На главную Написать письмо

 

Социальное партнерство как фактор повышения конкурентоспособности предпринимательских объединений

О. А. Герасимов, кандидат юридических наук, заместитель директора ОАО «НТМК» по правовым вопросам


Согласно практически единодушному мнению ученых-юристов, да и не только их, по мере поступательного развития мировой экономики и мировой цивилизации роль предпринимательских объединений (финансово-промышленных групп, холдингов и др.) не только как экономического, но и политического и социального института неуклонно возрастает. В связи с чем традиционный блок факторов, определяющих характер источника конкурентного преимущества предпринимательского объединения (снижение себестоимости, дифференцация продукции, сегментирование рынка и немедленное реагирование на его потребности, внедрение инновационных технологий), целесообразно дополнить еще одним – социальное партнерство. В трудовом праве России регламентация социального партнерства впервые была связана с принятием Указа Президента РФ от 15 ноября 1991 г. «О социальном партнерстве и разрешении трудовых споров (конфликтов)». В дальнейшем эта регламентация развивалась в ряде законов и других нормативных правовых актах. В ст. 23 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ) дано определение понятия социального партнерства как системы взаимоотношений между работниками (представителями работников), работодателями (представителями работодателей), органами государственной власти, органами местного самоуправления, направленной на обеспечение согласования интересов работников и работодателей по вопросам регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений.

Из содержания ст. 23 ТК РФ вытекает, что главное в понятии социального партнерства – обеспечение баланса интересов публичных, частных и наемных работников по вопросам регулирования трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений. По мнению С. С. Бабаевой1, социальное партнерство в сфере труда определяется как тип социальной связи между участниками общественных отношений в сфере труда, который может иметь различные правовые контуры на том или ином этапе развития общества.

Следует отметить, что понятие публичных интересов, впрочем, как и частного, не имеет однозначного определения. Ульпиан считал, что публичными являются интересы римского государства. Г. Ф. Шершеневич под публичными интересами понимал интересы общественные2. Сходным образом публичные интересы определяет В. Ф. Яковлев3. Таким образом, под носителем публичного интереса перечисленные авторы понимают либо само государство, либо все общество. Современная теория права не позволяет рассматривать общество и государство в отдельности, игнорировать их постоянную взаимосвязь и определяющее влияние друг на друга. По мнению Ю. А. Тихомирова4, публичные интересы – это общие интересы, своего рода усреднение личных, групповых интересов. Это общественные интересы, без удовлетворения которых невозможно, с одной стороны, реализовать частные интересы, с другой – обеспечить целостность, устойчивость и нормальное развитие организаций, государств, наций, социальных слоев, наконец общества в целом. Это – официально признанные интересы, имеющие поддержку государства и правовую защиту. В результате Ю. А. Тихомиров приходит к выводу, что публичный интерес есть признанный государством и обеспеченный правом интерес социальной общности, удовлетворение которого служит условием и гарантией ее существования и развития.

Существенной особенностью публичных интересов является их внешнее проявление в виде правовых норм, реализация и защита которых обеспечивается принудительной силой государства.

В современных экономических, политических и социальных условиях, на наш взгляд, необходимо сосредоточить усилия на теоретическом изучении такого источника права, как нормативно-правовой договор. В отечественной правовой теории и юридической практике нормативно-правовые договоры ассоциируются прежде всего с такими отраслями права, как конституционное, административное и трудовое право соответственно с учетом особенностей каждой из этих отраслей, и дается их определение.

В качестве примера такого фактора конкурентного преимущества, как социальное партнерство, можно сослаться на определение таких нормативно-правовых договоров, как коллективный договор и соглашение. С учетом специфики трудового права, в пределах которого они возникают, коллективный договор в законодательном порядке определяется и закрепляется как «правовой акт, регулирующий социально-трудовые отношения в организации и заключаемый работниками и работодателем в лице их представителей»5.

Соглашение определяется в законодательном порядке как «правовой акт, устанавливающий общие принципы регулирования социально-трудовых отношений и связанных с ними экономических отношений, заключаемых между полномочными представителями работников и работодателей на федеральном, региональном, отраслевом (межотраслевом) и территориальных уровнях в пределах их компетенции»6.

