На главную Написать письмо

Теневая и неформальная экономика – объективная реальность

Е. А. Бренделева, кандидат экономических наук, старший преподаватель кафедры экономической теории Московского государственного института международных отношений МГИМО (У) МИД России

В настоящее время проблемы теневой и неформальной экономики1 занимают большое место в экономической литературе. Для развивающихся и переходных стран, в том числе и России, данная проблема в определенном смысле является центральной, поскольку невозможно понять институциональные закономерности дальнейшего развития экономических процессов без детального анализа основных причин этого еще недостаточно изученного явления. В большей степени такой оценки заслуживает неформальный сектор, о котором заговорили лишь в последние несколько лет.

Теодор Шанин, известный британский социолог, ректор Московской высшей школы экономических и социальных наук, рассматривая экономическую сторону жизни в современной России, задается вопросом: почему в условиях, когда стоят заводы, зарплаты не выплачиваются, производство падает, эффективных институтов социальной защиты не существует, а доходы от экспорта оседают за рубежом, почти все функционирует – учителя учат, медики лечат, вода, газ, электричество подаются в дома, магазины продолжают бойкую торговлю2? Секрет живучести россиян, по его мнению, состоит в том, что помимо официально функционирующей экономики, отношения в которой подчиняются действующей системе формальных правил и институтов, существует другая, невидимая, однако ощущаемая всеми неформальная экономика со своими неписаными правилами и институтами. Не принимать ее в расчет – значит игнорировать поведенческие мотивации огромного большинства людей, их влияние на ход развития экономических систем различных стран.

Прежде чем перейти к исследованию неформального сектора, следует остановиться на различном содержании теневой и неформальной экономики. Часто в средствах массовой информации такие термины, как «теневая», «неформальная», «подпольная», «серая», «черная» экономика, употребляются как синонимы. Множественность определений, используемых при описании вышеуказанных типов экономики, вызвана отсутствием единой методологии для изучения поставленной проблемы.

Автор статьи проводит следующие разграничения:

«Теневая экономика» – это, прежде всего, экономическое явление, поскольку поведение участников данного сектора объясняется мотивом рациональности и экономической выгодой. Функционирующие здесь экономические субъекты описываются типичной моделью homo economicus3. Что касается видов деятельности, которые относятся к теневому сектору, то автор предлагает следующую классификацию:

Официальная экономика – это вся экономическая деятельность, отраженная в статистической отчетности.

Скрытая экономика – экономическая деятельность, не показанная в статистической отчетности, фиктивная – реально не существующая деятельность, однако отраженная в статистической отчетности с целью уменьшения налогообложения, получения льгот и т. д.

К понятию теневой экономики автор относит виды деятельности, связанные с нарушением закона. Так, «серые рынки» объединяют нарушения в сфере налогообложения (сокрытие доходов, работа без лицензии и т. д.), «черные рынки» включают криминальную деятельность, запрещенную законом (наркобизнес, торговля оружием, коррупция и т. д.).

Термины «белая», «серая», «коричневая», «черная», а также «легальная», «внелегальная», «криминальная» экономика употребляются автором для характеристики отдельных видов деятельности в рамках теневой экономики, различающихся по степени их законности4 (легальности).

«Неформальная экономика» – это явление больше социальное, чем экономическое, основной поведенческой мотивацией здесь является особая стратегия выживания. Неформальной экономике соответствует особая модель человека «человек приспосабливающийся» («homo adaptans»).

Для этой модели характерна несколько иная мотивация деятельности по сравнению с моделью «рационального максимизатора»: ориентировка не на максимальную прибыль, а на прожиточный минимум; высокая степень приспособления к новым условиям (несколько видов заработков, быстрая смена места работы); невысокие требования к условиям проживания, питания, так называемому быту. Значительную роль в обеспечении условий существования играют члены семьи, родственники, соседи, в отношениях между которыми преобладают альтруистические черты (что совсем не свойственно «homo economicus») – помощь без расчета на то, что она будет оплачена, и т. д.

В неформальной экономике, как и в теневой, участники балансируют на грани закона, постоянно рискуя нарушить его.

Синонимами «неформальной экономики» выступают «экономика выживания» (Т. Шанин), «экономика нищеты» (О. Левис), «моральная экономика» (Дж. Скотт)5. Неформальную экономику называют также «эксполярной», то есть выходящей за рамки существующей системы восприятия и экономического анализа. Она находится как бы в третьем измерении, ее существование сказывается на экономической деятельности общества, но не вписывается в рамки общепринятых систем исследования, то есть так называемого «формационного подхода» или альтернативы «рыночное–традиционное» общество.

Структура неформальной экономики представляется автору следующей (рис. 3.).

