На главную Написать письмо

Правовое положение кредитных организаций

В. С. Белых, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой предпринимательского права УрГЮА

Понятие кредитной организации. В соответствии со ст. 1 Закона РФ от 2 декабря 1990 г. № 395–1 (с изменениями и дополнениями на 29 июля 2004 г.) «О банках и банковской деятельности», кредитной организацией является юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии) Банка России имеет право осуществлять банковские операции, предусмотренные названным законом1. Кредитные организации подразделяются на банковские и небанковские. Банк – кредитная организация, которая имеет исключительное право осуществлять в совокупности следующие банковские операции: привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещение указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности и срочности, открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц. Небанковская кредитная организация имеет право осуществлять отдельные банковские операции. Возникает вопрос: какие именно банковские операции? И не только данный вопрос. На практике возникают и иные вопросы. В этой связи необходимо, на наш взгляд, на уровне федерального закона определить статус кредитных небанковских организаций. Пока что законопроект «зреет» в стенах Государственной Думы и соответственно в умах депутатов.

Правовая характеристика кредитных организаций имеет большое практическое значение. В качестве примера сошлемся на правовой статус Пенсионного фонда РФ (ПФР)2. Так, в силу п. 1 Положения о Пенсионном Фонде Российской Федерации ПФР является самостоятельным финансово – кредитным учреждением, осуществляющим свою деятельность в соответствии с законодательством и настоящим Положением. ПФР выполняет отдельные банковские операции в порядке, установленном действующим на территории Российской Федерации законодательством о банках и банковской деятельности. Иначе говоря, ПФР – это кредитная небанковская организация. В свою очередь, термин «финансово-кредитное учреждение» означает, что ПФР представляет собой некоммерческую организацию, созданную в форме учреждения. Правда, надо помнить, что названное Положение было принято в 1992 г., до введения в действие первой части ГК РФ.

В российской экономике действуют многочисленные кредитные союзы, образованные с целью удовлетворения потребностей членов-пайщиков в кредитных услугах за счет их взносов, негосударственные пенсионные фонды, общества взаимного страхования, которые не имеют в качестве основной цели деятельности извлечение прибыли. Так, правовое положение кредитных союзов (кооперативов) сравнительно недавно получило легальное закрепление в Федеральном законе от 7 августа 2001 г. № 117-ФЗ «О кредитных потребительских кооперативах граждан»3. В соответствии с п. 1 ст. 4 Закона № 117-ФЗ кредитный потребительский кооператив граждан – потребительский кооператив граждан, созданный гражданами, добровольно объединившимися для удовлетворения потребностей в финансовой взаимопомощи. Кредитные потребительские кооперативы граждан могут создаваться по признаку общности места жительства, трудовой деятельности, профессиональной принадлежности или любой иной общности граждан.

Несмотря на словосочетание «кредитный потребительский кооператив», последний не является кредитной организацией, и на него не распространяются положения Закона о банках, в том числе о лицензировании банковской деятельности. Напротив, Закон № 117-ФЗ (ст. 19) устанавливает ограничения деятельности кредитного потребительского кооператива граждан. В частности, кооператив не вправе:

– выдавать займы гражданам, не являющимся членами кредитного потребительского кооператива граждан;

– выдавать займы юридическим лицам;

– выступать поручителем по обязательствам своих членов и третьих лиц;

– вносить свое имущество в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных товариществ и обществ, производственных кооперативов и иным способом участвовать своим имуществом в формировании имущества юридических лиц;

– эмитировать собственные ценные бумаги; покупать акции и другие ценные бумаги иных эмитентов, осуществлять другие операции на финансовых и фондовых рынках, за исключением хранения средств на текущих и депозитных счетах в банках и приобретения государственных и муниципальных ценных бумаг.

