На главную Написать письмо

Анотация

В статье приводятся различные прогнозы развития мировой экономики и экономики отдельных стран,рассматривается комплекс мер, способных повлиять на продолжительность и глубину мирового кризиса.

Ключевые слова

Финансовый и экономический кризис, экономическое развитие, либерально-рыночная модель развития, меры воздействия государства.

Мировой экономический кризис: от прогнозов к реальным оценкам антикризисных мер*

А. И. Татаркин, директор Института экономики Уральского отделения РАН, академик РАН

Д. А. Татаркин, заведующий отделом финансов Института экономики Уральского отделения РАН, кандидат экономических наук

 

«Рынок прогнозов»: что в цене – скрытый оптимизм или публичный пессимизм

В ноябре – декабре 2008 г. и январе 2009 г. Международный валютный фонд (МВФ) неоднократно высказывал свои прогнозы по перспективному развитию мировой экономики и экономики отдельных стран и регионов в условиях финансового и экономического кризиса. В частности, в начале ноября 2008 г. он прогнозировал замедление экономического развития развитых стран в 2009 г. на 0,3, а в еврозоне – на 0,5 %. В развитых азиатских странах (Япония, Китай, Индия, страны АТР – НИС) прогнозируется снижение темпов экономического роста от 0,6 до 7,1 %. По мнению экспертов фонда, в 2009 г. валовой внутренний продукт (ВВП) США снизится на 0,7 %.

Снижение темпов экономического развития в 2009 г. прогнозируется и в других странах мирового сообщества. В частности, в связи с перерасчетом параметров бюджета России на 2009 г., Минэкономразвития РФ прогнозирует снижение ВВП страны на 0,3 % при прогнозной стоимости барреля нефти 41 доллар (1. с. 1).

В январе 2009 г. Международный валютный фонд по заявлению его главы Доминика Стросс-Кана, вынужден резко сократить прогнозные возможности экономического роста Мирового сообщества и пересмотреть показатели мирового роста на 2009–2011 г. В частности, отвечая на вопрос, означает ли пересмотр прогноза ухудшение прогнозных ожиданий развития американской и европейской экономики, сокращение которых оценивается в 1–2 %, глава фонда ответил: «Такое сокращение произойдет в США и Европе, включая Великобританию» (2. С. 1–2).

По его мнению, развивающиеся страны, хотя и будут развиваться с приростом, но покажут худшие результаты. «В общем, – по мнению Доминика Стросс-Кана, – первая половина 2009 г. будет плохой, вторая может продемонстрировать некоторое улучшение, но восстановление может начаться только в 2010 г.» (2. с. 2).

Кризис создал питательную среду как для прогнозных оценок перспектив развития мировой и национальных экономик, так и для произвольных оценок его воздействия на реальные результаты экономического развития. Палитра прогнозных оценок и результатов развития в 2009 г. колеблется, к примеру, по Российской Федерации от минусовых показателей производства ВВП до плюсовых. По официальной версии Минэкономразвития РФ, за январь текущего года производство ВВП снизилось на 8,5 %, а за январь – февраль – почти на 8 % по отношению январю-февралю прошлого года.

Подобным оценкам центрального экономического ведомства страны нельзя не верить, тем более что эти оценки дискредитируют прогноз этого же ведомства от 23 января 2009 г. Верить приходится, но обращение к статистическим данным за тот же январь текущего года показывает, что товарооборот за этот период возрос более чем на 2,6 %, а реализация услуг – на 1,5 %. Даже если предположить, что производство промышленной продукции сократилось на 8,5 %, а товарооборот возрос на 2,6 %, то реального снижения производства ВВП быть просто не могло.

Прогнозные же оценки Института народнохозяйственного прогнозирования РАН по итогам января 2009 г. в устах его директора академика РАН В. В. Ивантера звучат более оптимистично: по его мнению январь-февраль этого года российская экономика, прожила трудно, но с приростом ВВП около 0,6 % в основном за счет «госвливаний» в экономику, стабильного повышения цен и тарифов при снижении реальных доходов основной массы населения (13. с. 21).

