На главную Написать письмо

Коучинг как новое направление менеджмента

Мэрилин Аткинсон (Канада) известна во всем мире как Сертифицированный тренер нейро-лингвического програмирования, доктор психологии. Она работает с отдельными людьми и с организациями в качестве консультанта и тренера в коучинге и консалтинге, направленном на принятие решений. Она основатель и президент восьми отделений Erickson College по всему миру, где она преподает коучинг и консалтинг с 1985 года. Мэрилин – одна из основателей и лидеров коучинга; ее великолепное ведение тренингов и мощные курсы личного роста известны во многих странах. В Екатеринбурге Мэрилин провела трехдневный курс Коучинга в менеджменте. Это направление в менеджменте является новым для нашего города. Корреспонденту журнала «Бизнес, менеджмент и право» посчастливилось протиснуться в плотный график Мэрилин в Екатеринбурге и взять интервью у этой обаятельной женщины.

– Мэрилин, как Вы знаете, в Екатеринбурге коучинг для многих явление новое и малоизученное. Не могли бы Вы в нескольких словах описать, что же такое коучинг? Как давно он существует?

– Это интересный вопрос. Я думаю, что сама идея коучинга прорастала очень медленно. И происходило это в течение последних 10 лет. Я учу коучингу уже на протяжении 7 лет, а в Россию я привезла систему обучения коучинга 6 лет назад. Я была первой, кто привез коучинг в Россию. И в целом тот тип коучинга, который мы ведем здесь, совпадает с основной идеей, с духом коучинга, а именно – помочь людям воплотить в жизнь их мечту.

– Почему коучинг так называется? Это как-то связано с термином «тренер» (коучинг – от англ. «coach» – тренер)?

– Собственно именно так и появился этот термин. Он родился из метафоры. Что происходит, когда человек может воодушевить, вдохновить команду? Есть огромная разница между спортивным тренером, который воодушевляет свою команду, и тем, который пытается править этой командой, навязывая ей технические правила. На спортивной арене эти два типа тренера достигают принципиально разных результатов. Так и менеджер для своей команды сотрудников, будучи коучем, добьется лучших результатов, чем если бы он просто командовал ими. Вот откуда пошла идея и термин коучинга.

– То есть менеджер-коуч – это вдохновитель?

– Да! Он даже в большей степени не тренер, а помощник, ассистент, у которого есть способности переместить кого-либо в так называемую «зону мастерства». Коуч помогает передвинуться в зону уверенности, в зону мотивации и энтузиазма, увидеть, как выглядит желаемая цель и как ее достичь.

– В каких случаях, ситуациях компании или ее отдельным менеджерам следует обратиться к коучу?

– Мы с Вами начинаем сейчас говорить уже о процедурах. В различных компаниях это происходит по-разному. Мы как раз утром (на тренинге – Прим. редактора) говорили об этом – как нам работать с разными командами. Очень многие руководители имеют своего личного коуча. Кроме того, некоторые менеджеры по отношению к группе своих подчиненных, к своей команде сами выступают в роли коучей, управляют этой группой в стиле коучинга. И тогда они сами решают, в какой момент коучинг необходим.

– То есть коучей-специалистов все-таки приглашают?

– Да!

– Есть ли такое понятие, как штатный коуч?

– Очень многие компании имеют так называемый «внутренний коучинг», в особенности это имеет место в крупных корпорациях. И я подготовила очень много таких «внутренних коучей» для больших компаний. Это одно из моих любимых направлений в коучинге.

– А в России существует «внутренний коучинг»?

– В России это явление только начинает развиваться. Внутренние коучи есть, но их пока мало, потому что и сам коучинг только приходит в Россию. В основном внутренний коучинг распространен в западных компаниях, которые внедряются на российский рынок. Потому что их руководители знают, что коучинг приводит к положительным результатам.

– Как менеджер может защитить себя от некачественного коучинга? Как узнать профессионала в этой области?

