На главную Написать письмо

Анотация

Рассматриваются вопросы систематизации горно-металлургического законодательства как составной части предпринимательского законодательства.

Ключевые слова

Система права; система законодательства; предпринимательский кодекс; предпринимательское законодательство; горно-металлургическое законодательство; отрасль экономики.

 

Горно-металлургическое законодательство в современной России: вопросы систематизации (постановка проблемы)

О. А. Герасимов, советник вице-президента по правовым вопросам ООО «ЕвразХолдинг», доцент кафедры предпринимательского права УрГЮА, кандидат юридических наук

___________________________________________________

За последние 10–15 лет прошла новая кодификация – самая глубокая форма систематизации – основных отраслей права: гражданского (наряду с ним семейного), уголовного, процессуального, административного, трудового. Особенно важно то, что были кодифицированы отрасли, ранее включавшие правовые нормы из разрозненных источников права: были приняты Налоговый, Градостроительный, Таможенный, Бюджетный кодексы. Появление кодексов, а также кодифицирующих отрасль законов в отраслях права и законодательства, в том числе никогда не кодифицировавшихся, говорит о вполне определенной динамике, наметившейся в развитии права и законодательства. Кодексы – это результат, следствие обозначившихся закономерностей в системе права и законодательства, внешняя форма отражения этих процессов1. Указанные тенденции оперативно реализуются и поддерживаются законодателем. Тем самым предпринимательское (хозяйственное) право и горно-металлургическое законодательство неизбежно включаются в общую цепь закономерностей развития действующего права и законодательства (и, помимо прочего, процессов развития права в целом ряде государств, включая традиционно не кодифицированное общее право в странах, принадлежащих к англо-американской правовой системе2).

К числу основных правовых средств воздействия на экономику мы относим, в частности, нормативные правовые акты, регулирующие отношения в горно-металлургическом секторе экономики и составляющие, на наш взгляд, специальную отрасль законодательства. Говоря о целесообразности и возможности обособления и признания горно-металлургического законодательства как совокупности норм, регулирующих хозяйственные (предпринимательские) отношения в горно-металлургическом секторе экономики наряду с горным правом, правом природопользования отметим следующее.

По мнению Р. Н. Салиевой, в определенной мере целесообразно выделять право природопользования, если под природопользованием понимать совокупность всех форм эксплуатации природоресурсного потенциала и мер по его сохранности. При этом необходим общий закон «Об основах природопользования», устанавливающий основные правила пользования различными видами природных ресурсов, такой закон стал бы системообразующим. В рамках такого закона объективно необходимо существование кодифицированных актов регулирования отношений в зависимости от вида природных ресурсов в сфере землепользования, лесопользования, водопользования, а также в сфере использования энергетических ресурсов, к которым относятся нефть и газ. Эти отношения должны быть урегулированы специальным законом «Об использовании энергетических ресурсов»3. П. Г. Лахно предлагает урегулировать эти отношения «Энергетическим кодексом»4.

И. А. Игнатьева приходит к выводу, что применительно к российскому природоресурсному законодательству сложно утверждать, что оно в настоящее время самодостаточно для того, чтобы успешно решать на уровне правового регулирования задачи охраны и рационального использования природных ресурсов. Только теория единства правового регулирования природоохранительных и природоресурсных отношений способна облегчить применение исследуемого законодательства, одновременно повысив его качество и эффективность5.

В. В. Круглов подразделяет законодательство о деятельности промышленных предприятий на две группы: акты экологического и других отраслей законодательства, которые регулируют их деятельность и подчиняют экологическим требованиям, а также закрепляют организационные, правовые и экономические гарантии по их внедрению и исполнению6.

Как верно указывает В. С. Белых, становление законодательства, стимулирующего предпринимательскую деятельность и развитие отечественной промышленности, должно происходить по следующей схеме: кодифицированный акт – федеральный закон – региональный закон7.

В такой системе нами предлагается следующая последовательность нормативных правовых актов: Предпринимательский кодекс, который должен регламентировать правила государственного регулирования предпринимательства в целом, а также основы договорного регулирования предпринимательских (хозяйственных) отношений – Федеральный закон «Об основах природопользования»; Федеральный программный закон «О развитии горно-металлургического сектора экономики»; специальный Федеральный закон «Об угле и руде» – региональный закон «Об угле и руде». С учетом предмета правового регулирования указанные законы должны входить в систему предпринимательского права.

По вопросу о соотношении горно-металлургического законодательства с нормами горного права важно отметить следующее. В России до революции 1917 г. признавалось горное право как самостоятельная отрасль права, имеющая предметом регулирования горные промыслы, в их отношении к государству и к частным лицам8. В послереволюционной России долгое время горное право не признавалось самостоятельной отраслью, его включали либо в состав земельного права, либо относили к природоресурсному праву9. Самостоятельность горного законодательства отмечалась Г. С. Башмаковым, А. М. Кавериным, Н. И. Красновым10, Н. А. Сыродоевым11, Н. Б. Мухитдиновым12. Л. А. Заславская определяла законодательство о недрах как самостоятельную отрасль законодательства13. Концепция развития горного законодательства разрабатывалась Б. Д. Клюкиным14, О. М. Тепловым15, А. Н. Курским16.

Существование системы норм, относящихся к горному законодательству, предметом которого являются горные отношения, возникающие в связи с разработкой недр земли и добычей полезных ископаемых, сегодня не оспаривается. Так, для горного законодательства, которое «существенно отстает в своем развитии»17, в научной литературе было предложено создание определенной системы законодательных актов, которая «должна учитывать как структуру горнодобывающих отраслей: угольную, нефтегазовую, металлургическую, так и основные институты горного права, включая разведку, добычу, использование подземных пространств, институт лицензирования, платы за недра и пр.»18.

Однако в рассматриваемом нами горно-металлургическом секторе экономики регулирование отношений не обеспечивается только лишь нормами горного законодательства, поскольку, в эту хозяйственную систему мы включаем не только отношения в сфере поиска и разведки, но и в области добычи, транспортировки, металлургической переработки, реализации. Эта группа общественных отношений обладает признаком однородности, объединяющими элементами выступают уголь, руда и металлопродукция как объекты. Отношения поиска, разведки и добычи имеют свою специфику. На основании того, что уже фактически сложилась определенная система законодательных актов, регулирующих исследуемые правоотношения, можно утверждать о закономерной, объективной потребности выделения совокупности норм горно-металлургического законодательства. Часть горного законодательства в сфере недропользования при поисках и разведке угля и руды может быть включена в систему горно-металлургического законодательства.