Вырабатывая определение понятия нормативно-правового договора на отраслевом уровне, некоторые исследователи «договорной» материи пытаются также сформулировать аналогичное определение и на общетеоретическом уровне. Нормативно-правовой договор при этом представляется как «основанное на равенстве сторон и общности интересов соглашение (результат волесогласования либо волеслияния), содержащее в себе нормы права общего характера, направленное на достижение желаемого сторонами (как правило, правотворческими субъектами) результата»7.

В предлагаемом определении понятия нормативно-правового договора, где говорится о его сторонах – «как правило, правотворческих субъектах», в частности, не учитывается тот факт, что в коллективных договорах, равно как и в соглашениях по вопросам труда и заработной платы стороны далеко не всегда обладают правотворческими полномочиями.

В отличие от частноправовых, индивидуальных договоров нормативно-правовой договор может содержать в себе не только нормы, но и принципы права. Причем сочетание их в том или ином договоре может быть самым различным. Например, в таком договорном акте, как коллективный договор, где содержатся не только общие, исходные положения, но и закрепляются права и обязанности сторон, нормы права органически сочетаются с принципами права.

Иначе обстоит дело с юридическим содержанием соглашений, предусмотренных Трудовым кодексом РФ. По мнению М. Н. Марченко8, данный договорный акт а priori провозглашается не только правовым, но и устанавливающим общие принципы социально-трудовых отношений и связанных с ними экономических отношений.

В соответствии со своей юридической природой и характером нормативно-правовой договор является (в отличие от других договорных актов) актом правотворчества, а не актом правоприменения. Не может он быть, равно как и любой иной договор, также актом толкования.

Для создания такого института, как нормативно-правовой договор, равно как и любого иного нормативного акта, кроме правообразующих воли и цели, необходима также правообразующая способность, т. е. способность выступать в качестве субъекта правотворческого процесса, быть субъектом правотворчества.

Для возникновения правообразующей способности у сторон-субъектов правотворческого процесса необходимы особые, вполне определенные социальные, экономические, а нередко и политические условия.

С точки зрения естественного права для возникновения правообразующей способности у физического или юридического лица необходимо, условно говоря, «соизволение» общества, проявляющегося в виде сложившихся обычаев, традиций, «этических императивов» и проч., а с точки зрения позитивного права – предварительная или последующая санкция государства9.

В качестве примера можно сослаться на коллективный договор и соглашение, заключаемые между представителями работодателя и работников. Сами по себе данные субъекты трудовых отношений, равно как и их представители не обладают правотворческой способностью. Они наделяются ими в силу принятия такого нормативно-правового акта, как Трудовой кодекс РФ, который напрямую объявляет коллективный договор и соглашение не иначе как «правовыми актами», а следовательно, их стороны – правотворцами.

Расширение сферы применения правовых договоров, равно как и усиление процесса договорного правотворчества в теоретическом и практическом плане означает известное ограничение государственной монополии в сфере национального правотворчества и включение в этот процесс ряда других, негосударственных субъектов.

В особенности это касается трудового права современной России, в процессе формирования и функционирования которого прежняя единая государственная воля, как свидетельствует трудовое законодательство10, постепенно вытесняется процессом согласования нескольких самостоятельных (по крайней мере, в формально-юридическом плане), автономных воль11.

При оценке данного процесса с точки зрения интересов подавляющей части общества, именуемой «работниками», возникает вопрос, не произойдет ли при этом в конечном счете подмена государственной воли, государства, являющегося официальным представителем всего общества, монополией крупного капитала?

Статья 24 ТК РФ устанавливает перечень принципов института социального партнерства. Этот перечень довольно широк. Он насчитывает 12 принципов, раскрывающих современную сущность и направленность развития социального партнерства. Формулируя принципы социального партнерства, законодатель делает акцент не на провозглашении программных положений, а на юридически значимых идеях, способствующих сближению интересов самих партнеров – работников и работодателей (и их представителей)12.

Статья 33 ТК РФ определяет объединение работодателей как некоммерческую организацию, объединяющую на добровольной основе работодателей для представительства интересов и защиты прав своих членов во взаимоотношениях с профсоюзами, органами государственной власти и органами местного самоуправления.

