На главную Написать письмо

 

 

ФПГ – частно-правовая форма организации предпринимательской деятельности

О. А. Герасимов, директор филиала кафедры предпринимательского права УрГЮА в ОАО «НТМК», заместитель директора ОАО «НТМК» по правовым вопросам

Изменения в социально-экономической системе российского государства, привели к образованию в ее структуре качественно новых элементов, одними из которых являются холдинги и финансово-промышленные группы (ФПГ). По сути дела, и те и другие относятся к категории предпринимательских (хозяйственных) суперобъединений1. На наш взгляд, в России и ранее существовали структуры в промышленности и экономике, близкие к правовому статусу холдингам и ФПГ. В течение многих десятилетий в нашей стране функционировали производственные объединения2, близкие по статусу к холдингам, а промышленные объединения, представляя собой хозяйственные системы, близки по статусу к ФПГ. Это сходство объясняется мировой тенденцией концентрации производства, в целях его эффективности.

По справедливому замечанию К. Маркса, «мир до сих пор оставался бы без железных дорог, если бы приходилось дожидаться, пока накопление не доведет некоторые отдельные капиталы до таких размеров, что они могли бы справиться с постройкой железной дороги. Напротив, централизация посредством акционерных обществ осуществила это в один миг»3. Не менее важную роль в социально-экономическом развитии человечества сыграли холдинги и ФПГ.

В. И. Ленин всегда требовал не забывать основной исторической связи, смотреть на каждое явление с точки зрения того, как оно возникло, какие этапы прошло в своем развитии, чем оно стало теперь4. Только на этой базе можно дальше развивать законодательство, регулирующее предпринимательскую (хозяйственную) деятельность.

Правовая доктрина и гражданское законодательство признают в качестве правовой формы организации предпринимательской (хозяйственной) деятельности – юридическое лицо. Современное внимание к юридическому лицу вызвано, главным образом, потребностями существующей практики в нашей стране и особенно перспективами развития экономики5.

Е. А. Суханов6 отмечает, что конструкция юридического лица – весьма эффективный правовой способ организации хозяйственной деятельности. Юридически самостоятельные, имущественно обособленные организации составляют одну из основных групп участников развитого товарного оборота. Вместе с тем их появление, функционирование и развитие определяются господствующим в экономике типом хозяйственного механизма, т. е. принятой системой регуляторов (управления) экономической деятельностью – рыночной, планово-централизованной, смешанной (переходной). В зависимости от этого расширяется или сужается сеть юридических лиц, появляются или исчезают те или иные их разновидности7.

Главным и определяющим видом хозяйственного подразделения при прежней общественно-экономической формации было государственное производственное предприятие. В Положении о предприятии закреплена типовая модель структуры, которая является основой построения и функционирования как внутреннего хозяйственного механизма, так и в определенной степени внешних связей. Основной вид структурного подразделения в области производственной деятельности – цех (производство, хозяйство и др.), а в управленческой отдел (служба)8. Директор (начальник, управляющий), действуя на основе устава, выполняет в структуре предприятия как юридического лица функции органа. В рамках предприятия имело место единичное разделение труда, и внутрихозяйстенные связи между структурными подразделениями представляют собой вид (элемент) непосредственной производственно-хозяйственной деятельности. В. С. Якушев9 отмечает, что управленческо-производственные отношения здесь строятся как прямые связи между управленческим звеном и подразделением-исполнителем.

Иная, более сложная и более высокого уровня, система связей складывалась в производственных объединениях (комбинатах). Она определялась их внутренней структурой, а юридическое содержание связей – правовым статусом этих подразделений, отражающим их экономические и социальные функции.

Производственное объединение – структурно более сложное в сравнении с унитарным предприятием подразделение. Его организационный уровень в сравнении с предприятием более высок. Необходимо отметить, что усложнение внутренней структуры, переход к объединениям как к более высоким формам не должен ослаблять их организационное единство, организационную обособленность как важнейшее правовое свойство объединения со статусом юридического лица.

Признак организационного единства в Положении об объединении был выражен указанием на то, что объединение представляет собой единый производственно-хозяйственный комплекс. Основным и характерным для производственного объединения видом внутреннего подразделения признавалась производственная (структурная) единица.

Лишение юридической самостоятельности предприятий и включение их в объединения на положении единиц приводило к глубокому изменению экономических отношений: экономическая связь предприятия и государства в форме оперативного управления прекращалась, предприятие переставало признаваться государством первичным: звеном. Эту роль принимало на себя объединение, и именно с ним устанавливалось отношение оперативного управления и складывающиеся на его основе планово-управленческие, финансовые, ревизионно-контрольные и другие отношения.