В марте 2009 г. Всемирный банк в лице главного экономиста ВБ по России Желько Богетича выступил с заявлением о возможном развитии кризисных процессов в мировой и российской экономиках (9. с. 7). По его мнению, мировая экономика значительно ухудшит показатели своего развития в сравнении с прогнозами ноября-декабря 2008 г. Спад производства ВВП в 2009 г. ожидается на уровне 1,7 %, что на 0,8 процентных пункта выше декабрьского прогноза и самое значительное сокращение мирового ВВП за всю послевоенную историю. К основным особенностям мирового кризиса Желько Богетич относит:

- глубокая и продолжительная рецессия, которую вынуждены будут пережить развитые страны;

- значительное замедление экономического развития будет характерно для развивающихся стран и стран с переходной экономикой главным образом из‑за почти шестикратного снижения объемов внешних инвестиций; цены на нефть в 2009–2010 гг. будут колебаться в рамках 45–48 долларов за баррель и лишь после 2010 г. поднимутся до отметки 75 долларов за баррель;

- для России этот мировой кризис и по глубине, и по продолжительности будет значительно более опасным, чем кризис 1998 г. Спад производства ВВП в 2009 г. прогнозируется на уровне 4,5 % при оценке Минэкономразвития РФ – на 2,2 %.

Утешает главного экономиста Всемирного банка лишь одно чисто российское обстоятельство: запаса прочности в виде Стабилизационного фонда и неимоверной готовности и терпимости российского населения мириться с непрофессионализмом в руководстве страной России хватит, чтобы пережить кризис и сохранить шансы на развитие;

При всей мрачности прогнозной ситуации в мировой экономике у России сохраняется шанс на оптимистические ожидания в 2010 г. и даже 2009 г. Даже весьма мрачные прогнозы Всемирного банка содержат элементы арифметического оптимизма: нефть – наш главный «живительный источник» будет стоить в текущем году не 41 доллар за баррель, как прогнозировало Минэкономразвития РФ, а целых 45!!! Есть шанс выжить и в этот раз!

С сожалением приходится констатировать, что прогнозные оценки социально-экономического развития российского общества разрабатываются либо кулуарно ведомствами, либо научными коллективами без серьезного уточнения методики и совместного обсуждения влияния отдельных процессов на динамику ВВП. Хотя влияние отдельных процессов оказывает и может оказывать решающее влияние на динамику ВВП и всего социально-экономического развития России.

Прогноз индикаторов экономического развития РФ, подготовленный Институтом народнохозяйственного прогнозирования РАН на 2009–2012 гг. (руководитель акад. РАН В. В. Ивантер и д. э. н. М. Н. Узяков) и опубликованный 12 марта 2009 г. по двум вариантам: первый основан на последовательной реализации программы антикризисных мер Правительства РФ; второй – основан на предположении о запаздывании и непоследовательности в реализации антикризисных мер Правительства в прогнозируемом периоде (14. с. 3–5). Если брать за основу прогноза первый вариант развития российской экономики, то уже с февраля наметился определенный рост грузоперевозок и товарооборота, что является подтверждением оживления промышленности и реального сектора в целом. Более того, ориентация на импортозамещение позволило за два месяца текущего года сократить импорт почти на 33 % и стимулировать отечественного товаропроизводителя.

Оценки специалистов Института, основанные на всестороннем учете всех макроэкономических факторов и динамики их действия по времени, отраслям и регионам, позволили прогнозировать на 2009 г. рост производства ВВП в РФ на уровне 3,5–3,7 %, а при росте цен на нефть к середине года до 55–60 долларов за баррель, можно ожидать рост ВВП по итогам года до 5 % (14. с. 7).

