На главную Написать письмо

История возникновения объединений предпринимателей в России: правовые аспекты

В. Н. Петухов, кандидат юридических наук, ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации

Процессы монополизации в экономике России в конце XIX – начале XX века породили новые типы предпринимательских объединений и новый характер их взаимоотношений с государством, и в частности с органами государственного управления.

В научной юридической литературе того времени возникло понятие «предпринимательский союз», охватывавшее такие виды объединений, как картели, синдикаты и тресты, которые различались между собой степенью интеграции, о чем будет сказано ниже. Следует сразу отметить, что в России были более распространены первые два вида объединений предпринимателей (или предпринимательских союзов) – картели и синдикаты. Наиболее распространенным явлением стали в то время именно синдикаты. Возникшие из корпоративных представительных организаций предпринимателей-товаропроизводителей, действовавших в тех или иных отраслях, эти объединения немедленно приобретали сугубо коммерческий характер. Характерным явлением для них было то, что, являясь формально добровольными объединениями соответствующих предпринимателей, они были схожи с теми корпоративными объединениями, которые являлись их предшественниками. Это сходство заключалось в том, что в картелях, трестах, синдикатах, как и в биржевых комитетах, различных съездах и обществах промышленников, доминировали лидеры отраслей, наиболее крупные предприниматели-товаропроизводители, которые в значительной мере определяли условия организации и деятельности подавляющего большинства таких монополистических корпораций (предпринимательских союзов).

Что же касается взаимоотношений органов государственной власти с предпринимательскими союзами, в том числе властно-организующей деятельности органов государственного управления, то характер их существенно изменился. Была утрачена инициирующая роль государства в их создании. Инициатива создания таких объединений, или союзов, исходила от самих предпринимателей, их корпоративных общественных объединений – съездов, обществ и т. п.

Правотворческая, нормативно-регулирующая деятельность российского государства в данной сфере существенно отставала от практики организации и деятельности предпринимательских союзов в России. Учредительство предпринимательских союзов осуществлялось по преимуществу вне разрешительной или регистрационной деятельности органов государственного управления.

По сути, применительно к такому явлению, как предпринимательские союзы, в указанный период можно говорить о запретительной, по преимуществу, либо стимулирующей деятельности государства, в том числе правительства, министерств, судебных органов, в отношении этих предпринимательских союзов или монополистических корпораций.

Вместе с тем нельзя утверждать, что органы государственного управления, и прежде всего высшие органы, такие как правительство, утратили властно-организующие рычаги воздействия на процессы организации и деятельности предпринимательских союзов, которые все более занимали господствующие позиции в ключевых отраслях российской экономики.

Можно попытаться дать здесь сжатый сравнительный анализ правовых, организационных, экономических основ организации и деятельности картелей, синдикатов и трестов. Следует отметить, что в конце XIX – начале XX века эти виды предпринимательских союзов в России практически ничем не отличались от соответствующих объединений в США и Европе, откуда они, собственно, в Россию и пришли. Основное существенное различие заключается в том, что в дореволюционной России основной формой объединения стали синдикаты, тогда как картели были явлением относительно редким, а такие объединения, как тресты, вроссийской промышленности практически отсутствовали.

Для всех видов предпринимательских союзов общим в экономическом смысле было, прежде всего, то обстоятельство, что и картели, и синдикаты, и тресты являлись соглашениями предпринимателей, направленными на урегулирование условий производства и (или) сбыта произведенных товаров, на устранение или ослабление свободной конкуренции между отдельными предприятиями в той или иной отрасли. Правовой основой создания картелей, синдикатов, трестов являлся предпринимательский договор, или договор предпринимательского союза.

Вопрос о том, какова юридическая природа этого договора и на каких правовых основах (частно-правовых и публично-правовых) должно осуществляться регулирование этого договора, представлял немалый интерес для российских юристов конца XIX века, тем более что законодательство России того времени таких понятий, как предпринимательский договор и предпринимательский союз, не знало. В сугубо цивилистические конструкции это понятие не укладывалось. Более того, в это время считалось, что дать единообразное определение предпринимательского договора вряд ли возможно вообще. Слишком широким и неопределенным являлся круг отношений, охватывавшийся этими договорами1.