На определенном этапе развития законодательства в любой правовой системе увеличение количества законов и иных нормативных правовых актов приводит к осознанию необходимости его систематизации. Очевидно, что не избежать этого и предпринимательскому законодательству России и его составной части горно-металлургическому законодательству.

С. С. Алексеев, проводя разграничение между системой права и системой законодательства, отмечает, что система законодательства в отличие от системы самого права характеризуется подвижностью, непосредственной зависимостью от субъективного фактора, от усмотрения законодателя. Нормативные акты издаются в различное время разными, подчас непосредственно не соподчиненными между собой правотворческими органами. Многие акты принимаются в связи с определенными конкретными событиями или особыми задачами в деятельности государства, его органов. Иногда акты оказываются несогласованными, а то и противоречивыми19.

Сущность систематизации предпринимательского законодательства вообще и горно-металлургического в частности состоит в том, что значительное число нормативных правовых актов, регулирующих однородные отношения, приводятся в единую, упорядоченную систему.

Наиболее полное представление о значении систематизации для системы права и законодательства дано А. С. Пиголкиным. Он связывает необходимость систематизации законодательства: а) с развитием законодательства; б) с требующейся расчисткой нормативных правовых актов; в) с созданием условий для правильного и быстрого ориентирования в законодательстве; г) с целенаправленным правовым просвещением, научными исследованиями, обучением студентов20.

Из всех значений и функций систематизации предпринимательского законодательства в целом следует, что деятельность по систематизации горно-металлургического законодательства – не самоцель. Она осуществляется для одновременного улучшения содержания и формы горно-металлургического законодательства, чтобы сделать его более удобным для применения, но в конечном счете – результативным в аспекте достижения поставленных перед законодательством целей. Как указывал Р. Иеринг, «высшая цель права заключается не в исключении возможности формального произвола, а в осуществлении материальной справедливости»21.

И. А. Игнатьева приходит к выводу, что применительно к отдельным отраслям законодательства исследование систематизации должно приобретать вполне практические и конкретные качества с одной стороны. Переходя во всесторонний анализ нормативных правовых (прежде всего законодательных) актов с позиции их взаимосвязей, а также противоречий, дублирования, пробелов и других недостатков и одновременно, с другой стороны, углубляя и повышая сам уровень правового регулирования, содержание правовых норм22. Логическим следствием этого анализа является выработка предложений по совершенствованию исследуемых актов. Собственно поэтому систематизация представляет постоянную форму развития законодательства23.

«Право, – писал Р. Иеринг, – не служит само себе целью, а лишь средством к достижению цели. Конечною целью как государства, так и права, должно быть установление и гарантия жизненных условий общества… – право существует для общества, а не общество для права»24. При этом цели предпринимательского (хозяйственного) законодательства (разработанные в науке) предопределяют цели систематизации горно-металлургического законодательства. Его систематизация должна проводиться с тем, чтобы правовое регулирование отношений в горно-металлургическом секторе экономики стало максимально эффективным, высококачественным и стабильным для максимального извлечения прибыли и удовлетворения социальных потребностей. В этом и должна заключаться конечная цель любых работ по систематизации горно-металлургического законодательства.

Для достижения этой цели должны быть определены задачи систематизации горно-металлургического законодательства, которые позволяют выделить конкретные направления деятельности по достижению формулируемой цели. При этом ряд задач систематизации носит преимущественно практический характер, имея значение для систематизации как вида деятельности по развитию горно-металлургического законодательства. Часть таких задач следует из общего смысла систематизации законодательства. Это задачи: 1) устранения в законодательстве коллизий и пробелов правового регулирования, проведения иных мер повышения качества содержащихся в горно-металлургическом законодательстве правовых норм (совершенствование понятийного аппарата, формулировок конкретных отраслевых норм, ориентирование на лучшие образцы таковых в зарубежном законодательстве при возможности их использования, соответствие установлениям международных договоров и т. д.); 2) преодоления неоправданной узости сферы регулирования различных законов, укрупнения нормативных правовых актов; 3) совершенствования механизмов реализации горно-металлургического законодательства; 4) повышения качества горно-металлургического законодательства с точки зрения учета в нем достижений юридической науки.

На современном этапе этот перечень задач целесообразно дополнить: фиксирования объема нормативного материала, подлежащего систематизации; инвентаризация актов регулирующих отношения в горно-металлургическом секторе экономики; определения необходимой степени детализации правового регулирования отношений в горно-металлургическом секторе экономики на законодательном уровне; строгого соответствия систематизируемого горно-металлургического законодательства Конституции Российской Федерации; использование актов судебной практики.

Одновременно систематизация горно-металлургического законодательства, как составной части предпринимательского законодательства должна решить ряд задач научного характера, которые опосредованно оказывают влияние на реализацию перечисленных выше задач собственно практического свойства.

В теории предпринимательского права существует комплексный научный подход к систематизации предпринимательского законодательства. Так, В. С. Белых приходит к выводу, что в основу формирования предпринимательского законодательства должен быть положен такой критерий, как сфера предпринимательской деятельности. В данной сфере возникают особого рода общественные отношения. Первая группа – отношения между субъектами предпринимательской деятельности. Такие предпринимательские отношения принято именовать в литературе отношениями по горизонтали. Вторую группу представляют отношения между субъектами предпринимательской деятельности и органами государственного и местного управления. Эти связи можно назвать отношениями по вертикали. Их удельный вес в предпринимательском законодательстве значительно меньше, чем отношений по горизонтали. И в последнюю группу входят внутрифирменные (корпоративные) отношения, складывающиеся между подразделениями предприятий25.

Критерий «сфера предпринимательской деятельности» позволяет провести разграничение между предпринимательским и хозяйственным законодательством; объект последнего – отношения в области хозяйствования26.

Говоря о комплексном характере предпринимательского законодательства, В. С. Белых отмечает, что для комплексного (в отличие от отраслевого) законодательства характерно подавляющее преобладание разноотраслевых нормативных актов, содержащих нормы различных отраслей права. Разработка и издание комплексных актов продиктовано главным образом единством цели регулируемых отношений. Одноотраслевое регулирование не способно (и не рассчитано на это) обеспечить надлежащую регламентацию взаимосвязанных и объединенных единством цели отношений27.

