На главную Написать письмо

Анотация

На основе опыта США и с учетом состояния российской экономики автор дает рекомендации по совершенствованию правового регулирования финансового рынка России.

Ключевые слова

Ценные бумаги, регулирование, финансовый рынок, ипотечный кредит, секьюритизация.

 

Некоторые юридические соображения по поводу финансового кризиса в США

У. Э. Батлер, академик РАЕН, академик НАН Украины, профессор Университета штата Пенсильвания,

профессор Школы права Диккинсона, доктор юридических наук

Нынешняя экономическая стагнация, по всей видимости, во многом спровоцированная нарушениями в финансовом и банковском секторах, с учетом национальных особенностей и системных ошибок, характерных для США, безусловно, будет способствовать принятию юристами серьезных мер с целью минимизации последствий данной ситуации и предотвращения ее повторения в будущем.

Даже на ранней стадии кажется ясным, что в США существуют важные юридические факторы и разумные регулятивные меры могут смягчить последствия кризиса или позволят избежать наступления таких последствий.

На настоящем этапе Россия, хотя и является частью международного экономического сообщества в большей мере, чем когда‑либо в своей истории, остается сравнительно незатронутой этой проблемой. Разумеется, все страны испытывают трудности с перепроизводством товаров и услуг и как следствие – безработицей. Рынки ценных бумаг падают, в особенности цены на российские ценные бумаги и товары, это объясняется тем, что эти рынки являются сравнительно молодыми и более рискованными по сравнению с более стабильными рынками конкурентов и потому более подверженными экономическим колебаниям. Немногие российские граждане активно инвестируют на рынке и поэтому не испытали то, чему стали свидетелями многие американцы: значительное сокращение пенсионных выплат.

Для России цены на газ и нефть были гораздо важнее, чем международные рынки ценных бумаг. Они упали, но это случалось и прежде и не зависело от падения финансовых рынков. Возможно, главный вопрос для России заключается не в том, почему цены на газ и нефть упали, а почему они поднялись до такого уровня. Для России рост цен был временной выгодой, но не среднесрочной стабильной перспективой. Падение было предсказуемо и прогнозируемо.

Российские олигархи, в большой степени зависящие от иностранных финансовых рынков, пострадали так же, как и западные инвесторы от обесценивания ценных бумаг и трудностей с получением кредитов.

Какие уроки могут извлечь российские юристы из американской катастрофы? Первый относится к регулированию банков и финансовых рынков. Проблема регулирования была недооценена Комиссией по рынкам ценных бумаг США. Явился ли такой подход проявлением нежелания по идеологическим соображениям использовать систему или слепого безразличия к тому, что происходило, будет предметом обсуждения в США еще долгие годы. Но отсутствие регулирования отмечается почти каждым как важная причина того, что произошло. Урок, который должен быть воспринят российскими юристами, следующий: необходимо выполнять свои обязанности энергично и постоянно оценивать, соответствует ли регулирование возникающим рискам.

Вторая проблема имеет отношение к производным ценным бумагам. В США нет определения ценной бумаги, просто существует список того, что подлежит регулированию Комиссией по рынкам ценных бумаг. Новые виды производных ценных бумаг появляются на рынке довольно часто. В случае с ипотечными кредитами, которые были секьюритизированы много лет назад, возникла комбинация, которая породила новые производные ценные бумаги и одновременно характеризовалась полным несоблюдением элементарных правил выдачи кредитов физическим и юридическим лицам. Ипотечные кредиты были выданы десяткам тысяч человек, которые либо не могли выполнить свои денежные обязательства в принципе, либо в случае наступления небольшой стагнации оказывались некредитоспособными. Имущество, принятое в качестве обеспечения кредитов, было сильно переоценено. Банки не прилагали усилий для выяснения финансового положения заемщиков или же специально фальсифицировали данные о таком финансовом положении. На макроэкономическом уровне значительный процент ипотечных кредитов был ненадежен или весьма рискован. Но, несмотря на это, ипотечные кредиты были секьюритизизованы и впоследствии использовались на межбанковском и международном уровнях. Иными словами, кредиторы были преступно беспечны или намеренно занимались мошенничеством, эти события и подорвали рынок производных ценных бумаг, базировавшийся на необеспеченных или рискованных ипотечных кредитах.

В России еще не сформировался развитый рынок ипотечных кредитов, но, безусловно, это время придет. Более того, в России есть то, что может оказаться преимуществом: большой скептицизм по поводу производных ценных бумаг. Но есть и недостаток: попытки дать определение ценных бумаг в Гражданском кодексе и науке гражданского права оставляют желать большего и в целом, с моей точки зрения, ослабляют рынок ценных бумаг, создают фактор правового риска, характерный для российской правовой системы. Разногласия в российской правовой системе по поводу того, считать ли ценные бумаги вещью, регулируемой правом собственности, или пакетом прав, регулируемым в первую очередь обязательственным правом, имеют важное практическое значение и потенциально серьезные правовые последствия.

Независимо от того, какой подход к развитию рынка ипотечных ценных бумаг выберет Россия, основной вопрос заключается в обеспечении кредитоспособности. Из американского опыта можно заключить, что не стоит полагаться целиком на займодателя, необходимо участие независимого регулятора, во всяком случае, на стадии секьюритизации, если не на первичной стадии выдачи кредита. Возможность передачи юридического и финансового риска, которую предоставляет секьюритизация, открывает перспективы для обогащения и мошенничества, которые перечеркивают качество первоначального кредита. Правильно сконструированная, секьюритизация представляет собой сильный и необходимый финансовый инструмент; не должным образом построенная, секьюритизация становится угрозой национальной экономике на макроэкономическом уровне и обыкновенным мошенничеством на микроэкономическом уровне.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право