Особенности правового положения объединения работодателей устанавливаются Федеральным законом от 27 ноября 2002 г. № 156-ФЗ «Об объединении работодателей». В п. 1 ст. 2 ФЗ «Об объединениях работодателей» (в ред. ФЗ от 05.12.2005 № 152-ФЗ) говорится о том, что работодатели имеют право без предварительного разрешения органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов на добровольной основе создавать объединения работодателей в целях представительства законных интересов и защиты прав своих членов в сфере социально-трудовых отношений и связанных с ними экономических отношений с профессиональными союзами и их объединениями, органами государственной власти, органами местного самоуправления.

Примером такого объединения работодателей может служить Ассоциация промышленников горно-металлургического комплекса России (АМРОС), созданная на учредительном собрании 11 декабря 1997 г. и в июне 1998 г. зарегистрированная как некоммерческая общественная организация. С октября 1998 г. АМРОС является членом Общероссийского объединения работодателей, а Президент АМРОС Сысоев А. В. членом Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.

На наш взгляд, в ст. 33 ТК РФ и в п. 1 ст. 3 ФЗ «Об объединениях работодателей» дано определение понятия объединения работодателей как формы некоммерческой организации, основанной на членстве работодателей (юридических и (или) физических лиц) без учета такого вида предпринимательского объединения, как ФПГ.

Понятие ФПГ сформулировано в ст. 2 Федерального закона от 30 ноября 1995 г. № 190-ФЗ «О финансово-промышленных группах» (далее – Закон о ФПГ) как совокупность юридических лиц, действующих на основе договора о создании ФПГ для достижения специально обозначенных целей13.

От имени участников финансово-промышленной группы в отношениях, связанных с созданием и деятельностью ФПГ, выступает центральная компания финансово-промышленной группы. Также центральная компания ФПГ ведет сводные (консолидированные) учет, отчетность и баланс ФПГ; готовит ежегодный отчет о деятельности ФПГ; выполняет в интересах участников ФПГ отдельные банковские операции в соответствии с законодательством Российской Федерации о банках и банковской деятельности. Иные виды деятельности центральной компании ФПГ по ведению дел ФПГ устанавливаются ее уставом, договором о создании финансово-промышленной группы (ст. 11 Закона о ФПГ).

Под деятельностью ФПГ понимается деятельность участников, ведущаяся ими в соответствии с договором о создании финансово-промышленной группы и / или ее организационным проектом при использовании обособленных активов (ст. 12 Закона о ФПГ).

Учитывая изложенное выше, можно сделать вывод о том, что данное в ст. 33 ТК РФ и в ст. 3 Закона «Об объединениях работодателей» определение понятия объединения работодателей целесообразно дополнить. Включив в него центральную компанию финансово-промышленной группы.


1 Бабаева С. С. Коллективный договор как самостоятельный правовой институт: история и современность. Автореф. дис.… канд. юрид. наук. СПб, 2006. С. 17.

2 Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). С. 10.

3 Яковлев В. Ф. Россия: Экономика, гражданское право (вопросы теории и практики). М.: РИЦ ИСПИ РАН, С. 167.

4 Тихомиров Ю. А. Публичное право. М., БЕК, 1995. С. 54–55.

5 Трудовой кодекс Российской Федерации. Ст. 40.

6 Там же. Ст. 45.

7 Мясин А. А. Нормативный договор как источник права. Автореф. дис.… канд. юрид. наук. Саратов, 2003. С. 6.

8 Марченко М. Н. Источники права. М., 2005. С. 288.

9 См.: Лейст О. Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права М., 2002. С. 123–152.

10 Трудовой кодекс Российской Федерации. Главы 1, 7, 10.

11 Марченко М. Н. Указ. соч. С. 289.

12 Смирнов О. В., Буянова М. О., Костян И. А., Малов В. Г. Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации. Постатейный. Новая редакция. 5-е издание. М., 2006. С. 85.

13 ФПГ сегодня – единственная форма предпринимательского объединения в России, которая имеет собственную законодательную базу. Подробнее о ФПГ см.: Михайлов Н. И. Правовая организация финансово-промышленных групп в России. М.: Волтерс Клувер, 2005; Шиткина И. С. Холдинги: правовое регулирование и корпоративное управление: научно-практ. издание. М.: Волтерс Клувер, 2006; Герасимов О. А. Правовое положение финансово-промышленных групп в Российской Федерации. Автореф. дис.… канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2005.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право