процесса – при проведении процедуры наблюдения (удельный вес составляет более половины случаев утверждения мирового соглашения), в то время как на конкурсное производство приходится наименьшее количество случаев утверждения соглашения. Отсюда можно сделать вывод о том, что в период наблюдения, которое направлено на анализ финансового состояния должника, имеются наиболее благоприятные факторы для утверждения мирового соглашения.

Специфика мирового соглашения в деле о банкротстве состоит в том, что при его заключении преследуются совершенно иные цели, чем при подписании мирового соглашения в исковом производстве. Его целями являются для кредиторов получение удовлетворения своих требований вне производства по делу о несостоятельности, а для должника – сохранение своей юридической и экономической самостоятельности, а значит, и возможности дальнейшего функционирования на определенном рынке. Этим соглашением достигается своеобразный консенсус относительно дальнейшей судьбы должника.

Отметим, что мировое соглашение может быть заключено только при наличии решения об этом на собрании кредиторов. Данный вопрос решается не всеми лицами, участвующими в деле и заявившими свои требования к должнику, а только конкурсными кредиторами и уполномоченными органами – участниками собрания кредиторов с правом голоса.

Решение о заключении мирового соглашения считается принятым собранием кредиторов при соблюдении одновременно двух условий: во-первых, если за него было подано большинство голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, во-вторых, если кредиторы по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, проголосовали за принятие решения единогласно. Подобный порядок принятия решения предусмотрен Законом о несостоятельности 2002г. (п.2 ст.150) в целях дополнительной защиты интересов залоговых кредиторов, которые получают право выбора порядка удовлетворения своих требований исходя из экономической целесообразности. Однако на практике нередко складываются ситуации, когда залогодержатель блокирует заключение мирового соглашения, настаивая на включении в него выгодных ему условий. При этом приходится идти на всевозможные уступки, в том числе и путем ущемления прав других кредиторов. Вслед за М. В. Телюкиной представляется целесообразным предусмотреть в законе механизмы, сдерживающие залогового кредитора в ситуации, когда ему предлагают разумные условия мирового соглашения10.

Непременное условие заключения мирового соглашения – фактическое погашение задолженности по требованиям кредиторов первой и второй очереди, то есть по требованиям граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда их жизни и здоровью, по выплате выходных пособий и оплате труда лицам, работающим по трудовому договору, а также вознаграждений по авторским договорам. Поэтому не случайно данная норма рассматривается в литературе в качестве гарантии соблюдения прав работников и других лиц11.

Важным вопросом, на который следует обратить внимание, является качество информации, которую необходимо предоставить кредиторам для голосования на собрании кредиторов. Большинство правовых систем, предусматривающих возможность заключения мирового соглашения, требует предоставления информации кредиторам. Как в Англии, так и в США кредиторам должна быть предоставлена достаточная информация для принятия информативно-мотивированного решения по вопросу о мировом соглашении. Это подразумевает не только информацию об условиях мирового соглашения и его воздействии на интересы кредиторов, кредиторам также должно быть сообщено о финансовом положении должника и его жизнеспособности в результате мирового соглашения. Безусловно, кредиторам нет смысла голосовать за мировое соглашение, которое должник не сможет выполнить, оставшись при этом жизнеспособным12. Представляется, что в российское законодательство о банкротстве следует внести изменения, предусмотрев обязательность предоставления кредиторам информации как об условиях мирового соглашения, так и о финансовом состоянии должника.

При банкротстве юридического лица субъект, уполномоченный на принятие соответствующего решения, определяется в зависимости от стадии процесса. На этапе наблюдения или финансового оздоровления решение принимается руководителем юридического лица – должника или исполняющим обязанности указанного руководителя лицом, на этапе внешнего управления и конкурсного производства – соответственно внешним и конкурсным управляющим. Решение подписывается субъектом, его принявшим. От имени конкурсных кредиторов и уполномоченных органов мировое соглашение подписывается представителем собрания кредиторов или уполномоченным собранием кредиторов на совершение данного действия лицом. В случае, если в мировом соглашении участвуют третьи лица, с их стороны мировое соглашение подписывается этими лицами или их уполномоченными представителями.