Непоследовательность реализации антикризисных мер или недостаточная их эффективность (второй вариант развития) ухудшает итоговые показатели года до роста ВВП страны на 1,0 %.

О чем молчат прогнозы

Оценивать данные Международным валютным фондом (МВФ) прогнозы развития мировой экономики в 2009 г., так же как и прогноз Минэкономразвития РФ и другие прогнозные оценки, – задача сложная и неблагодарная!!!

В целом, можно согласиться с данными прогнозными оценками понимая, что они даны с учетом нынешнего состояния мировой и отечественной ситуации и не опираются на возможные ее изменения под воздействием мировых и внутристрановых действий и факторов.

В перечне обстоятельств, которые могут существенно повлиять на приведенные выше прогнозы, есть необходимость выделить:

1. Ни представители международных организаций, ни властных структур отдельных стран, ни тем более большинство населения стран до сих пор не в состоянии (часто из‑за нежелания и страха ощутить на себе более серьезные последствия кризиса) объективно оценить всю глубину и масштабность мирового экономического кризиса. Именно поэтому его прогнозные оценки и меры, которые принимаются по его нейтрализации, часто ограничены тактическими и конкретно организационно-экономическими мерами. Усилия стран по нейтрализации кризиса больше похожи на «тушение пожара» на конкретном объекте без устранения и нейтрализации подобных пожаров в будущем.

Нынешний же мировой экономический кризис, по нашему мнению, требует серьезного и более глубокого теоретико-методологического анализа по двум причинам. Первая – его источником и причиной являются не только и не столько финансовые диспропорции и «мыльные пузыри» развития (12. с. 18–20), ­сколько кризисная несостоятельность либерально-рыночной модели развития отдельных стран и мирового сообщества в целом.

Задача власти совместно с наукой, бизнесом и представителями общественности видится в серьезной переоценке теоретико-методологической модели (а следовательно, и сценариев) социально-экономического развития как отдельных стран, так и всего мирового сообщества в целом. И начинать эту переоценку надо с публичных пересмотров теоретических лозунгов «ухода государства из экономики», «приоритетного развития финансового сектора», «саморегулируемости рынка», сокращения госрасходов на соцразвитие, перекладывание на население расходов по ЖКХ, образованию, здравоохранению, пенсионному обеспечению и других постулатов и догм либерального рынка как вечных и не требующих пересмотра.

Оценка состояния мировой экономики последних лет может быть основана только на постоянном расширении и углублении процессов либерализации финансовых институтов и чрезмерным расширением границ и возможностей рыночных агентов. Роль государственного контроля и регулирования ограничивалась политическими, законодательными и организационно-финансовыми мерами по «расширению рыночного пространства» и «освобождению рыночных институтов» от всего, что мешало им функционировать в интересах максимизации прибыли. Это обстоятельство признал и президент экономического форума в Давосе Клаус Шваб, подчеркнув, что ничто «не может заменить разумное конкурентное вознаграждение … прибыль … как основную движущую силу бизнеса» (3. с. 1).

В условиях же разразившегося кризиса все без исключения повернулись к государству, требуя от него «решительных мер» по наведению порядка, спасению бизнеса и восстановлению рыночных ценностей. «Глобальным игрокам, – утверждал на экономическом форуме в Давосе президент Швейцарской конференции Ханс-Рудольф Мерц, – надо принять новую систему надзора и регулирования», ибо традиционные (общечеловеческие) «нормы поведения были принесены в жертву прибыли» (3. с. 1).

О чем свидетельствуют приведенные высказывания? И насколько они касаются кризиса либерально-рыночных теорий?

