На главную Написать письмо

Корпоративные объединения со сложной структурой: понятие и особенности налогообложения

Д. В. Винницкий, кандидат юридических наук, докторант Уральской государственной юридической академии

Современные экономисты обращают внимание на высокий уровень монополизации российской экономики, на тенденции, свидетельствующие об укрупнении и усилении ряда корпоративных объединений, функционирующих на отечественном рынке. С экономической точки зрения можно по-разному оценивать эти процессы. Вместе с тем следует отметить, что концентрация капитала и формирование корпоративных объединений со сложной структурой – это общая черта, присущая экономике всех промышленно развитых стран. Россия в этом отношении не является исключением.

С правовой точки зрения объединения со сложной корпоративной структурой могут быть сформированы как в рамках единой юридической личности, так и могут выступать вовне как целая группа взаимозависимых юридических лиц. В частности, юридическое лицо способно наращивать свою имущественную базу и создать сложную внутреннюю организационную структуру путем образования филиалов и представительств (обособленных подразделений). Причем последние, естественно, не обладая гражданской правосубъектностью, не будут способны выступать в гражданском обороте от собственного имени. Иной путь развития корпоративного объединения – это его становление как холдинговой компании, объединяющей группу (группы) взаимозависимых юридических лиц. В этом случае сложное корпоративное объединение (как целое) по действующему гражданскому законодательству РФ не признается правосубъектным, однако его отдельные части (юридические лица) формально получают возможность самостоятельно выступать в гражданском обороте. В общеправовом плане понятие «корпоративное объединение со сложной структурой» применимо, на наш взгляд, к обеим указанным формам юридического закрепления структуры корпорации.

1.Понятие корпоративного объединения со сложной структурой в налоговом праве.

В российском налоговом праве нет общей концепции налогообложения корпоративных объединений со сложной структурой. При регламентации прав и обязанностей коллективных субъектов, способных выступать в качестве налогоплательщика, Налоговый кодекс РФ (НК РФ) опирается на понятие организации. Согласно п.2 ст. 11 НК РФ организация – это, в частности, юридические лица, образованные в соответствии с законодательством РФ (российские организации). Из данной нормы видно, что применительно к внутрироссийским корпоративным объединениям понятия «организация» и «юридическое лицо» выступают в налоговом праве практически как тождественные1.

Понятие организации, используемое НК РФ, не способно само по себе учесть степень сложности структуры того или иного корпоративного объединения. Признание налоговым законодательством того или иного корпоративного объединения организацией означает лишь, что потенциально ему могут быть вменены определенные налоговые обязанности, в частности обязанность по исчислению и уплате налога. Вместе с тем структура корпоративного объединения фактически оказывает существенное влияние на процесс налогообложения в тех случаях, когда она обусловливает распространение деятельности объединения на территорию нескольких субъектов РФ или муниципальных образований. В подобных случаях встает вопрос о распределении долей от причитающихся в региональные и местные бюджеты налогов между соответствующими административно-территориальными единицами.

Таким образом, понятие корпоративного объединения со сложной структурой приобретает в налоговом праве свою особую отраслевую окраску. Применительно к налоговому праву структура корпоративного объединения может быть признана сложной лишь в том случае, если она обусловливает распространение деятельности корпоративного объединения на территорию нескольких административно-территориальных единиц.

2.Конституционные основания особенностей налогообложения корпоративных объединений со сложной структурой.

Особенности налогообложения корпоративных объединений со сложной структурой обусловлены принципом налогового федерализма, имеющим конституционно-правовые основания. В свою очередь, значение принципа федерализма в российском налоговом праве непосредственно связано с государственным устройством, с необходимостью обеспечения баланса общегосударственных интересов и интересов субъектов РФ в сфере налогообложения. Выделяются следующие существенные положения, характеризующие принцип федерализма, выраженные в российской Конституции: государственный суверенитет России, единство системы государственной власти, равноправие субъектов РФ, единство конституционно-правовой системы, разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ, самостоятельность местного самоуправления. С учетом п.1 ст.8, п.1 ст.74, п.«з» ст.71, подп. «и» п.1 ст.72, п.3 ст.75, п.2 ст.76, п.1 ст.132 Конституции РФ и практики Конституционного Cуда РФ можно назвать некоторые относительно самостоятельные требования, вытекающие из принципа налогового федерализма: 1) недопустимость установления налогов и сборов, нарушающих единое экономическое пространство РФ; 2) приоритет федерального законодательства о налогах и сборах над региональным и местным; 3) согласование федеральных, региональных и местных интересов при установлении налогов и сборов; 4) справедливое разграничение налоговых юрисдикций различных субъектов РФ (муниципальных образований).

