На главную Написать письмо

 

Подходы к проблеме финансово-промышленной интеграции в зарубежной юридической науке

О. А. Герасимов, директор филиала кафедры предпринимательского права УрГЮА в ОАО «НТМК», заместитель директора ОАО «НТМК» по правовым вопросам

В юридической науке Запада постепенно получила отражение идея регулирования отношений, которые возникают в связи с созданием и деятельностью различного рода объединений юридически самостоятельных субъектов (обычно юридических лиц), связанных отношениями экономической зависимости. Такие объединения в современном западном законодательстве и в юридической доктрине называются по разному: «связанные предприятия», «системы компаний», «организации организаций», «товарищества товариществ», «товарищества второй ступени», а также «группы компаний» или просто «группы»1. Авторитетнийший специалист в области зарубежного гражданского права Михаил Иванович Кулагин2 видел сущность группы в том, что это экономическое единство или организация, состоящая из самостоятельных субъектов права. Образно и тонко охарактеризовал сущность группы бразильский юрист Фабио Компарато, слова которого довел до сведения российской аудитории М. И. Кулагин: «Отныне крупное предприятие заменено группой предприятий, обеспечивающей, как в таинстве Святой Троицы, единство в различии. Обнаруживается, что централизация контроля вполне совместима с децентрализацией управления; последняя даже способствует усилению первой. Юридическая техника предложила необходимые инструменты для достижения этого результата в виде юридического лица и финансового участия в товариществе. Благодаря первому закрепляется имущественная автономия и осуществляется умножение точек приурочивания правоотношений. С помощью второго – гарантируется единство управления различными имуществами. В результате можно с успехом обладать контролем без бремени собственности, господством – без хозяйственных рисков»3.

Распространение групп в хозяйственной жизни западных стран породило многочисленные проблемы, в том числе: проблему защиты интересов акционеров меньшинства в зависимых обществах; проблему охраны прав кредиторов товариществ, входящих в группу; проблему зашиты интересов государства, на территории которого действует группа; проблему разработки адекватных гарантий работникам, занятым на предприятиях группы.

В зарубежной юридической литературе обозначились два подхода к определению группы. В соответствии с первым, группой следует считать юридически самостоятельные организации (единицы), связанные отношениями экономической зависимости, а также проводящие единую хозяйственную политику4. Сторонники второй точки зрения считают, что группой являются только такие организации, в которых один из участников обладает контролем над другими. Иначе говоря между ними должны существовать отношения власти и подчинения или субординации.

В ирландском корпоративном законодательстве, состоящем из законов, в настоящее время отсутствует легальное определение группы компаний. Оно может быть выведено из анализа ряда нормативно-правовых актов и многочисленных судебных прецедентов в области корпоративного права и доктринальных исследований наиболее известных и авторитетных юристов и юридических фирм, таких как A&L Goodbody, William Fry, LK Shields и т. д5.

Ирландские юристы отмечают, что группа компаний является не только правовым, но и экономическим понятием, что нередко заранее приводит к неточности определений. Поэтому понятие группы раскрывается через характеристику ее признаков и отличительных черт.

Первым и основным признаком группы, по мнению Плинк Я. В.6, является наличие в ее составе как минимум двух компаний, объединенных между собой определенным образом. Группа компаний может включать в себя только компании, наделенные статусом юридического лица в соответствии с законодательством Ирландии. В этом заключается принципиальное отличие группы компаний от партнерств (Partnerships) с неограниченной либо ограниченной ответственностью, где в качестве участников выступают физические лица7. Более того, сами партнерства не могут входить в группу, так как это возможно только для организаций, создаваемых в соответствии с Законами о компаниях 1963 и 1982 г. г.

Существенное значение в качестве признака группы компаний имеет консолидированная отчетность (Group accounts) группы компаний, которая предоставляется холдинговой компанией. Роль бухгалтерской и отчетной консолидации столь велика, что некоторые авторы вообще считают ее единственным образующим признаком группы компаний и понимают объединение участников только в этом смысле. В соответствии с Законом о налогообложении компаний 1976 г., консолидированная отчетность позволяет реально оценить финансовые результаты группы в целом и предоставляет возможность участникам группы объединять свои финансовые результаты, в частности, убытки для снижения налогооблагаемой базы8.

По общему правилу, выбор формы отчетности (индивидуальной либо консолидированной) осуществляется самой группой компаний. Несмотря на рекомендации международных бухгалтерских стандартов (в том числе стандарт SSAP 14 Международных стандартов бухгалтерского учета и аудита), Совет Директоров холдинговой компании вправе принять решение не проводить консолидацию счетов, если это создает значительные организационные сложности либо может привести к получению неточных результатов.

Однако в ряде случаев холдинговая компания не может отказаться от составления консолидированных отчетов, например, если на холдинговую компанию распространяются правила уже упомянутой 5-й Директивы ЕС. В этом случае холдинговая компания должна готовить финансовые отчеты с включением данных о дочерних и зависимых компаниях. Кроме того, по данным на конец каждого финансового года, холдинговая компания должна в своих годовых отчетах указывать сведения, о юридическом адресе каждой дочерней компании, а также дополнительную информацию об акционерном владении.

Группа компаний не является обособленным юридическим лицом (Legal Entity) и отличается от отдельной компании – корпорации, которая обладает сложной структурой и имеет в своем составе специализированные подразделения, но при этом не обладающие правами юридического лица. Кроме того, в группе существует правовая связь (взаимное воздействие) между участниками, которая отсутствует в рамках одной корпорации. Но наличие такой связи не ведет к отрицанию самостоятельности компаний как юридических лиц, входящих в группу.

Группа компаний не проходит какой-либо специальной государственной регистрации (кроме обращения за режимом консолидированного налогоплательщика) и ее деятельность не регламентируется специальным нормативно-правовым актом. Как отмечает Я. В. Плинк9, в ирландском праве отдается предпочтение уже четко разработанным понятиям и введение новой правовой категории как в теории, так и на практике считается нецелесообразным.

