На главную Написать письмо

Актуальные проблемы профессиональной деформации специалиста на российском производстве

И. Ж. Калашников, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии Нижнетагильской государственной социально-педагогической академии

В профессиональной психологии до последнего времени бытовало мнение, что с наследственно заданными тенденциями физиологической патологии опыт первых лет жизни человека закрепляется в форме жестких личностных особенностей, которые в дальнейшей практике не поддаются изменениям. Именно поэтому долгое время существовал традиционный подход – рассматривать человека как некий набор психологических качеств. Это подтверждает практика оценки уровня профессиональной компетентности специалистов, которая сориентирована на замер тех личностных образований, которые не всегда являются сориентированными на специфику производственной сферы. Так свою ненадежность и невалидность подтверждают тесты на профессиональную пригодность, общие тесты способностей, личностные тесты.

Что же является изменяемым в личности специалиста? Что конкретно помогает совершенствованию профессиональных навыков и умений, а что подвержено регрессу в профессиональной квалификации.

Известно, что трудовая деятельность оказывает огромное влияния на развитие личности человека, но также и сама социальная среда с процессом воспитания в школе и в семье воздействуют на формирование таких новообразований, которые востребованы на производстве (организованность, пунктуальность, способность к сотрудничеству и т.д.). Таким образом, можно говорить о постоянном изменении человека в процессе его жизнедеятельности. Это заставляет производственную сферу учитывать это обстоятельство, и насколько возможно прогнозировать те изменения, которые могут произойти в ходе работы на производстве, а также и то, что помогало бы сохранить позитивные качества профессиональной квалификации специалиста.

Стоит учитывать в первую очередь те отклонения и нарушения в профессиональном развитии, которые имеют довольно сложную динамику проявления в процессе труда:

1) отставание в профессиональном развитии по сравнению с возрастными социальными нормами (запоздалое профессиональное самоопределение, несоответствующий выбор профессии);

2) несформированность профессиональной деятельности, необходимых нравственных представлений, недостаточный профессионализм и квалификация и т.д.;

3) упрощенность профессиональной деятельности, мотивационная недостаточность, слабая удовлетворенность трудом;

4) ценностная дезориентация и потеря нравственных ориентиров в труде;

5) рассогласованность отдельных звеньев профессионального развития;

6) ослабление профессиональных данных (уменьшение профессиональных способностей, снижение работоспособности);

7) утрата трудовых и профессиональных умений и навыков, профессионализма и квалификации, временная потеря трудоспособности, резкое снижение эффективности труда и удовлетворенности трудом;

8) отклонение от социальных и индивидуальных норм профессионального развития, преодоления деформации личности (эмоциональное истощение, стремление манипулировать людьми), деформация профессионального сознания;

9) прекращение профессионального развития из-за профессионального заболевания, длительной или постоянной нетрудоспособности.

Такие нежелательные профессиональные деформации можно обнаружить практически во всех видах профессиональной деятельности. Но самое главное то обстоятельство, что профессиональные деформации переплетаются с деформациями личности. Поэтому то рассмотрение профессионального регресса квалификации невозможно без учета всех тех факторов, которые связаны не только с деятельностью, но и с поведенческим актом вне производства, с реальным алгоритмом реагирования на существующие социальные проблемы жизнедеятельности человека. Иначе говоря, проблематика социальной адаптивности соприкасается с потребностью сохранения профессиональной компетентности и компетенции.

Для рассмотрения более детально всех сфер возможной профессиональной деформации можно взять за основу классификацию Э. Ф. Зеера:

1. Общепрофессиональные дефоромации, типичные для работников какой-то одной конкретной профессии. Зачастую такие особенности личности и поведения профессионалов прослеживаются у большей части со стажем, хотя уровень выраженности таких деформаций всегда различен, все же делает работников узнаваемыми по общим признакам деструктивного поведения (к примеру, руководители – синдром «вседозволенности», выражающийся в нарушении профессиональных и этических нолрм, в стремлении манипулировать профессиональной жизнью подчиненных.

2. Специальные профессиональные деформации, возникающие в процессе специализации по профессии.