В связи с вышеизложенным, вызывает интерес институт представительства применительно к нормам, регулирующим процесс подписания мирового соглашения. С учетом того, что представительство всегда характеризуется презумпцией публичной достоверности юридического правомочия представителя на их совершение, складывается впечатление, что Закон о несостоятельности делает законным представителем всех кредиторов такого представителя собрания кредиторов. Однако факт голосования кредитором за заключение мирового соглашения на собрании кредиторов (п.2 ст. 150 Закона) и факт подписания кредитором мирового соглашения имеют различное юридическое значение. В первом случае – это действие, в результате которого в совокупности с другими условиями может возникнуть ненормативный правовой акт, во втором – юридическая сделка. Поэтому нельзя считать, что если решение собрания кредиторов распространяется на всех кредиторов, то по этой же причине на всех кредиторов распространяются и условия мирового соглашения. Мы согласны с мнением С. А. Рухтина о том, что включение в текст Закона о несостоятельности 1998 г. (равно в Закон о несостоятельности 2002 г.) названной нормы преследовало цели чисто технические, состоящие в упрощении порядка подписания мирового соглашения с большим количеством кредиторов. Но вместе с тем техническое упрощение не должно подменять правовой институт представительства, ибо в противном случае нужно будет признать, что представитель, избранный на собрании кредиторов, вправе распоряжаться правами не только тех кредиторов, которые присутствовали на собрании кредиторов и голосовали «за», но и прямо выразили свое несогласие участвовать в мировом соглашении. В целом следует заметить, что правовое положение лиц, отказавшихся от подписания мирового соглашения, осталось вне поля зрения Закона о несостоятельности13.

Итак, при кажущемся равноправии всех конкурсных кредиторов фактически кредиторы, голосовавшие против заключения мирового соглашения, оказываются в худших условиях, особенно тогда, когда ряд конкурсных кредиторов являются заинтересованными лицами в отношении организации-должника, и вполне вероятно, что для последних удовлетворение требований в соответствии с условиями мирового соглашения менее актуально, чем для остальных конкурсных кредиторов. Поэтому целесообразно было бы предусмотреть в законодательстве пресекательный срок для исполнения должником условий мирового соглашения. Введение такой нормы лишило бы кредиторов, не заинтересованных в скорейшем погашении должником своих обязательств перед ними, возможности совершать различного рода злоупотребления14.

Кроме того, относительно голосования конкурсных кредиторов на собрании по поводу заключения мирового соглашения в Законе о несостоятельности 2002 г. остается нерешенным целый ряд проблем. Так, п.2 ст.150 названного Закона предусмотрено, что решение собрания кредиторов принимается большинством голосов от общего числа конкурсных кредиторов и уполномоченных органов в соответствии с реестром требований кредиторов. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в п.18 Информационного письма № 64 от 14 июня 2001 г. «О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» пояснил, что решение о заключении мирового соглашения принимается простым большинством голосов конкурсных кредиторов, определяемых для каждого из них пропорционально сумме его требований от общего числа требований кредиторов, признаваемых в соответствии с Законом о несостоятельности и установленных на дату проведения собрания кредиторов15. Как видно, такой порядок голосования направлен, в первую очередь, на защиту интересов крупных кредиторов.

Таким образом, мировое соглашение можно считать совершенно особым договором, поскольку при его заключении возможно принуждение одних участников другими к заключению договора и исполнению его условий, в то время как обычная конструкция договора предполагает свободу решения стороной вопроса об участии в договоре (что закреплено в качестве принципа гражданского права в ст. 421 ГК РФ).

Учитывая особенности подписания мирового соглашения от имени конкурсных кредиторов уполномоченным лицом, а не всеми кредиторами, собрание кредиторов должно выработать, на наш взгляд, и принять большинством голосов соответствующие условия соглашения.

Как указывалось выше, мировое соглашение является многосторонней сделкой (договором). Сторонами этого договора являются должник, а также конкурсные кредиторы и уполномоченные органы. Кроме названных лиц, в заключении мирового соглашения и его осуществлении могут принимать участие третьи лица, круг которых действующим Законом о несостоятельности (п.3 ст.150) не ограничивается. Третьи лица могут принимать на себя определенные права и обязанности в соответствии с условиями мирового соглашения. Эти лица участвуют в погашении долгов, в частности, путем поручительства или гарантии исполнения должником обязательств по мировому соглашению.

При этом, как правило, третьи лица преследуют свои цели, например, получение возможности участия в деятельности должника, сохранение договорных отношений с должником, являющимся многолетним поставщиком сырья для собственной продукции16. Согласно п.3 ст.155 Закона о несостоятельности 2002 г. мировое соглашение подписывается указанными лицами лично или их уполномоченными представителями. По общему правилу, согласно п.3 ст.308 ГК РФ обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц). Однако в определенных случаях (предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон) обязательство может создавать для третьих лиц права в отношении одной или обеих сторон обязательства17. Представляется, что в отношении обязанностей для третьих лиц в силу заключенного мирового соглашения и предусмотрено такое исключение Законом о несостоятельности.