Подобная «рефлексивная» реакция на происходящие кризисные события со стороны представителей либеральных рыночников объясняется, на наш взгляд, не только и не столько их желанием сохранить любой ценой рыночные порядки и ценности. Оно – это желание, было и остается. В условиях мирового кризиса сформировалось понимание того, что в трудные для рыночных ценностей времена именно государство должно и обязано брать на себя ответственность и за рыночные риски частных компаний, и за сохранение рыночных ценностей. Иными словами, к функции «ночного сторожа» в условиях стабильного развития государству (и населению, в том числе) предлагается добавить функцию «вооруженного охранника, и гаранта» рыночных порядков в условиях нестабильного развития, обязанного компенсировать потери рыночных агентов в условиях кризиса.

Такая «рефлексивная» позиция представителей либерально-рыночных ценностей свидетельствует, на наш взгляд, с одной стороны, о признании возрастающей угрозы либерально-рыночным ценностям со стороны населения всего мирового сообщества, а не только наемных рабочих отдельных стран, от которых можно было «откупиться» использованием доходов от эксплуатации развивающихся стран и развитием социальных функций государства. С другой – понимание необходимости «пожертвовать» некоторыми постулатами и ценностями либерально-рыночного развития в интересах сохранения его основ и политико-идеологических принципов и постулатов.

Предложения о «маятниковом» состоянии социально-экономического развития регионов, и в частности Урала, уже высказывались и высказываются как наиболее объективная и взвешенная реакция научной общественности и госорганов на оптимальное использование рыночных, государственно-общественных и коллективистских источников и факторов социально-экономического развития (4. с. 18–22; 5. 133–138). В самом деле, в условиях стабильного и сбалансированного развития появляются объективные условия для ограничения государственного регулирования до создания и поддержания законодательных и других наиболее благоприятных условий социально-экономического развития всех субъектов рыночных отношений. Последние в этот период получают возможности и условия для устойчивого саморазвития и решения задач технического, технологического и организационно-структурного маневра.

При появлении первых признаков сбоя в стабильном и сбалансированном развитии маятник сдвигается в сторону активизации надзорно-регулирующей роли государства и частичного ограничения свободы рыночных агентов. Посредством мер рыночного и прямого воздействия государство поддерживает макроэкономическую стабильность и сбалансированность, обеспечивая социально ориентированное развитие экономики. Уже сейчас, к примеру, мировое сообщество ощущает признаки надвигающегося продовольственного кризиса, о котором много пишут, и разрабатывают системы государственной поддержки национальных АПК и особенно сельхозпроизводителей (15). В перечне антикризисных мер Правительства РФ есть меры по поддержке АПК и конкретно сельхозпроизводителей. Все вроде бы предусмотрено. Смущает лишь одно обстоятельство: в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 г., разработанной Минэкономразвития и одобренной Правительством РФ, предусмотрено постоянное наращивание импорта продовольствия, в том числе и мясопродуктов, хотя (15. с. 119) предусматривается сокращение импорта мяса с 38,0 % в 2006 г. до 8,8 % в 2020 г.

В чем же тогда проявляется государственная поддержка АПК? В росте импорта? Но это тупиковый и очень опасный вариант!

Если эта поддержка ограничивается лишь политико-идеологическим призывом к селянам работать лучше и эффективнее, то и она не исправит ситуацию без государственной поддержки!

Если же выделенные государством средства и ресурсы используются неэффективно, то надо принимать государственные меры по наведению в этой сфере должного порядка и не доводить ситуацию до очередного «кризисного пожара».

Вторая – охвативший все мировое сообщество кризис ставит перед отдельными странами и человечеством не только задачу теоретико‑методологического «очищения и обновления», но и практическую задачу корректировки курса странового и мирового развития. Его основой и движущей силой должны стать общечеловеческие ценности: «не убей», «не укради», «помоги ближнему» и другие в качестве ориентиров и критериев оценки социально-экономического, общественного и всего мирового развития. Спору нет, подобная переориентация потребует и времени, и дополнительных усилий, и не малых затрат. Но результат подобного «очищения и обновления» окупится сторицей. В изменившихся и продолжающихся меняться условиях стремиться удержать всеми возможными способами и средствами привычки и обычаи «дикого капитализма» выглядят анахронизмом.