Тема настоящей статьи определяет интерес к такому элементу принципа налогового федерализма, как требование справедливого разграничения налоговых юрисдикций различных субъектов РФ (муниципальных образований). Действительно, когда налогоплательщик или группа взаимозависимых налогоплательщиков (юридических лиц – членов одного холдинга) осуществляют свою деятельность на территории нескольких субъектов РФ или, что еще более распространено, на территории нескольких муниципальных образований, возникает проблема экономически обоснованного распределения долей федеральных налогов, поступающих соответственно в региональные и местные бюджеты, а также распределения поступлений от региональных и местных налогов между административно-территориальными образованиями, на территории которых осуществлялась деятельность. Данную проблему необходимо рассмотреть применительно к различным формам юридического закрепления сложной структуры корпорации.

3. Особенности налогообложения юридических лиц, имеющих обособленные подразделения.

В соответствии со вступившим в действие с 1 января 1999г. НК РФ филиалы представительства и иные структурные подразделения российских юридических лиц не являются самостоятельными налогоплательщиками. Статья 19 НК РФ устанавливает, что в порядке, предусмотренном НК РФ, филиалы и иные обособленные подразделения российских организаций исполняют обязанности этих организаций по уплате налогов и сборов по месту нахождения этих филиалов и иных обособленных подразделений. В части второй НК РФ это правило конкретизируется.

Пункт 2 ст.11 НК РФ определяет понятие обособленного подразделения организации. Обособленное подразделение организации – это любое территориально обособленное от нее подразделение, по месту нахождения которого оборудованы стационарные рабочие места. Признание обособленного подразделения организации таковым производится независимо от того, отражено или не отражено его создание в учредительных или иных организационно-распорядительных документах организации, и от полномочий, которыми наделяется указанное подразделение.

Таким образом, п. 2 ст. 11 НК РФ в качестве специального признака обособленного подразделения в налоговом праве указывает на наличие стационарных рабочих мест. Такой термин встречается в ведомственных нормативных актах, регулирующих трудовые отношения. При этом рабочие места подразделяются на подвижные (маршрутные, сторожевые), передвижные (рабочие места с неопределенными границами зоны труда и предназначенные для выполнения работ, потребность в которых возникает в различных местах производства) и стационарные2. Однако цитируемая статья НК РФ понятие стационарного рабочего места никак не связывает с условиями труда работников; согласно указанной норме, рабочее место считается стационарным, если оно создается на срок более одного месяца.

Далее следует обратить внимание на отдельные предписания части 2 НК РФ, конкретизирующие вышеупомянутое положение ст.19 НК РФ. Так, п.2 ст.288 НК РФ устанавливает, что уплата авансовых платежей, а также сумм налога на прибыль, подлежащих зачислению в доходную часть бюджетов субъектов РФ и бюджетов муниципальных образований, производится налогоплательщиками – российскими организациями по месту нахождения организации, а также по месту нахождения каждого из ее обособленных подразделений исходя из доли прибыли, приходящейся на эти обособленные подразделения, определяемой как средняя арифметическая величина удельного веса среднесписочной численности работников (или расходов на оплату труда) и удельного веса остаточной стоимости амортизируемого имущества этого обособленного подразделения соответственно в среднесписочной численности работников (или в расходах на оплату труда) и остаточной стоимости амортизируемого имущества в целом по налогоплательщику. На решение рассматриваемой проблемы направлены также ст.175 НК РФ в части уплаты НДС по месту нахождения обособленных подразделений организации, п.7 ст.226 НК РФ в части обязанностей налоговых агентов российских организаций, имеющих обособленные подразделения, перечислять исчисленные и удержанные суммы подоходного налога, п. 8 ст.243 НК РФ в части уплаты единого социального налога по месту нахождения обособленного подразделения, а также ряд других норм.

Подводя итоги, можно сформулировать следующий вывод: особенности налогообложения российских юридических лиц, имеющих обособленные подразделения, сводятся, в конечном счете, к специфике порядка исчисления и уплаты отдельных налогов, обеспечивающей экономически обоснованное распределение долей этих налогов (налог на прибыль, единый социальный налог, налог на имущество предприятий и организаций и т. д.) между бюджетами административно-территориальных единиц, на территории которых ведется общекорпоративная деятельность.

4. Особенности налогообложения холдинговых компаний: российская практика и зарубежный опыт.

Существенные особенности налогообложения действующее налоговое законодательство предусматривает и в отношении холдинговых компаний. Создание холдинговых компаний – это, несомненно, одна из самых распространенных форм вертикальной интеграции различных корпоративных объединений (юридических лиц). Вместе с тем надо признать, что законодательство не обеспечивает системного регулирования правового положения холдинговых объединений. Разработка проекта Федерального закона «О холдингах» не увенчалась успехом3. Основной нормативный документ, закладывающий основы для регулирования корпоративных отношений, – Гражданский кодекс РФ обходит молчанием проблему холдингов. Однако в российском законодательстве имеется ряд актов, регламентирующих их правовое положение. В качестве примера можно назвать временное положение «О холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества»4. Согласно п.1.1. данного положения холдинговой компанией признается предприятие независимо от его организационно-правовой формы, в состав активов которого входят контрольные пакеты акций других предприятий5.