Вместе с тем, кредитные союзы (кооперативы) призваны играть существенную роль в инвестировании экономики России. Не случайно в Комплексной программе мер по обеспечению прав вкладчиков и акционеров, утвержденной указом Президента РФ 21 марта 1996 г. № 408 (в ред. указа от 16 октября 2000 № 1756), предусмотрено создание развитой системы различных форм коллективного инвестирования, в том числе инвестирования через: паевые инвестиционные фонды (открытые и интервальные, а также закрытые срочные); кредитные союзы; акционерные инвестиционные фонды; инвестиционные банки; негосударственные пенсионные фонды4. Справедливости ради отметим, что такая (развитая) система до сих пор отсутствует. В первую очередь, сказанное относится к кредитным союзам (кооперативам) и негосударственным пенсионным фондам (НПФ), которые делают первые (весьма робкие) шаги в условиях становления и развития рыночной экономики в России. В качестве примера можно привести сведения об увеличении имущества НПФ «УГМК – Перспектива» в 5 раз. Имущество фонда составило более 80 млн. руб.5 Безусловно, по российским меркам это неплохой показатель (по данным агентства «Эксперт», НПФ «УГМК – Перспектива» занимает 26 место в России по показателям «надежность + успешность»), а западноевропейским – лучше не спрашивать и не сравнивать.

Другой вывод: кредитные потребительские кооперативы, негосударственные пенсионные фонды6, общества взаимного страхования, страховые компании не являются кредитными организациями с точки зрения требований, предъявляемых к ним (организациям) Законом о банках. Однако, с экономической точки их можно отнести к кредитным организациям, на что уже обращалось внимание в литературе7. Действительно, экономическая природа кредита (равно кредитной организации) не совпадает с ее юридическим оформлением. Если кредитные потребительские кооперативы, негосударственные пенсионные фонды осуществляют кредитование, то это еще не означает, что они автоматически приобретают статус кредитной организации.

Следует отметить, что понятие «кредит» трактуется в литературе неоднозначно. В учебнике по банковскому праву называется шесть групп авторов, рассматривающих кредит8. Так, представители экономической науки определяют кредит как форму движения ссудного капитала; причем последний есть совокупность денежных средств, передаваемых на возвратной основе во временное пользование за плату в виде процента. По мнению других ученых, кредит – это сама ссуда в денежной или товарной форме на условиях возвратности. Третьи определяют кредит (банковский кредит) как экономическое отношение, четвертые – как деятельность определенного рода, пятые – как сделку между экономическими партнерами, принимающую форму ссуды, шестые – как доверенность, существующую между займодавцем и заемщиком.

Не вносит ясности в раскрытие содержания понятия «кредит» и ГК РФ. Глава 42 Кодекса озаглавлена «Заем и кредит», однако в ней соответствующие понятия не определены. В то же время, ГК РФ содержит правила о договоре займа (§ 1), кредитном договоре (§ 2), а также о товарном и коммерческом кредите (§ 3). Общие положения о кредитных обязательствах в данной главе не выделены, но они существуют в виде правил о займе, которые применяются к другим кредитным обязательствам, если иное не установлено правилами о кредитном договоре, товарном и коммерческом кредите, или не противоречат существу таких обязательств9. Как видно, ГК ставит знак равенства между понятиями «кредит» и «кредитный договор», «заем» и «договор займа».

Итак, с учетом экономической природы кредита можно прийти к следующим выводам. Во-первых, кредит – это, прежде всего, форма движения ссудного капитала. Именно в этом качестве более всего проявляется экономическая сущность кредита. При этом надо отметить, что понятие «кредит» имеет несколько аспектов (экономическое отношение, деятельность, ссуда и т.д.), каждый из них характеризует кредит с разных сторон. Поэтому вряд ли целесообразно противопоставлять указанные аспекты друг другу; напротив, в совокупности они дают общее представление о кредите как сложном и многогранном понятии. Во-вторых, экономическое понятие кредита не совпадает с его юридическим выражением. Движение ссудного капитала имеет место не только в рамках заемных операций, но и в других договорно-правовых формах (например, в договорах купли-продажи, поставки, подряда и пр.). В-третьих, экономическое содержание кредитной банковской организации проявляется в комплексе трех функций: а) аккумулятивная функция, предусматривающая сбор денежных средств путем открытия банковских счетов (вкладов); б) предоставление денежных средств (кредита) на условиях платности, срочности, возвратности; в) содействие платежному обороту, т.е. выполнение поручений клиентов по проведению платежей10. В свою очередь, небанковская кредитная организация вправе осуществлять отдельные банковские операции, предусмотренные Законом о банках. Допустимые сочетания банковских операций для небанковских кредитных организаций устанавливаются Банком России. В-четвертых, круг кредитных организаций ограничен Законом о банках (исходя из выполняемых ими экономических функций) и не подлежит расширительному толкованию. В этой связи нельзя относить к кредитным организациям кредитные потребительские кооперативы, негосударственные пенсионные фонды, страховые компании и др.

