На главную Написать письмо

 

                         Партнерство государства и иностранных частных инвесторов

___________________________________________

С. И. Цыганов, доцент кафедры экономических теорий УрГЮА, кандидат экономических наук

 

Государственно-частное партнерство (ГЧП) в области инвестиционного процесса представляет собой взаимодействие государства и национальных / иностранных частных инвесторов, направленное на решение задач инвестиционной деятельности.

Вопрос об укреплении механизма такого альянса актуализируется в связи с развертыванием глобального финансового кризиса. Всеобщая нехватка свободных денежных средств порождает трепетное отношение государства к частным инвестициям из внутренних и внешних источников. В свою очередь частные инвесторы рассматривают свое взаимодействие с государством как дополнительную гарантию извлечения прибыли.

Принципиально новый этап ГЧП ожидается в 2009 г., что связано с неизбежным обрушением мирового рынка деривативов, ежегодная сумма сделок с которыми достигла 600 трлн долл1. Виртуальный инкубатор производных ценных бумаг ускорит взращивание ненасытных чудовищ, пожирающих живую ткань реальной экономики. В этих условиях достижение крепкого сцепления, соединения государства и частных инвесторов, способно остановить надвигающуюся Великую рецессию и обеспечить динамичное, прогрессивное развитие национального и планетарного хозяйства.

Мировой финансовый кризис задел своим крылом Российскую Федерацию. Стали проявляться затруднения в финансировании инвестиций за счет собственных средств организаций, что с обоснованной тревогой обсуждается в научной литературе2. Пытаясь стабилизировать ситуацию, Российское государство израсходовало за сентябрь – октябрь 2008 г. почти 100 млрд долл.3 Но в результате удалось лишь несколько смягчить проявление острой нехватки денежных ресурсов.

Все это определяет большое практическое значение исследованию основных направлений повышения эффективности партнерства России и иностранных частных инвесторов.

По данному вопросу хотелось бы сформулировать следующие рекомендации.

Во-первых, следует усилить приток иностранных частных инвестиций в машиностроение.

Важную роль здесь должны играть особые экономические зоны (ОЭЗ).

По состоянию на 1 августа 2008 г. в России образовано 13 ОЭЗ, в том числе 4  технико-внедренческие, 2 промышленно-производственные и 7  туристско-рекреационных4. Согласно ст. 2 Федерального закона от 22 июля 2005 г. № 116‑ФЗ (в ред. ФЗ от 30.10.2007 г. № 240‑ФЗ) «Об особых экономических зонах в Российской Федерации»5 в зонах действует особый режим осуществления предпринимательской деятельности. Резидентам зон предоставляются таможенные и налоговые льготы, а также гарантии.

Иностранные инвесторы не могут претендовать на получение статуса резидента ОЭЗ, что вытекает из ст. 9 ФЗ № 116‑ФЗ. Нормами этой статьи установлено следующее правило: резидентом признается лицо, зарегистрированное в соответствии с российским законодательством на территории муниципального образования, в границах которого расположена ОЭЗ, и заключившее с органами управления ОЭЗ соглашение об осуществлении (ведении) соответствующего вида деятельности в порядке и на условиях, которые предусмотрены настоящим законодательным актом.

В свою очередь иностранные лица вправе учреждать в зонах организации, которые в установленном порядке признаются резидентами. Иностранные учредители осуществляют вложение прямых инвестиций во вновь созданные ими организации в виде взносов в капитал и кредитов.

Действуя по этой схеме, инвесторы из Бельгии, Дании, Италии, Финляндии, Японии разместили прямые инвестиции в организации, являющиеся резидентами зон.

Одновременно наблюдается край­няя ограниченность видов деятельности организаций-резидентов, созданных иностранными лицами. В ОЭЗ промышленно-производственного типа в Липецкой области такие хозяйствующие субъекты производят теплообменное, холодильное оборудование, металлокорд, металлические волокна; в ОЭЗ промышленно-производственного типа «Алабуга» – автомобили, минераловатную продукцию; в ОЭЗ технико-внедренческого типа на территории г. Санкт-Петербурга разрабатывают информационные технологии6.

