На главную Написать письмо

Пределы кассационного пересмотра в арбитражном процессе

И. Г. Арсёнов, председатель судебного состава, судья Федерального арбитражного суда Уральского округа, кандидат юридических наук

Традиционно в теории процесса важнейшая функция кассации рассматривалась как деятельность по проверке соответствия закону судебных актов, принятых по существу материально-правового спора. Несомненно, что современное осмысление функционального назначения кассационного контроля достаточно актуально в условиях правового государства, в котором общественные отношения (подавляющая часть) должны находиться в плоскости «правового поля». Обеспечение верховенства закона связано с реализацией положения, при котором результат правоприменительной деятельности суда по урегулированию общественных отношений будет в наибольшей степени соответствовать воле законодателя, объективированной в правовых нормах.

Вместе с тем устройство общественной жизни на демократических основах предполагает законные ограничения функций государства, а принципы состязательности и диспозитивности – установление пределов вмешательства органов судебной власти в регулирование спорных отношений. Соответственно, кассационный контроль правильности судебных актов, деятельность по обеспечению единообразия судебной практики должны быть ограничены какими-то рамками. Поэтому достаточно очевидна необходимость теоретического и законодательного определения пределов кассационного пересмотра, в частности, в арбитражном процессе.Содержание дискуссии о пределах кассационного пересмотра, предложения по решению проблем правоприменительной практики нашли отражение в ранее предпринятом автором исследовании, посвященном содержанию и классификации полномочий арбитражного суда кассационной инстанции1. Однако эта проблематика остается по-прежнему актуальной, поэтому хотелось бы остановиться на отдельных аспектах, касающихся так называемых «функциональных» полномочий суда кассационной инстанции в арбитражном процессе (прежде всего, полномочий по проверке правильности судебных актов).

Вопросы пределов кассационного пересмотра в арбитражном процессе до настоящего времени не получили достаточно полного доктринального решения. Поэтому необходимость теоретического осмысления правил о пределах рассмотрения дела в арбитражном суде кассационной инстанции, закрепленных в ст. 286 АПК2, достаточно очевидна. При применении названных норм возникает целый ряд вопросов, связанных с определением пределов кассационного пересмотра в арбитражном процессе, которые, полагаю, можно свести к некоторым основным, существенным моментам, касающимся объема и содержания проверочной деятельности суда. К таким вопросам можно отнести следующие: ограничена проверка правильности обжалованного судебного акта волеизъявлением заявителя кассационной жалобы или зависит от усмотрения суда; вправе ли суд проверять только законность или должен осуществлять также и контроль обоснованности судебных актов; может ли суд кассационной инстанции самостоятельно устанавливать обстоятельства дела, основываясь на оценке имеющихся в деле доказательств, использовать новые доказательства, представленные в суд кассационной инстанции, для обоснования своих выводов о результатах кассационной проверки судебных актов или принятия нового решения.

Нормативному закреплению правил о пределах кассационного пересмотра в АПК 2002 г. предшествовала теоретическая дискуссия, отражавшая две противоположные точки зрения. Сторонники одной из них высказывались за то, чтобы кассационный контроль определялся рамками доводов кассационной жалобы. Соответственно, проверка законности судебного акта ограничивалась бы лишь теми нормами, на нарушение или неправильное применение которых ссылается заявитель в кассационной жалобе, проверка правильности установления обстоятельств дела возможна лишь в отношении тех, которые просит проверить заявитель жалобы, а выводы суда кассационной инстанции не могут основываться на представленных в кассацию новых доказательствах. Данный подход полностью исключает активную роль суда и лишает его возможности вмешиваться в спорное материальное правоотношение даже при очевидных нарушениях закона, приведших к неправильному разрешению спора3.

Другая точка зрения состояла в том, что проверка законности обжалованного судебного акта должна осуществляться в полном объеме независимо от доводов кассационной жалобы, при этом суду вменяется обязанность по устранению всех и всяких нарушений норм материального или процессуального права. Таким образом, признавалось, что активность суда практически ничем не должна ограничиваться. Однако реализация такого подхода означает существенное ограничение, почти прекращение действия диспозитивного начала в арбитражном процессе на стадии возбуждения кассационного пересмотра, поскольку при таком подходе дальнейшее развитие процессуального отношения не будет детерминировано волеизъявлением кассатора4.

