На главную Написать письмо

Анотация

Работа посвящена проблеме, что в в условиях нестабильности фондового рынка инвестору следует сосредоточить инвестиции в акциях нескольких компаний.

Ключевые слова

Фондовый рынок, регулирование фондового рынка, волатильность, концентрированное инвестирование.

 

Российский фондовый рынок и вызовы современности

В. А. Татьянников, доцент кафедры ценных бумаг, корпоративных финансов и инвестиций

Уральского государственного экономического университета, кандидат экономических наук

Как бы мы ни относились к российскому фондовому рынку, пока достаточно ясно одно, что он постепенно обрастает собственной исторической базой, и в этом его главный плюс. Учитывая, что мы вошли со своим скудным багажом в мировую финансовую систему, то никуда не деться и от сравнений как со странами «со стабильной экономикой» (некорректность названия в реалиях 2008–2009 гг. очевидна), так и с такими же, как мы, развивающимися странами.

Конечно, по меркам событийным на короткий «век» нашего фондового рынка хватило всего: он познал и зависимость от внешних кризисов (азиатский 1997 г.), и реально прожил собственный (1998 г.), и ощутил неоднократно признание одного из самых динамично развивающихся (посмотреть на 2005–2006 гг. – дух захватывает), и снова, вместе со всеми странами с осени 2008 г. вошел, в затяжной мировой финансово-экономический кризис, потеряв с испуга на первом этапе значительно больше, чем он того заслуживает.

Так что же это такое «российский фондовый рынок» в условиях глобализации экономики? Во-первых, все еще ученик, не могущий обходиться без шпаргалки, то и дело заглядывающий в ответы западных рынков, где якобы должен быть правильный ориентир. Во-вторых, сам российский фондовый рынок как часть экономики России – это нечто обособленное, не имеющее в большинстве своем никакого отношения к реальной экономике государства. Как тут не вспомнить в прямом понимании слова о фиктивном капитале, характеризующем то, что происходит, особенно на рынках акций. Не случайно именно такая трактовка наиболее близка еще к тому пониманию российского фондового рынка, которое есть в умах нашего населения. Никто не умаляет тех количественных и качественных изменений, которые происходят на нашем рынке, но пока еще зеркалом нашей экономики он не стал. Крупные первичные размещения акций ОАО «Роснефть», ОАО «Сбербанк», ОАО «ВТБ» и многих других выдвинули в ряды акционеров сотни тысяч инвесторов, для которых фондовый рынок стал ежедневным индикатором их инвестиций. Ответственность за приглашение на фондовый рынок в данном случае ложится и на государство, и на самих эмитентов.

Нужно отдавать каждому эмитенту отчет, что через фондовый рынок можно публичной компании добиться как существенного упрочения своего положения (признания), так и доведения ее до физического исчезновения через слияние, поглощение, т. к. крайний факт – ликвидация через получение доли в исчезающем бизнесе в рыночной экономике мало интересен для предпринимателя. Но следует сделать оговорку, что в кризис такой вариант исключать нельзя.

Фондовый рынок позволяет цивилизованно (значит, открыто) решить проблему появления нового инвестора, чтобы снова начать публичной компании восхождение к вершинам доверия и признания публики. В этом и есть глубинный смысл происхождения и подтверждения значимости фондового рынка. Между двумя противоположностями (прогресс и депрессия) в жизни множества компаний дистанция, как всегда, в один шаг. Но этот шаг каждый хозяйствующий субъект совершает абсолютно самостоятельно. Именно кризисные периоды должны дать ответ на дальнейшее развитие компаний, способных выдержать длительное по времени падение спроса, существенное снижение капитализации и, как следствие, угрозу рефинансирования долговых обязательств. В данном случае, если нет возможности у частной компании самостоятельно управлять непомерными долговыми обязательствами, то не исключен вариант прихода другого игрока для сохранения перспективного, ключевого для страны бизнеса – государства. Национализация как временная мера, как возможность вернуть компанию в устойчивое финансовое положение – это благо. Кризис – это всегда, в конечном итоге, выбор между самостоятельным решением навалившихся проблем или цивилизованная смена собственника. Приход новых инвесторов через фондовый рынок – это всего лишь механизм, который открывает возможность неограниченному кругу лиц прийти к владению компанией. Вся суть в цене вопроса. Падение капитализации российских компаний в 2008 г.на 72,45 % по индексу РТС (по отдельным и того больше) драматично по сути, т. к. снова перед нами стоит вопрос справедливости ценообразования на фондовом рынке.