Иностранные инвесторы-учредители организаций-резидентов не нацеливают последние на создание машиностроительной продукции. Вместе с тем технологическое отставание машиностроения России от мирового уровня достигло почти 30 лет7, а физический износ машин и оборудования в отрасли превысил критический уровень.

С позиции перспективного прочтения ситуации нельзя не признать, что передовые средства труда выступают технической основой подъема национальной экономики на площадку шестого технологического уклада. Коренное обновление основных фондов машиностроения выступает одним из условий трансформации России в новый мировой центр силы.

Представляется, что обозначенная проблема в области машиностроения в ОЭЗ во многом объяс­няется излишне широким законодательным определением одной из целей создания зон – «развитие обрабатывающих отраслей экономики» (ст. 3 ФЗ от 22 июля 2005 г. № 116‑ФЗ). Стратегически оправданным было бы закрепление такой цели, как «развитие наукоемких производств», к которым относится машиностроение.

Такая постановка вопроса соответствует указаниям руководства страны об увеличении производства машин и оборудования. Президент Российской Федерации Д. А. Медведев обратил внимание на необходимость организации продвижения инвестиционных ресурсов в машиностроение8. Правительство Российской Федерации приняло решение увеличить удельный вес машиностроения в отечественной экономике с 6 % до 14 % к 2020 г.9, что предполагает резкий рост концентрации инвестиций в производство средств труда.

Для исправления явного упущения законодателя необходимо осуществить государственное финансирование постройки инфраструктуры машиностроительных предприятий в зонах промышленно-производственного типа.

В то же время иностранные инвесторы должны быть уверены в гарантированном рынке сбыта средств труда, изготовленных учрежденными ими организациями-резидентами. Именно здесь выходят на передний план государственный заказ и лизинговые компании, созданные российским государством и иностранными лицами.

Во-вторых, необходимо перейти к планированию и реализации сверхкрупных инвестиционных проектов, софинансируемых государством и иностранными частными инвесторами.

Под сверхкрупным инвестиционным проектом понимается проект стоимостью не менее 30 млрд. руб. Осуществление цепочки таких проектов резко изменит конфигурацию производительных сил страны, подготовит прыжок в постиндустриальное пространство.

Предлагаемый поворот в развитии ГЧП в области инвестиционного процесса требует внесения следующего изменения в специальное законодательство об иностранных инвестициях.

В ст. 1 Федерального закона от 9 июля 1999 г. № 160‑ФЗ (в ред. ФЗ, от 29.04.2008 г. № 58‑ФЗ) «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»10 различаются два вида приоритетного инвестиционного проекта. Первый вид представлен инвестиционным проектом, суммарный объем иностранных инвестиций в который составляет не менее 1 млрд. руб. Во втором случае минимальная доля (вклад) иностранных инвесторов в уставном (складочном) капитале коммерческой организации с иностранными инвестициями составляет не менее 100 млн руб. При этом инвестиционные проекты должны быть включены в перечень, утверждаемый Правительством Российской Федерации. В данной норме законодатель уклонился от фиксирования положения о сверхкрупном инвестиционном проекте, для которого суммарный объем иностранных инвестиций составляет не менее 30 млрд. руб. Для исправления сложившейся ситуации следует дополнить ст. 1 ФЗ № 160‑ФЗ положением о сверхкрупном инвестиционном проекте.

Одновременно нужно ввести дополнительные льготы и гарантии для иностранных инвесторов, участвующих в сверхкрупном инвестиционном проекте.

В-третьих, целесообразно повысить стабильность норм, регулирующих взаимодействие государства и иностранных частных инвесторов.