3. Профессионально-типологические деформации, обусловленные наложением индивидуально-психологических особенностей личности: темперамента, способностей, характера – на психологическую структуру деятельности. В результате складываются профессионально и личностно обусловленные комплексы:

– деформации профессиональной направленности личности: искажение мотивации деятельности, перестройка ценностных ориентаций, скептическое отношение к новичкам и нововведениям;

– деформации, развивающиеся на основе каких-либо способностей: организаторских, коммуникативных, интеллектуальных и др. (комплекс превосходства, гипертрофированный уровень притязаний, завышенная самооценка, психологическая «герметизация», нарциссизм и др.);

– деформации, обусловленные чертами характера: ролевая экспансия, властолюбие, «должностная интервенция», доминантность, индиффернетность и др.

4. Индивидуализированные деформации, обусловленные особенностями работников различных профессий. В процессе многолетнего выполнения профессиональной деятельности, психологического сращивания личности и профессии отдельные профессионально важные качества, как, впрочем, и профессионально нежелательные, чрезмерно развиваются, что приводит к возникновению сверхкачеств, или акцентуаций. Это может быть сверхответственность, суперчестность, гиперактивность, трудовой фанатизм, профессиональный энтузиазм. Данные деформации называют профессиональным кретинизмом.

Такая систематизация имеющихся деформаций может соответствовать и другим странам, но все же что свойственно России, что представляет для нашего отечественного производства больший интерес, а самое главное рациональное зерно – предотвратить, не допустить столь значимых затрат и времени, темпа развития производства из-за человеческого фактора? И вот здесь интересным обстоятельством является факт в истории психологии – сама экспериментальная психологическая наука зародилась благодаря заказу производства в конце XIX века сформировать личность рабочего, соответствующего новым технологиям. Именно благодаря использованию потенциала человеческого фактора был возможен прорыв в техническом переустройстве заводов и фабрик. И вот эта личность и представляет собой значимое образование человеческого фактора любого производственного процесса.

В психологии труда существуют различные определения личности, сформулированные различными научными направлениями. Естественно, что каждая психологическая школа обосновывает свою структуру личности. В рамках технического производства выигрышным стало бы понимание личности как субъекта социальных отношений и активной деятельности, а также основываясь на представлениях о структуре личности по К. К. Платонову:

1. Профессиональная направленность – так называемая системообразующая мотивов и установок в профессиональной деятельности, которая включает в себя надежность, стремление к успеху и профессиональному росту, социальную ответственность.

2. Профессиональная компетентность – осведомленность, эрудированность в рамках профессиональных знаний, умений и способов выполнения профессиональной деятельности.

3. Профессионально значимые качества – индивидуальные качества специалиста, влияющие на эффективность деятельности и успешность ее освоения при наличии ансамбля соответствующих для этого способностей (к примеру, самоконтроль, пластичность, эмоциональную устойчивость и др.).

4. Профессионально значимые психофизиологические свойства – индивидуально типологические свойства, предполагающие характеристику первой сигнальной системы человека в рамках конкретно взятой профессии (зрительно-двигательная координация, глазомер, реактивность и др.).

Исходя из данных характеристик можно теперь соотнести представленный ракурс личностного профиля специалиста с возможными деформациями в рамках российского производства (см. таблицу).

В первую очередь, самым главным и значимым является целостность специалиста, который имеет позитивный образ жизни и опирается в своем поведении вне производства на приемлемые для общества ценности, а также во главу своей жизнедеятельности ставит свою самореализацию в рамках профессии – стремление к профессионализму и удовлетворенность своими профессиональными способностями. В то же время противопоставлением этой норме можно представить профессионально-типологическую деформацию в рамках отказа от имеющихся принимаемых большинством ценностей, а также формирования феномена социального лицемерия, который дает точку отсчета совершенно другой логики оценивания жизненных ситуаций с позиции власти денежного знака в социуме. Именно это качество в большей степени приводит человека на некую позиции девиации, а затем приводит к распаду личностного ядра, к бессмысленности жизни.

Во-вторых, когнитивная подструктура личности характеризуется системными знаниями в рамках профессии, что дает гарантию соблюдение не только правил техники безопасности, но и всего технологического процесса производства. С другой стороны противоположностью является преобладание некого абстрагирования, отказа от разбора детализации операционных действий и тенденция стремления опираться на свою техническую интуицию, что также связано с профессионально-типологической деформацией.