И еще два замечания общего характера. Закон о банках (ст. 1) определяет кредитную организацию как юридическое лицо, основная цель которого – извлечение прибыли. Выходит, с точки зрения Закона не только банк, но и небанковская организация являются коммерческими организациями. Вместе с тем, небанковские организации могут учреждаться в форме некоммерческой организации (например, Пенсионный фонд РФ). Здесь обнаруживается формальное противоречие между Законом о банках и отдельными федеральными законами.

Кроме того, в Законе о банках (ст. 1) прямо сказано: «Кредитная организация образуется на основе любой формы собственности как хозяйственное общество». Если в отношении банка, такая императивная норма в какой либо мере объяснима, то трудности возникают в части небанковской кредитной организации. Закон исключает возможность создания небанковской организации в иной организационно-правовой форме.

В литературе встречается мнение, авторы которого не разделяют позицию законодателя по поводу ограничения формы кредитной организации, считая, что запрет на создание банков в формах хозяйственного товарищества представляется необоснованным11. Развивая эту мысль, можно спросить: почему нельзя учреждать банки в формах производственного кооператива или унитарного предприятия? Конечно, если встать на эту позицию, то надо ответить утвердительно. Но даже мысленно трудно представить коммерческий банк в форме унитарного предприятия.

Считаем, что норма Закона о банках, предписывающая создание кредитной организации в форме хозяйственного общества, не направлена на ограничение правоспособности лиц, участвующих в учреждении кредитной организации. Надо согласиться с мнением, что ограничение прав участников гражданских правоотношений следует отличать от случаев, когда в силу положений закона само право в своем содержании является ограниченным. Примером могут служить право хозяйственного ведения (ст. 295 ГК) и в особенности право оперативного управления (ст. 296 ГК), осуществление которых ограничено определенными рамками и, кроме того, требует согласия собственника соответствующего имущества12. Подобное наблюдается не только в случае установления ограниченного круга организационно-правовых форм кредитных организаций.

Фондовая биржа может быть учреждена в формах некоммерческого партнерства и акционерного общества (ст. 11 Закона о рынке ценных бумаг). В соответствии с действовавшим Законом РСФСР от 4 июля 1991 г. № 1545–1 «Об иностранных инвестициях» (ст. 12), «на территории РСФСР предприятия с иностранными инвестициями создаются и действуют в форме акционерных обществ и других хозяйственных обществ и товариществ, предусмотренных законодательством РСФСР». Новый Федеральный закон от 9 июля 1999 г. № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями на 8 декабря 2003 г.)13 воспроизвел эту норму (ст. 2), указав, что прямая иностранная инвестиция – это приобретение иностранным инвестором не менее 10 процентов доли, долей (вклада) в уставном (складочном) капитале коммерческой организации, созданной или вновь создаваемой на территории Российской Федерации в форме хозяйственного товарищества или общества.

Федеральный закон от 29 ноября 2001 г. № 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах» (с изменениями и дополнениями на 29 июня 2004 г.) рассматривает инвестиционный фонд как юридическое лицо, созданное в форме открытого акционерного общества14. Паевой инвестиционный фонд не является юридическим лицом.

Действующему законодательству известна и иная тенденция, когда законодатель расширяет возможности участников гражданского оборота по выбору организационно-правовых форм юридического лица. Так, в силу ст. 6 Закона РФ от 27 ноября 1992 г. № 4015–1 (с изменениями и дополнениями на 20 июля 2004 г.) «Об организации страхового дела в Российской Федерации» страховщиками признаются юридические лица любой организационно-правовой формы, предусмотренной законодательством РФ15. Эти примеры свидетельствуют лишь о том, что законодатель стремится дифференцированно подходить к вопросу о применении той или иной организационно-правовой формы при создании юридического лица. Другое дело: насколько это ему удается.

