На главную Написать письмо

Формирование крупных корпоративных структур в России: способ защиты внутреннего рынка

Интервью с президентом Ассоциации финансово-промышленных групп России Олегом Николаевичем Сосковцом

Анализ складывающейся ситуации в мировой экономике отчетливо показывает, что организация производственной деятельности претерпела существенные изменения. В результате этих процессов прежние промышленные группы уступили место корпоративным структурам нового типа: гигантским финансово-промышленным объединениям, в которые входят, на основе акционерных, финансовых, а также деловых форм связей, промышленные фирмы, банки и иные финансовые институты, торговые и строительные компании, а также структуры, относящиеся к другим отраслям хозяйства. Для них стал характерным экономический контроль не только над отдельными отраслями хозяйства и секторами предпринимательской деятельности, но и над всей национальной экономикой, что придает им статус центров экономической власти.

– Олег Николаевич, в последнее время активно обсуждается проблема значения и роли интегрированных структур для российской экономики. Как, на Ваш взгляд, можно оценить их положение?

– Сегодня в мире действуют порядка 40 тысяч финансово-промышленных групп и транснациональных корпораций, имеющих около 200 тысяч филиалов в 150 странах. Общемировой объем активов зарубежных филиалов ТНК оценивается примерно в 9 трлн. долларов. Общий объем продаж транснациональных компаний составляет по отношению к мировому ВВП 25 %. На ТНК приходится, по разным оценкам, до 1/3 мировой торговли и подавляющая часть межстранового движения технологий. Фундаментальной особенностью наших дней становится транснационализация деятельности промышленных и финансовых компаний, сопровождаемая стиранием национальных барьеров и все большей открытостью мировых рынков.

Таким образом, чтобы подключиться в общемировую воспроизводственную цепь, российские хозяйственные субъекты должны соответствовать международным стандартам, прежде всего по формам и размерам функционирующего капитала.

Кроме того, усиливающаяся глобализация мировой экономики, резкое усиление межгосударственной конкурентной борьбы за рынки сбыта и источники сырья не только не сводят на нет национально-государственные интересы, а, наоборот, возвышают их до уровня региональных интересов. Именно поэтому формирование крупных корпоративных структур в России надо рассматривать и как способ защиты внутреннего рынка.

– Не станет ли такая интеграция плацдармом для разгула крупных монополий и ничем не ограниченного злоупотребления экономической властью?

– Напротив, деятельность корпоративных структур, подобных финансово-промышленным группам, имеет в целом положительный эффект. Как показал печальный опыт реформирования российской экономики страны, попытка решить проблему структурной перестройки на основе только саморегулирующегося рыночного механизма успехом не увенчалась. Расчет на то, что быстрая финансовая стабилизация позволит переложить на рыночные механизмы перестройку отраслевой технологической структуры российского производства, себя не оправдал. Потеря управляемости, обвальное падение спроса и объемов производства, недостаток инвестиций и оборотных средств, отсутствие перспективы, дальнейшее ослабление материально-технической базы и производственного потенциала страны, медленная структурная перестройка производства, а также обострение финансового кризиса экономики – все это стало тяжелым испытанием для российской промышленности. Таким образом, крупные и средние предприятия, без должной их интеграции, соединения производства с финансовыми структурами и наукой не смогли добиться улучшения важнейших производственных показателей.

Все это требовало поиска оптимальной формы производственной кооперации предприятий. Как показали первые практические шаги, в качестве наиболее реального способа достижения поставленных задач можно выделить формирование финансово-промышленных групп. Их закономерное развитие в постиндустриальной экономике во всем мире является одним из показателей, отражающих динамику роста и повышения эффективности производства.

Подобные организационно-производственные объединения, основанные на критериях технологической целесообразности, составляют каркас технологического комплекса эффективных экономик большинства развитых стран мира.

Реальной базой для развития ФПГ в России явились преобразования, ориентированные на переход от плановой к рыночной экономике. Тогда же начала формироваться новая банковская система и появилась возможность реальной интеграции банковского и промышленного капитала.

– Существует ли в России законодательная основа, адекватная происходящим экономическим процессам?

– Определенную правовую базу ФПГ получили с выходом президентского Указа, а позднее с принятием Федерального закона «О финансово-промышленных группах», а также ряда других нормативно-правовых документов. Тогда же была зарегистрирована первая ФПГ «Уральские заводы», в которую вошло несколько десятков промышленных предприятий и одно кредитно-финансовое учреждение.

– Какова сегодня ситуация с развитием российских ФПГ?