Таким образом, создание объединений с производственными единицами значительно усложнило структуру первичного звена и его внутрихозяйственных связей, но экономико-правовой характер этих связей сохранился.

Цель перехода к производственным объединениям в том и состояла, чтобы, используя новую структуру, сконцентрировать материальные, финансовые, трудовые и творческие ресурсы, создать достаточно мощный производственный потенциал, сохранив вместе с тем в них систему отношений, присущих первичному звену экономики. Внутрихозяйственные связи с участием единиц не становились товарно-денежными, они, как и на предприятии, отражали лишь единичное, а не частичное разделение труда. Конструкция юридического лица, но с новой, более сложной организационной структурой оказывается тем гражданско-правовым средством, которое используется Советским государством в процессе концентрации производства10.

В литературе того времени довольно широкое распространение получило мнение о том, что в экономике происходит процесс усложнения всей системы отношения общественного производства. И это действительно так. Происходило усложнение структуры народного хозяйства, усложнение хозяйственных связей, методов руководства. Простое увеличение количества цехов, отделов, служб на предприятии меняло его размеры, делало его крупным, но предприятие оставалось предприятием.

Отступление от нормативно закрепленной в Положении об объединении (комбинате) модели структуры объединения, и включение в его состав самостоятельных предприятий, по существу, представляло собой открытое отступление от вводимой в народное хозяйство трех- или двухзвенной системы управления.

Признавая складывающуюся хозяйственную практику организации смешанных объединений не основанной на законе, следует в то же время отметить, что советское законодательство не полностью удовлетворяло ее интересы.

Широкое участие различных юридических лиц в гражданско-правовых отношениях требует специального научного обоснования категории юридического лица, раскрывающего ее сущность, содержание и возможности применения. Объяснениям данной цивилистической конструкции посвящены различные теории, многие из которых уже весьма давно известны в гражданско-правовой науке.

С. Н. Братусь говорил о том, что разнообразие взглядов о юридическом лице создает впечатление о его непознаваемости11.

Н. Н. Пахомова пишет, выражаясь словами Ю. К. Толстого, уже «необходимо отказаться от попытки вывести какую-либо универсальную формулу, пригодную на все случаи жизни»12, а пользоваться методом комплексного исследования юридического лица, принимая ту или иную его характеристику в качестве основной, в зависимости от «призмы», через которую рассматривается эта сложная категория13. Структурный анализ конструкции юридического лица имеет важное значение для определения путей его дальнейшего развития.

Думается, что следует согласится с венгерским правоведом Т. Шаркези, что право нуждается в построении «рабочей» конструкции правосубъектности организаций, т. е. такой, которая может применяться в настоящее время и в будущем для решения практических проблем14.

Будучи гражданско-правовым средством, юридическое лицо используется в качестве правового оформления создаваемой организации с целью придания ей необходимой самостоятельности и обеспечения участия в правовых отношениях. Это способ фиксации социального образования как субъекта права. Иначе говоря, юридическое лицо – это правовой, а точнее гражданско-правовой образ деятельности конкретного социального образования15.

С. Н. Братусь отмечал, что государство всегда решало и решает вопрос о том, при каких условиях степень обособленности тех или иных общих интересов, выражающих отношения людей, является обоснованием для признания за тем или иным общественным образованием (организацией) возможности быть самостоятельным носителем прав и обязанностей16.

Развитие предпринимательской деятельности в России в частном секторе экономики достигло того уровня, когда организационная структура компаний не умещается в рамках одного юридического лица. Практически все исследования интеграционных процессов приводят к выводу о том, что «корпоративная Россия находится на пороге нового этапа, формируется новое поколение корпоративных структур»17.

Социальное значение ФПГ – в том, что производственно-финансовый комплекс, получая статус ФПГ, начинает функционировать в экономическом обороте как единое целое, как единый субъект. Н. Н. Пахомова18 отмечает, что единство же субъекта не может быть создано ни через объединение имущества, ни через объединение деятельности. Единство субъекта – абстрактная категория, особый статус, который может возникнуть лишь через признание такого «единого» субъекта другими субъектами и всем обществом. Следовательно, ФПГ – порождение публичного порядка. Она появляется в результате публичного признания, исходя из того, что социальные функции ФПГ реализуются в обществе.

