На главную Написать письмо

 

 

Система внутреннего правового регулирования как основа повышения эффективности управления субъектами предпринимательской деятельности

О. А. Герасимов, заместитель директора ОАО «НТМК» по правовым вопросам, кандидат юридических наук

Система правового регулирования деятельности коммерческих организаций складывается из законодательных, иных правовых актов и внутренних документов, принимаемых самой организацией в рамках локального нормотворчества1.

Государство, используя гражданско-правовые нормы, нормы трудового, технического, экологического и других отраслей законодательства, предоставляет субъектам предпринимательской деятельности довольно большую сферу, которая может быть урегулирована ими по свободному усмотрению (актами локального и индивидуального регулирования).

По мнению В. С. Якушева2, локальное регулирование в целях обеспечения эффективности внутрихозяйственного механизма выполняет свои самостоятельные функции, которые являются следствием предоставленной государством предприятию возможности самому организовать процесс хозяйственного использования закрепленного за ним имущества.

И. С. Шиткина3 считает, что законодательство составляет ту основу, которая определяет правовое положение субъекта предпринимательской деятельности и формирует основные принципы правового регулирования поведения участников соответствующих отношений: органов управления и акционеров (участников), работников и работодателя, а также разграничивает предмет ведения законодательных норм и норм внутренних документов, устанавливает пределы самостоятельного усмотрения, в рамках которого может развиваться локальное нормотворчество коммерческой организации.

В юридической литературе исследованиям локального нормотворчества уделено не очень много внимания. Дискуссионными остаются вопросы определения сущности, места и роли локальных нормативных актов, их иерархии в структуре правового регулирования.

Одни авторы отводят локальному регулированию вспомогательную, восполнительную роль4. Другие подчеркивают функциональное назначение локального регулирования в саморегуляции внутренних отношений на предприятии5. При этом Л. И. Антонова, например, считает, что в локальном правовом регулировании используются локальные нормы6.

И. С. Шиткина аналогичным образом рассматривает локальные акты как нормативные, обладающие правотворческим характером, издающиеся органами управления общества, облекающиеся в документальную письменную форму. Они не должны противоречить законодательству, иным правовым актам централизованного регулирования, а также локальным актам, имеющим более высокую юридическую силу7.

В связи с приведенными мнениями возникает вопрос о правовой природе и сущности локальных актов юридических лиц и их места в структуре правового регулирования деятельности организации, являются ли локальные акты источником гражданского, трудового, экологического и других отраслей позитивного права.

М. Н. Марченко8 пишет, что в отношении источников позитивного права следует, как представляется, исходить из того, что в формально-юридическом плане таковыми являются не только государственная воля и соответствующие ей интересы, но и воля других социальных объединений, официально причастных к правотворческому процессу.

Среди них, в зависимости от особенностей того или иного либерально-демократического государства, могут быть различные бизнес-группы, объединения работодателей, профессиональные союзы, общественные организации и другие ассоциации9.

Необходимо отметить, что в юридической литературе источники отрасли права и источники отрасли законодательства часто воспринимаются как равные понятия. Однако такой подход представляется упрощенным.

В теории права термины «отрасль права» и «отрасль законодательства» используются как нетождественные.

В. С. Нерсесянц10 считает, что отраслевой принцип построения системы права, концепция выделения различных отраслей права по критериям предмета и метода правовой регуляции, конструкция внутренней организации системы права и его составных частей (правовых норм, институтов и отраслей) и т. д. являются положениями юридико-доктринального учения о праве как регуляторе общественных отношений, о внутренне согласованной системе правовой регуляции (ее формах, механизме, средствах и способах), об особенностях правовой регуляции разнородных общественных отношений и т. д. Как доктринальная конструкция система права выражает научное понимание смысла, порядка, средств и правил надлежащей нормативно-правовой регуляции общественных отношений и соответствующих форм систематизации ее результатов (правоустановительных актов).

Система права, таким образом, является доктринальной юридико-логической моделью для реальной практики правоустановительной деятельности, издания соответствующих законодательных и иных правоустановительных актов, их рационального организованного учета и систематизации.

