На главную Написать письмо

Состязательность арбитражного процесса: идеал и реальность

И. В. Решетникова, председатель Арбитражного суда Свердловской области, доктор юридических наук, профессор

Современное российское судопроизводство, как гражданское, так и уголовное, развивается в соответствии с конституционным принципом состязательности. Постепенно законодатель вводит новые правовые институты, совершенствуя состязательность и приближая российскую модель судопроизводства к состязательной модели. Однако слияния двух систем судопроизводства (континентальной – инквизиционной или смешанной и состязательной1) вряд ли возможно, вряд ли необходимо, но вполне реально создание своей национальной модели, основанной на состязательных элементах.

Если идти по пути развития состязательности, важно знать ту цель, к которой предстоит двигаться, – некий идеал состязательного процесса.

Анализ современного арбитражного и гражданского процессуального законодательства демонстрирует направления такого движения.

Первая черта, определяющая уровень состязательности, – кто активен в процессе рассмотрения дел: суд или лица, участвующие в деле. Как ни пытается российский законодатель сделать суд более пассивным и соответственно активизировать лиц, участвующих в деле, суд традиционно активен. Несмотря на то, что суд перестал быть субъектом собирания доказательств, он не менее активен, чем ранее. В чем причина? Можно говорить о нескольких причинах. Во-первых, введенные в новые ГПК РФ и АПК РФ состязательные правовые институты лишь на первый взгляд требуют от сторон активности. Речь идет об обмене состязательными документами и раскрытии доказательств.

За рубежом обмен состязательными бумагами предполагает ограничение во времени представления отзыва на иск, возражения на отзыв и отзыва на возражение. Столь активный обмен состязательными документами приводит к сокращению фактов, подлежащих доказыванию: если ответчик не оспаривает факты, указанные истцом, то они считаются признанными. Если стороны не указали какие-либо факты, то они не включаются в предмет доказывания.

Из анализа норм АПК РФ нельзя сказать, что представление отзыва на исковое заявление является обязанностью ответчика.

«Лица, участвующие в деле, вправе ссылаться только на те доказательства, с которыми другие лица, участвующие в деле, были ознакомлены заблаговременно» (ч. 3, 4 ст. 65 АПК). Процедура раскрытия доказательств недостаточно четко прописана в АПК в отличие от аналогичного института в англо-американском процессе. «Доказательства представляются лицами, участвующими в деле. Копии документов, представленных в суд лицом, участвующим в деле, направляются им другим лицам, участвующим в деле, если у них эти документы отсутствуют» (ч. 1 ст. 66 АПК). Нетрудно заметить, что речь идет о раскрытии лишь письменных доказательств, о наличии иных доказательств (но не об их содержании) можно судить из состязательных документов.

Часть 3 ст. 65 АПК указывает на необходимость раскрытия доказательств до начала судебного заседания, если иное не установлено АПК. Как последствие невыполнения требования, предусмотренного ч. 3 ст. 65 АПК, является запрет лицам, участвующим в деле, ссылаться на доказательства, с которыми другие лица, участвующие в деле, не были ознакомлены заблаговременно (ч. 4 ст. 65 АПК). Законодатель избрал термин «заблаговременно». Очевидно, что заблаговременность означает раскрытие доказательств до начала судебного заседания, если иное не установлено АПК. Очень часто раскрытие доказательств вообще отсутствует или происходит за несколько минут до начала судебного разбирательства.

Однако судья оказывается перед дилеммой: если он не допустит нераскрытое доказательство, то его решение может быть отменено. Поэтому скорее судья пойдет на допущение нераскрытого доказательства, чем поставит под угрозу судьбу своего решения. Что судьи и делают, ибо существующая процессуальная обязанность раскрыть доказательства (так же как и направить отзыв на иск) не подкреплена никакой ответственностью сторон.

Недоведение до логического завершения новых процессуально-правовых институтов приводит к очень негативным последствиям. Незаконопослушные стороны, зная о безнаказанности за нарушение норм АПК РФ о направлении возражения на иск, раскрытия доказательств, игнорируют правовые предписания. А затем представляют новые доказательства в процессе судебного слушания дела, а иногда пытаются это делать в апелляции. Это осложняет и приведение сторон к примирению. Одним из важных условий заключения мирового соглашения является осведомленность сторон о правовой позиции друг друга, знание об имеющихся доказательствах и т. д. В итоге затягивается процесс судебного разбирательства. К сожалению, арбитражные суды редко применяют ч. 2 ст. 111 АПК РФ.