Объективности ради следует признать, что за последние десятилетия мировой финансовый и фондовый рынок вошел в полосу высокой волатильности, которая только добавляет рисков инвесторам. В этих условиях говорить об эффективных фондовых рынках, которые были в 50–70‑х годах ХХ века, невозможно. Высокая волатильность – всегда соблазн для манипулирования рынком. Не случайно, регулятор российского фондового рынка в лице ФСФР, принял решение в октябре 2008 г.о запрете «коротких продаж» (продажа ценных бумаг, взятых взаймы). Такая мера позволила прекратить искусственное падение цен акций, остудила пыл спекулянтов, настроенных довести до абсурда ситуацию с ценообразованием. Вопросы манипулирования ценами, рынком достаточно сложные с правовой точки зрения. Оборот российского фондового рынка, за вычетом спекулятивных операций внутри дня, остается чрезвычайно низким, а круг лиц, который управляет этим оборотом, чрезвычайно узким. В этих условиях крупный добросовестный инвестор, желающий продать или купить акции, может оказаться в роли подозреваемого в манипулировании цен. Вывод – правовое регулирование фондового рынка отстает от его реального состояния, но, к сожалению, проблема еще глубже, сам фондовый рынок далек от реального сектора экономики, не является объективным индикатором ее состояния. Надеемся, что в ходе кризиса будут апробированы новые методы регулирования фондового рынка, снижающие риски инвесторов от субъективных факторов воздействия на него.

В стабильной ситуации вмешательство регулятора должно быть сведено к минимуму, а точнее, лишь к контролю выработанных правил поведения инвесторов, профессиональных участников рынка ценных бумаг. Никому не нравится, когда правила игры меняются по ходу действия. Пока всё списываем на экстремальную ситуацию. Но ситуация будет длительное время оставаться сложной, условия повышенной волатильности на финансовых и фондовых рынках останутся на долгие годы.

По большому счету то, что происходит у нас на фондовом рынке вполне укладывается в самое яркое словосочетание о нас самих. Умом Россию не понять, и в рынок можно только верить. Ключевое слово «верить» и оно, действительно, уместно для России. И верят пока немногие, доля участников фондового рынка в России ничтожно мала, в лучшем случае, это порядка 1 % всего населения. Учитывая, что кризис – это всегда шанс сделать хороший инвестиционный выбор, другого варианта инвестирования в конкретные российские компании у большинства населения нет, кроме как через портфельные инвестиции на фондовом рынке.

Вместе с тем, фондовые рынки – это лишь часть мировой экономики. Глобализация экономики в условиях современных вызовов требует других подходов к роли стандартных резервных мировых валют, к формированию цен на сырьевые ресурсы, к приведению товарных, финансовых, фондовых рынков в состояние, отражающее их конъюнктуру. Чтобы не было правилом, когда 90 % контрактов на нефть оказалось в руках спекулянтов, а не её производителей и потребителей. Они до того раскачали маятник цен, что оказалось – нет уже спроса на нефть по 40 долл. за баррель, что цена всему черному золоту не больше 30 долл. за баррель. Что это, не манипулирование рынком?

Не случайно в настоящее время финансовым «писком» является торговля волатильностью на любых инструментах, особенно производных или деривативов. Уже абсолютно не важно, что, сколько стоит – есть хорошая волатильность, есть возможность хорошо заработать. Естественно, самое большое количество инструментов генерирует финансовый и фондовый рынок. Развитие рынка производных инструментов позволило инвестиционным банкам установить контроль над ценообразованием на любые базовые активы, лежащие в основе этих вторичных финансовых инструментов. Суть такого контроля в том, что имеющие практически неограниченные кредитные ресурсы финансовые учреждения могут более или менее успешно таргетировать с помощью опционов и фьючерсов цены на реальные активы. Вот одна из основных причин современного глобального финансового кризиса и краха инвестиционных банков.

