На главную Написать письмо

 

                                       Понятие и особенности судебных производств

                                                                       ______________________________________

Е. В. Слепченко, доцент кафедры гражданского и международного частного права Ленинградского государственного университета им. А. С. Пушкина, кандидат юридических наук

 

Начиная с 90‑х гг. прошлого века, в соответствии с конституционно провозглашенной концепцией разделения властей совершенно особый статус и особую роль приобретает самостоятельная и независимая судебная власть. Полномочия каждой из ветвей власти осуществляются в правовых формах, но только судебная деятельность по осуществлению правосудия облечена в особую процессуальную форму, поскольку суд призван не только разрешать общественные конфликты, но и активно участвовать в системе «сдержек и противовесов»1, осуществлять судебный контроль деятельности других ветвей власти, особенно исполнительной.

Такое понимание юридического процесса и его соотношения с иными юридическими процедурами находит все большее понимание в современной юридической науке. Так, Е. Г. Лукьянова справедливо замечает, что «перенесение термина «процесс» с его традиционно сложившимся содержанием в область процедурных явлений может привести лишь к его недостаточно глубокому познанию… и к утрате его существенных специфических особенностей… Необходимо сохранить исторически сложившееся понятие процесса, а процесс в широком его понимании именовать правовой процедурой, исследование которой является достаточно перспективной задачей теории права»2.

В рамках таких представлений правовая процедура рассматривается как общее, родовое понятие, а юридический процесс – как разновидность правовой процедуры3. Юридический процесс – это юридическая процедура, связанная с осуществлением только определенного вида юридической правоприменительной деятельности – судебной правоприменительной деятельности.

В процессуальной науке широко используется категория «процессуальная форма», хотя понимается она разными авторами по‑разному4. Нам ближе позиция тех авторов, которые считают, что процессуальная форма – это и есть сам юридический процесс, но только в узком значении этого понятия – судопроизводство. Соответственно, гражданская процессуальная форма – это юридический процесс по рассмотрению и разрешению гражданского дела, гражданское судопроизводство.

Деятельность по отправлению правосудия по существу своему резко отличается от деятельности административных органов. Сходство отдельных терминов гражданского процесса и процедуры разбирательства дел в иных органах и организациях, а также некоторое заимствование последними элементов форм судопроизводства объясняется только неразработанностью их собственной процедуры деятельности5. В настоящее время получают детальную разработку различные административные процедуры, содержащиеся в КоАП РФ (содержит около шестидесяти производств по делам об административных правонарушениях), в Административных регламентах различных федеральных органов исполнительной власти по исполнению возложенных на них государственных функций, однако указанные процедуры не являются процессуальными, поскольку опосредуют достаточно простые действия по применению права. Процессуальные же процедуры, реализуемые судами, связаны с осуществлением правосудия, т. е. правоприменительной деятельностью специальных государственных органов – судов, обеспечивающих в системе разделения властей защиту прав и свобод человека и гражданина (ст. 46, 118 Конституции РФ).

Характер процессуальных процедур предопределен характером судебной деятельности, ее задачами, сложностью дел (споров), рассматриваемых судами (ст. 2 ГПК РФ, ст. 2 АПК РФ, ст. 6 УПК РФ). Поэтому процессуальные процедуры наиболее разработаны, детально регламентированы процессуальными кодексами, они состоят из различных процессуальных производств, включающих определенные стадии. Ничего подобного мы не наблюдаем применительно к тем процедурам, которые применяются административными органами, третейскими судами и другими органами и организациями, рассматривающими споры и иные дела, осуществляющими исполнение государственных функций или иные властные полномочия.

Особенности процессуальных процедур проявляются как в общей классификации юридических процедур, так и в тех требованиях, которые предъявляются к ним6. Например, в зависимости от содержания правоотношений, на реализацию которых направлена процедура, различают материальные и процессуальные процедуры. Процессуальные процедуры реализуются судом и в свою очередь подразделяются на гражданско-процессуальные (гражданское судопроизводство), административно-процессуальные (административное судопроизводство), уголовно-процессуальные (уголовное судопроизводство), конституционно-процессуальные (конституционное судопроизводство) процедуры. Такое выделение процессуальных процедур и их видовое подразделение полностью соответствует конституционному положению о существовании четырех видов судопроизводства (судебных процесса) (ст. 118 Конституции РФ).