Нередко судьи апелляционной инстанции допускают в процесс рассмотрения дела те доказательства, которые стороны не представляли в с суд первой инстанции. Хотя ст. 268 АПК очень четко формулирует два правила: 1) дополнительные доказательства принимаются арбитражным судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными; 2) документы, представленные для обоснования возражений относительно апелляционной жалобы в соответствии со ст. 262 АПК, принимаются и рассматриваются арбитражным судом апелляционной инстанции по существу (ч.2, 3 ст. 268 АПК). Следовательно, апелляционная инстанция должна принимать дополнительные доказательства только в указанных случаях. В противном случае доказательство не может быть признано допустимым в силу прямого указания ст. 262 АПК.

Во-вторых, сказывается менталитет судей, сформировавшийся за многие десятилетия. Судьи стремятся установить истину по делу, хотя закон этого не требует. А в то же время закон требует установить все юридически значимые обстоятельства дела, что ничем не отличается от старой объективной истины, царствовавшей в советском процессе.

В-третьих, негативное влияние оказывает слабая подготовка многих представителей сторон. Можно понять судей, которые берут в свои руки процесс исследования доказательств, когда представители сторон не выполняют возложенные на них функции.

В-четвертых, основания отмены судебных актов в апелляционном и кассационном порядке заставляют судью активно вести себя в процессе.

Вторая черта состязательности – стандарт доказывания. Именно стандарт доказывания в российском процессе существенно разнится с состязательной моделью судопроизводства. В гражданском процессе стран состязательного процесса выигрывает та сторона, которая доказала обстоятельства согласно возложенной на нее обязанности по доказыванию. Это означает, что если сторона выполнила возложенное на нее бремя доказывания, то она выигрывает дело. Подобного стандарта доказывания нет в российском праве. Например, транспортные организации заявляют исковые требования о компенсации причиненных им убытков в результате перевозки пассажиров-льготников и неполучении из бюджета достаточной компенсации. Коль истец говорит о том, что ему причинены убытки, то в силу ч. 1 ст. 65 АПК РФ должен доказать факт причинения убытков и их размер. При этом транспортные организации в Свердловской области чаще всего не могут доказать размер причиненных им убытков, так как не ведется учет количества пассажиров, пользующихся транспортом бесплатно. Следовательно, если истец не может доказать размер причиненных ему убытков, то суд не вправе удовлетворить иск. Таким образом поступал арбитражный суд при рассмотрении дела по существу и в апелляционном порядке. Однако в кассационном порядке решение суда первой инстанции и постановление апелляции были отменены и натправлены на новое рассмотрение.

В силу ст. 65 АПК каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Естественно, если сторона не доказывает основания иска или возражений на иск, то она должна проиграть процесс. В этом суть любого состязания. Более того, суд лишь вправе, но не обязан, предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства, необходимые для выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела и принятия законного и обоснованного судебного акта. Таким образом, нормы права носят вполне состязательный характер, если их изучать без связи с основаниями отмены судебных актов. Среди этих оснований – неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, и недоказанность этих доказательств, которые суд счел установленными (ч.1 ст. 270 АПК РФ).

Отсюда вытекает, что все нормы о состязании и активности сторон «разбиваются» о названные основания, не соответствующие принципам распределения обязанности по доказыванию и состязательности.

Третья сторона состязательности – участие представителей в судебном разбирательстве. В большинстве арбитражных дел участвуют представители в силу специфики субъектного состава лиц, участвующих в деле. Однако нередко индивидуальные предприниматели защищают свои права в суде самостоятельно, то же касается корпоративных споров, в которых участвуют граждане.

Но в отношении определенных категорий дел, в которых чаще всего граждане участвуют без представителя, могут быть установлены специальные (более мягкие требования) требования к стандарту доказывания. И примеры тому есть в нашем законодательстве. Так, по делам из публично-правовых отношений большее бремя доказывания в силу АПК РФ несет соответствующий государственный орган (ч. 6 ст. 200, ч. 5 ст. 205 АПК РФ). Стандарт же доказывания напрямую зависит от обязанности по доказыванию.