Спорной в научной литературе является категория «правоспособность кредитной банковской организации». Существует три точки зрения о характере правоспособности банка. Одни ученые считают, что банк обладает общей правоспособностью, другие делают вывод о специальной правоспособности банка, третьи усматривают в правоспособности исключительный характер. Причем, что любопытно: авторы разных точек зрения приводят в качестве веских аргументов своей теоретической позиции ссылки на одни и же те же положения. Как правило, банковская правоспособность характеризуется следующими признаками: 1) банки имеют исключительное право на осуществление банковской деятельности; 2) запрет другим организациям осуществлять эту деятельность; 3) запрет банкам заниматься деятельностью в сфере производства, торговли и страхования; 4) банки осуществляют банковскую деятельность с момента получения лицензии; 5) каждый банк вправе выполнять банковские операции, которые указаны в его банковской лицензии16. Однако, первый, третий и четвертый признаки позволяют некоторым ученым относить банковскую правоспособность к разряду специальной.

ГК РФ (ст.49) различает общую и специальную правоспособность. По общему правилу, коммерческие организации обладают общей правоспособностью. Исключение составляют унитарные предприятия, а также другие виды организаций, предусмотренные законом.

Судебная практика исходит из того, что некоторые коммерческие организации наделены специальной правоспособностью. Так, в соответствии с п. 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 банки, страховые организации, инвестиционные институты относятся к юридическим лицам со специальной правоспособностью17. Однако, непонятно: почему указанные субъекты не обладают общей правоспособностью. Можно лишь высказать на этот собственные предположения.

Первое – наличие специального разрешения (лицензии) на занятие определенным видом деятельности. Но, по нашему мнению, сам по себе факт получения лицензии на осуществление банковской, страховой, инвестиционной деятельности не влияет в принципиальном плане на характер правоспособности коммерческой организации. В противном случае пришлось бы признать, что все юридические лица (независимо от их принадлежности к коммерческим и некоммерческим организациям), осуществляющие свою деятельность на основании лицензий, обладают специальной правоспособностью. Второе – существование запретов на занятие теми или иными видами деятельности. Законом о банках (ст. 5) кредитным организациям запрещено заниматься производственной, торговой и страховой деятельностью. Указанные запреты действует в отношении страховых организаций, инвестиционных институтов.

Полагаем, что данные запреты нельзя рассматривать в качестве основания для отнесения какой-либо организации к юридическому лицу со специальной правоспособностью. Правовые запреты – это ограничение правоспособности юридического лица в порядке и случаях, предусмотренных законом (п. 2 ст. 49 ГК). Эти ограничения распространяются как на общую, так и на специальную правоспособность юридических лиц18.

Для разграничения общей и специальной правоспособности юридических лиц необходимо использовать формально-юридический критерий – прямое указание закона. Здесь нет и не может быть места судебному толкованию. Во избежание споров и конфликтных ситуаций специальная правоспособность отдельных видов коммерческих организаций должна получить легальное закрепление в законе.

Пока что судебная практика «пестрит» различного рода примерами, недвусмысленно указывающими на «дефекты» правового регулирования. Например, при рассмотрении конкретных дел суды нередко исходят из того, что коммерческие банки, обладающие специальной правоспособностью, имеют право совершать только банковские сделки. В практике было дело, когда сделка банка по продаже принадлежащего ему на праве собственности недвижимого имущества, была признана ничтожной, поскольку такие сделки не названы в перечне банковских операций, предусмотренных Законом о банках.

Считаем, что сам по себе вывод о специальной правоспособности кредитных банковских организаций правомерен, но только в контексте осуществления ими предпринимательской деятельности. В то же время, ограничивать право банков заключать сделки, направленные на поддержание их деятельности (купля-продажа имущества, аренда нежилых помещений и т.д.), ст. 49 ГК не дает. Иначе происходит подмена правовых понятий. За пределами предпринимательской деятельности можно говорить об общей правоспособности всех коммерческих организаций19.

В литературе распространено мнение, согласно которому коммерческий банк является особым субъектом, поскольку его правовое положение характеризуется двойственностью. Так, А. В. Попов пишет, что банк – это субъект гражданского права, участвующий в обороте. Вместе с тем, банк включен в структуру управления кредитно-финансовой системой страны и наделен публичными функциями как агент (например, в области валютного контроля)20. Действительно, в силу п. 3 ст. 11 Закона о валютном регулировании агентами валютного контроля являются уполномоченные банки, подотчетные Банку России. В валютной сфере они (агенты) осуществляют контроль за соответствием действующему законодательству совершаемых их клиентами (резидентами и нерезидентами) валютных операций, а также документов, направляемых их клиентами для получения разрешения (лицензии) на осуществление капитальных валютных операций21. При этом, коммерческие банки не вправе применять к нарушителям валютного законодательства штрафные санкции. Таким правом наделены органы валютного контроля.