Особенности процессуальных процедур проявляются также в тех требованиях, которые предъявляются к юридическим процедурам: синхронность, законодательный уровень, согласованность процедурных и основных норм, совместное расположение основных и процедурных норм, границы «регулятивного вмешательства» процедурных норм, диспозитивность, демократизм, доступность, законность, адекватность, системность, гарантированность юридических процедур7. Не вдаваясь в детальную оценку каждого из названных требований, отметим, что требования к процессуальным процедурам порой существенно отличаются от требований, предъявляемых к иным юридическим процедурам. Например, процессуальные процедуры должны содержаться непосредственно в процессуальном законе (в отношении конституционного судопроизводства – конституционном законе); они должны быть отделены от материальных процедур (уместно говорить о необходимости принятия Административно-процессуального кодекса и Конституционно-процессуального кодекса); должны быть законными (поскольку в этих формах осуществляется проверка законности иных юридических процедур).

При анализе процессуальной формы юридической деятельности, которая, в самом общем виде, проявляется в регламентированном правовом порядке совершения правовых действий, обращает на себя внимание тот факт, что указанные действия, в отличие от других юридических процедур, здесь совершаются строго последовательно и специализированно в соответствии с рассматриваемыми категориями судебных дел. Требования последовательности и специализации закреплены в процессуальном законодательстве (процессуальных кодексах), где вся система процессуальных действий, характеризуемых этими признаками, определенным образом сгруппирована и образует соответствующие процессуальные стадии и производства. Например, гражданскому процессу известны такие процессуальные производства, как исковое производство, производство по делам, возникающим из административных правоотношений, особое производство. Соответственно каждое производство включает в себя ряд стадий, отражающих логическую последовательность рассмотрения дела: установление фактических обстоятельств дела, анализ этих обстоятельств, выбор подлежащей применению нормы права, решение дела по существу.

Таким образом, наличие и неразрывная связь понятий процессуального производства и составляющих его процессуальных стадий – это существенная отличительная черта любой процессуальной формы в отличие от иных юридических процедур. Понятие процессуального производства остается спорным в юридической науке8. Нельзя согласиться с теми определениями, которые сориентированы на широкое понимание юридического процесса; ими охватывается не только процессуальное производство как таковое, но и иные производства, к судебному процессу не имеющие отношения. Как уже отмечалось, множественность государственных органов и значительные особенности в характере различных видов государственной деятельности не позволяют говорить о существовании единого порядка их деятельности. Единой процессуальной формы нет, как нет единого процессуального права, которое охватывало бы регулирование всех правовых процедурных вопросов9. Вместе с тем во взглядах представителей широкого понимания юридического процесса есть немало заслуживающих внимания положений. Так, заслуживает поддержки характеристика процессуального производства посредством трех органически взаимосвязанных компонентов: процессуальных правоотношений, процессуального доказывания и процессуальных актов. Действительно, процессуальные действия, составляющие процессуальное производство, реализуются в форме процессуальных правоотношений, прав и обязанностей лиц, участвующих в процессе, полномочий суда. Целью судебного производства является разрешение дела по существу, а следовательно, вынесение судебного акта, в основе которого лежит основанное на доказательствах судебное решение. Характеристика всех трех компонентов, безусловно, позволяет увидеть особенности того или иного процессуального производства.

Процессуальные правоотношения возникают по поводу и в связи с материальными правоотношениями, но их производность от последних прослеживается не прямо, а через деятельность суда, являющегося одним из обязательных субъектов процессуальных правоотношений. Именно в связи с деятельностью суда по разрешению дела и возникает судопроизводство. Имея в виду процесс как форму жизни материального закона, необходимо отметить, что само понятие процесса означает как систему процессуальных действий при производстве по юридическому делу, направленных на установление наличия или отсутствия материально-правовых отношений, так и процессуальное право, т. е. совокупность правовых норм, регулирующих производство по юридическому делу. Именно процесс (а не процессуальное право) является формой жизни материального права, формой его реализации10.

Специфика предметной характеристики процессуального производства особенно наглядно обнаруживается в процессуальном доказывании, таких его компонентах, как 1) предмет доказывания, т. е. круг фактов, подлежащих установлению и исследованию в соответствующем процессуальном производстве, 2) распределение бремени и пределы доказывания, 3) субъекты процессуального доказывания и 4) средства доказывания11.

