На главную Написать письмо

 

Правовые вопросы разрешения коллизий между правами на тождественные
(сходные до степени смешения) фирменные наименования

В. В. Голофаев, доцент кафедры предпринимательского права УрГЮА, кандидат юридических наук

В России существует огромное количество юридических лиц, носящих тождественные или схожие фирменные наименования. В отдельных случаях их интересы сталкиваются и сторона, считающая свое право более приоритетным, обращается в суд с требованием запретить другому юридическому лицу использование такого же наименования. Какие правила здесь применяются?

Прежде всего, обратимся к новейшему законодательству. В п. 3 ст. 1474 части четвертой ГК РФ названы три условия, при которых не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования:

– тождественность фирменному наименованию другого юри­дического лица или сходство с ним до степени смешения;

– осуществление обоими юридическими лицами аналогичной деятельности;

– фирменное наименование второго юридического лица было включено в единый государственный реестр юридических лиц ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица.

Условия о приоритете в праве и о тождественности объекта (сходстве до степени смешения) являются традиционными для законодательства об интеллектуальной собственности. Остановимся на другом условии – осуществлении юридическими лицами аналогичной деятельности. Его включение в Гражданский кодекс продиктовано разумным стремлением законодателя допустить защиту только такого права на фирменное наименование, которое подкреплено наличием экономически обоснованного интереса не допустить существования на одном и том же рынке других субъектов предпринимательства с таким же наименованием. Другими словами, если деятельность субъектов различна, то их интересы не пересекаются, а значит, по логике законодателя, и не подлежат охране.

Действительно, в безусловном запрете на существование одинаковых фирменных наименований отсутствует практическая необходимость, поскольку подавляющее большинство одноименных организаций действуют в совершенно различных сферах бизнеса, что не создает большой опасности их смешения с другими участниками оборота. И напротив, недопустимо, когда сходные до степени смешения фирменные наименования используются теми субъектами, которые действуют в одной и той же узкой сфере бизнеса.

Вместе с тем данный подход законодателя к порядку разрешения коллизий при столкновении прав на одинаковые наименования представляется незавершенным. На наш взгляд, интересы субъектов предпринимательства не противоречат друг другу и в том случае, когда они действуют на различной территории. К примеру, вряд ли оправданно запрещать юридическому лицу, функционирующему исключительно в рамках рынка, предположим, Санкт-Петербурга, использование фирменного наименования, если другое юридическое лицо, пусть даже и осуществляющее такую же деятельность, действует в пределах Екатеринбурга. На основании п. 3 ст. 1474 ГК РФ такое запрещение в описанной ситуации вполне возможно.

Однако еще дореволюционные российские правоведы отмечали, что район действия права на фирменное наименование должен определяться не территориальными границами государства, а степенью известности фирмы. Как писал В. В. Удинцев, «если известность фирмы не выходит за пределы местного района, нецелесообразно запрещать выбор одинаково звучащей фирмы в другом торгово-промышленном районе»1. Точно так же, по замечанию Г. Ф. Шершеневича, «столкновение юридических отношений возможно лишь при столкновении экономических интересов. Не может быть нарушения фирменного права вне области известности фирмы и деятельности торгово-промышленного предприятия»2.

Таким образом, наряду с осуществлением спорящими сторонами аналогичной деятельности в Гражданском кодексе необходимо отразить и совпадение территориальных сфер деятельности.

Вместе с тем даже с учетом пред­лагаемого дополнения наличие всех указанных условий представляется недостаточным. Необходимо принимать во внимание то обстоятельство, что в таких конфликтах законодатель должен, не ограничиваясь интересами только конфликтующих сторон, следить за соблюдением публичных интересов, интересов потребителей. Ведь путаница, смешение, которые могут возникнуть вследствие столкновения одинаковых фирменных наименований, затрагивает интересы не только обладателей прав на эти обозначения.

На этом основании представляется несколько более правильной предложенная законодателем схема разрешения конфликтов между обладателями прав на одинаковые, но разнородные по природе средства индивидуализации – фирменные наименования и товарные знаки, товарные знаки и коммерческие обозначения, фирменные наименования и коммерческие обозначения. В соответствии с п. 6 ст. 1252 ГК РФ, посвященной данному вопросу, при разрешении конфликтов между обладателями прав на одинаковые разнородные средства индивидуализации одним из условий для судебного запрета является возможность введения в заблуждение потребителей и (или) контрагентов.

