На главную Написать письмо

 

 

К вопросу о понятии страхового права

В. С. Белых, заведующий кафедрой предпринимательского права УрГЮА, доктор юридических наук, профессор

И. В. Кривошеев, кандидат юридических наук, доцент кафедры предпринимательского права УрГЮА

Вопрос о наличии страхового права и его месте в системе права остается до сих актуальным и является предметом оживленной дискуссии. Прежде всего, отметим, что его рассмотрение сопряжено с рядом общетеоретических проблем, с которыми непосредственно сталкиваются ученые – юристы, занимающиеся исследованием данного вопроса.

Одна из них – это система права как объективное явление. Она (система) представляет собой внутреннее строение (структуру) права, отражающее объединение и дифференциацию юридических норм1. Элементами такого образования являются юридические нормы, правовые институты и отрасли права. Норма права, будучи формально-определенным правилом поведения, является первичной и конечной клеточкой системы права.

В свою очередь, институт права – это обособленная совокупность (группа) юридических норм, призванных регулировать в рамках предмета данной отрасли права определенные, обладающие относительной самостоятельностью общественные отношения2. Однако в практическом плане возникают немалые сложности при постановке вопроса: какую совокупность норм можно признать правовым институтом? В юридической науке не выработано достаточно четких критериев для признания в качестве правового института той или иной группы норм права. Поэтому часто ученые и практические работники злоупотребляют этим термином и механически, без необходимой аргументации применяют его к любому правовому явлению. Например, в гражданском праве к числу правовых институтов обычно относят общую часть, право собственности, обязательственное право и др. C другой стороны, в литературе институтами признаются отдельные виды гражданско-правовых договоров (купли-продажи, поставки, подряда, страхования и т. д.).

Возникает парадоксальная картина: понятие «институт гражданского права» охватывает и обязательственное право, и договорное право, и договор страхования. Некоторые ученые выход из этой ситуации пытаются найти путем ввода в научный оборот таких терминов как «подотрасль права» и «субинститут права»3. На наш взгляд, данный подход представляется интересным и заслуживает внимания. Это, во-первых.

Во-вторых, как видно, даже невооруженным взглядом, при формировании структурных подразделений системы права велика роль субъективного фактора. При этом мы не принижаем значения предмета регулируемых общественных отношений.

Ситуация с категорией «правовой институт» еще больше осложняется, если в обособленную группу юридических норм входят правила о юридических лицах, праве собственности, гражданско-правовых договорах. Здесь уже нет однородных отношений, а потому вряд ли можно говорить о правильном применении термина «институт права».

C названных позиций страховое право (равно и банковское, биржевое, валютное, инвестиционное) является неким правовым образованием, призванным регулировать разнородные общественные отношения. В орбиту правового регулирования вовлечены и отдельные институты гражданского права, а также правовые институты и юридические нормы других отраслей права (государственного, административного, финансового и др.). В итоге страховое право – это комплексное образование (подотрасль), сочетающее нормы публичного и частного права. Оно (право) является составной частью предпринимательского права.

Как комплексное образование страховое право не имеет собственного предмета и метода правового регулирования в их традиционном понимании. Оно формируется и развивается на стыке публичного и частного права4. Публичные начала в страховом праве особо проявляются в сфере обязательного страхования, чему будет посвящен специальный параграф данной работы. Однако «элементы» публичного можно обнаружить на стадиях государственной регистрации и лицензирования деятельности страховых организаций, обеспечения финансовой устойчивости страховщиков, государственного надзора за страховой деятельности, а также в таких основных институтах гражданского права как юридические лица, договор, собственность.

Проиллюстрируем сказанное на примере использования категории юридического лица. В Гражданском Кодексе РФ (ст. 48) дается традиционное определение понятия юридического лица, которое (с учетом такого критерия как коммерческая направленность) подразделяется на коммерческие и некоммерческие организации. Вместе с тем в ГК РФ отсутствует деление юридических лиц на публичные и частные, хотя указанная классификация имеет и теоретическое, и практическое значение. Скажем, статус публичного юридического лица требует специального нормативно-правового закрепления (например, Закон РФ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России»)5.

В. И. Серебровский один из первых обратил внимание на то, что по своей организации страхование (правда, на Западе) делится на два основных вида: частное и публичное. К формам публичного страхования относятся государственное и общественное, а к формам частного страхования – единичные предприниматели, акционерные страховые общества, общества взаимного страхования, общества смешанного типа6. В то же время, названный ученый считал недопустимым отожествлять страхование публичное со страхованием обязательным, а страхование частное со страхованием добровольным.