Необходимым элементом любого процессуального производства являются процессуальные документы, в которых фиксируются добываемые в ходе рассмотрения дела результаты. Система процессуальных документов предусматривается процессуальным законом, например, в гражданском процессе – это решения, определения и постановления.

Существенной отличительной чертой любой процессуальной формы, отличающей ее от иных юридических процедур, является наличие процессуальных стадий, составляющих процессуальное производство. В связи с дифференциацией процессуального производства на отдельные стадии, этапы стадий, составляющие их процессуальные действия, важно подчеркнуть определяющее единство процессуального производства. Общие задачи процессуального производства играют роль взаимосвязывающего фактора стадий в единой системе юридического процесса, где каждая стадия и каждое процессуальное действие вносят свой вклад в решение общих задач12.

Особенности процессуальных форм, отдельных процессуальных производств и стадий проявляются также в соответствующих процессуальных средствах, способах и гарантиях реализации принципов процессуальной деятельности, которые закреплены процессуальным законом.

Таким образом, процессуальное производство можно определить как предусмотренный процессуальным законом порядок (стадийность) рассмотрения юридического дела в суде, который обусловливается материально-правовой природой дела, осуществляется в форме соответствующих процессуальных правоотношений, характеризуется соответствующей системой установления и доказывания фактических обстоятельств рассматриваемого дела, а также фиксацией результатов рассмотрения дела в процессуальных документах.

Таким образом, дифференциация процессуальных форм находит отражение во всей совокупности процессуальных норм, что дает основание представителям широкого понимания юридического процесса говорить о существовании единого процессуального права, о судебном праве.

На наш взгляд, безусловно, обобщенные представления о процессуальной форме имеют научную ценность. В этой связи можно говорить о процессуальном праве как абстрактном научном понятии, объединяющем все указанные процессуальные формы. Однако делать вывод о существовании в системе права какой‑то отрасли (мега-отрасли) процессуального права, как утверждают некоторые авторы, на наш взгляд, нельзя13.

Каждая процессуальная отрасль права тесно связана, прежде всего, со своей материальной отраслью. Эта связь является определяющей с точки зрения определения природы процессуальных процедур, предназначенных для обслуживания основных материальных правоотношений. Связь же между разными процессуальными отраслями права, схожесть применяемых процессуальных процедур в гражданском, административном, уголовном и конституционном процессе, как правило, носит внешний характер. Исключения из этого правила, предусмотренные законом, подтверждают правило. Ярким примером является институт гражданского иска в уголовном процессе. Доказывание обстоятельств, составляющих основание гражданского иска и характеризующих размер ущерба, осуществляется здесь уже по правилам уголовно-процессуального права14.

Немало сделали для выявления общих моментов в процессуальных отраслях права и сторонники концепции судебного права15, что представляет несомненный научный интерес с точки зрения представлений об общей теории процессуального права. Однако судебного права не существует так же, как не существует единого процессуального права.

Сравнение процессуальных процедур, в которых реализуются нормы процессуальных отраслей права, и иных юридических процедур, в которых реализуются нормы материальных отраслей права, отчетливо показывает, что определяющим моментом являются особенности процессуальных процедур, а не их сходство с материальными процедурами. Достаточно отметить, что в реализации процессуальных процедур (в отличие от материальных процедур) всегда участвует суд; они построены на началах субординации.

Сравнение самих процессуальных процедур (судопроизводств) между собой также свидетельствует об определяющем значении их различия, а не сходства. От того, например, что представители концепции судебного права и теории широкого понимания юридического процесса трактуют обвинение в качестве уголовного иска, участников уголовного процесса – в качестве сторон, спор – в качестве общепроцессуальной категории, не снимается проблема определения специфики обвинения и иска, правового положения участников в уголовном и в гражданском процессе, других особенностей каждой из процессуальных отраслей права (процессуальных процедур).

Следует поддержать представителей традиционных взглядов на процесс и процессуальное право, которые считают, что общественные отношения, складывающиеся при защите прав в различных материальных процедурах и различных процессуальных формах, существенно отличаются друг от друга, и поэтому создать или «единое процессуальное право», а тем более «единое процедурно-процессуальное право», невозможно. Процессуальные формы юридической деятельности, осуществляемые в ходе отправления правосудия, обладают существенным своеобразием по сравнению с иными юридическими процедурами, осуществляемыми в сферах реализации законодательной и исполнительной власти. Отличие это определяется ролью судебной власти в системе разделения властей16.