Нормы, относящиеся к группам компаний, в полной мере распространяются и на территории с особым статусом – свободные экономические зоны, в которых применялось и применяется специальное правовое регулирование предпринимательской деятельности компаний10 – Дублинский Центр финансовых услуг (International Financial Services Centre (IFSC)) и зону аэропорта Шэннон (Shannon Airport Customs Free Zone).

Практическое значение имеет классификация групп компаний. Первым критерием для разграничения групп компаний является способ их организации. По способу организации выделяются холдинг (Holding) и консорциум (Consortium, Alliance), при этом основной и, как считают некоторые авторы, единственной разновидностью группы является холдинг.

Холдинг основан на воздействии одной компании по отношению к другим. Холдинг как объединение включает в себя холдинговую (основную) компанию и компании, находящиеся под ее контролем. Под контролем на практике и, в первую очередь, при рассмотрении дел в судах, понимается возможность определения руководства контролирующей компании или решающее влияние на него. Контроль относится к конструктивным признакам любого холдинга, при этом правовой основой контроля является, как правило, обладание тем или иным участием в капитале. Способы возникновения контроля различны. Обычно таким образом создается структура для объединений, появляющихся в результате корпоративных слияний и поглощений. Существуют холдинги, созданные в результате приобретения одной компанией преимущественного участия в другой. Также есть и холдинги, основанные на паритетных началах, когда компании-участники в равных долях (или кто-либо из участников в равных долях) создают саму холдинговую компанию, которая уже в свою очередь приобретает над ними юридический контроль.

Кроме изложенного, различают холдинги, в которых холдинговая компания выполняет чисто управленческие функции11 и те, в которых она сама вовлечена в процесс производства товаров и услуг.

Сама холдинговая компания может быть как частной компанией (Private company) с ограниченной ответственностью, создаваемой в соответствии с Законом 1963 г. так и компанией публичного права (Public company), выпускающей акции для их открытого оборота (Закон о компаниях 1982 г.). Как правило, холдинговая компания обладает координирующими функциями в группе, что предполагает особую организацию ее управления, в которой основная роль принадлежит коллегиальным органам, например, Совету Директоров.

Ключевой категорией в конструкции группы-холдинга является юридическая связь между участниками, определяющая зависимость одной компании от другой и степень такой зависимости. Критерии зависимости имеют большое значение для судебных дел, связанных с группами компаний и установлены в законодательных актах, однако необходимо отметить, что некоторые критерии определены нечетко и наличие либо отсутствие связи между компаниями устанавливается судом, который учитывает ряд обстоятельств.

Одна компания является дочерней (Subsidiary) по отношению к другой компании, если она принадлежит либо контролируется последней. В любом случае, ст. 155 Закона о компаниях 1963 г. устанавливает обязательные признаки дочерней компании: 1. Другая компания (головная, холдинговая) является акционером (участником) и оказывает влияние на формирование как Совета Директоров, так и исполнительных органов общества12. 2. Другая компания владеет более чем 1/2 акций (долей) по их номинальной стоимости в акционерном капитале13, т.е. обладает большинством голосов на основании своего собственного участия. 3. Другая компания владеет более чем 1/2 голосов в соответствии с количеством имеющихся у различных лиц акций (долей), при этом контролируя большинство голосов на основании соглашения с акционерами (участниками) компании.

Несколько иной (более сложный) перечень оснований для признания компании дочерней предусмотрен в Директиве 5 ЕС 1992 г. «Компании; Консолидированная отчетность), а также в Директиве 4(1) ЕС 1992 г., посвященной той же проблематике.

Статья 150 Закона о компаниях 1963 г. и 5-я Директива ЕС предусматривают также ограничения на перекрестное участие: дочерняя компания может владеть акциями холдинговой компании только в установленных пределах (в настоящее время допустимый уровень перекрестного участия установлен ст. 224 Закона о компаниях 1990 г. и равен 10%).

Зависимой компанией (Associated company) признается компания, в акционерном капитале которой основная компания владеет более чем 20% акций по их номинальной стоимости и, соответственно, более чем 20% голосов. Если компания является дочерней, то она уже не может рассматриваться как зависимая, т.е. подразумевается владение более чем 20% акций, но менее, чем 50% акций + 1 (ст.17 Дополнительного Закона о компаниях 1986 г.).

В приведенных определениях наблюдаются сходства с английским корпоративным правом, отмечаемые ирландскими юристами, в частности, М. Фордом. Например, ст. 144 Закона о компаниях Великобритании содержит те же признаки дочерних и зависимых компаний. Плинк Я. В.14 отмечает, что определения дочерних и зависимых компаний сходны с аналогичными понятиями, содержащимися в ст. 105 и ст. 106 ГК РФ.

Закон 1990 г. ввел также обобщающее понятие для головных, дочерних и зависимых компаний – «взаимосвязанные компании» (related companies). Одна компания является взаимосвязанной компанией по отношению к другой, если:

Другая компания является головной компаний либо, напротив, дочерней; более половины номинальной стоимости акций принадлежит другой компании или компаниям, в свою очередь взаимосвязанным между собой прямым или косвенным образом; более половины номинальной стоимости акций каждой и обеих компаний принадлежит одним и тем же акционерам; другая компания, и ее взаимосвязанные компании, отдельно или совместно обладают контролем над более чем половиной голосов на общем собрании акционеров; деятельность компаний связана между собой таким образом, что ее разделение между компаниями или раздельное осуществление практически невозможно; существует еще какая-либо компания, которая является взаимосвязанной по отношению к перечисленным двум.

Указанные нормы о дочерних, зависимых и взаимосвязанных компаниях распространяются как на компании, выпускающие акции (Companies limited by shares), так и обычные компании с ограниченной ответственностью (Limited companies).