– В настоящее время официальный статус получили более 80 групп. В их состав вошли на добровольной основе свыше 1000 промышленных предприятий и организаций, более 80 финансово-кредитных институтов. Общая численность занятых приближается к 4 млн. человек.

ФПГ объединяют юридические лица различных организационно-правовых форм собственности. Подавляющее число участников представляют собой приватизированные или частные предприятия, объединенные по типу вертикальной или горизонтальной интеграции, разнообразные по отраслевой и региональной принадлежности.

В конце 90-х годов объем производства ФПГ превысил отметку в 100 трлн. рублей (более 10 % ВВП). Группы обеспечили прирост выпуска продукции на 3,5 %, объем реализованной продукции – на 5 %, экспорта – на 10 %, инвестиций – на 6 %.

Особенно отчетливо проявился инвестиционный потенциал ФПГ. За счет собственных, а также привлеченных частных инвестиций группы увеличили капиталовложения более чем вдвое.

В целом совокупность ФПГ отличается достаточно широкой

диверсифицированностью, охватив более 100 направлений

деятельности. Большинство финансово-промышленных объединений созданы по отраслевому принципу и специализируются в конкретной отрасли. Так, крупными масштабами деятельности отличаются в автомобилестроении «Волжско-Камская» группа (около 10 % продукции по отрасли), в химическом производстве – ФПГ «Русхим» (около 4 %), в черной металлургии – ФПГ «Носта-Газ-Трубы» (около 6 %).

– Можно ли назвать примеры ФПГ, выходящих за национальные рамки?

– Да, конечно. На территории бывшего СССР, несмотря на множество препятствий, достаточно активно идут процессы кооперации. Сегодня на территории СНГ успешно работают около десяти межгосударственных ФПГ. По экспертным оценкам, их количество в ближайшее время может увеличиться до 70, в которых будет задействовано не менее 20 % промышленного и финансового потенциала стран Содружества. В настоящее время прорабатывается свыше десятка проектов создания транснациональных ФПГ с участием предприятий Украины (производство алюминия и изделий из него, авиационных двигателей), Белоруссии, Казахстана (многопрофильные группы), Узбекистана (производство самолетов). Реализуется программа создания ФПГ в атомной энергетике, в которой будут участвовать Россия, Украина и Казахстан. В сфере авиационной техники заключено соглашение между Россией и Украиной, а в металлургии – между Россией, Казахстаном и Украиной.

– Что препятствует дальнейшему развитию межгосударственной интеграции, в частности в форме ФПГ?

– К числу причин, тормозящих создание ТНК на постсоветском пространстве, пожалуй, можно отнести наличие больших расхождений в национальных законодательствах. Остро стоит проблема ведения консолидированного баланса и единой бухгалтерской отчетности участников ТНК.

У крупных корпоративных структур, получивших особое развитие в России, существуют и острые внутренние проблемы, сдерживающие их развитие. Несмотря на то, что ядро большинства как индустриальных, так и региональных ФПГ составляют крупные производственно-технические комплексы со сложившейся четкой вертикальной интеграцией производства, собственных средств для пополнения капитала предприятия не имеют. По оценкам специалистов, 55 % групп полностью лишены доступа к финансовым ресурсам. Четыре пятых групп не получают никакой поддержки или могут рассчитывать лишь на краткосрочное финансирование. Во многих ФПГ внутренний финансовый институт не играет надлежащей роли и не осуществляет долгосрочных инвестиций. Проблема взаимоотношений с финансовым институтом в ФПГ является ключевой, так как ФПГ может существовать как финансово-промышленная группа только в том случае, если в ней есть эффективно работающий финансовый институт.

– Олег Николаевич, можно ли сделать выводы, подвести некоторые итоги деятельности российских ФПГ, созданных за время реформ?

Во-первых, начну с того, что говорить о строго выработанных подходах при создании и функционировании ФПГ пока не приходится. ФПГ как форма интеграции промышленного и банковского капитала характеризуется множеством путей возникновения и форм существования. Сказать о том, что уже вырисовывается общая структура организационного строения групп, было бы преждевременно.

Во-вторых. Под определением ФПГ скрывается довольно емкая форма производственно-экономических отношений крупных промышленно-технологических комплексов с кредитно-финансовыми институтами.

В-третьих. Значительный экономический и социальный потенциал этих структур в настоящее время используется неоптимальным образом для них самих и для страны. Согласование интересов крупных корпоративных структур и государственных органов, представляющих интересы общества в целом, нередко осуществляется через конфликт.