Судебная практика не пошла по пути существенного ограничения полномочий кассации. В постановлениях по конкретным делам Высший арбитражный суд РФ указывал, что не подлежат судебной защите права и не могут быть удовлетворены требования участников спорного материального правоотношения, основанные на ничтожной сделке. Например, в постановлении по делу № 962/99 от 6 июля 1999 г. Высший арбитражный суд РФ указал, что в соответствии с пунктом 21 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 8 от 25 февраля 1998г. при разрешении исков об истребовании имущества из чужого незаконного владения, заявленных лицами, титул собственника которых основан на ничтожной сделке, арбитражный суд вправе дать оценку такой сделке независимо от того, предъявлялось ли требование о признании сделки недействительной. По данному делу свои требования об обязании ответчика освободить нежилое помещение истец обосновывал наличием у него прав на спорное имущество, возникших из договоров, предусматривающих отчуждение государственного имущества в частную собственность. Ответчик не заявлял требований о ничтожности данных договоров. Однако в связи с тем, что при рассмотрении спора обстоятельства, связанные с заключением и исполнением сделок по отчуждению государственного имущества, на которых истец основывал свое право собственности на истребуемые помещения, не исследовались и не оценивались с точки зрения соответствия их законодательству о приватизации, все принятые по делу судебные акты, включая постановление суда кассационной инстанции, были отменены и дело передано на новое рассмотрение5. На необходимость оценки законности сделки, на которой истец основывает свои требования о защите нарушенного права, Высший арбитражный суд РФ указывал и в дальнейшем6. Таким образом, проверяя правильность выводов судов нижестоящих инстанций о правах и обязанностях сторон, вытекающих из сделки, суд кассационной инстанции, не ограничиваясь доводами кассационной жалобы, должен был также проверять, выяснялось ли нижестоящими инстанциями соответствие условий сделки императивным требованиям норм материального права.

Представляется, что сформированное таким образом определение пределов кассационного пересмотра в определенной мере было связано с тем, что урегулирование судом спорного отношения, вытекающего из сделки, без проверки соответствия этой сделки обязательным требованиям норм материального права, приводило бы к существенным негативным последствиям, таким как нарушение баланса частного и общественного интересов, нарушение режима законности, дестабилизация гражданского оборота, неопределенность спорного материального правоотношения.

Действующий АПК содержит особое правило, предусматривающее модель поведения участников спора и суда в случае признания недействительной сделки, на основании которой ранее было принято решение о правах и обязанностях участников сделки или других лиц. Согласно п. 5 ст. 311 АПК основанием для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам является признание недействительной арбитражным судом или судом общей юрисдикции сделки, повлекшей за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному делу. В прежней редакции АПК такое основание для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам отсутствовало. По нашему мнению, внесение в АПК нового основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам подтверждает то, что существовавшая практика кассационного пересмотра нарушала принципы состязательности и диспозитивности вследствие чрезмерной, но во многом вынужденной активности суда кассационной инстанции. Кроме того, изменение правового регулирования в отмеченной части позволяет утверждать об отсутствии в действующем арбитражном процессе таких оснований для выхода за пределы доводов кассационной жалобы, как проверка судебного акта «в интересах законности». Иными словами, отсутствует нормативное обоснование для того, чтобы независимо от доводов жалобы проверять в полном объеме оспариваемое решение на соответствие требованиям императивных норм, обязательных для урегулирования спорного правоотношения.

Так, например, если в кассационной жалобе отсутствуют доводы о несоответствии размера неустойки последствиям нарушения обязательств, кассационная инстанция не вправе по своей инициативе проверять правильность применения нижестоящими инстанциями нормы ст. 333 ГК РФ. Суд кассационной инстанции не должен по своей инициативе обсуждать правомерность отказа в снижении неустойки, соразмерность ее уменьшения или снижать размер неустойки в результате кассационного пересмотра. Однако возникает вопрос, как быть в том случае, когда в результате такого применения статьи 333 ГК РФ нарушаются публичные интересы. Вполне очевидно, что возложение на «слабого» (в экономическом и процессуальном аспектах) субъекта обязанности по уплате несоразмерно высокой неустойки противоречит публичным интересам, нарушает принцип равноправия сторон. Причем и не только в том случае, если ответчиком является государственное, муниципальное предприятие, учреждение или организация.