Взаимосвязанность компаний учитывается при судебном разрешении споров по конкретным делам: при рассмотрении сделок между взаимосвязанными компаниями, при рассмотрении сделок, где несколько взаимосвязанных компаний имеют обязательства перед третьими лицами и т. д15. Адвокат Л. Д. Керр, выступая по делу Barclays Bank Ltd. Vs TOSG Trust Fund Ltd. and its subsidiaries (1984г.), в отношении групп компаний указывает: «… иногда, в новых экономических условиях, суд должен находить точное решение исходя не только из природы сделки, но и отношений между сторонами, взаимосвязанный интерес и намерения которых предполагаются»16.

В качестве разновидности группы компаний некоторые ученые выделяют и консорциум. Консорциум является образованием, возникающим на основании соглашения между его участниками. Такое соглашение предполагает объединение возможностей на некоторый срок для реализации определенной предпринимательской цели. Соглашение о консорциуме должно следовать общим принципам контрактного права (Contract Law), т. е. свободному волеизъявлению, надлежащему и полному исполнению обязательств.

Отдельно выделяются так называемые «Общеевропейские группы». Для Ирландии как для действительного члена ЕС17 характерно влияние интеграционных процессов, в том числе и – в области унификации корпоративного права. Существуют и другие объективные причины активного проникновения ряда положений зарубежного права. Либеральная экономическая политика, а также гибкая налоговая система повышают инвестиционную привлекательность Ирландии. Поэтому практически все известные транснациональные корпорации имеют в Ирландии свои дочерние либо зависимые компании, особенно в финансовом секторе и гражданской авиации. Разумеется, транснациональные корпорации заинтересованы в единообразии как экономических, так и правовых условий своей деятельности.

Влияние Директив ЕС на ирландское право компаний уже достаточно сильно и ирландские компании, действующие в общеевропейском экономическом пространстве уже подчиняются требованиям этих Директив. В дальнейшем влияние европейского права будет только возрастать. По всей видимости, что отмечают многие видные ирландские юристы, например, Д. Линеган (D Linehan)18, в Ирландии будет поддержана инициатива введения единообразных организационно-правовых форм для юридических лиц, а также воспринята идея общеевропейской регистрации крупнейших групп компаний (на сегодняшний день такое предложение имеет чисто экономическое содержание).

Эти группы получили название Европейских групп экономических интересов (European Economic Interest Groupings или EEIG). Такие объединения представляют собой партнерства между компаниями из различных стран-участников ЕС и проходят регистрацию в одном из этих государств (государство-регистратор).

Первоначально планировалось создание EEIG для конкретных инвестиционных проектов, например, строительство Евротоннеля (Eurochannel) в проливе Ла-Манш. Соответственно, предполагалось, что срок функционирования данных образований будет приблизительно равен сроку реализации проектов. В дальнейшем свою решающую роль сыграло тесное сближение стран в рамках концепции «единой Европы», ввод единой валюты «евро» (с 1999 г. в качестве расчетной единицы), унификация учетных ставок национальных банков и процентных ставок по кредитам в странах-участниках ЕС и т. д.

Несмотря на ассоциативную природу, EEIG осуществляют коммерческую деятельность, а не представление интересов участников. Во взаимоотношениях с другими организациями EEIG выступает от своего имени.

Наименование группы должно включать словосочетание European Economic Interest Groupings или аббревиатуру EEIG EEIG создается как минимум двумя участниками, обладающими статусом юридического лица.

Взаимоотношения участников в рамках группы строятся на основании специального договора, заключаемого на территории любого из государств, где зарегистрирован любой участник группы. В договоре определяются обязательства участников, связанные с созданием EEIG; местонахождение, порядок формирования и компетенция единых органов управления; процедура выхода участников из группы; ответственность участников группы и самой группы по ее обязательствам; основания и порядок ликвидации.

Ирландские авторы отмечают, что правовая природа группы типа EEIG существенно отличается от групп компаний, создаваемых в Ирландии на основании Законов о компаниях 1963 г. и 1982 г19. В отличие от последних, EEIG выступает в качестве самостоятельного субъекта права как объединение юридических лиц.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что в случае успешного внедрения конструкции EEIG в европейское право должен быть изменен и подход к судебной защите таких объединений. Во-первых, транснациональный или общеевропейский статус групп EEIG предполагает и общеевропейскую юрисдикцию разрешения споров. Во-вторых, признание EEIG в качестве субъекта права открывает возможности для участия в судебных процессах от своего имени. В-третьих, произойдет и интернационализация адвокатов, представляющих интересы объединений.

Конечно, подробная характеристика группы типа EEIG несколько преждевременна, так как само понятие, выработанное в рамках концепции общеевропейского права, находится в становлении и еще недостаточно разработано. Однако нормативно-правовое закрепление этой категории может произвести фундаментальные изменения в гражданском праве стран-членов ЕС.

Во-второй половине шестидесятых годов во Франции сложилась экономическая ситуация, потребовавшая от французского законодателя создания правовой формы предпринимательской деятельности, способной решить проблему ускоренной концентрации производства и капитала20. Как отмечает М. И. Кулагин, «повышение рентабельности производства, создание компаний, которые могли бы конкурировать с иностранными фирмами в масштабах «Общего рынка» – таковы главные задачи, стоящие перед французским буржуазным государством»21. Торговые товарищества, которые подчинены жестким законодательным предписаниям и имеющие своей целью извлечение прибыли, не могли полностью решить поставленные задачи. Причину такой ситуации М. И. Кулагин объясняет следующим образом: «По мнению французских юристов, для деятельности товариществ извлечение прибыли перестало быть основной целью. Основной целью стало повышение рентабельности производства, снижение издержек производства и обращения. Цель получения прибыли от каждой сделки, что заложено во Французском гражданском кодексе, отступает на второй план». Союзы же во французском праве имеют цели, отличные от извлечения прибыли и распределения ее среди участников, и, кроме того, наделены ограниченной правосубъектностью, поэтому также в полной мере не удовлетворяют новым требованиям. Простые товарищества не позволяют в достаточной мере защитить интересы третьих лиц.