– Прежде всего, существуют дипломы и аккредитации. Одна из причин, почему Erickson College проводит в России сертифицирующую программу, – это стремление к тому, чтобы наш курс вели высокопрофессиональные тренеры. И мы хотим, чтобы те дипломы и сертификаты, что мы выдаем, действительно значили то, что на них написано. Как профессиональные коучи Маргарита (Летунова Маргарита «Международный Бизнес Коучинг Центр»), Евгения и Станислав (Гринберг Евгения и Станислав «Коучинг Центр Станислава Гринберга» – Прим. редактора) очень много работали и учились. При этом они имеют большую практику проведения профессиональных коучинговых сессий. И конечно, они сильно отличаются от тех людей, которые решили: «Ага, коучинг – это модно, он хорошо распространяется. Допишу-ка я это слово себе на визитку!» Многие «становятся» коучами именно таким образом. Поэтому первое, что я могу порекомендовать, – это работать с теми коучами, которые в состоянии предъявить сертификат, выданный организацией, обучающей коучингу. И эта организация должна быть аккредитована ICF, то есть Международной Коучинговой Федерацией.

– Приходилось ли Вам сталкиваться с последствиями непрофессионального коучинга?

– Приходилось и не раз! В России вероятность столкнуться с непрофессионализмом в этой сфере очень велика. Основное последствие этого – циничное отношение к коучингу. Дескать, еще один шарлатанский трюк. Очень просто прийти к такому выводу после работы с непрофессионалом. Наша программа разработана таким образом, чтобы достигать цели на всех этапах. Хороший коуч – тот, кто действительно приводит к желаемому результату.

– Есть ли в Вашей практике примеры того, как компания достигла определенных высот именно благодаря коучу?

– Да, конечно. Но, как правило, в таких случаях речь идет не об одном коуче, а о целой коучинговой команде. Сейчас мне в голову как раз пришел пример одной организации. Но я не могу сообщить Вам ее название из соображений конфиденциальности. Я готовила для них команду внутренних коучей, которые работали с руководителями этой фирмы. Они «тренировали» их в процессе масштабной перестройки так, что компания стала приносить гораздо больше финансовой отдачи. Другой пример – компания из Британской Колумбии. Они смогли разработать и удачно выпустить на рынок качественно новый продукт, который, как они думали до работы с коучами, вообще не зашел бы дальше чертежной доски. Успех этого продукта на рынке – результат работы коучей, кстати, моих студентов, с креативщиками этой компании.

Если же от отдельных примеров перейти к статистике, то, взглянув на 1000 самых успешных компаний, по мнению журнала Forbes, можно увидеть, что 40 % из них используют коучинг постоянно. И те организации, в которых коучинг включен в корпоративную культуру (существует внутренний коучинг), при прочих равных обстоятельствах по продуктивности в 6 раз опережают другие компании по показателям.

– Можно ли говорить о специализации в коучинге?

– Можно. Я даже коллекционирую специализации в коучинге и сейчас насчитываю их около 80. Эта область хорошо организована в интернете, многие коучи имеют хорошие веб-сайты. Есть коучи, которые работают в сфере образования, в области искусств, коучи, работающие с людьми, выходящими на пенсию, финансовые коучи и т.д.

– Сильно ли отличаются друг от друга коучи разных специализаций?

– Да, но фундаментальная основа коучинга всегда и везде одинаковая. Основные шаги в коучинге также общие. Человеку, знающему эти шаги, будет легко развиваться в любой области, независимо от того, какое направление он выберет.

– Сравнивая коучинг в других странах с российским, какую оценку можно дать местному коучингу? Какого уровня достигли российские коучи на сегодняшний день?

– Здесь он только начинается.

– Что ж, пожелаем удачи всем российским коучам.

– Da! Udachi!

Интервью подготовила Виктория Седакова

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право