Риски инвесторов из‑за неопределенности мировых фондовых рынков существенно увеличиваются, притом скорость их роста больше у стран с так называемой стабильной экономикой. Условия глобализации ведут к выравниванию величины рисков.

Если в 1998–2000 гг. волатильность российского фондового рынка отличалась от американского, европейского в 4–5 раз, то в 2006–2007 гг. только на 30–40 %. 2008 и 2009 г., вполне допустимо, приведут к еще более близкому их состоянию. Но общий вывод остается один – риски инвесторов и на западных рынках стали совсем другими, нежели до событий сентября 2001 г.

Если растет волатильность фондового рынка, то как вести себя инвестору? Брать риски на себя или довольствоваться ставкой депозита в надежном банке? Если ожидаемая доходность фондового рынка меньше ставки по депозиту, то, без сомнений, депозит выгоднее. Кризис лучше переждать, думая лишь о сохранении инвестиций. Рынок акций нужен для их приумножения. Не будем забывать, что стартовая отметка для входа в российский рынок акций сегодня ниже в 4 раза, чем еще год назад. Таким образом, частичные инвестиции уже можно делать. Нет смысла вести активные операции и пытаться обыграть рынок (только единицам это удается и то на относительно небольшом отрезке времени), не стоит и строго копировать теорию индексного инвестирования (в индексах уже слишком широк перечень ценных бумаг), лучше подойдет метод «концентрированных инвестиций» У. Баффета. Что это значит? Инвестору необходимо выбрать акции нескольких компаний, которые с большой степенью вероятности на протяжении длительного периода будут показывать доходность, превышающую среднерыночную, затем сконцентрировать основную часть своего капитала в этих акциях и удерживать их даже во время непродолжительных периодов резких колебаний рынка.

Инвестор направляет свое внимание не на отслеживание курса акций, а на анализ экономических показателей ключевого бизнеса компании, а также на оценку качества управления ею. Метод концентрированных инвестиций не сводится к простому поиску десяти хороших компаний и разделению капитала на десять равных частей. Даже если предположить, что все акции, из которых состоит концентрированный портфель, способны обеспечить инвестору значительную доходность, эта вероятность все равно не будет одинаковой во всех случаях. Следовательно, в акции некоторых компаний необходимо вложить больше капитала, чем в акции других. Тем не менее, даже такой многообещающий подход к инвестициям требует от инвестора терпеливо хранить акции, входящие в состав своего портфеля, даже если ему кажется, что другие стратегии могли бы обеспечить более высокие результаты. Если У. Баффет, опираясь на свой практический опыт, рекомендует хранить ценные бумаги приблизительно от пяти до десяти лет, то на российском фондовом рынке наиболее приемлемым будет срок от двух до трех лет, но, безусловно, если срок больше, то результат хуже не будет, особенно для тех, кто по счастливой случайности оказался сторонним наблюдателем тотального падения цен на акции. Кризис не пощадил никого, кто находился в гуще событий, У. Баффет тоже совершил большую ошибку в 2008 г., купив акции ConocoPhillips при заоблачных ценах на нефть.

Инвесторы, придерживающиеся принципа концентрированного инвестирования, терпеливо относятся к имеющей место нестабильности курсов акций, поскольку знают, что в долгосрочном периоде экономические процессы, лежащие в основе деятельности компании, с избытком компенсируют любые краткосрочные колебания курсов.

Российский фондовоый рынок все равно наш и измениться в одночасье не в состоянии. Но по большому счету – это и есть та лакмусовая бумажка, которая показывает вектор развития экономики в условиях сокращения функций государства и делегирования части из них рыночным институтам общества, делает достоянием общественности внутреннюю жизнь открытых акционерных обществ. Именно открытость отчетности российских эмитентов, соблюдение ими принципов корпоративного поведения на рынке позволяет оценить риски всем инвесторам, как внутренним, так и внешним.

Безусловно, риски велики, где-то пугающе велики, но отменить их директивно все равно не удастся. Придется идти этой тернистой дорогой, доказывая самому себе и окружающему нас миру, что даже после таких падений есть всегда шанс подняться.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право