По изложенным причинам полномочия суда по кассационному пересмотру не всегда могут быть полностью ограничены доводами кассационной жалобы. Однако и полное игнорирование действия в кассационной инстанции принципов состязательности и диспозитивности совершенно не приемлемо. Вмешательство суда кассационной инстанции допустимо лишь в той мере, в какой это действительно определяется публичным интересом и постольку, поскольку это требуется для укрепления законности и предупреждения правонарушений в экономической сфере. Представляется, что при этом следует учитывать дополнительный (факультативный) характер такой цели судопроизводства в арбитражных судах, как укрепление законности и предупреждение правонарушений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Достижение цели укрепления законности и правопорядка необходимо не само по себе, такой результат судебной деятельности в правовом государстве нужен постольку, поскольку он создает благоприятные условия для реализации субъективных прав и экономических интересов граждан и юридических лиц, поэтому произвольно широкий кассационный контроль совершенно недопустим.

Изложенные доводы полагаю, позволяют утверждать, что общее правило осуществления кассационного контроля должно заключаться в ограничении пределов пересмотра доводами кассационной жалобы с законодательным определением границ возможных отступлений от принципов состязательности и диспозитивности в публичных интересах. Определение пределов полномочий по кассационному контролю в решающей степени зависит от того, какие действия при проверке законности решений и постановлений апелляционной инстанции необходимо и достаточно совершить суду кассационной инстанции для выполнения своей функции, решения своей процессуальной задачи и достижения конечной цели правосудия по экономическим спорам – защиты нарушенного права.

Нормы о пределах кассационного пересмотра, закрепленные в действующем АПК в виде отдельного института, как представляется, ограничивают содержание проверочной деятельности, предметных и функциональных полномочий, сущности принимаемого по результатам пересмотра постановления арбитражного суда кассационной инстанции. Общее определение пределов кассационного пересмотра содержится в ст. 286 АПК, тогда как более детально сущность данного процессуального института определяется содержанием других норм АПК. Установление пределов судебного контроля в кассационной инстанции обусловлено, главным образом, специальной процессуальной задачей кассации (проверка законности обжалованных актов) и диспозитивным началом судопроизводства в арбитражном процессе, предполагающим зависимость судебного контроля от процессуальных действий заявителя.

Согласно общему правилу ст. 286 АПК кассационный контроль ограничен, с одной стороны, проверкой законности, то есть правильности применения норм материального и норм процессуального права судами нижестоящих инстанций при принятии ими обжалованного акта. С другой стороны, проверка законности обжалованного акта осуществляется в пределах доводов кассационной жалобы и возражений относительно жалобы, представленных в суд кассационной инстанции другими участниками процесса.

Общая задача судопроизводства в арбитражных судах, закрепленная в ст. 2 АПК как защита нарушенных прав и законных интересов участников экономических отношений, обязательна и для суда кассационной инстанции. Однако осуществлять такую защиту и вмешиваться в судьбу спорного отношения суд кассационной инстанции должен, как правило, в тех пределах, в каких считает необходимым заявитель кассационной жалобы. По этой причине суд кассационной инстанции не должен проверять правильность урегулирования спорного материального правоотношения в целом, усилия суда направляются, прежде всего, на устранение тех нарушений прав и законных интересов, на которые заявитель ссылается в кассационной жалобе. Из этого следует, что суд кассационной инстанции вправе осуществлять проверку в кассационной инстанции только тех доводов, которые отражены (изложены) в кассационной жалобе. Как указано в части первой статьи 286 АПК, суд кассационной инстанции рассматривает также и возражения других лиц, участвующих в деле, на доводы кассационной жалобы. Из этого следует, что суд кассационной инстанции не должен рассматривать возражения других участников процесса, если эти возражения не имеют отношения к доводам кассационной жалобы и заключаются в оспаривании законности судебного акта в части, не обжалованной заявителем. Чтобы расширить пределы кассационного пересмотра, другие лица, участвующие в деле, должны также обратиться с кассационной жалобой, для этого недостаточно одних лишь возражений, не связанных с доводами заявителя.