По мнению В. Ф. Попондопуло, всякий законодательный акт имеет свою сферу регулирования. Предмет правового регулирования – определенные общественные отношения – это характеристика отрасли права, а не законодательства. Предпринимательское законодательство, которое строится с практическими интересами, учитывает объективно существующие связи между предпринимательскими отношениями (частными отношениями) и отношениями по публичной организации предпринимательства (публичные отношения) и комплексно регулирует всю сферу предпринимательства28.

Так, на наш взгляд, горно-металлургическое законодательство как составная часть предпринимательского законодательства комплексно регулирует сферу предпринимательства в горно-металлургическом секторе экономики. Горно-металлургическому законодательству характерно преобладание разноотраслевых нормативных актов, содержащих нормы различных отраслей права.

Современный уровень развития предпринимательского законодательства диктует постановку перед наукой предпринимательского права также следующих задач: 1) установления критериев, в соответствии с которыми нормативные правовые акты включаются в систему предпринимательского законодательства; 2) обоснования применения конкретных форм систематизации для различных этапов развития предпринимательского законодательства в зависимости от формулируемых целей; 3) обоснования и фиксирования четких выводов о рамках и возможностях законотворчества субъектов Российской Федерации в регулировании предпринимательских отношений29; 4) уяснения значения актов правоприменительной практики для осуществления систематизации предпринимательского законодательства.

Установление цели и задач систематизации предпринимательского законодательства, включая горно-металлургическое законодательство, позволит в последующем оказать позитивное влияние на правотворческую деятельность.

Научное обеспечение систематизации горно-металлургического законодательства как составной части предпринимательского законодательства предполагает фиксирование исходных, базовых условий данной деятельности, позволяющих максимально возможно исключить влияние субъективных факторов в таком теоретически и практически сложном деле, как систематизация предпринимательского законодательства. К этим началам, по нашему мнению, относятся следующие.

Во-первых, необходимо закрепить исходное понимание предпринимательского законодательства как комплексной отрасли.

Во-вторых, должна соблюдаться обоснованная последовательность в использовании различных форм систематизации предпринимательского законодательства - инкорпорации, консолидации, кодификации.

Систематизацию предпринимательского законодательства можно рассматривать в качестве первого и основного этапа систематизации предпринимательского права. Связь систематизации законодательства и права очевидна, поскольку «теоретической основой наиболее совершенных форм систематизации законодательства служит действующая система права, выражающая внутреннюю структуру законодательства, имманентно присущую ему»30

Основываясь на всех аргументированных и апробированных выводах общей теории права, на наш взгляд, необходимо во-первых, выявить те особенности, имеющие значение для систематизации, которыми характеризуется отрасль горно-металлургического законодательства в настоящее время, и применительно к ним выработать специфические подходы к отраслевой систематизации; во-вторых, преодолеть проблемы и снять некоторые противоречия относительно систематизации, имеющие место в общей теории права. Тем самым будет положена основа создания самостоятельной теории систематизации горно-металлургического законодательства в рамках отраслевой науки предпринимательского права.

Решение задач систематизации горно-металлургического законодательства напрямую связано с преодолением некоторых трудностей общетеоретического характера. В их ряду – проблема определения места учета в работах по упорядочению нормативного материала, его соотнесения с известными и подробно исследованными формами систематизации нормативных правовых актов.

Как отмечает И.А. Игнатьева, большинство научных работ, посвященных систематизации законодательства, выводят учет нормативных правовых актов за рамки систематизации, либо вовсе не рассматривают данный вид деятельности31.

Вместе с тем, А.С. Пиголкиным в ряде работ отстаивается позиция, согласно которой учет должен рассматриваться в качестве самостоятельной формы систематизации32. В науке предпринимательского права В.С. Белых высказано предложение о необходимости проведения инвентаризации законодательства в сфере предпринимательской деятельности, в целях определения целесообразности или нецелесообразности разработки и принятия Предпринимательского кодекса РФ. В ходе которой следует, с одной стороны, систематизировать нормативные акты, с другой – выявить слабые звенья (например, дублирование, противоречия, отсутствие регуляторов)33. А.В. Мицкевичем были четко разграничены понятия систематизации и учета на том основании, что в процессе систематизации происходит внесение изменений и отмена актов, тогда как при учете этого нет34.

В. Кривобок высказывает точку зрения, когда систематизация рассматривается именно как ведение картотек, классификаторов, журналов, тетрадей с отметками о внесении изменений в действующие нормативные правовые акты и об ознакомлении с вышедшими изданиями, официально публикующими тексты последних35. Данная позиция отражена в Инструкции о порядке ведения систематизации законодательства в органах прокуратуры, утвержденной приказом Генерального прокурора Российской Федерации № 9 от 19 апреля 2004 г36. В частности под систематизацией в ней подразумевается следующий комплекс действий: учет федеральных нормативных актов; поддержание нормативной базы и кодексов Российской Федерации в контрольном состоянии; учет нормативных актов соответствующего субъекта Российской Федерации; поддержание нормативной базы и кодексов соответствующего субъекта Российской Федерации в контрольном состоянии; консультационно-справочная работа и подготовка справочных материалов, в том числе на основе применения современных информационных технологий; контроль за своевременным обновлением электронной базы правовой информации; информирование работников прокуратуры о новом законодательстве и изменениях в действующем законодательстве; обеспечение работников аппаратов и подчиненных прокуратур нормативными актами и юридической литературой; контроль за состоянием работы по систематизации законодательства и соблюдением настоящей Инструкции в подчиненных органах прокуратуры, оказание им практической помощи. Очевидно, что в данном широком перечне лишь работы по подготовке справочных материалов могут быть в некоторой степени связаны с систематизацией законодательства.

Классификация, также ставится исследователями вне систематизации законодательства. Так, А.Ф. Шебанов подчеркивал, что классификация не является даже стадией отбора нормативных правовых актов для систематизации. В частности, он установил, что различные рассмотренные им виды классификации сами по себе еще не предрешают вопроса о том, какие именно нормативные акты (или извлечения из них) должны быть отобраны для включения в Систематическое собрание. Они призваны оказать помощь в разработке конкретных инструктивных предписаний, определяющих принципы и основания для такого отбора37.

Для целей совершенствования горно-металлургического законодательства посредством его систематизации следует разделять учет, а также классификацию нормативных правовых актов в процессе учета и отбор актов в ходе систематизации нормативных правовых актов.