Следовательно, помимо экономических задач (концентрации капитала и повышения рентабельности производства, снижения издержек производства и обращения), французский законодатель видел перед собой две правовые задачи: создать эластичную форму юридического лица, которая могла бы использоваться для правового оформления разнообразной по характеру совместной деятельности участников, то есть создать достаточно гибкую форму предпринимательской деятельности, которая бы могла использоваться предпринимателями в зависимости от их целей; обеспечить защиту третьих лиц.

Так как во Франции не существовало адекватной правовой формы для интеграции юридических и физических лиц. Ордонансом № 67-821 от 23 сентября 1967 г. была введена новая правовая форма предпринимательской деятельности: объединение с общей экономической целью. В отличие от торговых товариществ, объединение с общей экономической целью создается и действует на основании договора, что позволяет отказаться от жестких законодательных предписаний.

От простого товарищества объединение с общей экономической целью отличает его персонификация: французский законодатель наделил объединение с общей экономической целью статусом юридического лица, что позволяет защитить интересы третьих лиц. В целях защиты прав кредиторов также законодательно определены: порядок создания объединения с общей экономической целью его участниками; обязательные сведения, которые должен содержать договор об объединении с общей экономической целью; структура органов управления объединения.

Французский законодатель предоставил участникам объединения с общей экономической целью известную свободу в выборе правил организации и деятельности объединения. В соответствии с законодательством Франции, объединение с общей экономической целью может осуществлять деятельность, направленную на извлечение прибыли, а также деятельность, направленную на достижение иных целей. Объединение с общей экономической целью образуется двумя или несколькими физическими или юридическими лицами для осуществления любых действий, содействующих облегчению или развитию экономической деятельности членов объединения, увеличению или росту результатов этой деятельности (ст. 1 Ордонанса). Тем самым законодательно ограничивается функционирование объединения только тем, что оно должно содействовать экономической деятельности его участников. Для объединения с общей экономической целью не предусматривается обязательного объединения капиталов участников. Руководство в объединении распространяется только на сферу совместного ведения его участниками отдельных видов деятельности. Права, предоставленные законодательством участникам объединения, уравновешиваются их солидарной ответственностью по обязательствам объединения22.

Органами управления объединения с общей экономической целью являются общее собрание участников и дирекция. Общее собрание является высшим органом управления, которое может принимать решение по любому вопросу. Полномочия дирекции и условия отзыва ее членов устанавливаются в договоре об объединении с общей экономической целью. Членами дирекции могут быть только физические лица.

На основе правового опыта Франции в Европейском экономическом сообществе было утверждено постановление о Европейском объединении с общей экономической целью.

Несколько позже введения объединений с общей экономической целью – в 1970 году – Правительство Франции направило в Национальное собрание предложения по закону о группах товариществ23. В чем причина внесения подобных предложений? Причина в том, что игнорирование экономической субординации между юридически самостоятельными участниками рынка, как отмечает М. И. Кулагин, «стало иногда оборачиваться и против интересов других капиталистов, а также и самого буржуазного государства. Именно эти причины вынудили судебную практику и законодателя все чаще учитывать фактическую зависимость одной компании от другой» 24.

В соответствии с седьмой директивой ЕС от 13 июня 1983 г., во Франции 12 июля 1985 г. был принят Закон № 85-705, обязывающий основное товарищество группы составлять консолидированные счета.

Основным является товарищество, контролирующее другое. Признается, что одно товарищество контролирует другое, когда оно прямо или косвенно обладает частью капитала, дающей ему большинство голосов в общих собраниях этого товарищества; или когда оно одно располагает большинством голосов в силу соглашения, заключенного с другими участниками или акционерами; или когда с учетом конкретных обстоятельств оно фактически имеет возможность проводить свою точку зрения в общих собраниях благодаря голосам, которыми оно владеет.

Таким образом, объединение с общей экономической целью и группа товариществ – это те формы объединений, которые во Франции призваны удовлетворить требования экономики.

Принятие седьмой директивы ЕС от 13 июня 1983 г., обязывающей основное предприятие группы составлять консолидированные счета, говорит о признании государствами – участниками ЕС наличие групп на всей территории ЕС.

В различное время предпринимались многочисленные попытки создания теоретической модели и введения понятия группы в нормативно-правовые акты во Франции вплоть до издания отдельного закона. Наибольших результатов в этом направлении добились авторы так называемого законопроекта Кустэ25 (projet Couste), названного по имени депутата П. Б. Кустэ и представленного с доработками в 1970, 1978 и 1981 г. (предложения №1055, 522 и 25). В нем были впервые сформулированы следующие основные признаки группы юридических лиц:

– Наличие зависимости, позволяющей основному обществу прямо или косвенно с помощью правовых либо иных средств осуществлять правомочия по принятию решений внутри зависимого общества; Правомочия по принятию решений должны быть подкреплены существованием единого управления;

– Наличие юридической связи, без которой не может существовать сама группа – договора о создании и деятельности группы (или договора аффилирования), заключаемого между основным и зависимым обществом и утверждаемого на внеочередных собраниях акционеров двух обществ. Любой такой договор подлежит

официальному опубликованию.

При соблюдении всех указанных критериев, по замыслу инициаторов и составителей законопроекта, в число которых входили ученые-экономисты, юристы и юристы-практики, группа «де-факто» получала доступ к признанию в качестве группы «де-юре» со всеми соответствующими правовыми и экономическими последствиями. Но при разработке не были учтены серьезные недостатки, ставшие причиной отклонения проекта.