В самом общем плане можно сказать, что договор предпринимательского союза представлял собой многостороннее, заключаемое на принципе добровольности соглашение предпринимателей, контролировавших в своей совокупности значительную или даже большую часть рынка той или иной продукции. Соглашения могли носить по форме и содержанию самый разнообразный характер. Отсутствие какой-либо законодательной регламентации их предоставляло широкий простор для нормотворчества такого рода. Соглашения могли быть письменными или устными, закрытыми или открытыми, то есть опубликованными в печати. Различия между картельными соглашениями, договорами синдиката или треста можно кратко охарактеризовать следующим образом. В том случае, если такое соглашение имело более или менее постоянный характер – договоры треста и синдиката. В противном случае речь должна идти о картеле. Если же самостоятельность владельцев предприятий в рамках постоянного соглашения ограничивалась, но не уничтожалась полностью, речь могла идти о синдикате. Если самостоятельность владельцев предприятий увеличивалась и они как бы становились в положение акционеров, а, следовательно, вместо многих предприятий возникало одно новое предприятие, то это был уже трест. Если, далее, уничтожалась не только экономическая, но и юридическая самостоятельность предприятий, то это объединение имело наименование консолидированного треста. Если трест захватывал в свои руки все производство какой-либо определенной продукции, начиная с сырья для него и кончая различной продажей ее, то это был уже вертикальный трест.

Здесь, как мы можем заметить, просматривается прямая аналогия с современными вертикально интегрированными структурами типа холдингов.

И синдикаты и тресты являлись соглашениями предпринимателей, направленными на урегулирование условий производства или сбыта произведенных товаров, на устранение или ослабление свободной конкуренции между отдельными предприятиями в соответствующей отрасли. Вместе с тем между ними имелись и существенные различия.

Развитие картелей в конце XIX – начале XX века было тесно связано с тенденцией промышленности к концентрации. Появлению картелей предшествовали и способствовали:

– ничем не ограниченная конкуренция между предприятиями одной отрасли, которая приводила к ликвидации наиболее слабых из них;

– преобразование предприятий, находившихся прежде в индивидуальной собственности, в акционерные.

Картели были следующих видов:

1. картели, в рамках которых централизована продажа продукции предприятий, входящих в картель. Для этих целей участниками картеля создается специальная компания, сочетающая функцию продажи с функцией распределения заказов на продукцию между выпускающими ее предприятиями – участниками картеля;

2. картельные соглашения о ценах сырья, перерабатываемого предприятиями, входящими в это соглашение;

3. картели, основной целью которых являлось разграничение рынков сбыта производимой продукции;

4. тип картелей, в которых прибыль входящих в них предприятий, полученная от превышения допустимого картельным соглашением объема производства, изымалась в пользу остальных участников.

Одним из важных факторов, способствовавших возникновению картелей, стало падение товарных цен в связи с кризисами перепроизводства, а одной из причин их появления стала необходимость регулирования сбыта, в частности, в целях борьбы с перепроизводством.

Основной сферой применения картельных соглашений явилось преимущественно крупное массовое производство, поскольку несколько десятков крупных предприятий легче объединить в картель, нежели массу мелких производителей.

Средневековье с его цеховой организацией промышленного производства не знало такого явления, как картельные соглашения предпринимателей и товаропроизводителей, и не имело в них необходимости.

Неблагоприятным для появления и развития картелей был также и раннекапиталистический период. Они стали возникать тогда, когда конкурентная борьба между выжившими наиболее сильными предприятиями могла приобрести затяжной характер, и оптимальным выходом из этого положения могло явиться заключение картельного соглашения. Заключение такого соглашения, в свою очередь, было значительно легче для акционерных предприятий, нежели для индивидуальных. Это, в свою очередь, объяснялось коллективным характером такой собственности и разделением полномочий между собственниками и администрацией таких предприятий, которую составлял преимущественно наемный управленческий персонал.

Возникновение картелей в России происходило преимущественно в последнее десятилетие XIX века по тем же причинам и в соответствии с теми же закономерностями, что и в других экономически развитых странах. Из числа картелей, существовавших в то время, можно отметить сахарный картель, возникший в результате деятельности общества сахарозаводчиков с целью поддержания устойчивых цен на сахар на выгодном для них уровне2.