В. И. Гойман11 полагает, что система права и система законодательства находятся во взаимной зависимости, хотя степень такой зависимости различна. Система права, формируясь под влиянием деятельности законодателя, вместе с тем носит объективный и несколько автономный от воли законодателя характер. Система законодательства – детище законодателя, хотя, безусловно, также имеет социальную обусловленность. Система права и система законодательства не совпадают по кругу источников, в которых они выражены: система законодательства воплощена в законодательстве, иных нормативно-правовых актах, система права находит воплощение не только в позитивном праве, но и отображена в обычном праве, неписанных принципах права и аксиомах, международно-правовых актах, имеющих рекомендательный характер, договорах нормативного содержания, судебных прецедентах и даже в правосознании.

Исходя из этого, не могут быть тождественны термины «источники отрасли права» и «источники отрасли законодательства».

По мнению В. С. Нерсесянца12, норма права – это общее правило регулирования общественных отношений, согласно которому его адресаты должны при определенных условиях (гипотеза) действовать как субъекты определенных прав и обязанностей (диспозиция), иначе последуют невыгодные для них последствия (санкция).

Диспозиция нормы права – это взаимные права и обязанности участников (сторон) отношения, регулируемого нормой.

Гипотеза нормы права – это условия действия прав и обязанностей, предусмотренных диспозицией нормы.

Санкция нормы права – это негативные (невыгодные для нарушающей стороны) последствия нарушения требований диспозиции и гипотезы, т. е. нарушения прав и обязанностей, предусмотренных диспозицией, и условий их действия, предусмотренных гипотезой.

Ряд особенностей в соотношении между элементами нормы права и положениями текста позитивного права обусловлен спецификой сферы правовой регуляции.

Диспозитивные нормы действующего законодательства и иных правовых актов позволяют коммерческим организациям в пределах законных средств урегулировать отношения по своему усмотрению, в рамках дозволенного конкретизировать права и обязанности свои и субъектов, вступающих с ними в отношения, детализировать содержание правоотношений.

По мнению С. С. Алексеева, нормативность, свойственная праву, – это общеобязательная нормативность, обладающая значительной социальной силой13, обеспеченная государственным принуждением14.

Локальные акты не могут быть отнесены к нормативным правовым актам в контексте ст. 3 ГК РФ. Н. Н. Пахомова15 отмечает, что локальным корпоративным актам присуща иная нормативность. Эта нормативность отражает социально обязательный аспект взаимодействия между субъектами в конкретном корпоративном объединении и обеспечивается корпоративными санкциями. В литературе не случайно выделяются корпоративные нормы, которые обладают определенным уровнем обобщенности, являются обязательными для определенного круга субъектов, но не обеспечиваются государственным принуждением, а включают собственные санкции, меры воздействия на нарушителя.

Нормативный правовой акт и локальный акт, содержащий нормы корпоративного права, – явления разного уровня. Локальный акт по отношению к «централизованным» нормативным актам есть поднормативный акт16.

В гражданском законодательстве, обеспечивающем правовое регулирование хозяйственных обществ и товариществ, содержится большое количество диспозитивных норм. Существенное значение в правовом регулировании тех или иных отношений в этом случае имеет усмотрение самой коммерческой организации в лице компетентных органов управления. В отдельных статьях Федеральных законов «Об акционерных обществах» и «Об обществах с ограниченной ответственностью» содержатся отсылки к внутренним документам общества, регулирующим образование и организацию деятельности органов управления и контроля хозяйственного общества (пп. 8 п. 2 ст. 33; п. 3 ст. 36; п. 1 ст. 37; п. 3 ст. 38; п. 4 ст. 40; п. 2 ст. 41; п. 4 ст. 47; п. 1 ст. 50 Закона об ООО; пп. 19 п. 1 ст. 48; п. 5 ст. 49; п. 3 ст. 52; п. 4 ст. 53; пп. 13 п. 1 ст. 65; пп. 1, 3 ст. 68; пп. 1, 2 ст. 70, п. 2 ст. 83 Закона об АО).