Представляется, что такой подход в большей степени обеспечивает разумное сочетание интересов носителей средств индивидуализации и публичных интересов, поэтому его следовало бы перенести в норму о столкновении прав на фирменные наименования. В существующей редакции нормы ст. 1274 ГК РФ и ст. 1252 ГК РФ очевидно рассогласованы: при столкновении прав на разнородные средства индивидуализации учитывается введение потребителей в заблуждение, а в случае конфликтов между носителями фирменных наименований учитывается только совпадение видов деятельности. В итоге если виды деятельности субъектов совпадают, но территориальные сферы их деятельности различаются, то по ст. 1274 ГК РФ (когда сталкиваются только фирменные наименования), судебный запрет использования наименования возможен, а по ст. 1252 ГК РФ (сталкиваются разнородные объекты) запрет невозможен, если потребители не вводятся в заблуждение. При этом каких‑либо объективных, обоснованных предпосылок для такого дифференцированного регулирования нет.

Представляется, что в рамках рассматриваемого условия на первый план в законе следует выдвинуть именно возникающий результат – введение потребителей в заблуждение, а совпадение видов деятельности и (или) территории должно рассматриваться не в качестве самостоятельного условия, а как предпосылка, причина введения потребителей в заблуждение.

Остановимся на другом условии разрешения конфликта между фирмовладельцами – тождестве фирменных наименований или их сходстве до степени смешения. По всей видимости, в Гражданском кодексе предполагается устанавливать смешение в результате одного лишь сопоставления двух обозначений. К такому толкованию нас подводит имеющаяся практика разрешения споров о незаконном использовании товарного знака.

В соответствии с п. 13 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 июля 1997 г. № 19 «Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой прав на товарный знак» если ответчик использует товарный знак, который не является тождественным товарному знаку истца, но является сходным с ним до степени смешения, то по делу должно быть установлено, какие обозначения сходны с товарным знаком истца и по каким конкретным признакам сходства сравниваемых обозначений происходит их смешение.

В то же время, на наш взгляд, смешение наименований должно устанавливаться не в результате формального их сопоставления, а путем анализа восприятия потребителями деятельности спорящих сторон. Если оказывается, что ввиду присутствия на одном рынке двух производителей со схожими наименованиями потребители испытывают затруднения в их различении, налицо «схожесть до степени смешения». Отсюда следует, что характеристика «сходство до степени смешения» является близкой по смысловой нагрузке другому используемому в Гражданском кодексе сочетанию «введение потребителей в заблуждение».

Так, справедливо с этой точки зрения Федеральный арбитражный суд Уральского округа в постановлении по конкретному делу факт смешения юридических лиц связал с тем, что их виды деятельности совпадают3. Кстати, и в п. 11 Положения о фирме, утв. постановлением ЦИК и СНК СССР от 22 июня 1927 г. (утр. силу в связи с вступлением в силу части четвертой ГК РФ), одним из условий запрещения использования другим лицом такого же наименования являлась возможность смешения наименований, возникающая именно как следствие их тождества или сходства.

Еще один аспект в данном вопросе. Полагаем, что при анализе сходства наименований должны приниматься во внимание не те части фирменного наименования, где содержатся указания на организационно-правовую форму (такое указание является формальным и не направлено на придание фирменному наименованию различительной способности), а т. н. «добавление», состоящее из различных слов и словосочетаний, придающих фирменному наименованию необходимую индивидуальность.

Однако судебная практика содержит примеры противоположного подхода. В одном из самых ранних разъяснений Высшего Арбитражного Суда РФ, посвященном столкновению фирменных наименований, проведена следующая позиция: если организационно-правовые формы сторон не совпадают, то иск о запрете фирменного наименования не подлежит удовлетворению (п. 1 письма Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 мая 1992 г. № С-13 / ОПИ-122 «Об отдельных решениях совещаний по арбитражной практике»).

Не соглашаясь с приведенной позиций суда, считаем, что потребитель воспринимает фирменное наименование именно по его индивидуализирующей части, и не фиксирует в своем сознании организационно-правовую форму юридического лица. Соответственно, обращать внимание на различие организационно-правовых форм спорящих сторон нецелесообразно – ведь оно практически не влияет на восприятие этих наименований. Поэтому судебная практика нуждается по этому вопросу в корректировке.

_____________________________________________________

1. Удинцев В. В. Русское торгово-промышленное право. СПб. 1907. С. 231.

2. Шершеневич Г. Ф. Курс торгового права. СПб. 1907. С. 193.

3. Постановление ФАС УО от 22.10.2002 г. по делу № Ф09-2622 / 02‑ГК (ООО «УРАЛ Сахар» против ООО «Урал-сахар 1»).

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право