В-третьих, огромный потенциал профессионально значимых качеств может быть перекрыт индивидуализированной деформацией, которая связана с профессионально нежелательными качествами, такими как профессиональная агрессия, авторитарность и др.

В-четвертых, изменения в личности при неблагоприятном воздействии условий деятельности обычно сопровождаются ухудшением физиологического и психологического состояний человека, принимающим хронический характер. Наиболее часто встречается хроническое утомление, которое в дальнейшем приводит к неосознаваемой потребности прибегать к вспомогательным химическим средствам. Это приводит к деструкции имевшихся ранее значимых для профессиональной деятельности психофизиологических качеств.

Таким образом, рассмотрев некую специфику негативного воздействия личностной дезадаптации на производстве необходимо отметить все же, что требуется для профилактики такой профессиональной деформации, а в большей степени какие меры необходимы со стороны руководства производством, чтобы более эффективно использовать человеческий фактор и реально прогнозировать неуспехи на той стадии, где возможна перестройка системы работы с кадрами как в управленческой модели, так и в рамках организационного звена отдела кадров при приеме на работу.

Две составляющие наиболее значимые при приеме на работу, а также при дальнейшей оценки персонала фактически выходят из под контроля., не учитываются в должной мере – личностная характеристика к конкретно взятой профессии, а также фактор антинаркотической направленности личности, который предполагает отсутствие предрасположенности к химической зависимости как на уровне физиологии, так и при соответствующих жизненных ценностях, которые взаимосвязаны с профессиональной направленностью.

Первая – это наличие так называемых квалификаций специалиста, которые в нашей отечественной психологии соотносятся с профессионально значимыми качествами.

Необходимо отметить, что такие характеристики профессиональной квалификации существуют уже с середины 1970-х гг. в Германии в качестве так обозначенных Д. Мартенсом индивидуальных качеств личности специалиста, которые напрямую не воздействуют на получение производственного продукта, но способствуют поддержания общего уровня профессиональной информированности в операционных действиях, а также мобилизуют человека при работе в группе и сохраняют его как профессиоанала вне производства, в быту. Так можно говорить сейчас о некой целостной системе формирования таких личностных качеств в учебных центрах Германии таких крупных фирм как Siemens, Mersedes, Opel, Dresden-Bank, Volkswagen и др. Но не только производство Германии сориентировано на новшество, но во многих странах Западной Европы и США есть некая культура оценки персонала с позиции данных профессиональных характеристик.

В большей степени перечисленные характеристики затрагивают регулируемый, отслеживаемый процесс изменения личности специалиста, который подлежит замеру, а вот что в рамках предметного обозначения проблематики, связанной с извечной проблемой в России – «мастер золотые руки», но грешит пристрастием к спиртному, то это некое личностное образование, которое очень сложно описывать, а также определять.

И вот здесь выделяется также вторая составляющая неразрешенных, логически неупорядоченных задач отслеживания профессиональной деформации при приеме на работу – сложно диагностируемая в достаточной степени «химическая ненадежность» создает прецедент заранее неосознанно, искусственно моделируемых самим производством проблем, связанных с работниками, которые не всегда могут констатировать произвольность своей психики, возможность управлять собой, применять волевые усилия. Такая «скрытая вуалия» может отслеживаться лишь на высокочувствительной лабораторной медицинской технике. Тем более проблематика определения химической зависимости, как в наркологии, так и в психологии не решена. Значимым остается ссылка на те передовые медицинские технологии диагностики, которые смогут более детально оценивать психофизиологическую основу специалиста, связанную с его биографическим циклом употребления химических препаратов в течение полугода.

Итак, как наиболее значимые направления в рамках учета специфики профессиональной деформации на российском производстве можно выделить следующие организационные мероприятия:

– организация психофизиологической лаборатории труда с построением целостной модели не только профилактики профессиональной деформации, но и конструирование базовых тестов для оценки персонала с позиции ключевых квалификаций и возможных профессиональных деформаций;

– организация профосмотра на основе диагностики с помощью высокочувствительного оборудования на предмет химической зависимости, позволяющего выделить группу риска уже при приеме на работу.

В действительности, только при учете человеческого фактора, как с позиции необходимых для производства качеств личности специалиста, так и при детальном отслеживания профессиональной деформации, возможна некая целостная, система управления в рамках новых социально-экономических условий рыночной экономики.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право