Таким образом, суду кассационной инстанции не предоставлено право по своей инициативе осуществлять проверку законности судебного акта в необжалованной части, помимо отдельных исключений, специально оговоренных в кодексе. Так, например, грубые нарушения принципов и основных правил судопроизводства сами по себе ставят под сомнение законность судебных актов, принятых с такими нарушениями. В связи с этим в части второй ст. 286 АПК закреплено отступление от общего правила определения пределов кассационного пересмотра, обязывающее суд кассационной инстанции выйти за пределы доводов кассационной жалобы. Это возможно при проверке правильности применения норм процессуального права, нарушение которых согласно части 4 ст. 288 АПК является безусловным основанием для отмены обжалованного судебного акта, независимо от того, были ли нарушены при его принятии нормы материального права.

В части третьей ст. 286 АПК, нашло отражение специфическое проявление взаимосвязи законности и обоснованности при кассационной проверке обжалованного акта. Суть этой взаимосвязи заключается в том, что без правильного установления существенных для дела обстоятельств (обстоятельств, имеющих правовое значение для спорного правоотношения) невозможно правильное применение судом норм материального права для урегулирования спора. Специфика проявления названной взаимосвязи при кассационном пересмотре состоит в отсутствии у суда кассационной инстанции права самому устанавливать существенные обстоятельства дела, поскольку это является прерогативой суда первой и апелляционной инстанций, наделенных полномочиями рассматривать спор по существу.

В свою очередь, доводы кассационной жалобы согласно п. 4 части 2 ст. 277 АПК также должны излагаться с учетом взаимосвязи законности и обоснованности судебных актов. Поэтому заявитель должен не просто ссылаться на то, что какое-то существенное обстоятельство установлено неправильно, но и указать на те нарушения закона и конкретных прав заявителя, которые, по его мнению, допущены из-за неправильного установления существенных обстоятельств дела. Суд кассационной инстанции, исходя из доводов жалобы, проверяет правильность и полноту установления существенных обстоятельств дела и оценки представленных доказательств, правильность выводов суда нижестоящих инстанций о правовом значении установленных обстоятельств.

С пределами кассационного пересмотра связан вопрос о представлении в суд кассационной инстанции дополнительных доказательств. Прямого запрета на предоставление в суд кассационной инстанции дополнительных доказательств, которые не были представлены при рассмотрении спора по существу, кодекс не содержит, но в силу ч. 2 ст. 268 АПК возможность принятия дополнительных доказательств, представленных после принятия решения судом первой инстанции, зависит от судебного усмотрения. Поскольку суду кассационной инстанции предоставлено право проверять, соответствуют ли выводы суда нижестоящих инстанций о применении норм права установленным обстоятельствам дела и собранным доказательствам, то это предполагает оценку судом кассационной инстанции доказательств, относящихся к существенным обстоятельствам дела, что не исключает возможность по усмотрению суда исследовать дополнительно представленные доказательства.

Однако результатом оценки совокупности имеющихся в деле и дополнительных доказательств не может стать установление новых обстоятельств дела судом кассационной инстанции (п. 3 ч. 1, ч. 2 ст. 287 АПК). Правовые последствия такой оценки доказательств заключаются в направлении дела на новое рассмотрение, если выводы, содержащиеся в обжалуемом судебном акте, не соответствуют исследованным судом кассационной инстанции доказательствам. Недопустимым является принятие судом кассационной инстанции, после отмены обжалованного акта, нового постановления по существу спора на основе оценки исследованных при кассационном пересмотре доказательств.

Рассмотрим более детально некоторые аспекты пределов кассационного контроля законности судебных актов. Законность судебного акта в самом общем виде традиционно определяется как соответствие судебного акта требованиям норм материального и процессуального права. Судебный акт признается законным, если спор рассмотрен и решение принято с соблюдением установленных процессуальным законом правил, а спорное материально-правовое отношение урегулировано по правилам, установленным нормами материального права для таких правоотношений. Под проверкой законности обычно понимается выяснение соответствия судебного акта нормам материального и процессуального права. При рассмотрении проблемы пределов кассационного пересмотра следует учесть, что арбитражный суд кассационной инстанции не может, независимо от доводов кассационной жалобы, осуществлять проверку правильности применения нижестоящими судами абсолютно всех норм материального и процессуального права, примененных для урегулирования спорного правоотношения. В этой связи достаточно актуально выяснение обязательного элемента полномочий по кассационному контролю законности обжалованных актов. Иными словами, определение того минимума норм материального и процессуального права, без проверки которых кассационный пересмотр не обходится в любом случае.