После попытки принятия законопроекта Кустэ в 1982 г., 1985 г., 1989 г.26 были предприняты решительные шаги по реформированию корпоративного законодательства. В частности, появились новые нормы в отношении основных и дочерних обществ, филиалов (Participations et filiales), консолидированной отчетности (Comptes consolides), отчетности управляющих группы (le rapport de gestion du groupe), превышения допустимого уровня перекрестного акционерного участия (Les franchissements de seuils de participations) и т. д. Последние новеллы были внесены Законом №93-1444 от 31 декабря Д993 г. и относились к вопросам информирования акционеров о приобретении акций другой компанией. В связи с перечисленными нововведениями многие юристы, например, Ж. Фойе (Jean Foyer)27 вообще выразили сомнение в необходимости принятия какого-либо специального акта о группах. По их мнению, модернизированное гражданское и налоговое законодательство уже в достаточной степени приспособлено к современным условиям. Эта позиция была четко обозначена, в частности, в докладе комиссии сенатора Ф. Марини (F Marini), в 1996 г., работавшей над модернизацией корпоративного законодательства28.

Определение и правовая природа группы компаний является предметом научных споров и в работах французских юристов, где можно встретить самые разнообразные подходы29. Вместе с тем, не имея единого понятия группы, большинство французских ученых и юристов-практиков сходится на нескольких ключевых признаках30. Перечень этих признаков практически полностью совпадает с предложениями, которые содержались в законопроекте Кустэ.

Во французской юридической литературе и на практике среди групп компаний различаются группы холдингового типа (называемые также «холдинги», «холдинговые группы»31) и конгломераты, представляющие собой партнерские формирования, основанные на принципах равноправного сотрудничества. Данное деление основано на ряде критериев – от степени общности участников до механизма образования группы.

В будущем ожидается, что в связи с активной политикой Франции в рамках Европейского Союза (в частности, по вопросам создания общеевропейского законодательства) усилится влияние единых директив ЕС в отношении групп компаний32. Возможно, Франция будет одной из первых стран, которые (как и Ирландия) введут категорию EEIG (European Economic Interest Groupings). При этом неизвестно, насколько долго будут параллельно существовать национальные правовые системы европейских стран и право ЕС, и в какой мере они будут пересекаться. Это означает, что может появиться дополнительный критерий для классификации групп – группы, созданные в соответствии с национальным законодательством и группы, созданным в соответствии с унифицированными актами ЕС.

Законодательство о группах компаний не определяет холдинг. Его природа раскрывается через взаимоотношения его составляющих – головной компании и компании, на которые она оказывает влияние33. Ж. Бартельми указывает на то, что холдинг образуется в рамках только тех правовых форм, которые уже существуют в законодательстве34. Более того, по мнению Ж. Бартельми, холдинг должен быть открыт для финансового рынка и, следовательно, холдинговая компания должна быть акционерной в форме акционерного общества или акционерного коммандитного товарищества35 (Ст. 251 Закона от 24 июля 1966 г.).

В отличие от холдингов, конгломераты, как правило, менее долговечны и их деятельность не требует какого-либо специального регулирования (за исключением воздействия антимонопольного законодательства). Компании, входящие в конгломерат, часто не связаны взаимным влиянием через участие в уставном капитале. Невысок и уровень производственной интеграции. С. Жамен и Л. Лакур отмечают, что «… компании в своей деятельности могут дополнять друг друга. Если этого не происходит, тогда речь идет о конгломерате компаний…»36. В любом случае, конгломерат обладает невысокой степенью общности его участников и носит договорную природу. Отношения между участниками конгломерата построены на совпадении интересов и регулируются, как правило, соглашениями о товариществе и иными партнерскими договорами, заключаемыми в зависимости от многих факторов на различный срок.

Понятие контроля (Le controle) в группе холдингового типа раскрывает те наиболее значимые взаимосвязи, которые объединяют компании между собой37. Наличие контроля одной компании по отношению к другой означает наличие группы компаний. Это позволяет французским юристам выделять и рассматривать контроль как сложный правовой и экономический институт. Наиболее распространенным в юридической литературе является следующее определение контроля: «Осуществлять контроль над обществом означает ставить решения этого общества в зависимость от внешнего по отношению к обществу центра»38.

Базовым источником в определении сущности контроля является Закон от 12 июля 1985 г., вносящий дополнения к Закону от 24 июля 1966 г. «О торговых товариществах»39. До принятия Закона 1985 г. контроль понимался достаточно узко: основным критерием считалось лишь владением частью капитала40. В соответствии со ст. 354 Закона 1966 г., одна компания была дочерней компанией по отношению к другой, если последняя обладала более чем половиной ее капитала. Ст.355 устанавливала, что компания, обладающая от 10 до 50% капитала другой компании, имела долевое участие в этой второй компании. Ст.355-1 и ст.355-2 Закона 1985 г. содержат более широкое понятие контроля и указывают на несколько соответствующих разновидностей объединений юридических лиц.

Категория контроля является ключевым элементом в конструкции группы41. В настоящее время различается три вида контроля (ст. 355-1)42: институциональный контроль – прямое или косвенное владение частью капитала другого юридического лица, дающее большинство голосов на общем собрании акционеров контролируемой компании; контроль, предусмотренный специальным договором – прямое или косвенное владение частью капитала другого юридического лица в соответствии с договором, заключенным между контролирующей компанией и акционерами контролируемой компании в случае, если это не противоречит интересам последней.

Как справедливо отмечают французские юристы, например, Ж. Бартельми43, любая разновидность контроля тем или иным образом связана с осуществлением прав акционера (участника) на общем собрании акционеров (участников) контролируемой компании. Это придает контролю необходимую правовую защиту и гарантии для компании, осуществляющей контроль.