В этом направлении уже действуют отдельные вертикально интегрированные компании с государственным участием в Финляндии, Швеции, Голландии. Да и у нас много говорится о социальной ответственности бизнеса, социальном партнерстве и т. п. Об этом же свидетельствуют некоторые предложения В. В. Путина в выступлении на экономическом форуме в Давосе, который предложил мировому сообществу новую архитектуру мирового развития, сотрудничества и интеграции (6. с. 8). Об этом же свидетельствует и принятая Правительством РФ программа антикризисных мер.

2. В нынешних условиях развития крайне необходимо на государственном и международном уровнях осуществлять постоянный и всесторонний мониторинг социально-экономического и общественно-политического развития отдельных стран и мирового сообщества в целом с выявлением тенденций и процессов, которые сдерживают развитие мирового сообщества и отдельных стран за счет их нейтрализации. В состав международных и государственных групп по мониторингу должны входить представители законодательной и исполнительной власти, разных сфер бизнеса, науки и общественных организаций. Задачами этого органа должно стать, во‑первых, проведение постоянного и всестороннего ­мониторинга ­внешних и внутренних процессов, их возможное влияние на процессы социально-экономического и общественно-политического развития; во‑вторых, подготовка и публичное обсуждение рекомендаций и мер по стабильному и сбалансированному развитию, возможностей нейтрализации негативных процессов в развитии отдельных стран и мирового сообщества в целом; в‑третьих, объективно информировать общественность, и особенно прессу, о происходящих изменениях и возможных (рекомендуемых) сценариях социально-экономического развития стран и всего мирового сообщества.

Отдельный вопрос об ответственности должностных лиц и чиновников, призванных отвечать за стабильное, сбалансированное развитие и принятие профессиональных мер по своевременному устранению диспропорций. Представляется, что любая недостоверность, а тем более ошибочная информация о развитии, исходящая от чиновника, призванного отвечать за состояние дел на данном участке работы, как и непринятие своевременных мер по нейтрализации негативных процессов развития, должны расцениваться как профессиональная некомпетентность со всеми вытекающими из этой оценки последствиями.

3. И последний комплекс мер, способных повлиять на продолжительность и глубину мирового кризиса в отдельных странах, видится в приоритетности мер государственной поддержки разных слоев населения и секторов экономики, последовательности их «вывода» из кризисного состояния.

Из глубины истории до наших дней сохранилась общечеловеческая заповедь – при пожаре в первую очередь спасают детей, стариков и женщин. В условиях «экономического пожара – кризиса» – это правило не теряет своей актуальности. И выводить из кризиса, обеспечивать господдержкой необходимо в первую очередь эту категорию граждан и все население: сохраняя и расширяя рабочие места, в том числе за счет общественных работ, жесткого контроля за своевременной выплатой зарплаты, пенсий и пособий, создавая в крупных населенных пунктах дополнительные или специализированные центры социальной поддержки населения, в том числе и для психологической реабилитации нуждающегося в этом населения.

Во вторую очередь выводу из кризиса подлежит реальный сектор экономики – материальное производство как основа и генератор всего общественного развития. Надежды на «самосохранение» и «самовосстановление» институтов реального сектора, как и другие постулаты либерально-рыночных теорий, уходят в историю. В нынешних условиях даже самые ортодоксальные в либерально-рыночном отношении страны активно задействуют потенциал и возможности государства для выхода из кризиса. Тем более эту меру необходимо активно использовать России и другим странам с переходной экономикой. И в государственной поддержке нуждаются в первую очередь не олигархи, не представители госкорпораций и сырьевого сектора, а предприятия, инновационно ориентированные, активно работающие по сохранению и расширению рабочих мест, особенно наукоемких, а потому и высокооплачиваемых. А они, к сожалению, ничего кроме обещаний от государства до сих пор не получили.