Ранее действовавший Закон о несостоятельности 1992 г. вообще не предусматривал участие третьих лиц в мировом соглашении. В Законе о несостоятельности 2002 г. появилась отдельная статья (ст. 157), подробно регламентирующая вопросы участия в мировом соглашении третьих лиц. В частности, определено, что участие третьих лиц допускается, если такое участие не нарушает права и законные интересы кредиторов, требования которых включены в реестр требований кредиторов, а также кредиторов, требования которых возникли после даты принятия заявления о признании должника банкротом и срок исполнения требований которых наступил до даты заключения мирового соглашения.

После того как мировое соглашение подписывается должником и представителем собрания кредиторов или уполномоченным собранием кредиторов лицом, оно не ранее чем через пять дней и не позднее чем через десять дней с даты его заключения представляется вместе с заявлением о его утверждении в арбитражный суд. Законом о несостоятельности 2002г. не установлены последствия несоблюдения указанного срока. Данный десятидневный срок следует рассматривать как пресекательный, и в таком случае можно обосновать право суда не принимать опоздавшие заявления. В результате кредиторы должны будут проводить еще одно собрание по заключению мирового соглашения. При этом вследствие несвоевременного представления мирового соглашения в арбитражный суд у кредитора могут возникнуть убытки, которые, по мнению М. В. Телюкиной, должен возместить должник, внешний управляющий или конкурсный управляющий, не исполнивший соответствующую обязанность18.

Получив заявление об утверждении мирового соглашения, арбитражный суд назначает дату специального заседания, в котором это заявление будет рассмотрено. Обязанность известить заинтересованные стороны о дате заседания лежит на суде, но независимо от явки указанных лиц заявление подлежит рассмотрению.

Считаем, что с учетом норм действующего законодательства суд не сможет выяснить добровольность мирового соглашения: голосование происходит до судебного заседания, а во время утверждения мирового соглашения в арбитражном суде присутствие кредиторов необязательно. Мы солидарны с мнением И. В. Афанасьевой и Д. А. Беловой о необходимости включения стадии рассмотрения и заключения мирового соглашения в процесс судебного разбирательства. Тогда суд сможет непосредственно убедиться в действительном волеизъявлении сторон, разъяснить им практическое воплощение их намерений19. Необходимость таких действий суда объясняется тем, что конкурсные кредиторы, участвуя в заключении мирового соглашения, фактически ущемляют свои права, так как не получают полного удовлетворения своих требований.

Во время проведения заседания арбитражный суд, выслушав всех участников судебного разбирательства, выносит определение об утверждении мирового соглашения или об отказе в его утверждении. Основания и последствия отказа в утверждении мирового соглашения подробно регламентированы ст. 160 и 161 Закона о несостоятельности 2002 г.

По сравнению с нормами Арбитражного процессуального кодекса РФ, предусматривающего возможность отказа от утверждения мирового соглашения в случаях, когда мировое соглашение противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц (ст. 141 АПК РФ), Закон о несостоятельности устанавливает более широкий круг оснований отказа в утверждении мирового соглашения.

Безусловным основанием для отказа в утверждении мирового соглашения является нарушение п. 1 ст. 160 Закона о несостоятельности, то есть если не погашена задолженность по требованиям кредиторов первой и второй очереди. Таким образом, прямое нарушение закона, влекущее несоблюдение прав граждан, служит абсолютным основанием отказа в утверждении мирового соглашения. Решая этот вопрос, арбитражный суд анализирует представленные с мировым соглашением документы, подтверждающие погашение задолженности перед кредиторами первых двух очередей, а также письменные возражения, которыми может оспариваться факт выплаты или размер выплаченных сумм.

Кроме того, основаниями для отказа в утверждении мирового соглашения являются нарушение порядка заключения мирового соглашения, установленного Законом о несостоятельности 2002 г., несоблюдение формы мирового соглашения, нарушение прав третьих лиц. Причем, если указанные основания не всегда могут повлечь отказ в утверждении мирового соглашения, то противоречие условий мирового соглашения федеральным законам и иным правовым актам Российской Федерации всегда должно быть причиной отказа в его утверждении.