Как уже отмечалось выше, содержание полномочий суда кассационной инстанции по проверке правильности применения норм материального права в решающей степени зависит от доводов кассационной жалобы. Однако при этом следует учитывать различие понятий «доводы кассационной жалобы» (ч. 1 ст. 286 АПК) и «ссылка на законы и иные нормативные правовые акты» (п. 4 ч. 1 ст. 277 АПК). Представляется, что сущность доводов не сводится к одному лишь указанию номеров статей нормативных актов, содержащих нормы материального права, которые, по мнению заявителя, нарушены или неправильно применены. Поэтому суд кассационной инстанции должен проверить не только правильность применения норм материального права, на нарушение которых непосредственно указывает заявитель кассационной жалобы, но и тех норм, применение которых необходимо, исходя из доводов заявителя о нарушении его законных прав. Полагаю, в этом нет никакого противоречия с принципами состязательности и диспозитивности, поскольку последние также направлены на реализацию права на судебную защиту.

Таким образом, помимо норм материального права, на нарушение которых непосредственно указывает заявитель кассационной жалобы, суд кассационной инстанции должен проверить правильность применения всех тех норм, проверка которых необходима для того, чтобы проверить доводы заявителя о ненадлежащей защите нарушенного права при рассмотрении спора по существу. Полномочия суда кассационной инстанции по проверке законности обжалованных актов должны осуществляться в тех пределах, в каких это необходимо для достижения в данном правоприменительном цикле конечной цели правосудия по экономическим спорам.

С содержательной стороны полномочия арбитражного суда по кассационной проверке законности обжалованных судебных актов в части правильности применения норм материального права можно охарактеризовать следующим образом. Арбитражный суд кассационной инстанции проверяет, действительно ли судом первой и апелляционной инстанции применены именно те нормы права, которые регулируют спорное правоотношение. Этого нельзя выяснить без проверки правильности юридической квалификации судом нижестоящей инстанции фактических взаимоотношений сторон. Кроме того, проверяя правильность применения той или иной нормы материального права, суд кассационной инстанции должен выяснить, является ли данная норма действующей, соответствуют ли закону примененные к спорному правоотношению подзаконные нормативные акты, мотивировано ли применение аналогии закона или права, верное ли дано толкование примененной норме права. Все эти действия арбитражный суд кассационной инстанции осуществляет, как отмечалось ранее, в пределах полномочий по кассационному контролю.

Проверка законности акта правосудия – это, в сущности, проверка правильности применения норм права в процессе урегулирования конкретного спорного правоотношения. В свою очередь нормы процессуального права предназначены для того, чтобы обеспечить процедуру правильного применения норм материального права к спорным правоотношениям. Поэтому нарушение процессуальных норм дает право суду кассационной инстанции отменить обжалованный акт лишь в том случае, если нарушение процессуальных норм привело к неправильному разрешению спора (ч. 3 ст. 288 АПК). Пределы полномочий арбитражного суда кассационной инстанции по проверке законности обжалованного акта в части применения норм процессуального права согласно ч. 2 ст. 286 АПК не могут быть ограничены доводами кассационной жалобы, если существуют так называемые безусловные основания для отмены судебных актов, закрепленные в ч. 4 ст. 288 АПК. Нарушения норм процессуального права, указанные в части 4 статьи 288 АПК, противоречат основным началам арбитражного процесса и ставят под сомнение обжалованный акт как акт правосудия, поэтому выделены в категорию безусловных оснований для отмены судебных актов в суде кассационной инстанции. Данные нарушения носят характер, неустранимый и невосполнимый на стадии кассационного пересмотра, при установлении любого из этих нарушений дело подлежит направлению на новое рассмотрение. К числу безусловных оснований отмены обжалованного судебного акта отнесены следующие нарушения норм процессуального права:

– рассмотрение арбитражного дела судом в незаконном составе;

– рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания;

– нарушение правил о языке судопроизводства при рассмотрении дела;

– принятие судом решения о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле;

– неподписание решения, постановления судьей или одним из судей либо подписание решения, постановления не теми судьями, которые указаны в решении и постановлении;

– отсутствие в деле протокола судебного заседания или подписание его не теми лицами, которые указаны в ст. 155 АПК;

– нарушение правила о тайне совещания судей.