Известно, что отбор материалов при систематизации законодательства – это не подготовительная работа, а составная часть самой систематизации38. По мнению А.С. Соминского, сущность отбора материалов при систематизации законодательства сводится к отбору … из нормативных актов тех из них, которые сохраняют в настоящее время свое значение и должны быть отнесены к фактически действующим39. И. А. Игнатьева приходит к выводу, что одним учетом нельзя решить указанные задачи40.

Также, для работы с горно-металлургическим законодательством необходимо анализировать акт по существу, устанавливать критерии для распределения нормативных правовых актов по группам и разделам. Это тот комплекс работ, который и составляет систематизацию горно-металлургического законодательства. Все, что предшествует ей, является лишь исходной базой систематизации. Критерии систематизации горно-металлургического законодательства подлежат отдельной разработке и уточнению.

На сегодняшний день действует Классификатор правовых актов (далее – Классификатор), утвержденный Указом Президента РФ от 15 марта 2000 г. № 51141.

Поскольку Классификатор рассматривается в науке в качестве одной из основ систематизации, является необходимым инструментом и для подготовки непосредственно систематических собраний (сводов) законодательства42, постольку он представляет особый интерес для исследования в аспекте разработки основ систематизации горно-металлургического законодательства. Собственно, вопросы систематизации тесным образом связаны с вопросами классификации, и, более того, последние приобретают особую важность в связи с первыми43.

Классификация отраслей законодательства осуществляется, в том числе, с учетом такого критерия как отрасль экономики (например, законодательство о промышленности, законодательство о транспорте и связи и т.д.). Так, раздел «хозяйственная деятельность» (090.000.000) содержит подраздел «промышленность» (090.010.000) с рубриками: «металлургия» (090.010.090), «горнорудная промышленность» (090.010.110). В свою очередь, раздел «природные ресурсы и охрана окружающей природной среды» (110.000.000) содержит подраздел «использование и охрана недр» (110.030.000) с такими рубриками как: «собственность на недра» (110.030.040); «пользование недрами, виды пользования» (110.030.050); «возникновение и прекращение права пользования недрами» (110.030.060); «соглашение о разделе продукции» (110.030.090).

При выделении в подразделе «Использование и охрана недр» рубрики «соглашения о разделе продукции» не установлена связь как с рубриками «металлургия», «горнорудная промышленность» - подраздела «промышленность» - раздела «хозяйственная деятельность», так и с соответствующими подразделами раздела «гражданское право». Федеральный закон от 30 декабря 1995 г. «О соглашениях о разделе продукции», как известно, принят в развитие законодательства Российской Федерации в области недропользования и инвестиционной деятельности (преамбула Закона). Соответственно данный Закон уже формально не может включаться только в раздел «природные ресурсы и охрана окружающей среды». Значительная часть текста Закона посвящена установлению порядка заключения и исполнения соглашений о разделе продукции, сторонами которого являются Российская федерация и субъект предпринимательской деятельности (п.1 ст. 2). Условия пользования недрами, определяемые в соглашении, согласно ч. 2 ст. 2 Закона должны соответствовать законодательству Российской Федерации. Следовательно, Закон относится прежде всего к разделу «хозяйственная деятельность». Отсутствие перекрестных ссылок, означает неточное определение его места и значения в системе российских законодательных актов.

По мнению А.С. Пиголкина, структура Классификатора в основных своих параметрах должна соответствовать реально существующей структуре действующего законодательства и отражать наличный объем нормативно-правового материала с учетом тенденций и перспектив развития конкретных отраслей, подотраслей и институтов законодательства44.

На наш взгляд, Классификатор не может служить основой свода законодательства регулирующего отношения в горно-металлургическом секторе экономики, так как в рубрике «металлургия» и «горнорудная промышленность» невозможно привести отдельные нормативные акты, а лишь отдельные части текстов нормативных правовых актов.

Как справедливо указывает Е.Л. Минина, зачастую бывает крайне необходимо изучение закона целиком, его структуры, внутренней логики, тем более что многие статьи и нормы носят комплексный характер, относятся к разным темам45.По структуре Классификатора предполагается помещение базовых законодательных актов регулирующих отношения в горно-металлургическом секторе экономики в рубриках «металлургия» и «горнорудная промышленность». Однако, в системе классификации разработанной АО «КонсультантПлюс» совместно с Главным государственно-правовым управлением Президента Российской Федерации, раздел «металлургия» включает один Федеральный закон от 24.06.1998 г. № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления». Отношения, возникающие в связи с использованием отходов горнодобывающего и связанных с ним перерабатывающих производств регулируются также Федеральным законом «О недрах» от 03.03.1995 № 27-ФЗ, находящемся в теме «окружающая природная среда и ресурсы» в рубрике «использование и охрана недр». Рубрика «горнорудная промышленность» и вовсе не содержит не одного Федерального закона.

Необходимость совершенствования горно-металлургического законодательства, насущная потребность в качественном правовом регулировании отношений в горно-металлургическом секторе экономики подчеркивают остроту практических действий по систематизации, в частности, в целях обеспечения развития предпринимательства.

В горно-металлургическом законодательстве, как было показано выше, существует большой комплекс подзаконных нормативных правовых актов. Среди федеральных законов регулирующих деятельность в горно-металлургическом секторе экономики можно, в частности назвать:

На уровне Конституции РФ можно выделить общие нормы, закрепляющие основы предпринимательства: о свободе экономической деятельности, едином экономическом пространстве, многообразии и равноправии различных форм собственности, защите конкуренции (ст. 8); о праве на использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ст. 34); о праве частной собственности (ст.ст. 35,36).

На уровне международных договоров необходимо отметить Временное соглашение о торговле и связанных с торговлей вопросах между Европейским сообществом, Европейским объединением угля и стали и Европейским сообществом по атомной энергии, с одной стороны, и Правительством Российской Федерации, с другой стороны (Брюссель, 17 июля 1995 года); Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Республики Казахстан о сотрудничестве в области горно-металлургического комплекса (Уральск, 23 июля 1992 года); Модельный Кодекс о недрах и недропользовании для государств-участников СНГ (Принят в г. Санкт-Петербург 07.12.2002 Постановлением 20-8 на 20-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ); Соглашение между Российской Федерацией и Европейским сообществом о торговле некоторыми изделиями из стали (Москва, 3 ноября 2005 года)46.

Россия присоединилась и к международно-правовым соглашениям. Так, 11 марта 1999 г. подписан Киотский протокол об изменении климата, закрепляющий количественные обязательства развитых стран и стран с переходной экономикой, включая Россию, по ограничению и снижению поступления парниковых газов в атмосферу.