Значительное внимание французскими юристами уделяется проблемам потери контроля (Les risques de perte du controle) и стабилизации контроля в группе (La stabilisation du controle)44. Потеря холдинговой компанией контроля в группе приводит к видоизменению группы (одну контролирующую организацию заменяет другая) либо в распаду группы в случае, когда ни одна из организаций не обладает контролем. Ж. Бартельми выделяет две группы рисков потери контроля: постоянный внешний риск (Le risque externe permanent) и периодический внутренний риск (Le risque interne periodique). Внешний риск возникает при трех формах «наступления» третьих лиц: приобретение акций на фондовом рынке по сложивишимся рыночным ценам (Ramassage de titres), консолидация пакета акций для конкурентного контроля (Constitution d’un bloc de controle concurrent) и публичное предложение о приобретении акций по цене, превышающей цену на фондовом рынке (Offres faites аи public d’acheter massivement les titres a un prix superieur аи cours de bourse)45. Таким образом, потеря контроля под внешним влиянием происходит при снижении уровня участия либо при появлении других лиц, оказывающих влияние на контролируемую компанию.

Внутренний риск потери контроля возникает при осложнении взаимодействия между материнской компанией и контролируемыми компаниями, а также при интенсивном собственном развитии контролируемых компаний46. В этом случае юридический контроль может стать иллюзорным, и создаются все экономические предпосылки для выхода из под контроля.

Наличие постоянной угрозы потери управления и, следовательно, распада группы заставляет головные компании разрабатывать специальную стратегию, направленную на стабилизацию контроля, т.е. защиту от поглощения извне и централизацию внутренней структуры. Стабилизация контроля понимается двояко: как процесс защиты от потери контроля и как минимальный уровень сохранения контроля47. Стабилизация контроля как процесс включает в себя юридические, финансовые (приобретение дополнительного числа акций, реструктуризация и др.) и организационные меры (создание жесткой организационно-управленческой структуры). Стабилизация контроля как уровень его сохранения означает такое состояние компании, в котором она защищена от рисков указанного типа.

Участие (La participation) представляет собой владение определенным количеством акций (долей) в уставном капитале другой компании, позволяющее в той или иной степени оказывать влияние на последнюю, т. е. осуществлять контроль. В зависимости от степени прямого или косвенного влияния, часто соответствующего количеству акций (долей) в уставном капитале, выделяются основные и дочерние, основные и зависимые компании, а также компании, связанные минимальным уровнем участия (10%).

Приобретение одной компанией акций другой компании с превышением уровня в 10% требует от первой обязательного соблюдения некоторых правил по информированию заинтересованных лиц.

Французское законодательство предусматривает ряд ограничений при формировании групп холдингового типа. В первую очередь, это относится к так называемому «самоконтролю» или перекрестному (взаимному) акционерному участию48 организаций-членов группы (ст.356-1 и 358 Закона от 24 июля 1966 г.).

Согласно ст.358, запрещается перекрестное взаимное участие между двумя акционерными обществами свыше уровня 10%. Ст.359 предусматривает тождественный запрет для взаимного участия в уставном капитале акционерных обществ и коммерческих организаций других организационно-правовых форм.

Указанные запреты введены для защиты интересов кредиторов каждого из участников группы, а также акционеров, владеющих пакетами акций, не позволяющими осуществлять полноценный и эффективный контроль за деятельностью общества. Ограничения также не позволяют компаниям искусственно «надувать» (Gonfler), увеличивать свои активы за счет перекрестного участия. Вместе с тем, излишняя, по мнению французских авторов, жесткость нормативного регулирования перекрестного участия сдерживает развитие инвестиционной деятельности и фондового рынка. Поэтому на практике разработаны специальные юридические конструкции и финансовые схемы, дающие возможность преодолевать перечисленные препятствия путем создания дополнительных звеньев в группах49.

Консолидированная отчетность относится к наиболее значимым признакам группы холдингового типа, что подчеркивается в работах французских юристов50. Роль консолидированной отчетности объясняется тем, что в финансовых документах группы дается представление как о группе в целом, так и о ее составляющих, что особенно ценно для акционеров (участников) организаций, входящих в группу. Составление и опубликование консолидированных отчетов требует жесткой и подробной регламентации для избежания ошибок, неточностей и искажений. Как отмечают С. Жамен и Л. Лакур, «…под консолидацией подразумевается возможность представлять в этих единых отчетах состояние финансов и прибыль от деятельности группы компаний как одной финансовой единицы»51. Консолидация предусматривается не только национальным законодательством, но и некоторыми международными унифицированными правилами, например, Международными Стандартами аудита и бухгалтерского учета IAS, применяемыми, хотя и с внутренними особенностями, многими крупными французскими компаниями.

Во Франции также существуют «группы налогоплательщиков» (или «интегрированные налогоплательщики»)52. Группа налогоплательщиков представляет собой совокупность организаций, которые полностью или в отношении определенных налогов исчисляют и уплачивают налоги на основании совместных расчетов и данных. Тщательный анализ показывает, что по большинству критериев они аналогичны объединениям юридических лиц. Более того, получение режима консолидированного налогоплательщика требует подтверждения правовой и экономической связи между участниками. Консолидация при уплате налогов позволяет избежать случаи двойного налогообложения, например, в отношении корпоративного налога на прибыль53. Поэтому нередко налоговое законодательство по сравнению с гражданским, даже более подробно указывает признаки групп.

Экономические задачи концентрации капитала, повышения рентабельности производства, снижения издержек производства и обращения в Германии призваны решить связанные предприятия. Им посвящена третья книга Акционерного закона ФРГ от 06 сентября 1965 года.

Связанными предприятиями являются такие юридически самостоятельные предприятия, одно из которых находится в преобладающем владении, а другое имеет преобладающее участие в нем; одно из которых является зависимым, а другое – властвующим; предприятия, входящие в концерн; предприятия, связанные взаимным участием; предприятия, являющиеся сторонами предпринимательского договора (§ 15 Акционерного закона). Связанные предприятия представляют собой объединение предприятий, основанное на контроле одних предприятий над другими или на началах координации между предприятиями. Под контролем понимается возможность одного предприятия оказывать решающее влияние на другое предприятие. Таким образом, связанные предприятия представляют собой предпринимательское объединение, или группу. Связанные предприятия будут подробно исследованы во второй главе настоящей работы.