В соответствии с п.3 ст. 160 Закона о несостоятельности 2002 г. об отказе в утверждении мирового соглашения арбитражный суд выносит определение, которое может быть обжаловано. Если арбитражный суд отказал в утверждении мирового соглашения, оно считается незаключенным и все договоренности не действуют, равно как и решение собрания кредиторов о его заключении. Вместе с тем Закон о несостоятельности предусматривает возможность вторичного обращения к решению этого вопроса. В таком случае собрание кредиторов должно вновь принять решение о заключении мирового соглашения, избрать того же или другого представителя, который будет заключать мировое соглашение от имени конкурсных кредиторов и уполномоченных органов.

При заключении нового мирового соглашения должны быть устранены те недостатки, которые явились основанием для отказа в его утверждении арбитражным судом. При этом, безусловно, мировое соглашение должно отвечать всем требованиям, предусмотренным главой VIII Закона о несостоятельности 2002 г.

В случае отказа арбитражного суда в утверждении мирового соглашения рассмотрение дела продолжается с того момента, на котором оно было остановлено к моменту подписания мирового соглашения, то есть продолжается соответствующая процедура банкротства.

Другие правовые последствия наступают, если арбитражным судом выносится определение об утверждении мирового соглашения. В таком случае суд также выносит определение о прекращении производства по делу независимо от того, в ходе какой процедуры банкротства заключено мировое соглашение. Мировое соглашение, утвержденное судом, вступает в силу для должника и конкурсных кредиторов, а также для третьих лиц, участвовавших в его заключении, с момента вынесения судом соответствующего определения. Для указанных лиц оно является обязательным, при этом односторонний отказ от исполнения вступившего в силу мирового соглашения не допускается.

Для тех кредиторов, которые не принимали участия в голосовании или голосовали против его заключения, мировое соглашение формально не является обязательным. Однако анализ норм Закона о несостоятельности (п.3 ст.156) позволяет сделать вывод о том, что указанные лица не могут ничего противопоставить, за исключением обжалования определения арбитражного суда, то есть, по сути, они подчиняются воле большинства кредиторов и фактически вынуждены строить свои дальнейшие отношения с должником, в том числе связанные с удовлетворением их требований, ориентируясь на условия мирового соглашения.

Этим существенным моментом мировое соглашение отличается от обычной гражданско-правовой сделки, так как в данной ситуации отсутствует добровольность в заключении мирового соглашения (меньшинство кредиторов подчиняется воле большинства). Указанное обстоятельство является наиболее часто встречающимся доводом у противников теории мирового соглашения как сделки. Некоторые авторы полагают, что решение проблемы юридической природы мирового соглашения в деле о банкротстве связано с тем, что обоснование договорного характера мирового соглашения необходимо искать в плоскости темы о нецелесообразности заключения договора как ограничении одного из трех проявлений принципа свободы договора. Так, А. А. Дубинчин соглашается с М. И. Брагинским и В. В. Витрянским, которые отмечают, что в качестве одной из целей ограничения принципа свободы договора выступает необходимость защиты интересов государства, в концентрированном виде выражающего интересы общества20. Н. Г. Лившиц полагает, что такие известные современной практике социальные аспекты банкротства, как крушение и остановка производства, массовые увольнения, сокращение рабочих мест и иные отрицательные социально-экономические последствия объявления субъекта несостоятельным, достаточно убедительно доказывают, насколько общественно важным может быть заключение мирового соглашения и как велико значение государственного вмешательства в эту часть отношений, связанных с несостоятельностью21.

Действительно, именно суд вправе понудить меньшинство кредиторов, не выразивших волю на заключение мирового соглашения, принять гражданские права и обязанности, предусмотренные таким соглашением, предварительно рассмотрев их возражения (п.3 ст. 158 Закона о несостоятельности). Однако Закон закрепляет определенные гарантии прав этих кредиторов. Так, в п.3 ст. 156 установлено, что условия мирового соглашения для конкурсных кредиторов, не принимавших участия в голосовании по вопросу о заключении соглашения, а также голосовавших против его заключения, не могут быть хуже, чем для кредиторов той же очереди, голосовавших за его заключение. Данная тема очень тесно переплетается с вопросом о понятии и сущности мирового соглашения, который был рассмотрен выше. Следовательно, фактическое понуждение миноритарных кредиторов к заключению мирового соглашения в полной мере соответствует сложившемуся в России продолжниковому подходу к законодательству о банкротстве.