В ряду действующих общих федеральных законов следует назвать законы Гражданский кодекс РФ; Налоговый кодекс РФ; Таможенный кодекс РФ; Земельный кодекс РФ; Водный кодекс РФ; Кодекс РФ об административных правонарушениях; Градостроительный кодекс РФ; Уголовный кодекс РФ; ФЗ «О недрах»; ФЗ «О соглашениях о разделе продукции»; ФЗ «Об отходах производства и потребления»; ФЗ «О техническом регулировании»; ФЗ «Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей»; ФЗ «О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности»; ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях»; ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов»; ФЗ «О пожарной безопасности»; ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности»; ФЗ «Об экологической экспертизе»; ФЗ «О безопасности гидротехнических сооружений»; ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»; ФЗ «Об охране атмосферного воздуха»; ФЗ «Об охране окружающей среды»; ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности».

На различных этапах подготовки находятся проекты федеральных законов: ФЗ «О безопасности процессов металлургических производств»; ФЗ «О развитии промышленности»; ФЗ «О национальной промышленной политике в Российской Федерации»; ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу замены лицензирования обязательным страхованием гражданской ответственности».

Названные законы имеют общий характер, регулируют в целом отношения в сфере предпринимательства, охраны окружающей среды, лицензирования и т.д. При этом специфика общественных отношений в горно-металлургическом секторе экономики учитывается либо частично, либо не оговаривается.

Например, в Федеральном законе «О недрах» регламентируются общие положения о недропользовании, в том числе о праве собственности на недра и ресурсы недр, о лицензировании (порядке выдачи лицензии, правах и обязанностях участников лицензионного соглашения, основаниях и порядке передачи прав и их прекращения), о рациональном использовании и порядке передачи прав и их прекращения), о рациональном использовании и охране недр, о государственном регулировании отношений недропользования, о системе платежей при пользовании недрами, об ответственности за нарушения. Специальных норм, регламентирующих предпринимательскую деятельность в сфере поиска, разведки угля и руды, в этом законе нет.

В статье 1.2. Федерального закона «О недрах» добытые из недр полезные ископаемые и иные ресурсы по условиям лицензии могут находиться в федеральной государственной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, муниципальной, частной и в иных формах собственности, но при этом экономические, в том числе предпринимательские отношения, от поиска, разведки, металлургической переработки и реализации металлопродукции специальными нормами не регулируются. Необходимо отметить, что законодательный опыт регулирования рассматриваемых отношений в России есть – Устав Горный.

Существует также, пробел в правовом регулировании отношений по управлению такими специфичными объектами государственной собственности, как полезные ископаемые, в том числе уголь и руда. Как отмечает Р.Н. Салиева, в законе «О недрах» указывается, что вопросы владения, пользования и распоряжения недрами находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Федерации, однако правило совместного ведения до сих пор не получило единообразного толкования и применения. До настоящего времени в этой сфере не принят закон «Об управлении государственной собственностью». Хотя некоторые законодательные попытки регулирования отношений в области управления государственной собственностью имеются. Например. Правительством РФ принято постановление от 3 сентября 1999г. № 1024 «О Концепции управления государственным имуществом и приватизации в Российской Федерации», в котором определяются основные цели, задачи и принципы государственной политики в сфере управления государственным сектором экономики. Однако, земля, недра и другие природные ресурсы в предмет рассмотрения этой Концепции не входят47.

В отличие от дореволюционного законодательства, детально регламентирующего общественные отношения в сфере поиска, разведки, добычи и металлургической переработки угля и руды, современное российское законодательство отличается тем, что нет федерального закона, регулирующего отношения в целом в сфере использования природных ресурсов, нет и специального федерального закона о угле и руде.

Поскольку горно-металлургический сектор представляет собой хозяйственную систему, основными составными элементами которой являются взаимосвязанные этапы хозяйственной деятельности, осуществляемые субъектами в этой сфере (поиск, разведка, добыча, металлургическая переработка, реализация металлопродукции), то и законодательство, должно соответствовать хозяйственным отношениям в данной системе. Комплексно должны регулироваться отношения собственности на уголь и руду, как часть природных ресурсов, также, системно, на основе единства принципов правового регулирования необходимо урегулировать деятельность хозяйствующих субъектов на каждом этапе от поиска, разведки, металлургической переработки и реализации металлопродукции.

Действующее федеральное законодательство характеризуется тем, что хозяйственные правоотношения в горно-металлургическом секторе экономики регулируются в основном нормативными правовыми актами, имеющими общий характер. Какой-либо системы правовых актов, объединенных единством сферы, целей, принципов правового регулирования не обнаруживается, хотя в реальных хозяйственных (предпринимательских) отношениях в горно-металлургическом секторе экономики такое единство существует.

Поскольку отношения в горно-металлургическом секторе по организации и осуществлению хозяйственной деятельности отличаются от других групп отношений природопользования, входят по специфике организации и осуществления хозяйственной деятельности в горно-металлургический комплекс, целесообразно создание единой правовой базы, основанной на единых принципах и правилах использования природных ресурсов страны.

Значительный массив горно-металлургического законодательства составляют указы Президента РФ, постановления Правительства РФ. Акты федеральных органов исполнительной власти и органов власти субъектов Федерации.