Теперь обратимся к истории страхового права. В советский период (где-то в 20-е годы) проблема страхового права была глубоко исследована Е. Меном7. Он считал, что разноотраслевые нормы, регулирующие соответствующие отношения в сфере страхования, не укладываются ни в одну из отраслей публичного и частного права. По мнению ученого, эта группа норм, регламентирующих страховую деятельность, должна быть отнесена к самостоятельной отрасли права.

С точки зрения С. А. Рыбникова, обязательное страхование, проявляясь в виде определенной публично-правовой повинности, есть институт публичного права8. Нетрудно догадаться о юридической природе добровольного вида страхования. В. К. Райхер обосновал наличие страхового права в качестве комплексной отрасли9. Сущность данного подхода состояла в следующем. В процессе регулирования конкретных общественных отношений, в частности страховой охраны производительных сил общества и материального благосостояния граждан, последние (отношения) остаются одновременно самостоятельными элементами различных отраслей. Образуемая при этом отрасль, как считает В. К. Райхер, обладает единством, объединенным на основе самостоятельно существующего предмета правового регулирования.

В. И. Серебровский представляет страховое право в виде правовой дисциплины, не имеющей самостоятельного характера10. Учитывая, что значительное количество норм страхового права выражают гражданско-правовую природу, то, по мнению ученого, главную роль в системе страхового права играют именно нормы гражданского (торгового) права. Однако, как считает В. И. Серебровский, нельзя страховое право рассматривать лишь частью гражданского или торгового права. Помимо норм гражданского права отношения по страхованию регулируются и нормами других отраслей права.

Из сказанного можно сделать вывод, что известный исследователь советского страхования рассматривает страховое право как комплексное образование, хотя при этом он не использует соответствующее словосочетание.

Идея основных и комплексных отраслей понравилась и получила дальнейшее развитие в трудах О. C. Иоффе, М. Д. Шаргородского, Ю. К. Толстого и др. Так, C. C. Алексеев, проводя разграничение между «гражданским хозяйственным правом» и «административным хозяйственным правом», выделяет хозяйственное право как вторичную структуру в системе права. Он считает, что «содержание комплексной отрасли складывается из специальных норм, обладающих предметным и известным юридическим единством. Но каждая из этих норм имеет главную «прописку» в той или иной основной отрасли…»11.

Спорным является вопрос о критериях отнесения того или иного нормативного массива (образования) к категории – «комплексная отрасль права». Развернутые признаки комплексных отраслей содержатся в работах проф. Ю. К. Толстого12. В частности, он видит следующие признаки, позволяющие разграничивать основные и комплексные отрасли. Если основные отрасли обладают предметным единством, то комплексные – нет. Во-вторых, основные отрасли не должны включать нормы других отраслей права. И, наоборот, комплексные отрасли гармонично сочетают нормы различных отраслей права. В-третьих, основные отрасли имеют специфический метод правового регулирования общественных отношений. У комплексных отраслей такой метод отсутствует.

О. А. Красавчиков, критикуя теорию комплексных отраслей, считает, что Ю. К. Толстой необоснованно употребляет термин «отрасль» к явлению, которое таковым не является13. Двузначность термина «отрасль» создает неправильные представления, своего рода иллюзии о том, что, хотя комплексная отрасль и не является основной (самостоятельной), тем не менее все-таки это – отрасль, хотя и комплексная. По мнению ученого, этот недостаток концепции комплексных отраслей был подмечен уже в первой половине шестидесятых годов.

На некоторую непоследовательность в научной позиции Ю. К. Толстого было обращено внимание и в специальной литературе по страховому праву. Как справедливо утверждает М. Я. Шиминова, для страхового права определяющее предметное единство состоит в том, что оно объединяет, регулирует общественные отношения, возникающие в процессе мобилизации, распределения и использования страхового фонда в целях осуществления страховой защиты производственных сил общества14.

На позиции отрицания страхования в качестве комплексной отрасли стоит В. Н. Яковлев. Он считает, что совокупность разнородных норм по страхованию не может именоваться отраслью страхового права, хотя бы с эпитетом «комплексная», поскольку не обладает свойством самостоятельности, присущим отраслям. По мнению автора, страхование – это даже не комплексный правовой институт, так как они (отношения) не представляют собой прочную общность. Поэтому В. Н. Яковлев относит данную совокупность юридических норм к комплексному институту страхового законодательства15.