Но чтобы эти стратегические приоритеты стали локомотивами всего общественного развития, необходимо, как минимум, «очистить» реальный сектор экономики от чрезмерных «пут» посредников, контролирующих и управленческих органов. По оценкам, «посреднические сборы» в металлургии, торговле нефтепродуктами, коммунальном хозяйстве, АПК, энергетике и некоторых других сферах повышают ценовую и тарифную составляющую в два и более раза.

О неконтролируемом увеличении числа управленческих и контролирующих органов в РФ ходят легенды, которые свидетельствуют о возрастающем «давлении» управленческих затрат на ценовую и финансовую составляющую реального сектора. Не менее важная задача видится в принципиальном изменении государственного отношения к реальному сектору, малому и среднему бизнесу снижением налогового и административного давления на их производственную деятельность. Происходящий кризис должен стать «стартовой линией», когда от разговоров и обещаний ­власти ­надо переходить к реальному освобождению реального сектора экономики от всего, что сдерживает его устойчиво стабильное, сбалансированное и эффективное развитие. И чем скорее и оперативнее это будет делаться, тем быстрее и с меньшими потерями нам удастся освободиться от кризиса и минимизировать потери и ущерб.

И лишь после этого, а иногда и во имя этого господдержка может быть оказана банковскому и финансовому секторам, крупным монополиям сырьевого сектора и другим сферам общественного развития. Но опять же под строгим контролем государства в интересах использования госпомощи на цели развития, а не для извлечения дополнительного дохода посредством спекуляции на курсах валют, завышения процентных ставок на кредиты, массированного лоббирования через законодательные и исполнительные органы власти долгосрочных льгот (до 2020 г. и более) на цены и тарифы естественных монополий с государственным участием, выплаты не кризисных по размерам бонусов и вознаграждений за государственный (народный) счет.

Здесь, как и при любом пожаре, необходимо действовать по правилу, но … морскому: тонущий корабль последним покидает капитан как главный гарант безопасного плавания. Так было! Так есть! Так и должно быть! В условиях кризиса и законодательная, и исполнительная власть это правило обязана соблюдать. И соблюдать неукоснительно, хотя бы для того, чтобы разделить с населением груз ответственности за допущенные ошибки в оценке сценариев развития и не принятие должных мер по нейтрализации кризисных процессов в экономике. За период рыночных реформ построены сотни тысяч индивидуальных коттеджей и дворцов на территории России, куплены тысячи объектов за рубежом. Но не построено ни одного нефтеперерабатывающего или машиностроительного завода. Построенный на Сахалине завод по производству сжиженного газа – заслуга Страны восходящего солнца, а не России. При таком отношении государства к реальному сектору к экономической нестабильности неизбежно добавится и уже добавляется социальная, а за ней и политическая – как результат падения доверия основной части населения к способности власти осуществлять социально-экономическое и все общественное развитие профессионально и в интересах большинства населения. В пламени протекаемого кризиса уже начинают гореть и сбережения, и производственные программы, и репутация, и доверие, и «вера с надеждой» на благоприятное будущее…

Обострение кризиса уже привело к снижению темпов экономического роста и в России, и в большинстве стран мирового сообщества. Производственники снижают объемы производства, нефтяники – добычу нефти, строители отказываются от новых подрядов и замораживают неперспективные объекты, транспортники – объемы перевозок. Банки – ограничивают объемы кредитования. Цепная реакция кризиса как нарастающий вал тайфуна проникает во все поры общественного организма, парализуя его работу, увеличивая затраты на поддержание его в рабочем состоянии и повышая вероятность рисков экономических, социальных, экологических, политических.

Есть ли шанс извлечь уроки из кризиса?