Стабильность норм, регулирующих ГЧП в области инвестиционного процесса, улучшает инвестиционный климат. В неизменности нормативных актов особо заинтересованы иностранные инвесторы, осуществляющие капиталоемкие проекты с длительным сроком окупаемости.

Вместе с тем имеются случаи внесения многочисленных изменений в нормативную базу, что настораживает инвесторов. Одним из таких примеров являются многочисленные корректировки перечня объектов концессионного соглашения.

В первоначальном варианте ст. 4 Федерального закона от 21 июля 2005 г. № 115‑ФЗ (в ред. ФЗ от 30.06.2008 г. № 108‑ФЗ) «О концессионных соглашениях»11 приво­дит­ся закрытый список из 14 объектов концессионного соглашения. В последующем в него было внесено 6 изменений.

Существенные подвижки в законодательном определении круга объектов концессионного соглашения объясняются отсутствием федерального закона о долгосрочной программе социально-экономического развития Российской Федерации. Вместе с тем индикативное планирование размещения и развития производительных сил страны способствовало бы устойчивому прочтению вопроса об объектах концессионного соглашения.

Дестабилизирующую роль играет изначально слабая формулировка ряда других положений ФЗ № 115‑ФЗ. Это объясняет разработку на доктринальном уровне вопроса дальнейшего развития законодательства о концессионных соглашениях12.

В научной литературе признается отрицательное восприятие иностранными инвесторами поправок в налоговом законодательстве в части соглашения о разделе продукции (СРП)13.

Для повышения уровня стабильности норм, регулирующих ГЧП в инвестиционном процессе, необходимо ускорить разработку современной концепции долгосрочного управления государственной собственностью до 2020 г. и на ее основе принять Федеральный закон «Об управлении государственной собственностью».

Пытаясь преодолеть непоследовательность нормативного регулирования партнерства государства и частного бизнеса, в городе федерального значения Санкт Петербурге и Республике Алтай приняты региональные законы о ГЧП. В ряде субъектов Российской Федерации по этому направлению идет активная законотворческая работа. Много неясностей в данном вопросе должен снять разрабатываемый федеральный закон о ГЧП.

Достижение стабильности норм, регулирующих ГЧП в инвестиционном процессе, вплотную подводит к введению инвестиционного режима прозрачности.

В-четвертых, нуждаются в повышенном уровне защиты права и законные интересы государства, взаимодействующего с иностранными частными инвесторами.

Становление ГЧП в области инвестиционного процесса сопровождается усилением давления на государство крупных иностранных частных инвесторов. Последние пытаются навязать России невыгодные условия соглашений. В свою очередь официальные представители государства зачастую не проявляют должного рвения в защите его прав и законных интересов.

Одним из примеров выступает спорный расчет объема компенсационной продукции по СРП «Сахалин-2» (иностранные инвесторы – англо-голландская МНК «Royal Dutch Shell» и дочерние предприятия японских ТНК «Mitsui&Co» и «Mitsubishi Corp»).

В силу п. 1 ст. 8 Федерального закона от 30 декабря 1995 г. № 225‑ФЗ (в ред. ФЗ от 7.01.1999 г. № 19‑ФЗ, от 18.06.2001 г. № 75‑ФЗ, от 6.06.2003 г., от 29.12.2004 г. № 199‑ФЗ) «О соглашениях о разделе продукции»14 произведенная продукция делится на две части – компенсационную и прибыльную. Прибыльная часть распределяется между Российской Федерацией и инвестором в определенной пропорции. В собственность инвестора передается компенсационная продукция, которая идет на возмещение его затрат на выполнение работ по СРП. В свою очередь согласно ст. 346.34 Налогового кодекса Российской Федерации при определении объема компенсационной продукции применяется цена реализации нефти, которая указана сторонами сделки, но не ниже среднего за отчетный период уровня цены нефти сырой марки «Юрал».

По оценке Счетной палаты России, при расчете объема возмещения расходов инвесторов по СРП проекта «Сахалин-2» в 2005 г. использовалась цена нефти в два раза ниже мировой15. Аудитор Счетной Палаты России С. Абрамов сделал такой вывод: «Если останется все как есть… начало раздела продукции отодвигается на неопределенно далекое будущее»16.