К сожалению, можно констатировать, что Закон о несостоятельности 2002 г., определяя мировое соглашение как процедуру банкротства, не регулирует собственно порядок его осуществления после утверждения. В связи с этим на практике возникают многочисленные вопросы, при решении которых суды вынуждены ориентироваться в большей степени на конкретные обстоятельства и применять аналогию закона чаще, чем сам закон. В частности, могут возникать следующие вопросы: каким образом осуществляется после утверждения мирового соглашения исполнительное производство, приостановленное после возбуждения производства по делу о банкротстве (на условиях мирового соглашения или в общем порядке); каким образом удовлетворяются требования кредиторов, не включенные в реестр требований (например, на стадии наблюдения в состав кредиторов не включаются лица, имеющие решения судов о взыскании неустоек, процентов и тому подобное). Практика предлагает различные варианты, в том числе и такой, как исполнение указанных требований в соответствии с условиями мирового соглашения.

Вступление мирового соглашения в силу является для должника основанием приступить к погашению задолженности перед кредиторами, в том числе перед кредиторами по обязательным платежам. В таком случае задолженность перед конкурсными кредиторами погашается в порядке, установленном мировым соглашением. Сейчас должник не связан ограничением, существовавшим ранее (п.4 ст. 42 Закона о банкротстве 1992 г.), об удовлетворении не менее 35% требований в течение двух недель после утверждения арбитражным судом мирового соглашения. Новелла (отсутствие аналогичной нормы) Закона о несостоятельности 2002 г. направлена, в первую очередь, на защиту интересов должника, поскольку дает возможность должнику перед осуществлением расчетов с кредиторами восстановить (или хотя бы стабилизировать) свое имущественное положение и начать эффективное функционирование в условиях рыночной экономики, что полностью соответствует продолжниковому типу правового регулирования несостоятельности (банкротства).

За рамками данной статьи остались такие вопросы, как содержание мирового соглашения, расторжение соглашения и др.


1. Далее – Закон о несостоятельности 2002 г.

2. Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М.: Статут, 2000. С.555.

3. Лившиц Н.Г. Мировое соглашение в деле о банкротстве // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1999. №1. С.101; Попондопуло В.Ф. Конкурсное право: Правовое регулирование несостоятельности (банкротства). М.: Юристъ, 2001. С.42.

4. См.: Дубинчин А.А. Мировое соглашение в деле о банкротстве: проблемы теории и практики // Хозяйство и право. 2000. №7. С.16.

5. Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Правовые основы несостоятельности (банкротства). Учебно-практическое пособие/ Под общ. ред. проф. В.С. Якушева. М., 2001. С.184; Лившиц Н.Г. Указ. соч. С.103; Телюкина М.В. Конкурсное право: Теория и практика несостоятельности (банкротства). М., 2002. С.352.

6. См.: Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М.: Госюриздат, 1958. С.121; Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М.: Госюриздат, 1954. С.17; Шахматов В.П. Основные проблемы теории сделки по советскому гражданскому праву. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1951. С.16.

7. Германское право. Часть 1. Гражданское уложение: Пер. с нем. – М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996. С.181.

8. Федоров С.И. Некоторые особенности рассмотрения арбитражными судами дел о несостоятельности (банкротстве). Дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 191.

9. См.: Телюкина М.В. Указ. соч. С. 348.

10. Телюкина М.В. Указ. соч. С.351. Указанное предложение не потеряло своей актуальности и применительно к новому Закону о несостоятельности.

11. Дубинский Д.Р. Правовые гарантии заработной платы при банкротстве работодателя // Российский юридический журнал. 2001. №3. С.79.

12. Калнан Р. Мировое соглашение // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2001. Спецприложение к №3. С.134.

13. Рухтин С.А. Мировое соглашение: проблемы заключения и исполнения при банкротстве // Журнал российского права. 2001. №7. С.107.

14. Зинченко С., Казачанский С., Зинченко О. Поиск новой модели законодательства о банкротстве // Хозяйство и право. 2001. №3. С.40.

15. Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2001. №9. С.73.

16. Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Указ. соч. С.185.

17. Пилехина Е.В. Мировое соглашение в арбитражном суде. Проблемы практики // www. bankr. ru.

18. Телюкина М.В. Конкурсное право: Теория и практика несостоятельности (банкротства). – М.: Дело, 2002. С.354.

19. Афанасьева И.В., Белова Д.А. Пути реформирования института мирового соглашения в делах о банкротстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2001. №4. С.19.

20. См.: Дубинчин А. Указ. соч. С. 18.

21. Лившиц Н.Г. Указ. соч. С. 103.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право