В сфере налогового права холдинг как финансовый комплекс (промышленно-хозяйственный) или как совокупность взаимосвязанных юридических лиц не рассматривается в качестве особого субъекта права. Понятия «консолидированная группа налогоплательщиков» или «консолидированный налогоплательщик», хотя и встречались в некоторых проектах НК РФ, но в итоге не были закреплены в его принятом и опубликованном варианте. Учитывая это, термин «организация», определенный в ст.11 действующего НК РФ, не может быть применен для обозначения холдинга как совокупности взаимосвязанных юридических лиц.

В то же время холдинговая компания в узком значении данного слова, т. е. как материнская компания6, и иные организации (юридические лица) как члены холдинга обладают определенной спецификой в содержании налоговых прав и обязанностей. Сказанное подтверждается, например, при анализе ст.20 НК РФ. В соответствии с п.1 данной статьи взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц. В частности, организации признаются взаимозависимыми, если одна из них непосредственно и (или) косвенно участвует в другой организации и доля такого участия составляет более 20 %.

В соответствии с п.п.1 п.2 ст.40 НК РФ налоговые органы вправе при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов проверять правильность применения цен по сделкам, если они заключены между взаимозависимыми лицами. Когда примененные сторонами сделки цены товаров отклоняются (в ту или иную сторону) более чем на 20 % от рыночной цены идентичных (однородных) товаров, налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пени, рассчитанных таким образом, как если бы результаты этих сделок были оценены исходя из рыночных цен. Статья 40 в пунктах 4–12 подробно регламентирует порядок и механизмы определения цены сделки в соответствующем случае. Таким образом, материнская холдинговая компания и иные подконтрольные дочерние юридические лица (организации) имеют некоторую специфику в содержании налоговой правосубъектности. При определении размера их налоговых обязанностей налоговые органы вправе проводить в отношении их дополнительные контрольные мероприятия и расчетным путем определять налогооблагаемую базу по определенным хозяйственным операциям.

В качестве другого положения НК РФ, иллюстрирующего специфику правового положения юридических лиц – членов холдинга в сфере налогового права, можно назвать подп.16 п.1 ст. 31. Согласно данной норме налоговые органы вправе предъявлять в суды общей юрисдикции или арбитражные суды иски о взыскании задолженности по налогам, сборам, соответствующим пеням и штрафам в бюджеты (внебюджетные фонды), числящейся более 3 месяцев за организациями, являющимися в соответствии с гражданским законодательством зависимыми (дочерними) обществами (предприятиями), с соответствующих основных (преобладающих, участвующих) обществ (товариществ, предприятий), когда на счета последних в банках поступает выручка за реализуемые товары (работы, услуги) зависимых (дочерних) обществ (предприятий), а также за организациями, являющимися, в соответствии с гражданским законодательством, основными (преобладающими, участвующими) обществами (товариществами, предприятиями), с зависимых (дочерних) обществ (предприятий), когда на их счета в банках поступает выручка за реализуемые товары (работы, услуги) основных (преобладающих, участвующих) обществ (товариществ, предприятий). Таким образом, НК РФ предусматривает при определенных дополнительных условиях взаимную субсидиарную ответственность юридических лиц – членов холдинга по просроченной налоговой задолженности.

Однако основная проблема, подлежащая рассмотрению в рамках данной статьи, определяется способностью холдинговой компании осуществлять свою деятельность на территории нескольких субъектов РФ (муниципальных образований). Безусловно, данная «способность» сама по себе не может быть возведена в ранг обязательного признака любого холдингового объединения. Речь идет лишь о некоторой общей закономерности, связанной с тем, что концентрация капитала и образование крупных холдинговых структур, как правило, идут параллельно с расширением территории деятельности компании и выходом ее за пределы границ одного отдельного региона. При этом опять-таки возникает проблема обеспечения реализации принципа налогового федерализма при налогообложении юридических лиц – членов холдинга, – проблема, к сожалению, не получившая достаточного отражения в нормах НК РФ. Действующее законодательство не содержит никаких правил о распределении налоговых доходов между одноуровневыми административно-территориальными образованиями в тех случаях, когда группа взаимозависимых налогоплательщиков осуществляет деятельность, например, на территории нескольких субъектов РФ.

В качестве примера эффективного решения этой проблемы можно сослаться на американский опыт. Он предлагает нам достаточно интересные концепции7. В частности, в США сформировался так называемый «унитарный» принцип (unitary principle), согласно которому в целях налогообложения доходов отдельные коммерческие правосубъектные организации рассматриваются («идентифицируются») в качестве целого8.