Повторим, что приведенные в начале публикации прогнозные оценки МВФ, Минэкономразвития РФ, Мирового банка и института народнохозяйственного прогнозирования по своим методикам и с учетом анализируемых факторов всесторонне и противоречиво оценивают происходящие в мире и отдельных странах процессы. Но в условиях мирового кризиса, когда каждая страна пытается «сбросить с себя» путы мирового кризиса самостоятельно, не считаясь с интересами других стран, а зачастую и за счет ущемления их интересов, многое зависит, во‑первых, от возможности разработать сообща и с учетом всего мирового сообщества антикризисный комплекс мер по предотвращению любых рисков. Важность этого обстоятельства повышается в связи со сменой хозяина Белого дома в США. Никто не готов прогнозировать, как он себя поведет в этих условиях. Хотя все единодушны, что Барак Обама будет последовательно защищать экономические интересы США всеми доступными средствами. И это подтвердила встреча руководителей 20‑ти ведущих стран в Лондоне в марте этого года.

Во-вторых, от последовательности реализации антикризисных мер в отдельных странах. Перечень и набор этих мер практически трафаретен во всех странах. А вот последовательность и полнота реализации заметно отличаются. Последнее обстоятельство и может стать решающим фактором оперативного «выхода из кризиса» с меньшими потерями. Любые же ошибки в выборе приоритетов, полноте и последовательности реализации антикризисных мер по выводу из кризиса различных секторов экономики могут растянуть кризисное состояние в странах и за границы 2009 и даже 2010 гг.

Стабильно устойчивое функционирование любой сложной системы при минимизации рисков требует согласованности всех ее частей в расчлененном целом. Устойчивость системы при минимуме риска определяется соотношением порядка и беспорядка, а его нарушение ведет к краху системы, сбоям в развитии и утрате его ориентиров. Решение данной задачи известно с древних веков в виде композиции:

Хц (100 %) = Хб– Хм,

где

Хц – уровень устойчивости (целостности) экономической системы, взятое за «1» (100 %) как обеспечивающее саморазвитие;

Хб – большая часть процессов в системе, обеспечивающих поддержание «порядка» и стабильности в системе;

Хм – меньшая часть факторов, дестабилизирующих саморазвитие системы и нарушающих ее устойчивость.

Решение задачи рассматривается в качестве формальной основы для гармонии развития. Леонардо да Винчи назвал подобное деление целого «золотым сечением» (8. с. 130–142) и оно лежит в основании устойчивости любой системы, в т. ч. экономической. Вопрос об определении «золотого сечения» в виде равенства,

Хц=Чб,

Хб=Хм 

где квадратное уравнение дает ответ Хб = 0,62; Хм = 0,38.

Сравнительная оценка устойчивости национальных экономических систем может быть проиллюстрирована посредством приближения доли государственной собственности к золотому сечению: чем ближе эта доля к 62 % – тем социально ориентированее развивается экономическая система. Если же доля госсобственности тяготеет к 38 %, то можно утверждать, что экономика характеризуется либерально-рыночной направленностью. Подобная оценка устойчивости национальных экономических систем предполагает использование соответствующих политических и иных институтов для поддержания устойчивости всего общественного развития.

Материалы таблицы дают основание утверждать, что для социально ориентированной экономики по показателю доли государственной собственности наиболее соответствует устойчивости экономическая система Швеции (доля госсобственности равна 62 %) и Китайской Народной Республики (величина госсобственности равна 66 %). Для либерально-рыночной экономики наиболее устойчивой можно считать экономическую систему Японии с 35 % госсобственности и Англию с 40 %. Россия с ее экономической системой, ориентированной на постоянное и перманентное реформирование без четко определенной стратегической цели, обречена обитать вдалеке от точки устойчивости экономической и всей общественной системы: и от социально ориентированной ушла, и либерально-рыночную «проскочила», оказавшись на задворках мирового развития.