Довольно стройную организацию представлял основанный в 1894 г. российский картель фабрикантов гвоздей и проволок.

Керосиновый картель, основанный 19 февраля 1894 г., ставил своей задачей регулирование экспорта нефтепродуктов из России. Керосиновый картель объединял в момент своего учреждения около 92% производства нефти и нефтепродуктов всего бакинского нефтяного района.

Определенный интерес может представить такой вопрос, как отношение к организации и деятельности картелей как со стороны экономико-статистической науки, так и со стороны практиков, предпринимателей, а также российского правительства. Практика деятельности, например, сахарного синдиката вызывала как одобрительные публикации3, так и резко отрицательные4. Мелкие производители нефти и нефтепродуктов крайне неохотно соглашались на создание керосинового картеля и делали попытку предотвратить его образование. Ходатайства их были, однако, отклонены правительством.

Отношение правительства к картелям различалось в зависимости от того, какого рода цели – внутри- или внешнеэкономические – преследовали те или иные картели. Так, монополистическая деятельность, направленная на поддержание высоких цен на рынке сахара, была парирована действиями правительства по закупке сахара за границей и продаже его внутри страны по фиксированным ценам. Касаясь керосинового картеля, можно сказать, что правительство не только поддержало его, отклонив протесты мелких производителей и продавцов нефтепродуктов. Основания создания картеля были выработаны на съезде керосинозаводчиков, состоявшемся в Петербурге в октябре 1893 г. под председательством директора департамента торговли и мануфактуры министерства финансов. Высшие органы государственного управления таким образом поддерживали экспортную ориентацию деятельности картелей и в то же время не поощряли, и даже подавляли, картельную монополизацию внутреннего рынка.

Если предыдущие примеры объединений можно рассматривать как картели, то следующий вид объединения, создаваемого на основе договора предпринимательского союза, является уже трестом. Это объединение, в котором, как уже указывалось выше, практически полностью утрачивается экономическая и, в известной мере, юридическая самостоятельность входящих в него предприятий. Тресты возникли впервые в США и Канаде. Такими в Европе того времени были акционерные компании, являвшиеся результатом слияния нескольких крупных предприятий.

В юридическом отношении трест – это, по общему правилу, юридическое лицо, выступающее, как правило, в виде акционерного общества, в отличие от синдиката, представляющего собой союз самостоятельных предпринимателей. Углубленный цивилистический анализ такой юридической конструкции, как трест, не входит в задачу настоящего исследования. Можно отметить лишь, что свойственный английскому праву институт доверительного управления имуществом в Америке был использован для создания предпринимательских объединений.

При объединении предприятий в трест большинство акционеров каждого из объединяемых предприятий должно передать все или большую часть своих акций группе доверенных лиц, образующих орган управления трестом, с предоставлением этим лицам полномочий по управлению деятельностью треста. Акционерам выдаются взамен переданных акций особые сохранные свидетельства – сертификаты. Прибыли от деятельности всех объединяемых предприятий суммировались и распределялись между участниками пропорционально числу их сертификатов. Это порождало заинтересованность собственников в совершенствовании и снижении издержек производства и продаже, модернизации прибыльных предприятий для повышения их конкурентоспособности, ликвидации технически отсталых малодоходных или убыточных предприятий.

Организационно-правовая форма треста давала возможность органам его управления бесконтрольно распоряжаться материальными и финансовыми ресурсами, составляющими его капитал. Свойством, общим для всех трестов, независимо от государства и отрасли, в которой они действуют, являлся также сговор с железнодорожными компаниями в целях снижения тарифов на грузоперевозки для трестов по сравнению с их конкурентами, сокрытие прибылей и реальных размеров дивидендов и т. п. Это вызывало в целом недоброжелательное отношение общества и государства к данного рода объединениям5.