«Согласно этому принципу, – пишет американский специалист Т. Салливан, – некоторые коммерческие правосубъектные организации рассматриваются как взаимозависимые части, которые в своей деятельности полагаются друг на друга и которые вносят свой вклад в прибыльность деятельности друг друга. Например, корпорация «А» может расположить все свои маркетинговые службы в штате «Х», а все свое производство в штате «У». Вероятнее всего, корпорация сообщит об отсутствии дохода, заработанного маркетинговыми службами в штате «Х». Корпорация может фактически сообщить о чистых потерях, поскольку маркетинговая организация сама по себе не дает никакого дохода, в то время как она несет расходы по поддержанию производства в штате «У». Таким образом, штат «Х» предоставляет услуги корпорации «А» без вознаграждения в виде подоходного налога.

Чтобы разрешить эту проблему, принцип «унитаризма» предусматривает, что маркетинговые и производственные организации в этом примере должны рассматриваться в качестве единого бизнеса (субъекта). Это позволит должным образом отразить отношения «симбиоза» между ними». Принцип «унитаризма» поэтому отличается от традиционного практикуемого в США «формального» (arm’s length), или «сепаратного» (separate accounting), метода, который рассматривает маркетинговые организации как отдельные, не связанные друг с другом правосубъектные организации9. Согласно формальному, или сепаратному, методу, корпорация «А» имеет право отчитываться о доходе в каждом из этих штатов, как она пожелает.

Понятие принципа унитарного налогообложения дополняется применением правил об «апорционности» (соразмерном распределении). В современной американской юридической литературе отмечается, что термин «апорционность» обозначает процесс распределения доходов и расходов между сегментами унитарного бизнеса, строящийся таким образом, чтобы штат «Х» мог облагать налогом доход, производимый существующими маркетинговыми службами в этом штате, независимо от сообщения корпорацией «А» обо всех доходах в штате «У». Апорционность, которую иногда называют «формулярной» (представленной в виде формулы) апорционностью, обычно выражается формулой, основанной на учете трех факторов: платежной ведомости (отражающей фонд заработной платы), собственности и продаж10.

Употребляя терминологию, разъясненную выше, можно отметить, что действующее российское законодательство использует на сегодняшний день лишь «сепаратный» метод налогообложения прибылей юридических лиц – членов холдинга, расположенных в различных административно-территориальных единицах. Думается, что принцип налогового федерализма, а именно требование справедливого разграничения налоговых юрисдикций различных регионов и муниципальных образований («по горизонтали»), может быть обеспечен на основе совершенствования положений законодательства, регулирующих налоговую правосубъектность организаций, в частности, путем введения понятия «консолидированная группа налогоплательщиков». Конструкция консолидированной группы налогоплательщиков позволит в определенных случаях использовать так называемый «унитарный» метод налогообложения взаимозависимых организаций11. Отметим, что действующая ныне ст. 40 НК РФ, устанавливающая налоговые последствия совершения сделок взаимозависимыми лицами, цена по которым существенно отклоняется от рыночной, не способна в полной мере обеспечить обоснованное распределение средств между различными бюджетами в случае появления эффектов искажения процессов обмена товарами (услугами, работами) между организациями – членами одного холдинга, расположенными на территории различных административно-территориальных образований (субъектов РФ, муниципальных образований).


1. На некоторых исключениях из этого правила мы подробно останавливались ранее: Винницкий Д. В. Субъекты налогового права. М., 2000.

2. Письмо Минтруда РФ от 24.01.95 № 134-ВК «О рекомендациях по разработке перечня постоянных рабочих мест».

3. Шиткина И. Корпоративное управление и корпоративный контроль в холдинговой компании // Хозяйство и право. 2003. № 3. С.36.

4. Утверждено указом Президента РФ «О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий» от 16.11.92 № 1392.

5. В научной литературе предлагается также следующее «рабочее» определение: холдинговая (держательская) компания – это организация, владеющая контрольным пакетом других фирм. Белых В. С. Холдинговые компании в РФ // Юридический вестник. 1998. № 14. С.13.

6. Белых В. С. Указ. соч. С.13–14.

7. См., напр.: Sullivan T. Note. The future of state unitary taxation of foreign-owned U. S. subsidiaries after Barclays Bank PLC v. Franchise Tax Board // Geo. Wash. J. Int’l L. & Econ.1995. Vol.28. P.693.

8. L. J. Note. Container Corporation of America v. Franchise Tax Board: The Supreme Court Encourages Apportionment Taxation // Wm. & Mary L. Rev. 1985. № 26. P.683–685; Sullivan T. Op. cit. P.691.

9.

10. T. Op. cit. P.691.

11. См.: Винницкий Д. В. Российское налоговое право: проблемы теории и практики. СПб., 2003.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право