Развивая ГЧП России и иностранных частных инвесторов, нельзя забывать о состоянии обороны страны и безопасности государства. Важным шагом в этом направлении считается принятие Федерального закона от 29 апреля 2008 г. № 57‑ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства»17. Нормами этого законодательного акта введены изъятия ограничительного характера для иностранных инвесторов и для группы лиц, в которую входит иностранный инвестор, при их участии в уставных капиталах хозяйственных обществ, имеющих стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства, и (или) совершения сделок, влекущих за собой установление контроля над указанными хозяйственными обществами. Но конструкция ФЗ № 57‑ФЗ не перекрывает возможность вхождения иностранных инвесторов в стратегические виды деятельности. В силу этого следует присоединиться к критическим замечаниям А. В. Чистова о необоснованном отсутствии запретов в данном правовом акте18.

Было бы правильным законодательно определить виды деятельности, где следует запретить помещение иностранных инвестиций. В такой список следует включить месторождения природных ископаемых стратегического значения, предприятия оборонно-промышленного комплекса, строительство атомных электростанций и др.

Реализация предложенных рекомендаций повысит эффективность партнерства Российской Федерации и иностранных инвесторов.

 

__________________________________________

        1 Сумма сделок, заключенных за год в мире с деривативами, достигает 600 трлн. долл. Электронный ресур – http://www.finmarket.ru/z/nws/new.asp?id=884 900 (проверено 24.11.2008 г.).
        2 Толяченко И., Семенко О., Перелешин И. Инвестиции на мели // Прямые инвестиции. 2008. № 10. С. 89.
        3 Каледина А. Цена стабильности – 100 миллиардов долларов // Известия. 2008, 20 ноября. С. 1.
        4 Зыкова Т. Вся власть резидентам // Российская газета. 2008, 24 октября. С. 5.
        5 Первоначальный текст документа опубликован: Собрание законодательства Российской Федерации. 2005, № 30 (ч. 2), ст. 3127.
       6 Интервью руководителя Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами (ОЭЗ) Андрея Алпатова. Электронный ресурс – http://www.ippnou.ru/article.php?indarticle=005 001 (проверено 24.11.2008 г.).
        7 Кибирева Ю. Даешь завод // Российская газета. 2008, 2 октября. С. 14.
        8 Послание Президента РФ Федеральному Собранию // Российская газета. 2008, 6 ноября. С. 3.
        9 Сидибе П. Детальная настройка // Российская газета. 2008, 29 октября. С. 2.
       10 Первоначальный текст документа опубликован: Собрание законодательства Российской Федерации. 1999, № 28, ст. 3493.
       11 Первоначальный текст документа опубликован: Собрание законодательства Российской Федерации. 2005, № 30 (ч. 2), ст. 3126.
       12 См.: Хардеев Н. Э. Частно-государственное партнерство в реализации проектов развития особой зоны туристско-рекреационного типа // Экономические науки. № 8. С. 61–62.
       13 См.: Чистов А. В. О совершенствовании российского законодательства в сфере иностранного капитала // Иностранный капитал в России: налоги, валютное и таможенное регулирование, учет. 2003. № 11. С. 12.
       14 Первоначальный текст документа опубликован: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996, № 1, ст. 18.
       15 Брешковская Н. Раздел – беспредел // Финанс. 2008. № 4. С. 32.
       16 Смольякова Т. Без вариантов // Российская газета. 2006, 29 ноября. С. 5.
       17 Первоначальный текст документа опубликован: Собрание законодательства Российской Федерации. 2008, № 18, ст. 1940.
       18 Чистов А. В. Где ограничены иностранные инвестиции в России // Иностранный капитал в России: налоги, валютное и таможенное регулирование, учет. 2008. № 7. С. 11.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право