Полномочия суда кассационной инстанции по контролю законности принятых судебных актов в арбитражном процессе, таким образом, обязательно включают проверку правильности применения норм процессуального права, нарушение которых является безусловным основанием для отмены судебных актов.

Следует также остановиться на пределах кассационного контроля правильности применения нижестоящими судами норм ст. 148, 150 АПК РФ, в которых закреплены основания оставления иска без рассмотрения и прекращения производства по делу. В предусмотренных данными нормами случаях основания для судебной защиты нарушенного права не возникли на момент рассмотрения спора, либо такие основания отсутствуют в принципе. Это в свою очередь означает, что не имеется оснований для применения судом норм материального права, соответственно и оснований для проверки правильности такого правоприменения. Таким образом, проверка правильности применения статей 148, 150 АПК, наряду с нормами, содержащими безусловные основания для отмены обжалованных актов (часть 4 ст. 288 АПК), является обязательным элементом полномочий суда кассационной инстанции, используемым при рассмотрении каждой кассационной жалобы.

Полномочия арбитражного суда кассационной инстанции по проверке правильности применения других процессуальных норм, кроме ст. 148, 150 АПК и тех, нарушение которых отнесено к безусловным основаниям отмены судебных актов, ограничены доводами кассационной жалобы. Существенно и то, что без этих доводов суд кассационной инстанции лишен реальной возможности сделать вывод о том, привело ли и могло ли привести к принятию неправильного решения то или иное нарушение норм процессуального права, не отнесенное к безусловным основаниям отмены обжалованных судебных актов. Проверяя по своей инициативе законность обжалованного судебного акта в части применения других процессуальных норм, кроме ст. 148, 150 АПК и тех, нарушение которых относится к безусловным основаниям отмены, суд кассационной инстанции выходит за пределы своих полномочий. В этом случае действия суда не выглядят вполне оправданными, как с точки зрения необходимости выполнения функции по кассационному пересмотру, так и для достижения конечной цели судопроизводства по экономическим спорам.

Полагаем, общее правило заключается в том, что проверка законности обжалованного акта в части соблюдения норм процессуального права, кроме ст. 148, 150 АПК и норм, нарушение которых отнесено к безусловным основаниям отмены, зависит от наличия соответствующих доводов в кассационной жалобе. В том случае, если доводы о нарушении таких норм в кассационной жалобе отсутствуют, у суда кассационной инстанции не имеется оснований, вопреки принципу диспозитивности, проверять правильность применения указанных процессуальных норм. Учитывая зависимый характер процессуальных норм, используемых в процессе применения к спорному отношению норм материального права, в проверке таких процессуальных норм отпадает необходимость в том случае, если при проверке правильности применения норм материального права будет установлено, что спорное правоотношение урегулировано надлежащим образом.


1. Арсёнов И. Г. Арбитражный процесс. Проблемы кассационного пересмотра. М. Норма, 2004 С. 94.

2. Здесь и далее имеется в виду Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, принятый 21 июля 2002 г., введенный в действие с 1 сентября 2002 г.

3. Скворцов О. Ю. Институт кассации в российском арбитражном процессуальном праве (проблемы судоустройства и судопроизводства). Автореф… канд. юрид. наук. Санкт-Петербург, 2000. С. 21, 22. Подвальный И. О. Апелляция и кассация в арбитражном процессе Российской Федерации. Автореф… канд.юрид. наук. Санкт-Петербург, 2000. С. 20.

4. Нагорная Э. Н. Производство в кассационной инстанции арбитражного суда. М. Юридический дом Юстицинформ, 2000. С.36. Шерстюк В. М. Арбитражный процесс в вопросах и ответах. М. Издательство Городец, 2000. С. 263,264.

5. Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ 1999. № 10. С. 57–58; См. также:Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ, 1998. № 11. С.35–37.

6. Постановление Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 июня 1999 г. № 2982/99 по делу № А60-1101/98-С2 Арбитражного суда Свердловской области. Архив Федерального арбитражного суда Уральского округа, дело № Ф09-19/99-ГК. // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ, 2000. № 1. С. 31–32; см. также: постановление от 14 марта 2000 г. № 3438/98. Вестник Высшего арбитражного суда РФ № 6, 2000. С. 70–72, постановления Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 марта 2001 г. № 765/200 и от 22 мая 2001 г. № 8838/2000 в информационной системе «Консультант».

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право