Из массива внутренних документов хозяйственного общества (локальных нормативных актов), по нашему мнению, необходимо формировать систему внутреннего правового регулирования, обеспечивающую совместно с системой права и системой законодательства и иных правовых актов предпринимательскую деятельность общества.

Представляется, что систему внутреннего правового регулирования следует рассматривать как совокупность упорядоченных локальных нормативных актов общества разной юридической силы, разрабатываемых и принимаемых органами управления общества в пределах своей компетенции, созданную в целях наиболее эффективного и всестороннего правового регулирования отношений, возникающих в деятельности общества, направленной на устойчивое получение прибыли и повышение эффективности управления обществом. (см. рис. 1).

Системе внутреннего правового регулирования присущи следующие функции: функция реализации законодательных предписаний; функция детализации, конкретизации законодательных положений; функция первичного правового регулирования.

Локальный нормативный акт – письменный внутренний документ, разработанный и принятый (утвержденный) в определенной форме органами управления общества, уполномоченными должностными лицами в соответствии с их компетенцией, устанавливающий нормы общего характера, направленный на установление, изменение, отмену отношений внутри общества, предназначенный для регулирования управленческой, финансовой, коммерческой, производственно-хозяйственной, природоохранной, социальной, кадровой и иной деятельности общества в составе системы внутреннего правового регулирования, рассчитанный на многократное применение и распространяющийся на всех работников общества, носящий для них обязательный характер.

На наш взгляд, для повышения эффективности корпоративного управления в хозяйственном обществе, необходимо внести изменения в пп. 13 п. 1 ст. 65 Федерального закона «Об акционерных обществах», указав, что к компетенции совета директоров общества относится утверждение не только внутренних документов, но и системы внутреннего правового регулирования, обеспечивающей предпринимательскую деятельность общества.

Локальные нормативные акты могут быть классифицированы по различным основаниям, что имеет значение для определения их функций, места в иерархии, в системе внутреннего правового регулирования.

По мнению В. С. Якушева17, локально правовые системы включают в себя разделы, в которых объединяются нормы, призванные регулировать определенные группы общественных внутрихозяйственных связей.

Высшей силой в системе внутреннего правового регулирования по прямому указанию закона обладают учредительные документы. Учредительными документами для хозяйственных обществ согласно ГК РФ являются учредительный договор и устав (либо только договор или только устав). Все иные локальные нормативные акты не должны противоречить учредительным документам.

Н. В. Козлова18 пишет, что учредительный договор и устав обладают равной юридической силой и столь же обязательны для учредителей и третьих лиц, как и принятые государством законодательные акты.

Для акционерных обществ и кооперативов учредительным документом является только устав. В литературе вопрос о природе устава относится к дискуссионным. В. В. Лаптев19 подразделяет локальные нормативные на акты, утверждаемые учредителями при создании организации, к числу которых относит устав, и акты, утверждаемые обществом в процессе его деятельности.

Вторым в иерархии локальных нормативных актов в системе внутреннего правового регулирования, на наш взгляд, стоит Кодекс корпоративного поведения. Распоряжением ФКЦБ от 4 апреля 2002 года № 421 / р «О рекомендации к применению Кодекса корпоративного поведения» рекомендован Кодекс корпоративного поведения. Как записано в его преамбуле, Кодекс представляет собой международную систему стандартов корпоративного управления. Поэтому основной главой Кодекса является глава о принципах корпоративного поведения.

В системе внутреннего правового регулирования самостоятельную сферу локального регулирования составляют социально-трудовые вопросы – подсистема социально-трудовых отношений.

Статья 8 Трудового кодекса РФ гласит: «Работодатели, за исключением работодателей – физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, принимают локальные нормативные акты, содержащие нормы трудового права, в пределах своей компетенции в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективными договорами, соглашениями»20.

В соответствии со ст. 8 ТК РФ локальные нормативные акты, ухудшающие положения работников по сравнению с трудовым законодательством, коллективными договорами, соглашениями, являются недействительными.

Обширная судебная практика является доказательством востребованности локального правотворчества для осуществления управления хозяйственным обществом.