Таким образом, уполномоченные банки обладают элементами публичной власти, осуществляют контроль за деятельностью других субъектов гражданского права. Как оценить такое положение? Конечно, если бороться за чистоту цивилистического типа регулирования, ответ ясен: необходимо устранить эту двойную природу банков. Напротив, если повернуться в очередной раз лицом к рыночной экономике, указанное сочетание частно и публично-правовых начал – желаемый результат социального прогресса общества; то, к чему должно стремиться право.

Проблемы государственной регистрации, лицензирования банковской деятельности, формирования уставного капитала и другие вопросы заслуживают пристального внимания. Но вряд ли это возможно в рамках данной работы, хотя бы по причине большего объема исследования.


1. Первоначально текст документа опубликован: Собрание законодательства РФ. 1996. № 6. Ст.492. Далее – Закон о банках.

2. Первоначальный текст документа опубликован: Ведомости СНД и ВС РСФСР.1992. № 5. Ст. 180.. В связи с предстоящей пенсионной реформой в России депутаты Государственной Думы РФ обсуждают вопросы о правовом статусе Пенсионного фонда. К их числу относится принадлежность ПФР к фонду, государственному учреждению и др.

3. Собрание законодательства РФ. 2001. № 33 (часть I). Ст. 3420. Далее – Закон о кредитных потребительских кооперативах или Закон № 117-ФЗ.

4. Первоначальный текст документа опубликован: Собрание законодательства РФ.1996. № 13. Ст. 1311.

5. См.: Урал Полит. Ru.

6. См.: Закон РФ от 7 мая 1998 г. № 75-ФЗ (с изменениями и дополнениями на 10 января 2003 г.) «О негосударственных пенсионных фондах»//Первоначальный текст документа опубликован: Собрание законодательства РФ.1998. № 19. Ст. 2071. Далее – Закон о НПФ.

7. Щербак Н. В. Гражданско-правовое положение кредитных организаций. Автореф... канд. юрид. наук. М., 2002. С.16.

8. Тосунян Г. А., Викулин А. Ю., Экмалян А. М. Банковское право Российской Федерации. Общая часть: Учебник/Под общ. Ред. акад. Б. Н. Топорнина. М.: Юристъ, 2002. С.173–177.

9. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель/Под ред. О. М. Козырь, А. Л. Маковского, С. А. Хохлова. М., 1998. С.420.

10. См.: Филатов Ю. В. Правовое положение банка как субъекта гражданского права. Автореф... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2000. С.9.

11. Филатов Ю. В. Правовое положение банка как субъекта гражданского права. С.18–19.

12. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный)/Под ред. О. Н. Садикова. М., 1997. С.6.

13. Первоначальный текст документа опубликован: Собрание законодательства РФ.1999. № 28. Ст. 3493. Далее – Закон об иностранных инвестициях.

14. Собрание законодательства РФ.2001. № 49. Ст. 4562. Далее – Закон об инвестиционных фондах.

15. Первоначальный текст документа опубликован: Российская газета. 1993, № 6. Далее – Закон об организации страхового дела.

16. Филатов Ю. В. Особенности юридической личности банка: Правовое положение субъектов предпринимательской деятельности/Отв. ред., сост. проф. В. С. Белых. Екатеринбург: У-Фактория, 2002. С.140.

17. Российская газета. 1996, 13 августа.

18. Известный дореволюционный ученый-цивилист В. И. Синайский писал: «Специальную правоспособность юридического лица не следует, однако, смешивать с ограничениями его правоспособности»//Синайский В. И. Русское гражданское право. М.: Статут, 2002. С.121.

19. Белых В. С., Скуратовский М. Л. Гражданский кодекс России: новая модель регулирования и судебная практика//Государство и право. 2001. №80. С.11–12.

20. Попов А. В. Теоретические проблемы правового положения банков и обязательств, возникающих из договоров банковского счета и банковского вклада. Автореф… канд. юрид. наук. СПб. 1998. С.9.

21. Инструкция Банка России от 7 июня 2004 г. № 116-И «О видах специальных счетов резидентов и нерезидентов»//Вестник Банка России, № 36, 18.06.2004.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право