Российский законодатель формулирует признаки, необходимые и достаточные для придания объединению статуса субъекта права. В законе фиксируется «грань», отделяющая субъект оборота от субъекта права (законодатель не допускает подвижности этой «грани», закрепляя закрытый перечень коммерческих юридических лиц). В. С. Якушев19 отмечает, что юридическая личность – это граница для внутрихозяйственной и внешнехозяйственной деятельности субъектов оборота.

Однако в литературе все чаще высказывается мнение, что статус самостоятельного субъекта права должны иметь не только юридические лица. Так Д. В. Винницкий20 полагает, что должны быть усовершенствованы положения законодательства, регулирующие налоговую правосубъектность организаций, путем введения понятия «консолидированная группа налогоплательщиков».

И. Шиткина21 пишет, что холдинги обладают частичной правосубъектностью в антимонопольном законодательстве как группа лиц, признанная единым хозяйствующим субъектом.

В. С. Белых22, М. Л. Скуратовский приходят к выводу, что субъектами права, в том числе гражданского, могут быть образования, не обладающие признаками юридического лица.

К «неправосубъектным образованиям», с точки зрения теории гражданского права, относятся финансово-промышленные группы и холдинги. Так в силу ст. 2 Федерального закона от 30 ноября 1995 г. № 190-ФЗ «О финансово-промышленных группах» ФПГ не является юридическим лицом и не может рассматриваться в качестве объединения юридических лиц. Юридическими лицами являются участники ФПГ, а также центральная компания ФПГ, образованная всеми ее участниками (ст. 11 Закона о ФПГ).

ГК РФ – экономическая конституция23, не содержит каких-либо положений, регулирующих статус ФПГ. С позиции ГК (ст. 121) коммерческие и некоммерческие организации могут добровольно объединяться в ассоциации (союзы) этих организаций. Причем ассоциации (союзы) являются некоммерческими организациями со статусом юридического лица. Сравнивая данное определение объединений с соответствующим определением в уже недействующем Законе «О предприятиях и предпринимательской деятельности» (ст. 13), то следует отметить, что оно явно в пользу последнего, хотя, так же и в ГК, носит слишком обобщающий характер. В этом законе допускалось создание объединений как в форме союзов, ассоциаций, концернов, так и в форме межотраслевых, региональных и других объединений. В данном случае под это определение как раз и подпадали холдинги и ФПГ.

А. Е. Пилецкий пишет, что можно было бы оправдать отсутствие в ГК определение статуса ФПГ и холдингов тем, что в кодифицированном акте невозможно предусмотреть все виды создаваемых или, тем более, тех объединений, которые когда-либо могут быть созданы. То, что названные виды хозяйственных объединений являются хозяйствующими субъектами нет никаких сомнений24.

Закон о ФПГ различает регистрацию финансово-промышленной группы и ее центральной компании. Порядок регистрации ФПГ (глава 2 Закона о ФПГ) содержит новые нормы. ГК в части регистрации юридических лиц не распространяется на регистрацию ФПГ. В Законе дан перечень документов, необходимых для государственной регистрации ФПГ (заявка на создание ФПГ, договор о создании ФПГ, организационный проект и др.). Государственная регистрация подтверждается выдачей свидетельства установленного образца и включением в госреестр ФПГ. По этой причине ряд ученых считают, что ФПГ не вписываются в действующую систему юридических лиц.

В любой стране с развитой государственной социально-экономической системой государственный аппарат принимает непосредственное участие в регулировании предпринимательских отношений. Наиболее отчетливо это проявляется через «вертикаль» отношений: государство – холдинг и ФПГ. Кроме того государство посредством антимонопольного законодательства, где преобладающими являются императивные нормы, жестко регламентирует порядок создания этих объединений и их деятельность на товарных рынках.

Необходимость четкого законодательного определения холдингов и ФПГ в качестве субъектов предпринимательской деятельности диктуется в настоящее время и тем, что данные объединения в период совершенствования рыночных отношений играют важную положительную роль, позволяя решить проблему сохранения десятилетиями формировавшихся крупных производственных комплексов, включающих в себя предприятия с тесной кооперационной и технологической зависимостью.