Германский законодатель в отношении регулирования создания и деятельности связанных предприятий ставил перед собой следующие правовые задачи:

1) предусмотреть достаточно гибкую форму предпринимательской деятельности, которая бы могла использоваться предпринимателями в зависимости от их целей;

2) обеспечить защиту зависимого предприятия, его кредиторов и участников.

Следует подчеркнуть, что Германия пошла гораздо дальше всех других государств в сфере правового регулирования деятельности групп, и сейчас Германия и Бразилия являются единственными государствами, где урегулированы правовые отношения внутри такой группы, а также между группой и третьими лицами.

На основе правового опыта Германии был разработан проект постановления ЕС о Европейском акционерном обществе. Необходимо отметить, что в последнем проекте постановления, который в настоящее время дорабатывается, предусматривается возможность создания связанных предприятий.

Аналогом французского объединения с общей экономической целью в Германии является неправосубъектное договорное объединение, создаваемое на основании договора об общности интересов (Interessengemeinschaftsvertrag).

Возникает вопрос: почему во Франции договорное объединение с общей экономической целью персонифицируется, а в Германии – нет.

Почему в Германии урегулированы правовые отношения как внутри связанных предприятий, так и между связанными предприятиями и третьими лицами, а во Франции группа выделяется постольку, поскольку это необходимо для составления консолидированной отчетности. Причем перед французским и германским законодателями стоят одни и те же основные экономические требования (концентрации капитала и повышение рентабельности производства, снижения издержек производства и обращения), одни и те же правовые задачи (создание достаточно гибкой формы предпринимательской деятельности, которая бы могла использоваться предпринимателями в зависимости от их целей, и обеспечение защиты третьих лиц). Ответ на этот вопрос очень важен, потому что он может помочь правильно подойти к правовому решению аналогичных задач в России.

Для ответа на поставленный вопрос необходимо более детально остановиться на экономической ситуации в ФРГ и во Франции в шестидесятых годах нашего столетия (в момент принятия Ордонанса от 23 сентября 1967 г. и Акционерного закона от 6 сентября 1965 г.).

Та роль, которую играла Германия, объединенная Бисмарком, в конце девятнадцатого и в первой половине двадцатого столетий в Европе и во всем мире не могла не сказаться на ее экономике. Для достижения политических целей и решения экономических задач в Германии огромную роль играли монополии, крупный капитал. Основу промышленности составляли крупные предприятия. Значительный вес на рынке имели картели. В этом отношении небезынтересно привести слова сотрудника Федерального министерства юстиции ФРГ Альфреда Биндельса: «В прошлом картели были широко распространенным явлением, особенно в тяжелой промышленности. Во время второй мировой войны принудительное вмешательство государства в экономику привело к дальнейшей ее концентрации»54. Поэтому на момент принятия Акционерного закона 6 сентября 1965 года в ФРГ было значительное количество крупных предпринимательских структур. «Как избежать ослабления конкуренции на рынке?» – являлся самым «больным» вопросом в то время в Германии. С одной стороны, концентрация капитала является необходимым и объективным процессом, который позволяет предприятиям выживать на рынке и развивать свою деятельность. Но концентрация капитала выливается в объединение предприятий. Поэтому, с другой стороны, концентрация капитала является негативным процессом, потому что она наносит ущерб конкуренции и, таким образом, является явным врагом того же самого рынка, основой существования которого является конкурентная борьба. Принимая во внимание объективный процесс концентрации капитала, основную свою задачу германский законодатель видел в таком урегулировании отношений объединения предприятий, который наносил бы наименьший ущерб конкурентной борьбе.

В развитие этой идеи Научный Совет Министерства экономики ФРГ в 1962 г. потребовал пересмотреть действующее законодательство с целью тщательной проверки, насколько законы благоприятствуют процессу объединения предприятий. Это требование обосновывалось тем, что при прекращении таких благоприятствующих условий для интеграции будет заметно приостановлен процесс объединения предприятий. Научный Совет указал, что для проведения активной политики конкуренции необходимо использовать возможности всех правовых сфер. При этом, речь шла не о том, чтобы бороться с объединением предприятий, а о том, чтобы гибким косвенным воздействием сохранить наибольшее количество участников рынка и не допустить возникновения монополий, которые хотят избежать динамики конкуренции55. Во Франции же сложилась ситуация, когда требовалось ускорить концентрацию производства и капитала, чтобы французский предприниматель мог конкурировать в масштабах «Общего рынка».

Именно вследствие наличия большого количества крупных предпринимательских структур, потенциально монополизирующих рынок, германский законодатель отказался от персонификации договорного объединения, возникающего на основе Interessengemeinschaftsvertrag. Однако такой выбор заставляет германского законодателя предусмотреть возможность создания связанных предприятий не только на основе контроля, но и на началах координации (равноправия), а также урегулировать отношения связанных предприятий с третьими лицами в целях защиты последних.

Объективность экономических законов концентрации капитала, повышения рентабельности производства и снижения издержек производства и обращения подтверждает тот факт, что они действуют вне зависимости от характера экономики: в шестидесятых годах под воздействием указанных экономических законов в ФРГ и во Франции принимаются соответственно Акционерный закон от 6 сентября 1965 года и Ордонанс № 67-821 от 23 сентября 1967 года.


1. Кулагин М. И. Предпринимательство и право: опыт Запада. М., 1992., С.49.

2. Там же С. 49.

3. Кулагин М. И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо. С.139.

4. Bezard P., Dabin L., Echard J. – F., Jadaud B., Sayag A Les grueps des societes. Une politique legislative. P, 1975. P.14.

5. Плинк Я. В. Правовое обслуживание предпринимательских объединений в России и за рубежом. М. 2000. С.23.

6. Там же. С.24.

7. Investment in Ireland. KPMG, Dublin, 1994. C.16. Деятельность коммерческих (предпринимательских) партнерств регламентируется Законом о партнерствах (1890г.) и Законом о партнерствах с ограниченной ответственностью.