Во-первых, в отличие от законодательной и исполнительной властей, действующих по собственной инициативе, судебная власть действует только «в ответ» на поступившие на ее рассмотрение заявления, жалобы, ходатайства. Право на обращение в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права процессуальным законом закрепляется за лицами, чье право нарушено или государством в лице его уполномоченных органов.

Во-вторых, судебная деятельность по отправлению правосудия подчинена более жесткой процедуре, чем законодательная и исполнительно-распорядительная деятельность. Судьи обязаны действовать строго в соответствии с правилами процессуальных кодексов. Нарушение этих правил может повлечь обжалование судебных актов в вышестоящих судебных инстанциях и их отмену.

В-третьих, судебные акты имеют существенные отличия от актов законодательной и исполнительной власти. Судебные акты не являются нормативными актами; они связаны с фактическими обстоятельствами дела; по вступлении в законную силу являются окончательными. Акты законодательной и исполнительной власти, как правило, периодически пересматриваются и обновляются под влиянием изменяющихся социально-экономических и политических обстоятельств.

В свою очередь процессуальные формы судебной деятельности подразделяются на виды судопроизводства: конституционного, гражданского, административного, уголовного, – отличающиеся своими существенными особенностями. Определяющим моментом здесь является не видимое сходство форм, а их дифференциация. Каждый вид судопроизводства в свою очередь имеет внутреннюю дифференциацию. Например, гражданское судопроизводство включает в себя, в частности, такие производства, как исковое производство, производство по делам, возникающим из административных правоотношений, особое производство. Определяющим моментом здесь является уже не дифференциация, а единство процессуальной формы.

Соответствует ли сделанным выше теоретическим выводам практическое положение дел? К сожалению, в рамках данной статьи нет возможности сколько‑нибудь подробно останавливаться на характеристике каждого вида судопроизводства, включая гражданское судопроизводство. Однако в отношении последнего можно отметить, что оно в действующем процессуальном законодательстве до сих пор не нашло адекватного отражения. Во-первых, потому, что единое по существу гражданское процессуальное законодательство разорвано между двумя процессуальными кодексами. Во-вторых, потому, что правила административного судопроизводства, которое в соответствии с Конституцией РФ (ст. 118) является самостоятельным видом судопроизводства наряду с гражданским, уголовным, конституционным судопроизводствами, не нашли отражения в самостоятельном Административном процессуальном кодексе, как должно быть, а оказались расчлененными между ГПК РФ, АПК РФ, КоАП РФ. Затрагиваемые здесь вопросы не являются абстрактно теоретическими, их противоречивое решение создает множество проблем в судебной практике.

По обоснованному мнению многих авторов, новые процессуальные кодексы «незначительно продвинулись в сторону осмысления единства процессуальных форм»17. В них сохранено множество неоправданных процессуальных несоответствий, например, существенно отличающиеся системы обжалования судебных актов вплоть до того, что в арбитражном процессе кассация – обжалование вступивших в законную силу актов, а в гражданском процессе этот же термин применяется к обжалованию актов, не вступивших в законную силу. Необходимость осознания внутреннего единства гражданского процесса с очевидностью ощущается как на уровне науки, так и на уровне практики. В этой связи в юридической литературе отмечается, что «оба процессуальных кодекса в свете современных отношений являются актами переходного периода»18; в предметах судебной деятельности по разрешению гражданских дел и арбитражных дел не имеется каких‑либо принципиальных различий, а потому «некоторое сомнение вызывает наличие двух кодексов: АПК РФ и ГПК РФ»19; «родовое единство законодательства о судопроизводстве в судах общей юрисдикции и арбитражных судах должно привести к созданию единого Гражданского процессуального кодекса, содержащего раздел об особенностях рассмотрения споров, связанных с экономической, в том числе предпринимательской деятельностью20.

Несмотря на то, что АПК РФ во многом дублирует ГПК РФ, многими исследователями гражданский процесс и арбитражный процесс воспринимаются как две самостоятельные отрасли права. Очевидно, для такого восприятия решающее значение имеет наличие самостоятельных процессуальных кодексов. На наш взгляд, такой подход, имея определенный практический смысл, теоретически не обоснован. Ни набор законодательных актов, регламентирующих арбитражный процесс, ни различия в специфике рассмотрения споров не меняют существа дела. По характеру процедуры в системе классификации юридических процедур арбитражный процесс представляет собой подвид гражданского процесса21. Для отражения известной специфики рассмотрения споров в сфере экономической деятельности достаточно выделить специальные процессуальные нормы в ГПК РФ.