Так, например, Верховным Судом РФ21 была произведена оценка полномочий предприятий в части дополнительного отпуска за вредные и тяжелые условия труда работникам. Верховный Суд, проанализировав нормативные правовые и локальные правовые акты, пришел к следующему выводу: «Организации обязаны предоставлять ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, продолжительность которого должна быть не менее установленной государством. Однако организации с учетом своих производственных и финансовых возможностей могут самостоятельно устанавливать дополнительные отпуска для работников, если иное не предусмотрено федеральными законами. Порядок и условия предоставления этих отпусков определяются коллективными договорами или локальными нормативными актами (статья 116 Трудового кодекса РФ)».

Таким образом, Верховный Суд РФ вынес решение, руководствуясь локальными актами организации. Однако сами эти акты были оценены на предмет их соответствия законодательству, т. е. актам государственного происхождения.

Самостоятельную сферу локального регулирования составляют отношения в области установления и применения на добровольной основе требований к продукции, процессам производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, выполнению работ или оказанию услуг и регулирование отношений в области оценки соответствия.

Ю. А. Тихомиров22 отмечает, что долгое время классическая доктрина права не допускала включения в юриспруденцию технических норм, то теперь ситуация меняется: логика общественного прогресса ведет к смене представлений о правовой системе и к переменам внутри этой системы.

Признание этой тенденции в прошлое десятилетие выражалось в разработке и утверждении ГОСТов, СНиПов, стандартов, нормативов подзаконными актами федерального уровня, а также ведомственными и локальными актами. Принятие 27 декабря 2002 г. Федерального закона № 184-ФЗ «О техническом регулировании» (далее по тексту – Закон), благодаря которому стало возможно их официальное признание, означало наступление нового этапа существования технико-юридических норм. Законодательное оформление технических регуляторов, система нормативных понятий, принципы технического регулирования, процедуры подготовки и утверждения технических регламентов и иных регуляторов, способы контроля за их соблюдением и устранения нарушений создают правовой фундамент технического регулирования23.

Статья 13 Закона относит к документам в области стандартизации, используемым на территории Российской Федерации стандарты организаций. Стандартизация осуществляется в соответствии с принципом добровольного применения стандартов (ст. 12 Закона).

На сегодняшний день можно констатировать тот факт, что в основе управления производством лежит системный подход, основанный на международных стандартах ИСО серии 9000 выпуска 2000 г. Во многих крупных хозяйственных обществах разработаны и сертифицированы системы менеджмента качества, являющиеся подсистемой внутреннего правового регулирования. Примером тому может служить система менеджмента качества ОАО «Нижнетагильский металлургический комбинат», сертифицированная Органом сертификации технической инспекции TUV CERT Rheinland Industrie Service GmbH.

В стандартах ИСО серии 9000 базовым является стандарт ИСО 9001:2000 (соответственно ГОСТ Р ИСО 9001–2001) «Системы менеджмента качества. Требования», устанавливающий требования к системе менеджмента качества. Организации могут использовать этот стандарт для внутреннего применения и при оформлении договоров на поставку.

Оптимизация выделяемых процессов такой подсистемы внутреннего правового регулирования, как система менеджмента качества и конкретизация их описаний, разумная минимизация общего числа выделенных процессов, установление их четких границ и взаимосвязи – самая важная и в то же время сложная в локально-нормотворческом плане задача.

Комплект локальных нормативных актов СМК, как правило, содержит следующие документы:

– Политика в области качества;

– Руководство по качеству;

– Стандарт организации;

– Положение.

Согласно ИСО 9001 для документирования процедур СМК предусматривается шесть обязательных процедур, к которым относятся: управление документацией, управление записями, планирование, проведение и анализ результатов внутренних аудитов, управление несоответствующей продукцией, корректирующие действия, предупреждающие действия. В одном документе допустимо объединить ряд процедур.

Следующей самостоятельной сферой локального регулирования, на наш взгляд, являются отношения в области природоохранной деятельности.

В 1992 г. появился первый нормативный документ по системам экологического менеджмента – британский стандарт «BS 7750:1992 Specification for Environmental Management Systems» (Спецификация систем экологического менеджмента).