В. С. Белых25 высказывает точку зрения, что понятие «объединение» необходимо использовать не только в контексте с юридическими лицами, тем самым ограничиваясь пределами действия ст. 121 ГК РФ. «Объединение» – это родовое понятие, охватывающее как непредпринимательские, так и предпринимательские образования. Объединение может быть юридическим лицом, а может и не быть таковым. Будучи юридическим лицом, объединение выступает в качестве субъекта права. ГК РФ (ст. 121) называет два вида непредпринимательских объединений: ассоциации и союзы. Вместе с тем действующее законодательство знает также предпринимательские объединения (ФПГ, холдинги, страховые пулы и др.). Следует внести изменения в ГК РФ, предусмотрев в нем общие положения о предпринимательских объединениях. Внести дополнение в соответствующий закон о ФПГ в виде раздела, регламентирующего правовой статус холдинга. В целом целесообразно разработать и принять закон о предпринимательских объединениях, куда поместить правила общего порядка и нормы отдельных видов объединений. Формирование монопольных структур, таких как ФПГ, должно обязательно соответствовать антимонопольному законодательству и, в частности, Государственной программе демонополизации экономики и развития конкуренции на рынках РФ.

Формирование ФПГ на базе производственных объединений имеет как положительную, так и отрицательную стороны. Положительная сторона – сохранение производственно-технологических комплексов, включающих в себя предприятия с тесной кооперационной и технологической зависимостью. Отрицательная сторона – сохранение в рамках государственных холдингов ведомственно-отраслевых структур, где остаются прежними стиль и методы управления, принципы функционирования, приводящие, в конечном итоге, к монопольному положению данных структур в экономике.

______________________________________

1. Пилецкий А. Е. Теоретические проблемы правового статуса предприятия в социально-экономической системе государства. 2001. С. 137.

2. Положение о производственном объединение (комбинате). Утверждено постановлением Совета Министров СССР от 27 марта 1974 г. № 212 // СП СССР. 1974. № 8. С. 39.; Положение о научно-производственном объединении. Утв. пост. Сов. Мин. СССР от 30 декабря 1975 г. // СП СССР. 1976. № 2. С. 13.

3. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С.642.

4. Ленин В. И. О государстве. // Полн. собр. соч. Т. 39. С. 67.

5. Якушев В. С. Институт юридического лица в теории, законодательстве и на практике. // Антология уральской цивилистики. М. 2001. С. 390.

6. Гражданское право: Учебник. 3-е изд./Под. ред. Е. А. Суханова. С. 223.

7. Там же. С. 224.

8. Якушев В. С. Институт юридического лица в теории, законодательстве и на практике. // Антология уральской цивилистики. М. 2001. С. 395.

9. Там же. С. 396.

10. Институт юридического лица в теории, законодательстве и на практике. // Антология уральской цивилистики. М. 2001. С. 397.

11. Братусь С. Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 172–173.

12. Толстой Ю. К. К разработке теории юридического лица на современном этапе. С. 92–93.

13. Пахомова Н. Н. Основы теории корпоративных отношений (правовой аспект). Е. 2004. С. 100.

14. Самэл. К. К пересмотру понятия правосубъектности. // Общественные науки за рубежом. Сер. 4. Государство и право. 1985. № 5. С. 74.

15. Якушев В. С. Институт юридического лица в теории, законодательстве и на практике. // Антология уральской цивилистики. М. 2001. С. 391.

16. Братусь С. Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 45.

17. Горбунов А. Дочерние компании.

18. Пахомова Н. Н. Основы теории корпоративных отношений (правовой аспект). Е. 2004. С. 40.

19. Якушев В. С. Юридическая личность государственного производственного предприятия. С. 150–159.

20. Винницкий Д. В. Корпоративные объединения со сложной структурой: понятие и особенности налогообложения. // Бизнес, Менеджмент и Право. 2003. № 3. С. 78.

21. Шиткина И. Закон о холдингах: каким ему быть. // Хозяйство и право. 2000. № 11.

22. Белых В. С., Скуратовский М. Л. Гражданский кодекс России: новая модель регулирования и судебная практика//Государство и право. 2001. № 8. С. 7.

23. Алексеев С. С. Частное право – не частный вопрос. // Экономика и жизнь. 1994. № 45. С. 15; Маковский А. Есть Кодекс?! // Экономика и жизнь. 1996. № 1. С. 397; Барьеры на пути ведомственного нормотворчества. // Экономика и жизнь. 1996. № 13. С. 14.

24. Пилецкий А. Е. Теоретические проблемы правового статуса предприятия в социально-экономической системе государства. 2001. С. 139.

25. Белых В. С. Субъекты предпринимательской деятельности. // Правовое положение субъектов предпринимательской деятельности / Отв. ред. В. С. Белых. Екатеринбург, 2002. С. 31.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право