Ряд ученых рассматривает страхование (в смысле страхового права) как гражданско-правовой институт. Например, О. А. Красавчиков дает следующее определение страхованию: «… это гражданско-правовой институт, состоящий из комплекса правовых норм, регулирующих имущественные и личные неимущественные отношения, возникающие при создании и использовании страхового фонда»16.

С гражданско-правовых позиций рассматривают страховое право К. А. Граве и Л. А. Лунц. Отношения, возникающие по поводу добровольного и обязательного страхования, регулируются страховым правом как отраслью гражданского права17. Как видно, у этой точки зрения обнаруживается внутреннее противоречие, поскольку и составная часть (страховое право), и целое (гражданское право) объявляются отраслью советского права.

Итак, страховое право, еще раз повторим, является комплексным образованием (лучше, чем комплексная отрасль), сочетающим публично-правовые и частно-правовые начала18. Оно (право) обладает предметным единством – это общественные (экономические) отношения по страховой охране имущественных интересов физических и юридических лиц.

Пока можно лишь предполагать о возможностях становления и развития в обозримом будущем страхового права как самостоятельной отрасли права. Сейчас же наблюдается процесс накопления некоторых «компонентов» формирующейся отрасли права.

______________________________

1. Теория государства и права: Учебник/Отв. ред. Корельский В. М., Перевалов В. Д. Екатеринбург: Изд-во Уральской государственной юридической академии, 1996. C. 316–317.

2. Якушев В. C. О понятии правового института//Правоведение. 1970. № 6. C. 67.

3. Егоров Н. Д. выделяет внутри гражданского права пять подотраслей: право собственности и другие вещные права; обязательственное право; личные неимущественные права; право на результаты творческой деятельности; наследственное право. В свою очередь, подотрасль обязательственного права состоит из двух правовых институтов: договорные и внедоговорные обязательства (Гражданское право. Часть I. Учебник/Под ред. Ю. К. Толстого, А. П. Сергеева. М.: Изд-во ТЕИС, 1996. C. 21–23).

4. См.: Белых В. C. Теория хозяйственного права в условиях становления и развития рыночных отношений в России//Государство и право. 1995. № 11. C. 57.

5. Белых В. C., Скуратовский М. И. Гражданский кодекс и банковское законодательство//Хозяйство и право. 1997. № 4. C. 62–63.

6. Серебровский В. И. Избранные труды. М.: Статут (в серии «Классика российской цивилистики». 1997. C. 300–301.

7. Мен Е. Юридическая природа страхового договора по законодательству РСФСР//Вестник государственного страхования. 1923. № 7. C. 9–10.

8. Рыбников С. А. Юридическая природа взаимоотношений сторон в обязательном страховании//Вестник государственного страхования. № 11–12. C. 31.

9. Райхер В. К. Общественно-исторические типы страхования. М., 1947. C. 189.

10. Серебровский В. И. Избранные труды. C. 278–279.

11. Алексеев С. C. Структура советского права. М.: Юрид. лит., 1975. C. 185, 193.

12. Толстой Ю. К. О теоретических основах кодификации гражданского законодательства//Правоведение. 1957. № 1. C. 45; Он же. Кодификация гражданского законодательства в СССР (1961–1965). Автореф.… докт. юрид. наук. Л., 1970. C. 12.

13. Хозяйственное право/Отв. ред. Грибанов В. П., Красавчиков О. А. М.: Юрид. лит., 1977. C. 21.

14. Шиминова М. Я. Государственное страхование в СССР. М.: Наука, 1987. C. 54; Она же. Основы страхового права России. М.: АНКИЛ, 1993. C. 11.

15. Яковлев В. Н. Страховые правоотношения в сельском хозяйстве. Кишинев, 1973. C. 152–157.

16. Советское гражданское право: Учебник. Том 2/Под ред. Красавчиков О. А. М., 1985. C. 267.

17. Граве К. А., Лунц Л. А. Страхование. C. 25.

18. Худяков А. И. определяет страховое право как комплексный правовой институт (см.: Худяков А. И. Страховое право. СПб., 2004. С. 201, 218).

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право