Исходя из вышеприведенной схемы, автор разделяет неформальную экономику на следующие виды: экономика выживания семьи, экономика выживания этнических меньшинств, экономика выживания отдельных категорий населения.

Стратегия выживания семьи предполагает налаживание своего производства в рамках данной семьи или нескольких семей с последующим обменом результатами своего труда. Среди основных видов работ можно выделить такие, как ремонт квартиры, пошив одежды, выращивание сельскохозяйственной продукции и т. д. В рамках данной стратегии формируются особые виды институтов, например, институт перераспределения продуктов питания, денежных средств от более богатых родственников к более бедным; производство сельскохозяйственной продукции родственниками в деревне и помощь тем, кто живет в городе, и т. д.

Большую роль в данной стратегии играет связь членов семьи с государственными структурами. Благодаря отдельным родственникам, знакомым появляется возможность приобретения товаров и услуг бесплатно или по низким ценам; осуществляется производство необходимой для дома продукции на заводском оборудовании; становится возможным получение ряда льгот, благ и т. д.

Сокращение легального сектора экономики в период реформ привело к переливу основной массы потерявших работу в теневой и неформальный сектор. Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о прямо пропорциональной зависимости между уровнем безработицы и ростом теневой и неформальной экономики. Причем особую роль в данном процессе играют женщины. Так, в России с 1990 по 1998 г. общая численность занятых снизилась на 11,68 млн. чел., из них женщин . 7,85 млн. чел., мужчин 3,83 млн. чел.6 Таким образом, и в неформальной экономике большую часть составляют женщины.

Стратегия выживания этнических меньшинств состоит в обязательной поддержке и помощи своим землякам (в соответствии с установленными в отдельных национальных группах традициями и обычаями). В переходный период стратегия выживания национальных меньшинств, в частности в крупных городах, заключается в налаживании собственного бизнеса, как правило, торговли на рынках, защите от криминальных группировок, местных властей, милиции, помощи вновь приехавшим землякам, их трудоустройстве и т. д.

Для неформального сектора переходной экономики характерно появление новой категории населения со своей стратегией выживания. Речь идет о нищих, бомжах, бродягах и других, жизнь которых укладывается в рамки неформального кодекса поведения, соблюдаемого членами данной группы. В своей классификации Т. Шанин исключает данную категорию из исследования в рамках неформальной экономики. Однако, по мнению автора статьи, данный тип отношений, который полностью отсутствует в командной системе, появляется в переходный период по тем же причинам, что и другие перечисленные выше стратегии выживания.

В заключение следует отметить, что роль неформального сектора в переходной экономике значительно возрастает. В условиях развала хозяйственной системы, отсутствия эффективной государственной социальной защиты, роста безработицы и постоянного ухудшения положения населения неформальная экономика становится неизбежной реальностью, необходимым условием сохранения нации. Нарушение закона (нелегальная часть деятельности) происходит в целях выживания, только в тех случаях, когда у субъектов неформальной экономики нет иного выхода, например, невозможно платить налоги, когда их сумма превышает полученный доход; воровство на предприятиях для того, чтобы прокормить свою семью; сокрытие родственников или знакомых, приехавших в Россию из бывшей союзной республики и живущих без прописки, или дача взятки для получения регистрации и т. д.

Автор считает представленную классификацию видов неформальной экономики незаконченной, поскольку ее анализ представляется сложным, прежде всего, из-за отсутствия статистической информации о масштабах данного сектора (например, количестве занятых в нем). Данные могут быть, в частности, получены выборочно в результате опросов населения в отдельных городах или населенных пунктах. Тем не менее вышеописанное явление заслуживает пристального внимания экономистов и социологов, так как охватывает значительную часть населения России, а также других стран мира.


1. Как следует из представленного в этой статье анализа – это разные экономические явления.

2. Шанин Т. Эксполярные структуры и неформальная экономика современной России. В сб. Неформальная экономика. М.: Логос, 1999. С.11–12.

3. «Человека экономического» можно охарактеризовать как рационально мыслящего эгоиста, стремящегося максимизировать свою прибыль и минимизировать затраты в условиях свободного выбора и способов достижения поставленных целей.

4. Степень законности автор определяет в следующих рамках: от административной до уголовно наказуемой. При этом в границах административных правонарушений и уголовных наказаний их строгость можно выстроить по нарастающей: от уплаты минимального штрафа до «высшей меры».

5. Шанин Т. Эксполярные структуры и неформальная экономика современной России.//«Эксперт» 2000. № 1–2; Lewis O. Life in a Mexican Villages. Chicago, 1951. Scott J. C. Moral Economy of the Peasant. London, 1976.

6. Российский статистический ежегодник. М.: Госкомстат России, 1999. С. 116–117.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право