8. Taxation Summary, The Institute of Taxation in Ireland, 1997. C.186.

9. Плинк Я. В. Правовое обслуживание предпринимательских объединений в России и за рубежом. С. 24 и др.

10. Специальное регулирование применяется к налоговым отношениям, лицензированию и трудовым отношениям.

11. Таких холдингов большинство. К ним относятся специализированные компании, являющиеся центрами крупнейших групп и управляющие компании, которые также осуществляют доверительное управление пакетами акций.

12. В первую очередь, председателей правления, исполнительных и управляющих директоров.

13. В отношении акций (долей), переданных в доверительное управление, а также акций, принадлежащих номинальным акционерам (участникам) применяется специальное регулирование.

14. Плинк Я. В. Правовое обслуживание предпринимательских объединений в России и за рубежом. С.31.

15. Там же. С.31.

16. Там же.

17. Ирландия вступила в Европейское Экономическое Сообщество 1 января 1973 г. На сегодняшний день действует 9 Директив ЕС, так или иначе затрагивающих вопросы корпоративного законодательства.

18. D Linehan. Irish-EC Business and Commercial Law. 3rd edition. Emerald Publications, 1996. C.6.

19. R. Keane. Company Law in the Republic of Ireland. Second Edition. Butterworths, Dublin, 1995. Chapter 3. P.30-31.

20. Кулагин М. И. Объединения с общей экономической целью во французском праве//Правоведение. 1973. № 4.

21. Там же.

22. Там же.

23. Кулагин М. И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо. С. 141.

24. Там же.

25. La modernisation du droit des societes. Sous la direction de Jean-Jacques Daigre. Paris, Edition Joly, 1997. C.59

26. Законы №82-915 от 28 октября 1982 г., №85-11 от 3 января 1985 г., №85-705 от 12 июля 1985 г., №89-531 от 2 августа 1989 г.

27. Jean Foyer. Faut-il un droit des groupes de societe? Paris, RJ Com, 1996. C. I67

28. La modernisation du droit des societes. Sous la direction de Jean-Jacques Daigre. Paris, Edition Joly, 1997. C.60

29. La modernisation du droit des societes. Sous la direction de Jean-Jacques Daigre. Paris, Edition Joly, 1997. C.60

30. La modernisation du droit des societes. Sous la direction de Jean-Jacques Daigre. Paris, Edition Joly, 1997. C.61

31. Наиболее употребляемые термины: Le Holding или Societe Holding, или Groupe Holding

32. Еще в 70-х годах был разработан проект так называемой «9-й директивы», относящейся к группам компаний. La modernisation du droit des societes. Sous la direction de Jean-Jacques Daigre. Paris, Edition Joly, 1997. C.59

33. В данном случае используется наиболее распространенная концепция, согласно которой холдинг представляет собой объединение компаний, а не только головную компанию.

34. Jacques Barthelemy. Le droit des groupes de societes. Paris, Dalloz, 1991. C.60

35. Jacques Barthelemy. Le droit des groupes de societes. Paris, Dalloz, 1991. C.61

36. С. Жамен, Л. Лакур. Торговое Право. Москва, «Международные отношения», 1993 г. С.125

37. Jacques Barthelemy. Le droit des groupes de societes. Paris, Dalloz, 1991. C.48

38. Jacques Barthelemy. Le droit des groupes de societes. Paris, Dalloz, 1991. C.48

39. В отечественной правовой литературе встречаются самые различные варианты перевода названия этого нормативно-правового акта: начиная от указанного и заканчивая «Законом о торговых обществах» и «Законом о коммерческих товариществах». Вместе с тем, представляется более предпочтительным использовать термин, распространенный в российском гражданском праве и в то же время вполне подходящий к наименованию Закона от 24 июля 1966 г – «Закон о коммерческих организациях».

40. Жамен С., Лакур Л.. Торговое Право.//М. – 1993 г. С.126

41. Контроль указывает на наличие зависимости одного участника группы от другого и присутствует в отношениях «подчинения». Понятие контроля также тесно связано с понятием «управления».

42. Жамен С., Лакур Л. Указ. Соч., С. 126-127./Jacques Barthelemy. Le droit des groupes de societes. Paris, Dalloz, 1991. C.50.

43. Jacques Barthelemy. Le droit des groupes de societes. Paris, Dalloz, 1991. Стр.48,49

44. Jacques Barthelemy. Le droit des groupes de societes. Paris, Dalloz, 1991. Стр.54.

45. Jacques Barthelemy. Le droit des groupes de societes. Paris, Dalloz, 1991. Стр.54,55

46. Jacques Barthelemy. Le droit des groupes de societes. Paris, Dalloz, 1991. Стр.54,56

47. Jacques Barthelemy. Le droit des groupes de societes. Paris, Dalloz, 1991. Стр.57

48. Во французской правовой литературе чаще всего применяются следующие термины: participations croisees directes и participations reciproques.

49. Так называемые participations croisees indirectes (participations croisees triangulaires и participations croisees circulaires). Jacques Barthelemy. Le droit des groupes de societes. Paris, Dalloz,1991. C.47.

50. La modernisation du droit des societes. Sous la direction de Jean-Jacques Daigre. Paris, Edition Joly,1997. C.64

51. Жамен С., Лакур Л. Указ. Соч., С. 130

52. Эта категория во Франции относится к области финансового и налогового права.

53. Дивиденды, получаемые головной компанией, практически освобождаются от налога на прибыль, так как налог на прибыль уже был уплачен дочерней компанией-участником группы.

54. Биндельс, Альфред. Основы германского и европейского антимонопольного права // Основы немецкого торгового и хозяйственного права. М., 1995. С. 63.

55. Sonnenschein, Jurgen. Organschaft und Konzerngesellschaftsrecht. Unter Berucksichtigung des Wettbewersrechts und des Mitbestimmungsrechts. Baden-Baden. Nomos, 1976. S. 19.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право