Именно по той причине, что в арбитражном процессе в отличие от гражданского, как правило, участвуют представители, видимо, можно было бы смелее вводить состязательные правовые институты (обмен состязательными документами, раскрытие доказательств, стандарт доказывания и пр.), предусматривая те же последствия, что содержатся в нормах, регулирующих аналогичные институты в зарубежных странах. Кроме того, строгость процессуального законодательства, требующая от сторон материально-правового спора активности в защите собственных интересов, дисциплинировала бы сторона, заставляя их строго исполнять предписания. Например, ответчик не направил истцу возражение на иск – значит иск признал, в отзыве не привел аргументы против каких-то оснований иска – значит эти обстоятельства признал. Жесткие правила? Да, но и бизнес, которым занимаются стороны, – дело строгое, требующее определенного риска. Еще аргумент в пользу доведения до конца начатых состязательных мер – повышение уровня квалификации адвокатов и иных представителей. Им уже не приходилось бы надеяться на то, что судья сам исследует доказательства в суде. Недаром в некоторых странах активность судьи в процессе рассмотрения дела может рассматриваться как его заинтересованность в исходе дела. Даже у нас проигравшие стороны, жалуясь на действия судей, ссылаются на чрезмерную, с их точки зрения, активность суда, в чем они усматривают желание помочь лишь одной из сторон.

Безусловно, существует важный минус в расширении позиций состязательности до того уровня, который есть за рубежом, – малый бизнес может оказаться не в состоянии равноценно защищать свои интересы в споре с представителями крупного бизнеса.

Четвертая черта состязательности – наличие у лиц, участвующих в деле, широких процессуальных прав и инициативы в процессе. Пожалуй, эта черта наиболее полно представлена в российском арбитражном процессе. В силу АПК РФ лица, участвующие в деле, действительно обладают широкими процессуальными правами. Проблема лишь в том, что не всегда просто реализовать эти права. Обычное право на ознакомление с материалами дела и снимать копии. В большинстве судов недостаточно помещений, чтобы рассадить сотрудников суда согласно существующим нормативам, тем более сложно оборудовать специальные помещения для ознакомления с делами. Например, в Арбитражном суде г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, в Федеральном арбитражном суде Западного округа (г. Санкт-Петербург) оборудованы специальные залы для ознакомления лиц, участвующих в деле, с делами. Это позволяет обеспечить реальное использование процессуального права. Специалист зала для ознакомления с делами по телефону принимает заявки. В определенное время представитель или лицо, участвующее в деле, могут ознакомиться с материалами дела.

Сложнее с реализацией права на снятие копии. К сожалению, арбитражные суды не могут ксерокопировать материалы дел для лиц, участвующих в деле.

Лица, участвующие в российском гражданском и арбитражном процессе, сегодня наделены очень широкими правами по инициированию (право заявления ходатайств и пр.).

Пятая черта состязательности – детальнейшая разработанность правил о доказательствах. Это средство не только для лиц, участвующих в деле, их представителей правильно строить тактику своего поведения в суде, но и их защита от возможного произвола судьи. Например, если бы российские процессуальные кодексы предлагали детализацию, например, регулирования допустимости доказательств, то меньше было оснований говорить, что суд допустил то или иное доказательство, которое не должен был допускать. Например, применительно к ч. 2 ст. 268 АПК РФ о правилах представления дополнительных доказательств в апелляционной инстанции можно было сформулировать норму о недопустимости доказательств в случае несоблюдения требований, указанных в названной статье.

Шестая черта состязательности, о которой почему-то мало говорят, – широкие полномочия суда, позволяющие пресекать злоупотребление процессуальными правами и дисциплинировать лиц, участвующих в деле. К сожалению, в российском процессе нередко можно отмечать злоупотребление процессуальными правами. Один из примеров. Сторона заявила отвод судьям апелляционной инстанции, затем лицу, которое рассматривало отвод. При обжаловании судебного акта сторона обжаловала и отказ в удовлетворении отвода лица, рассматривающего отвод. Кассационная инстанция, отклоняя требование стороны, совершенно верно указала, что ст. 21 АПК РФ предусматривает лишь отвод судьи (судей), рассматривающего (рассматривающих) дело, и не предусматривает возможность отвода лица, рассматривающего заявление об отводе. После этого та же сторона продолжает заявлять отводы лицам, рассматривающим заявленные отводы, тем самым просто затягивая процесс рассмотрения дела или желая искусственно вывести дело из ведения данного суда.

Американские и английские суды очень строги к нарушителям порядка в процессе, в том числе к адвокатам. Нередко представители сторон штрафуются за проявленное неуважение к суду во время слушания дела.

Подводя итог, российский процесс действительно становится более состязательным, но очень осторожно внедряет сугубо состязательные правовые институты. Недоведение многих новых процессуальных институтов до их логического завершения нивелирует их состязательный эффект. Арбитражный процесс может развиваться по состязательному направлению значительно быстрее, чем гражданский процесс, в силу участия в делах профессиональных юристов.


1. См. подробнее: Решетникова И. В. Доказательственное право Англии и США. М., Городец, 1999. С.24—48.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право