Синдикаты приобрели в России конца XIX – начала XX века наибольшее распространение по сравнению с прочими видами объединений хозяйствующих субъектов. Термин «синдикат» многозначен. Под синдикатами вообще подразумевались различного рода союзы, создающие между их участниками общность материальных интересов и не принадлежащие к числу обыкновенных гражданских и промышленных обществ. Наибольшее распространение союзы, именуемые синдикатами, получили во Франции, где существовали, в частности, как синдикаты предпринимателей, так и синдикаты рабочих.

В иных странах термин «синдикат» стал применяться, главным образом, для обозначения лишь одного из видов предпринимательских союзов, а именно таких, которые ставят своей главной целью достижение более или менее выгодного (по своей высоте или устойчивости) для их участников уровня предпринимательской прибыли путем совместного регулирования (нормирования) сбыта своих продуктов, закупки необходимых для производства предметов и самого производства. В этом смысле синдикаты стали термином интернациональным. Отечественное законодательство того времени, как и законодательство европейских государств и США, не давало определения синдикатов, как и картелей и трестов6.

Отличие синдикатов от иных видов предпринимательских объединений можно проследить на примере целей их создания и основных направлений их деятельности. Картели и тресты являлись объединениями предприятий (предпринимателей), как товаропроизводителей прежде всего. Внутрикорпоративная деятельность в этих объединениях осуществлялась в направлении регулирования объемов производства и сбыта, снижения издержек производства. Целью являлось предотвращение перепроизводства прибыльности объединяемых предприятий.

Предпринимательские синдикаты являлись объединениями предприятий (предпринимателей), действующих в одной и той же отрасли, уже как продавцов той или иной продукции. Такого рода синдикаты являлись, в большинстве случаев, союзами самых крупных предприятий-конкурентов. Для достижения основной цели – высокого и устойчивого уровня предпринимательской прибыли – они пользовались, как главным средством, договорным регулированием цен. Синдикаты более, чем картели и тресты, стремились к полной монополизации соответствующих отраслей промышленности и рынков сбыта.

Среди различных видов промысловых синдикатов, действовавших в России, преобладали товарно-торговые синдикаты, сочетавшие производство и продажу тех или иных видов продукции7. При этом в названии их термин «синдикат» отсутствовал. Так, §1 устава «Продаметы» этого первого, если не считать сахарного, открытого синдиката в России и, в известной мере, прототипа всех последующих подобных организаций, гласил: «Учрежденное в 1902 г. «Общество для продажи изделий Русских Металлургических заводов» (сокращ.: «Продамета») имеет целью торговлю чугуном, сталью, железом и вообще всякого рода изделиями металлургической промышленности как за собственный счет, так и по поручениям»8. Упомянутый сахарный синдикат также носил название общества сахарозаводчиков и, как указывалась ранее, сформировался на основе Всероссийского общества сахарозаводчиков.

По степени консолидации объединяемых предприятий российские синдикаты можно подразделять на соглашения предприятий (предпринимателей), заключаемые для достижения каких-либо ограниченных целей (конвенций), собственно синдикаты и тресты, о которых говорилось выше.

Примером такого соглашения может служить «Конвенция железопрокатных, проволочных и гвоздильных заводов», заключенная 15 проволочными и гвоздильными фабрикантами 15–27 сентября 1886 г.9 Согласно § 1 устава, цель конвенции состояла в том, чтобы «согласовывать цены на проволоку, штифты и т. д. с фабричной себестоимостью посредством установления общих для всех продажных цен для того, чтобы устранить понижение цен и таким образом снова поставить это дело на здоровую почву». Участниками конвенции были сформированы ее органы, а именно – общее собрание, правление и третейский суд.

Подобного рода конвенции являлись формой объединения весьма неустойчивой и переходной к синдикатам как таковым, что и видно на примере данной конвенции, в скором времени распавшейся. Такого рода негласные, крайне непрочные локальные союзы не могли ни регулировать производство и цены, ни монополизировать рынок. Им на смену в дальнейшем пришли синдикаты-монополисты типа «Продаметы», то есть более прочные союзы, объединенные общим руководством центрального органа, в которых, однако, самостоятельность отдельных членов хотя и ограничивается, но не подавляется.