В 1993 г. Совет Европейского сообщества принял «Положение, разрешающее добровольное участие компаний промышленного сектора в Схеме экоменеджмента и аудита Сообщества» (EMAS). В том же году был создан Технический комитет ИСО / ТК 207 «Экологический менеджмент», а в 1996 г. появились первые редакции стандартов ИСО 14001:1996 и ИСО 14004:1996. По существу, их предтечей стали британский стандарт BS 7750:1992 и схема EMAS.

В России первые версии стандартов ИСО 14001 и ИСО 14004 появились в 1998 г. в виде аутентичных переводов. Сами по себе первые версии были весьма декларативны, кроме того, при переводе были допущены терминологические неточности, пропуски текста, что затрудняло их использование.

Появившаяся в 2004 г. новая версия стандарта ИСО 14001:2004 направлена на то, чтобы способствовать его совместимости со стандартом ИСО 9001:2000 к большей выгоде для сообщества пользователей.

Помимо перечисленных выше таких подсистем внутреннего правового регулирования, как система менеджмента качества, система экологического менеджмента, система социально-трудовых отношений необходимо рассматривать и систему охраны труда и промышленной безопасности, финансово-экономическую систему, систему управления предпринимательскими рисками и другие внутренние системы обеспечивающие предпринимательскую деятельность хозяйственных обществ. 

______________________________

1 Шиткина И. С. Правовое регулирование деятельности коммерческих организаций внутренними (локальными) документами. Комплект внутренних документов акционерного общества. – М.: «Городец-издат», 2003. С. 9.

2 Якушев В. С. Правовое регулирование внутрихозяйственных отношений // Антология уральской цивилистики. 1925–1989: Сб. ст. – М.: Статут, 2001. С. 424–429.

3 Шиткина И. С. Указ. соч. С. 10.

4 См., например: Самгуллин В. К. Локальные нормы и их виды // Правоведение. 1976. № 2. С. 39.

5 Кондратьев Р. Р. Локальные нормы трудового права и материальное стимулирование. Львов. 1973; Антонова Л. И. Локальное правовое регулирование. Теоретическое исследование. Л., 1985.

6 Антонова Л. И. Указ. соч. С. 10.

7 Шиткина И. С. Правовое регулирование деятельности акционерных обществ внутренними локальными документами: Дис.… канд. юрид. наук. М., 1997. С. 34.

8 Марченко М. Н. Источники права. М.: Изд-во Проспект, 2005. С. 76.

9 Лейст О. Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. М., 2002. С. 153–164.

10 Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства: Учебник для юридических вузов и факультетов. М., 1999. С. 442.

11 Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В. В. Лазарева. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2003. С. 223.

12 Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства. М.: Издательство НОРМА, 2000. С. 391.

13 Алексеев С. С. Право: азбука – теория – философия: опыт комплексного исследования. М.: Статут, 2001. С. 259.

14 Теория государства и права: Учеб. Для вузов / Под. ред. В. М. Корельского, В. Д. Перевалова. 2-е изд. Изм. и доп. М., 2001. С. 293–294.

15 Пахомова Н. Н. Основы теории корпоративных отношений. Е.: Изд-во «Налоги и финансовое право», 2004. С. 168.

16 Там же. С. 169.

17 Якушев В. С. Указ. соч. С. 429.

18 Козлова Н. В. Учредительный договор о создании коммерческих обществ и товариществ: Автореф. дис.… канд. юрид. наук. М., 1993. С. 21.

19 Лаптев В. В. Акционерное право. М., С. 17

20 Трудовой кодекс Российской Федерации. М.: Изд-во Проспект, 2007. Ст. 8.

21 Решение от 14 ноября 2004 г. № ГКПИ 04–1335. Документ опубликован не был. См.: Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

22 Тихомиров Ю. А. Техническое законодательство – новая отрасль? // Право и экономика. 2006. № 2. С. 3.

23 См: Герасимов О. А. Техническое регулирование в финансово-промышленных комплексах как основа повышения конкурентоспособности российской экономики // Бизнес, менеджмент и право. 2006. № 1. С. 62–67; Ершова И. В. Предпринимательское право: Учебник / Изд. 4-е, перераб. и доп. – М., 2006. С. 385–404.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право