В числе общих и специальных подзаконных нормативных актов, принятых на федеральном уровне, следует назвать Указ Президента РФ от 21.06.1993 № 934 «О мерах по стабилизации положения в угольной промышленности»; Указ Президента РФ от 08.05.1998 № 499 «О мерах по стабилизации социально-экономической обстановки в угледобывающих регионах»; Указ Президента РФ от 31.08.1995 «О мерах по стимулированию экспорта»; Указ Президента РФ от 31.03.2000 № 616 «О дополнительных мерах по обеспечению безопасного функционирования важнейших отраслей экономики»; Постановление Правительства РФ от 14.02.2009 № 131 «О правительственной комиссии по вопросам развития металлургического комплекса»; Постановление Правительства РФ от 14.12.2006 № 766 «О лицензировании деятельности в области обращения с ломом цветных и черных металлов и их отчуждения»; Постановление Правительства РФ от 15.12.2007 № 880 «О мерах по реализации Соглашения между Российской Федерацией и Европейским сообществом о торговле некоторыми изделиями из стали»; Приказ Минпромнауки РФ от 25.02.2004 № 55 «Об утверждении норм естественной убыли массы грузов в металлургической промышленности при перевозках железнодорожным транспортом»; Постановление Федеральной службы государственной статистики от 28.07.2006 № 43 «Об утверждении статистического инструментария для организации Минпромэнерго России статистического наблюдения за деятельностью предприятий, осуществляющих металлургическое производство, ведущих добычу и переработку твердых полезных ископаемых для металлургического производства»; Постановление Госгортехнадзора РФ от 22.05.2003 № 36 «Об утверждении «Инструкции по составлению планов ликвидации (локализации) аварий в металлургических и коксохимических производствах»; Постановление Госгортехнадзора РФ от 24.04.2003 № 15 «Об утверждении «Правил безопасности при производстве никеля, меди и кобальта»; Постановление Госгортехнадзора РФ от 24.04.2003 № 25 «Об утверждении «Правил безопасности в сталеплавильном производстве»; Постановление Госгортехнадзора РФ от 24.04.2003 № 16 «Об утверждении «Правил безопасности в литейном производстве»; Постановление Госгортехнадзора РФ от 24.04.2003 № 18 «Об утверждении «Правил безопасности в ферросплавном производстве»; Постановление Госгортехнадзора РФ от 21.06. 2002 № 35 «Об утверждении «Общих правил безопасности для металлургических и коксохимических предприятий и производств»; Постановление Госгортехнадзора РФ от 24.04.2003 № 26 «Об утверждении «Правил безопасности в доменном производстве»; Приказ Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору «Об утверждении и введении в действие положения об Управлении по надзору в горной, металлургической и нефтегазовой промышленности» от 30.12.2008 № 1062.

Подзаконных нормативных актов (без учета государственных стандартов РФ) найдено более ста. Необходимо отметить факт существования нормативных правовых актов, которые в течение длительного времени даже не были зарегистрированы и опубликованы в установленном законодательном порядке. Неопубликованные нормативно-правовые акты имеют только рекомендательный характер и не создают юридических обязанностей.

Минпромэнерго России приказом № 177 от 29 мая 2007 г. утвердило «Стратегию развития металлургической промышленности Российской Федерации на период до 2015 года», с учетом реализации судостроительной, авиационной стратегий, стратегии развития транспортного машиностроения, энергетической стратегии и другими принятыми и разрабатываемыми стратегиями. Ранее были разработаны следующие программные документы: «Комплекс мер по развитию металлургической промышленности Российской Федерации на период до 2010 года», Федеральная целевая программа «Техническое перевооружение и развитие металлургии России (1993-2000 гг.)»; Федеральная целевая программа «Развитие рудно-сырьевой базы металлургической промышленности Российской Федерации «Руда»»; Приказ Минпромэнерго РФ «О комплексе мероприятий по завершению реструктуризации угольной промышленности» от 27.07.2006 № 177.

Специальные нормативные правовые акты приняты на региональном уровне. В Свердловской области приняты: Закон «О порядке получения права пользования участками недр, распоряжение которыми относится к компетенции Свердловской области» от 27.12.2004 № 219-03; Закон «Об отходах производства и потребления» от 19.12.1997 № 77-ОЗ; Постановления Правительства: «О концепции схемы развития и размещения производительных сил Свердловской области не период до 2015 года» от 30.06.2000 №542-ПП; «О проведении геологоразведочных работ ООО «Уральская горно-металлургическая компания – I» от 24.11.2000 № 962-ПП; «О ходе технического перевооружения предприятий и организаций черной металлургии Свердловской области» от 09.06.2001 № 407-ПП; «О концепции развития горнорудных предприятий горно-металлургического комплекса Свердловской области на период до 2015 года» от 14.05.2003 № 294-ПП; «О техническом и социальном развитии в Свердловской области предприятий горно-металлургической промышленной группы «ЕвразХолдинг»» от 29.05.2006 № 442-ПП.

В Кемеровской области приняты: Закон «О разграничении полномочий между органами государственной власти Кемеровской области в сфере недропользования» от 18.01.2007 № 6-ОЗ; Закон «Об утверждении программы социально-экономического развития Кемеровской области до 2012 года» от 11.07.2008 № 75-ОЗ; Закон «О государственной поддержке инвестиционной, инновационной и производственной деятельности в Кемеровской области» от 26.11.2008 № 102-ОЗ; Постановления Правительства «О социально-экономическом развитии горнорудных предприятий ОАО «Евразруда», расположенных на территории Кемеровской области, до 2014 года» от 02.09.2004 № 184.

И.В. Ершова отмечает, что российский законодатель не воспринял концепцию правового обеспечения предпринимательской деятельности на уровне лишь подзаконных нормативных правовых актов и встал на путь формирования системы предпринимательского законодательства. На первый взгляд такой подход видится единственно правильным и вполне очевидным. Но мы не должны забывать, что на протяжении десятилетий регулирование социалистической экономики было построено на иных началах48.

Подход к регулированию предпринимательской деятельности в горно-металлургическом секторе экономики, основанный лишь на базе подзаконных нормативных правовых актов нами видится неприемлемым. Так, согласно ст. 34 Конституции РФ каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности но, как и иные права и свободы, право на свободное осуществление предпринимательской деятельности может быть ограничено. В силу ст. 55 Конституции РФ, права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Учитывая данное конституционное положение, введению любых ограничений и запретов в отношении осуществления предпринимательской деятельности, а равно иных мер государственного регулирования, которые в любой мере затрагивают конституционное право на свободу предпринимательства, возможны лишь на уровне федерального закона и в установленных Конституцией РФ случаях. Так, И. В. Ершова приходит к выводу, что формирование основ правового регулирования предпринимательства федеральными законами – решение правильное не только по существу, но и по форме49.

На наш взгляд, понимание законодательства как совокупности законов отвечает современным требованиям развития российской правовой системы. Отсутствие четкости в данном вопросе существенно затрудняет развитие горно-металлургического законодательства, которое не должно предполагать заполнение пробелов в правовом регулировании отношений в горно-металлургическом секторе экономики на подзаконном уровне.

М. Н. Марченко указывая на употребление в научной литературе понятия «закон» в «узком» и «широком» смыслах пришел к выводу, что в существовании и использовании такого рода нечеткой, весьма расплывчатой терминологии и ассоциированных с нею соответствующих понятий есть свой весьма негативный момент. Суть его заключается, прежде всего, в том, что при этом допускается неправомерное смешение законов с подзаконными актами, искусственно усложняется процесс познания законов, затрудняется их градация и классификация, снижаются возможности их дальнейшего развития и совершенствования50.