И если макроэкономическая катастрофа в России еще не наступила, то лишь по двум причинам: во‑первых, за поддерживаемую стабильность приходится платить очень высокую цену и рыночным агентам, и государственным (бюджетным) организациям, и регионам с муниципалитетами, и главное – населению! Платить, чтобы богатые стали еще богаче, да чиновники не чувствовали себя дискомфортно в рыночных условиях; во‑вторых, долготерпению населения, которое позволяет проводить на себе рыночные эксперименты весьма сомнительного характера, идеологическая суть которых может быть выражена словами «не общественной пользы ради, а обогащению богатых для». Но терпение это не беспредельно. И с этим также необходимо считаться всем и каждому, независимо от общественного положения, если сохранилась хотя бы толика ответственности за судьбу Отечества.

И в заключение сошлемся на еще одну мудрую истину: ни обществу, ни населению не могут угрожать никакие потрясения, угрозы и кризисы, если существует четкое понимание ответственности руководства за судьбу своего народа. «Не бойтесь ошибаться, – неоднократно повторял Теодор Рузвельт, 26‑ой Президент США, – бойтесь повторять ошибки» (11. с. 682). В современных условиях гарантом от повторения ошибок могли бы стать согласованные действия власти, науки, бизнеса и общественных институтов в интересах устойчивого, сбалансированного и социально ориентированного развития всего российского общества и каждого его члена, а не отдельных групп или группировок. Необходим постоянно действующий Совет из представителей названных групп по мониторингу влияния различных факторов (внешних и внутренних) на социально-экономическое развитие России. Нельзя полагаться на монопольные мнения чиновников, даже очень высокого ранга. Слишком многие вынуждены «платить», и платить высокую цену за их ошибки или непродуманные заявления.

 

______________________________________

      * Статья подготовлена на средства Программы РАН «Научно-технологический прогноз развития экономики России» (координатор академик Некипелов А. Д.). Проект «Закономерности формирования и функционирования саморазвивающихся экономических систем на основе использования передовых организационных и управленческих технологий».
       www.Devaluation.ru/2009/01/23/minfin-predstavit;
       www.k2kapital.com21.01.2009;
 
       Экономический форум в Давосе. // Коммерсантъ. 2009.30 января;
       Урал на рубеже веков: проблемы и прогнозы социально-экономического развития. Под ред. чл. кор. РАН А. И. Татаркина. Екатеринбург: изд. ИЭ УрО РАН. 1999;
      Шастико А. Мировой финансовый кризис – возможность для ремонта институтов? // Вопросы экономики. 2008. № 12;
      Пора освободиться от виртуальных денег и дутых отчетов. // Известия. 2009. 30 января;
      Кашкин А. Финансовый кризис 2008 г. и государственная финансовая политика. Чем она может помочь экономике, а чем навредить. // Общество и экономика, 2008. № 12;
      Иванус А. И. Код Леонардо да Винчи в бизнесе, или Гармоничный менеджмент по Фибоначчпи. М.: изд. «Ленанд». 2005;
      Каледина А. Заряд пессимизма: Всемирный банк обрисовал перспективы российской экономики. // Известия. 2009. 31 марта; 
      Энциклопедия мудрости. М.: изд. «Буколика».2007; Татаркин А. И., Татаркин Д. А. Причины мирового финансового кризиса и сценарии развития России. // Российский юридический журнал. 2009. № 2;
      Татаркин А. И. Пути преодоления кризиса: Моральный аспект. – Вестник Уральского отделения РАН: наука, общество, человек. 2009. № 1;
      Материалы круглого стола экономической секции Отделения общественных наук РАН: «Проблемы текущего состояния российской экономики и перспектив ее развития». М.: изд. ИПР. 2009 (5 марта);
     Прогноз индикаторов экономики РФ: 2009–2012 гг. Научное руководство акад. В. В. Ивантер, д. э. н. М. Н. Узяков. М.: изд. ИНХП. 2009; Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации. М.: изд. МЭР. 2008;
     Программа антикризисных мер Правительства Российской Федерации на 20 09 г. // Российская газета 2009. 20 марта.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право