 

____________________________________________

      1 Решетникова И. В., Ярков В. В. Гражданское право и гражданский процесс в современной России. Екатеринбург. М., 1999. С. 8–9,17; Зипунникова Ю. Н. Историко-правовой аспект учения о процессуальной форме // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. № 3. 2004 / Под ред. В. В. Яркова. СПб. 2005. С. 86–93.
      2 Лукьянова Е. Г. Теория процессуального права. М., 2003. С. 39–40.
      3 Баришпольская Т. Ю. Гражданский процесс и процедура (понятие, служебная роль, проблемы теории и практики): Автореф. дис… канд. юрид. наук. Томск. 1988; Протасов В. Н. Юридическая процедура. М., 1991. С. 7; Протасов В. Н., Щеглов В. Н. Юридический процесс и процедура // Проблемы соотношения материального и процессуального права. Труды ВЮЗИ. М., 1980. Вып. 2. С. 107.
      4 Юридическая процессуальная форма. Теория и практика / Под ред. В. М. Горшенева, П. Е. Недбайло. М., 1976; Бобров В. К. К исследованию процессуальной формы в уголовном процессе // Правоведение. 1974. № 2. С. 77–84; Рассахатская Н. А. Гражданская процессуальная форма. Саратов. 1998.
     5 Семенов В. М. К вопросу о ценности гражданского процессуального права и гражданской процессуальной формы // Проблемы совершенствования гражданского процессуального кодекса РСФСР. Свердловск. 1975. С. 11–13.
      6 См. подробнее: Протасов В. Н. Юридическая процедура. М., 1991. С. 24–61, 70–78.
      7 Протасов В. Н. Юридическая процедура. М., 1991. С. 24 и сл.
    8 См., например: Юридическая процессуальная форма: теория и практика. С. 151–152; Гукасян Р. Е. Соотношение материального и процессуального права – важная проблема юридической науки на современном этапе // Вопросы развития и защиты прав граждан. Калинин. 1977. С. 13; Шергин А. П. Административная юрисдикция. М., 1979. С. 90–91.
     9 Юридическая процессуальная форма: теория и практка. С. 174.
     10 Мельников А. А. Советский гражданский процессуальный закон. М., 1973. С. 117.
     11 Теория юридического процесса / Под ред. В. М. Горшенева. Харьков. 1985. С. 110.
     12 Теория юридического процесса / Под ред. В. М. Горшенева. Харьков. 1985. С. 145–146.
     13 См., например: Процессуальные нормы и отношения в советском праве (в «непроцессуальных» отраслях). Воронеж. 1985. С. 46–47.
     14 Мазалов А. Г. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1977. С. 96–101; Протасов В. Н. Юридическая процедура. М., 1991. С. 69–70.
     15 Полянский Н. Н., Строгович М. С., Савицкий В. М., Мельников А. А. Проблемы судебного права. М., 1983.
    16 Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. Ю. В. Кудрявцева. М., 1996. С. 483–483.
    17 Павлушина А. А. Теория юридического процесса: итоги, проблемы, перспективы развития. Самара. 2005. С. 88.
    18 Сахнова Т. В. Из выступления на научно-практической конференции по сравнительному анализу АПК РФ и ГПК РФ 2002 г. // Новые кодексы – единство процесса? // ЭЖ-Юрист. 2003. № 14.
    19 Вавилин Е. В. Выступление на научно-методологическом семинаре «Юридический процесс – проблемы методологии» // Правовая политика и правовая жизнь. 2004. № 2. С. 192.
    20 Попондопуло В. Ф. Система третьей власти: от горизонтальной организации к вертикальной // Закон. 2004. № 10. С. 115.
   21 Гражданско-процессуальная природа арбитражного процесса убедительно доказывалась еще в советской юридической литературе: Каллистратова Р. Ф. К вопросу об участниках арбитражного процесса // Ученые записки ВИЮН. Вып. 17. М., 1963. С. 55–59; Зайцев И. М. О концепциях хозяйственного и арбитражного процессуального права // Вопросы теории и практики гражданского процесса. Межвузовский научный сборник. Вып. 2. Саратов. 1979. С. 83.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право