И.Ф. Казьминым и С.В. Полениной замечено: «Очевидно, что понятие «законодательство» должно отождествляться только с законами. Однако официально установить данное положение может только законодатель»51.

Значимость точного установления видов законодательства, в настоящее время представляется несомненной. По мнению И.А. Игнатьевой, уяснение понятия законодательства не только привлекает внимание ученых (с позиций развития юридической науки и права), но и во многом способно предопределить решения государственных органов52. Так, например, к непосредственному уяснению содержания понятия «законодательство» обратился Конституционный Суд Российской Федерации53.

Понятие «законодательство», а также представление о том, актами какой юридической силы должны регулироваться отношения в горно-металлургическом секторе экономики должно найти отражение в горно-металлургическом законодательстве. Для раскрытия этого понятия, важно определить в законодательных актах сферу их правового регулирования. Однако, определяя сферу правового регулирования, мы вынуждены рассматривать не только законодательные акты, но и подзаконные акты включительно.

Еще раз подчеркнем, что термин «горно-металлургический» имеет объединяющее значение для обозначения всех общественных отношений, складывающихся в сфере разведки, добычи, транспортировки угля и руды с последующей металлургической переработкой и реализацией металлопродукции. В качестве объекта систематизации горно-металлургическое законодательство, таким образом, представляет собой систему законодательства, регулирующего отношения в указанной сфере.

О значимости интеграционных процессов в системе законодательства можно также судить по тому, в какой мере его эффективность зависит от завершенности процессов формирования тех или иных законодательных массивов (комплексов)54. Действительно, подобный подход к развитию горно-металлургического законодательства приобретает преимущественное значение, поскольку он способен повысить эффективность юридических средств для достижения цели правового регулирования отношений в горно-металлургическом секторе экономики, перевести количественный показатель (увеличив количество законодательных актов по сравнению с подзаконными нормативными правовыми актами) в качественно иную плоскость.

На взгляд В.Ф. Попондопуло, в настоящее время первостепенное значение имеет не столько дифференциация законодательства (хотя это и необходимое условие его эффективности, поскольку учитываются особенности сферы правового регулирования, например энергетики), сколько его унификация. Чрезмерная дифференциация законодательства, принятие бесконечного количества специальных актов в определенной сфере правового регулирования практически всегда свидетельствует о значительном (возможно, излишнем, вредном) усилении регулирующей роли государства, его вмешательстве в ту или иную сферу жизни общества (частной жизни), сужении инициативы и самостоятельности участников рынка55.

Унификация законодательства ведет к укрупнению нормативных правовых актов (принимаемых главным образом в форме федеральных законов), упрощению структуры законодательства и тем самым – к установлению общих и стабильных требований, предъявляемых к участникам экономической жизни56.

Начало интеграции горно-металлургического законодательства может быть положено в ходе подготовки собрания такого законодательства в рамках инкорпорации, далее – при создании Свода законов Российской Федерации, в котором горно-металлургическое законодательство будет составлять самостоятельный раздел. В.С. Белых приходит к выводу, что в современных условиях развития общества итогом инкорпорации мог бы стать свод предпринимательского законодательства57. При этом необходимо учитывать, как было отмечено выше, что на сегодняшний день существуют разные точки зрения относительно термина «законодательство» и можно говорить лишь об условности наименования «Свод законов». А.С. Пиголкиным предложено пойти по пути создания нескольких официальных собраний с актами одной юридической силы в каждом58.

В связи с многообразием возможностей систематизации предпринимательского законодательства и горно-металлургического как составной части требуется специальное исследование применительно к каждой форме систематизации предпринимательского законодательства. Решение всех наиболее важных вопросов систематизации позволит перейти к формированию единой обоснованной концепции систематизации предпринимательского законодательства, системного учения о ее возможных и наиболее приемлемых формах, что составляет насущную задачу современной науки предпринимательского права.

Один из начальных вопросов, возникающих на стадии систематизации горно-металлургического законодательства, – это вопрос о том, какие именно нормативные правовые акты подлежат объединению и упорядочению. И. А. Игнатьева показывает, что выбранная форма систематизации непосредственно влияет на число, юридическую силу нормативных правовых актов59.

Таким образом, нам представляется, что понятие «законодательство» должно определяться в современном предпринимательском законодательстве, применяться только к законодательным актам данной системы и использоваться в кодифицированном акте. Данный подход возможно осуществить в процессе систематизации предпринимательского законодательства посредством инкорпорации и кодификации, которые предполагают внесение соответствующих изменений по существу правового регулирования. При разработке Предпринимательского кодекса эти выводы должны послужить основой отдельной статьи, в которой необходимо отразить термин «предпринимательское законодательство». Горно-металлургическое законодательство необходимо определить с обозначением и обоснованием выделения сферы его правового регулирования, исходя из значения законодательства, как системы законодательных актов, регулирующих отношения в горно-металлургическом секторе экономики.

Анализ общего законодательства о недропользовании и специальных нормативных правовых актов, регулирующих отношения в горно-металлургическом секторе экономики, а также сопоставление основных направлений развития горно-металлургического комплекса с фактически сложившимся правовым обеспечением указывает на необходимость разработки государственной Программы правового обеспечения предпринимательства в указанном секторе экономики, предусматривающей разработку и принятие специальных нормативных правовых актов, а также организационно-управленческие мероприятия.

Основные разделы Программы могут быть определены в соответствии с основными направлениями развития предпринимательства в горно-металлургическом секторе экономики с учетом Программы правового обеспечения предпринимательства в нефтегазовом секторе экономики60:

1. Обеспечение повышения эффективности проведения геологоразведочных работ по выявлению месторождений угля и руды в рамках реализации «Долгосрочной государственной программы изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы России на основе баланса потребления и воспроизводства минерального сырья»; обеспечение рационального природопользования.

2. Обеспечение баланса интересов государства, металлургических компаний и общественных институтов, заинтересованных в устойчивой работе комплекса.

3. Обеспечение повышения конкурентоспособности продукции, гармонизации российских и зарубежных стандартов на металлопродукцию.

4. Обеспечение активного внедрения инноваций, формирование благоприятного инвестиционного климата.

5. Обеспечение корпоратизации (выстраивания вертикально-горизонтальной структуры) внутри отрасли, усовершенствования отраслевой нормативно-методической базы.