В-четвертых. Экономический механизм взаимодействия крупных корпоративных структур и государственных органов пока не создан, хотя многими федеральными ведомствами, и в первую очередь, Министерствами экономики и государственного имущества, накоплен соответствующий опыт. Он должен быть дополнен разработками в области налогообложения, финансового регулирования, совместного участия в управлении имуществом и т. д.

В-пятых. Нет оснований считать, что ситуация с крупными корпоративными структурами улучшится, если ее пустить на самотек. Необходима более развитая система государственного регулирования инвестиционного процесса, включающего создание механизмов налоговых льгот для инвесторов.

В-шестых. Для преодоления этой сложной ситуации представляется необходимым проведение комплекса согласованных мероприятий на федеральном, региональном и отраслевом уровнях.

– Какая роль, на Ваш взгляд, должна быть отведена государству при становлении и развитии корпоративных объединений?

– Считаю, что в сфере развития ФПГ государству должна принадлежать ведущая роль. Государственного вмешательства требуют различные стороны деятельности групп. Так, одной из причин, тормозящих развитие ФПГ, является отсутствие адекватной законодательной базы (о государственных гарантиях, о залоге, о трасте), облегчающей привлечение частных инвестиций в проекты ФПГ. Правовой вакуум позволяет в каждом конкретном случае принимать различные решения. Поэтому государство должно предпринять активные шаги в этом направлении.

С отменой ненужных ограничений, с учетом мер государственной поддержки, в целом могут быть созданы все предпосылки для превращения ФПГ в инструмент активной государственной политики, что дает им возможность встать в один ряд с крупнейшими мировыми ТНК, занять свою нишу в мировом общественном производстве.

Неотработанность процедур и механизмов формирования и функционирования сказывается и на деятельности транснациональных ФПГ. Несмотря на заключенное межправительственное соглашение о содействии совместной деятельности различных экономических интегрированных структур в рамках СНГ, а также соглашения по вопросам формирования ФПГ России с такими странами, как Белоруссия, Украина, Казахстан, Узбекистан, Киргизия, реализация договоренностей приостановилась из-за несоответствия законодательных баз стран СНГ.

– Насколько значимым для интегрированных групп является присутствие финансового института?

– Финансовый институт определяет направление развития ФПГ. Поэтому ныне существующие ФПГ трансформируются либо в классические ФПГ, либо в крупные промышленные конгломераты.

В первом случае, в среднесрочной перспективе, ФПГ могут носить четко выраженную промышленную направленность или стать, пo сути дела, «высокодиверсифицированным инвестиционным портфелем» крупного коммерческого банка.

Bo втором – это крупные промышленные группы с промышленной направленной стратегией или региональные конгломераты, направленные на развитие региональных рынков.

– Олег Николаевич, подытоживая изложение проблем и перспектив развития ФПГ, какие функции в макроэкономическом масштабе они призваны выполнять и какое место они занимают в плане стратегического развития российского государства?

– Ориентация экономической политики государства на развитие предприятий и их корпоративных структур, совершенствование деятельности ФПГ является важным фактором стабилизации и подъема экономики страны. Возникновение ФПГ явилось не только закономерным шагом в развитии системы организационно-правовых форм современного общественного производства, но и необходимым этапом реорганизации промышленной структуры, многократно усиленной степенью открытости экономики. Интеграция в рамках ФПГ промышленного, банковского и торгового капитала позволяет ускорить оборачиваемость финансовых ресурсов, сократить издержки за счет развития внутри ФПГ систем взаимозачетов и платежей, рационализировать структуры совокупного капитала, увеличить доли ресурсов в денежной форме и мобилизовать перераспределение, возможность проведения крупных сделок, многовалютных операций, эффективность размещения интегрированных активов.

Процесс становления новой промышленной структуры России находится сейчас на начальном этапе. Трансформация российского хозяйства в экономику рыночного типа невозможна без решения целого комплекса сложнейших институциональных проблем. В частности, на нынешнем этапе крайне важно, опираясь на опыт естественных позитивных процессов в промышленности, постепенно формировать и ввести в действие целостную систему хозяйственного права.

Создание ФПГ является магистральной схемой реструктуризации отечественной промышленности. Это полностью соответствует прогрессивному мировому опыту и, что более важно, позволяет говорить о соответствии структуры механизмов государственного регулирования экономики стратегии индустриального развития страны. Эти структуры доказали на практике, что являются действенной формой финансово-промышленной интеграции, создающей базу для будущей стабилизации и развития промышленности.

Интервью подготовила Ольга Григорьева

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право