Тресты и акционерные слияния, свойственные соответственно для Северной Америки и Европы, были для российского синдикатского движения нехарактерны. Также нехарактерны были для российской практики и так называемые сложные синдикаты, или союзы синдикатов. К ним относились соединения двух или более ранее образовавшихся синдикатов без прекращения действия последних. К числу сложных синдикатов относились также союзы синдикатов с отдельными, не входящими в них предприятиями, на основе особых сепаратных договоров10.

По территориальной сфере действия российские синдикаты можно подразделить на национальные, объединяющие все важнейшие предприятия одной и той же отрасли, и местные, охватывающие лишь отдельные предприятия той или иной местности.

Так, в 1902 г. после соответствующих обсуждений на XXVI съезде горнопромышленников Юга России было создано три синдиката по продажам соответствующих товаров в данном регионе11, а в 1904 г., в соответствии с рекомендациями экстренного съезда уральских горнопромышленников, был образован синдикат, объединивший 12 крупных уральских заводов, производивших до 80 % всего уральского кровельного железа12.

К числу общенациональных можно отнести, помимо уже упоминавшихся сахарного синдиката и «Продаметы», также синдикат вагоностроительных заводов «Продвагон» и ряд других.

Существовали и интернациональные синдикаты, в которых принимали участие российские предприятия. Так, в 1903 г. был создан синдикат по продаже сенных, навозных и свекловичных вил. В его состав вошли: синдикат немецких и синдикат австрийских металлических предприятий со своими центральными компаниями, а также три российских предприятия, сосредоточивших к тому времени в своих руках почти все производство вил в России13. Этот синдикат, кроме всего прочего, интересен и своей организационной структурой, вероятно, наиболее совершенной к тому времени.

Организационная структура синдикатов в то время была весьма несовершенна. Практически единственными органами управления синдикатами были съезды фабрикантов и заводчиков, на которых заключались соответствующие многосторонние соглашения о создании синдикатов, принимались их уставы и отслеживались результаты реализации этих соглашений.

Поскольку, как уже указывалось, законодательство того времени не признавало ни договоров о создании предпринимательских союзов, ни самих предпринимательских союзов, включая синдикаты, вопросы их организации и деятельности никоим образом практически не регламентировались. Следовательно, обязательность положений уставов синдикатов и соглашений об их создании на правовых нормах не основывалась. На практике это приводило к значительным нарушениям этих соглашений и уставов, а в конечном счете к крайней неустойчивости таких предпринимательских союзов. Спорные вопросы разрешались общими собраниями членов этих союзов и третейскими судами, которые могли за нарушения налагать штрафы. Однако при уклонении от уплаты штрафов они не могли быть взысканы в общем судебном порядке, опять-таки по причине отсутствия соответствующих законодательных норм.


1. См.: Памяти Г. Ф. Шершеневича. Сборник статей. М., Изд-во бр. Башмаковых, 1915 г. С.3–4.

2. О картелях см.: Шеффле А. К вопросу о картелях и картельной политике. 1899.

3. См.: Сибиряков. Положение свеклосахарной промышленности и нормировка. Киев. 1891.

4. См.: Радуич. Производство и потребление сахара во всем свете. СПб. 1890.

5. О типологии, структуре и деятельности трестов, картелей и синдикатов более подробно см.: Янжул И. Промысловые синдикаты или предпринимательские союзы для регулирования производства преимущественно в Соединенных Штатах Северной Америки. Изд. мин-ва финансов. 1895.

6. Энциклопедический словарь. // Изд. Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон. Т.59. СПб, 1900. – С.8–7.

7. Подробнее об этом см.: Гурьев А. Промышленные синдикаты. Вып. I. 1898, Вып. II. 1899.

8. Цит. по кн.: Кафенгауз Л. Б. Синдикаты в русской железной промышленности. М., 1910. С.44.

9. Документ опубликован: Л. Б. Кафенгауз. Синдикаты в русской железной промышленности. Москва, 1910. – С.237–245.

10. Различные типы синдикатов рассматриваются в статье «Союзы предпринимателей». Сб. «Промышленность». Изд-во Водовозовых. 1986.

11. Кафенгауз Л. Б. Синдикаты в русской железной промышленности. С.78.

12. Там же. С.96–97.

13. См.: Кафенгауз Л. Б. Синдикаты в русской железной промышленности. С.111.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право