6. Обеспечение разработки и реализации между государствами содружества взаимовыгодной политики в области геологического изучения и использования недр; интеграции в систему международных хозяйственных связей; совершенствования администрирования внешнеэкономической деятельности.

7. Обеспечение разработки пакета нормативных правовых актов, обеспечивающих гибкое (стимулирующее) налогообложение.

8. Обеспечение совершенствования нормативно-правовой базы в сфере заготовки, переработки и реализации лома и отходов черных и цветных металлов, направленное на упорядочение оборота лома черных и цветных металлов и совершенствование контроля в этой сфере деятельности.

По этим основным направлениям с целью устранения выявленных пробелов в правовом обеспечении предлагается разработать и принять нормативно-правовые акты.

 


 

1 Игнатьева И. А. Экологическое законодательство России: теория и практика систематизации. Дис. … д. ю. н. М., 2007. С. 17.

2 См.: Систематизация английских законов: консолидация против кодификации // Советское государство и право. 1986. № 2. С. 98–103; Запольский С. В. Система непрерывной кодификации законодательства в США: опыт 80-х годов // Подготовка и принятие законов в правовом государстве. М., 1998. с. 376–391.

3 Салиева Р. Н. Правовое обеспечение развития предпринимательства в нефтегазовом секторе экономики. Дис.…д. ю. н. Тюмень. 2003. С. 94.

4 Лахно П. Г. Энергетическое законодательство Российской Федерации // Нефть-газ, энергетика и законодательство. Информационно-правовое издание ТЭК России. Москва. 2001–2002 гг. С. 22–23.

5 Игнатьева И. А. Указ. соч. С. 145.

6 Круглов В. В. Правовые основы экологической политики в промышленном регионе. Екатеринбург. 2006. С. 175–176.

7 Белых В. С. Предпринимательское право в системе права России // Правоведение. 2001. № 1. С. 136.

8 Яновский А. Горное законодательство. Энциклопедический словарь, изд. Брокгаузомъ и Ефрономъ. СПб., 1893. Т. 17. С. 246.

9 Салиева Р. Н. Указ. соч. С. 96.

10 Башмаков Г. С., Каверин А. М., Краснов Н. И. Законодательство о недрах. М.: Юридическая литература, 1976. С. 11.

11 Сыродоев Н. А. Научные основы кодификации горного законодательства // Советское государство и право. 1969. № 4. С. 36–41.

12 Мухитдинов Н. Б. Горные правоотношения. Автореферат диссертации на сосискание ученой степени доктора юридических наук. Алма-Ата, 1973; Мухитдинов Н. Б. Теоретические проблемы советского горного права. Автореферат на соискание ученой степени доктора юридических наук. Алма-Ата, 1980.

13 Заславская Л. А. Законодательство о недрах // Советское государство и право. 1977. № 7. С. 63–70.

14 Клюкин Б. Д. Формирование российского горного законодательства на основе законодательства о недрах // Законодательство и экономика. 1995. № 17–18. С. 3–8.

15 Теплов О. М. Развитие законодательства о недрах в рамках горного законодательства Российской Федерации // Дело и право. 1995.№ 8. С. 27–32.

16 Курский А. Н. О концепции Горного кодекса Российской Федерации // Минеральные ресурсы России. 1966. № 5. С. 37–40.

17 Клюкин Б. Д. Законодательная база горного права РФ: современные проблемы и пути совершенствования // Экологическое право. 2002. № 3. С. 23.

18 Клюкин Б. Д. Формирование нового горного права России // Журнал российского права. 2001. № 3. С. 60–61.

19 Алексеев С. С. Общая теория права: учеб. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. С. 20.

20 Систематизация законодательства в Российской Федерации / Под ред. А. С. Пиголкина СПб., 2003. С. 30.

21 Иеринг Р. Цель в праве. Т. I. СПб., 1881. С. 312.

22 Игнатьева И. А. Указ. соч. С. 20.

23 См.: Пиголкин А. С. Проблемы систематизации законодательства Российской Федерации // Закон: создание и толкование / Под ред. А. С. Пиголкина. М., 1998. С. 56.

24 Иеринг Р. Цель в праве. Т. I. С. 308–309.

25 Белых В. С. Кодификация или консолидация предпринимательского законодательства: что делать? // Бизнес, менеджмент и право. № 3. 2006. С. 12.

26 Там же. С. 12–13.

27 Там же. С. 15.

28 Попондопуло В. Ф. Предпринимательское законодательство и проблемы его совершенствования // Бизнес, менеджмент и право. № 3. 2006. С. 22.

29 В вопросах правовой регламентации рыночных отношений ст. 71 Конституции РФ исходит из того, что гражданское, гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное законодательства относятся в целом к ведению Федерации. Однако ст. 72 Основного закона к совместному ведению также относит гражданско-правовые вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами.

30 Теоретические вопросы систематизации советского законодательства / Под ред. С.Н. Братуся, И.С. Самощенко. М., 1962. С. 181.

31 Игнатьева И.А. Указ. соч. С. 29. Подробнее см.: Теоретические вопросы систематизации советского законодательства. С. 9-21, 30; Обсуждение проблем совершенствования учета нормативных актов // ВНИИ советского законодательства: Ученые записки. М., 1966. Вып. 7. С. 198; Алексеев С.С. Общая теория права: учебник. С. 469-480; Кухарук Т.В. Систематика и систематизация законодательства // Известия вузов. Правоведение. 1993. № 5. С. 119; Клюкин Б.Д., Теплов О.М. Концепция развития горного законодательства // Правовая реформа: концепции развития российского законодательства. М., 1995. С. 157.

32 См.: Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах / Под ред. М.Н. Марчнко. Т. 2. Теория пава. М., 2000. С. 198-202; Теория государства и права: Учебник / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 2006. С. 439-444.

33 Белых В.С. Кодификация или консолидация предпринимательского законодательства: что делать? С. 16-17.

34 Обсуждение проблем совершенствования учета нормативных актов // ВНИИ советского законодательства: Ученые записки. М., 1966. Вып. 7. С. 198.

35 Кривобок В. Еще раз о систематизации законодательства // Социалистическая законность. 1990. № 1. С. 19-20.

36 Данные СПС «КонсультантПлюс».

37 Шебанов А.Ф Некоторые вопросы теории нормативных актов в связи с систематизацией советского законодательства // Советское государство и право. 1960. № 7. С. 140.

 

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право