На главную Написать письмо

 

Доктрина инвестиционного климата для иностранных инвесторов

С. И. Цыганов, кандидат экономических наук, доцент кафедры экономических теорий УрГЮА


Поставленная Президентом Российской Федерации В. В. Путиным задача «доказать, что Россия – это действительно великая страна»1 предполагает резкую активизацию инвестиционного процесса. Продви­жение свежих, крупных порций инвестиций в реальный сектор экономики взломает устаревшую структуру национального хозяйства, накачает мышцы современным средствам труда, привнесет новую технологию, придаст дополнительные импульсы системным преобразованиям.

Финансирование экономического строительства осуществляется в основном за счет внутренних источников. Вместе с тем внешняя подпитка инвестиционного процесса сохраняет свою значимость в обеспечении хозяйственного процветания.

Все это предопределяет научную актуальность и практическую ценность исследования инвести­ционного климата для иностранных инвесторов в России.

Под инвестиционным климатом понимается совокупность экономических, социальных, политических и правовых факторов, определяющих состояние инвестиционного процесса.

Факторы инвестиционного климата представляют достаточно сложную мозаику. Одни из них отрицательно, другие – положительно влияют на формирование инвестиционного климата, имеют различия по силе действия, могут существовать постоянно, временно или проявляться мерцающим образом. Отдельные факторы утрачивают свое значение по окончании определенного этапа прохождения рыночных реформ или заявляют о своем рождении по мере накопления сдвигов в системе общественных отношений.

Следует различать сверхфактор, мегафакторы и иные факторы инвестиционного климата.

Сверхфактор является сильнейшим долгосрочным фактором, который определяет принципиальное направление изменения инвестиционного климата – его ухудшение или улучшение. Сверхфактор характеризует состояние всей совокупности общественных отношений в стране.

Мегафактор длительное время играет ведущую роль в какой-либо одной группе факторов инвестиционного климата. Всего этих групп четыре – экономическая, социальная, политическая и правовая. Им соответствуют четыре одновременно действующих мегафакторов.

Иные факторы включены в четыре группы факторов инвестиционного климата.

Сверхфактор, мегафакторы и большинство иных факторов инвестиционного климата для иностранных и национальных инвесторов совпадают. Различия прослеживаются в части иных факторов, действующих только в отношении инвестиционного климата для иностранных инвесторов. Комбинации факторов инвестиционного климата воздействуют с разной силой на инвестиционную деятельность иностранных и национальных инвесторов.

Исследователи факторной модели инвестиционного климата для иностранных инвесторов в России не используют трехчленную схему «сверхфактор – мегафакторы – иные факторы». Они идут по упрощенному пути определения основных факторов, которые отрицательно и/или положительно влияют на осуществление инвестиционной деятельности иностранных инвесторов.

В первой половине 90‑х гг. прошлого столетия в научных публикациях обозначились следующие отличия в наборе факторов, в наибольшей мере ухудшающих инвестиционный климат в России.

А. Шахназаров, Н. Королева ука­зывают на политическую неста­бильность, инфляцию, несовершенство законодательства, неразвитость производственной и социальной инфраструктуры, недостаточное информационное обеспечение2. Я. Уринсон отмечает политическую и экономическую нестабильность, неотработанность законодательства, обременительность налоговой системы и незрелость инфраструктуры3.

Во второй половине 90‑х гг. ХХ в. сохраняются различия в трактовке основных отрицательных факторов.

В. П. Колесов выделяет отсутствие эффективной системы защиты иностранных инвестиций, что выражается в низкой договорной дисциплине, высоком уровне и непредсказуемости налогообложения, неразвитости инфраструктуры, отсталой системе учета, криминальной, правовой и нормативной нестабильности4. В. М. Лебедев подчеркивает наличие правовой нестабильности, неудовлетворительное состояние системы стимулирования иностранных инвестиций5. М. Джермондари делает упор на кризисное состояние промышленности, несовершенство законодательства6, М. Н. Осьмов – на экономический кризис7. Т. А. Пигилова вклю­чила в свой список политическую нестабильность, несовершенство законодательной и налоговой системы, отсутствие механизмов защиты инвестиций, несовершенную банковскую систему, низкий уровень инфраструктуры, несовершенство фондового рынка, плохой менеджмент на предприятии, не­обязательность выполнения достигнутых договоренностей, несоответствие системы учета международной практике стандартов бухгалтерского и финансового учета8. Ю. Егорова выделяет плохо предсказуемый и организационно сложный процесс производства9, О. Николаев – состояние законодательной базы, политической и экономической ситуации, налогообложения10.

Представляет интерес позиция специалистов Центра экономической конъюнктуры при правительстве Российской Федерации, по мнению которых, ухудшение инвестиционного климата в 1999 г. вызвано снижением внутреннего платежного спроса, сокращением возможностей обеспечения активами банков и предприятий гарантий по привлеченным иностранным инвестициям, увеличением сроков окупаемости иностранного капитала и его возврата11.

Оценивая инвестиционный климат за весь период 90‑х гг. прошлого столетия, А. Д. Духаев перечисляет следующие негативные факторы: глубокий экономический кризис, высокие темпы инфляции, значительный бюджетный дефицит и социально-политическая неустойчивость12.

Исследователи состояния инвестиционного климата в России в 2000–2003 гг. также не смогли выработать единый список основных отрицательных факторов.

Специалисты Счетной палаты Российской Федерации отмечают отрицательное воздействие на инвестиционный климат несовершенства законодательной базы13, Е. Гнилитская – политической нестабильности, отсутствия налоговых льгот14, Х. Хессель подчеркивает высокий уровень нестабильности в политике и политической деятельности, слабые основы налогово-бюджетного законодательства, недостаточность внешней ликвидности, шаткое положение банковского сектора, серьезные недостатки структурного институ­ционального и правового устройств15. Научные работники Института немецкой экономики (г. Кельн, ФРГ) считают, что наибольшее отрицательное значение играет неопределенная законодательная база16. А. Долгополова указывает на трудности разрешения экономических споров в судебных органах, неадекватное и постоянно меняющееся законодательство, слабое обеспечение прав собственности и прав кредиторов, риск изменений в политической сфере, неразвитость банковского сектора, несоответствие международным стандартам российской системы бухгалтерского учета, коррупцию17. И. В. Рыжков и Е. Д. Сахончик составили большой список отрицательных факторов: политическая нестабильность, беззаконие, коррупция, сырьевая зависимость экономики, недоверие к банковской системе и ее неэффективность, неудовлетворительная инфраструктура, неразвитое корпоративное управление, низкий уровень бизнес-культуры в отношениях с инвесторами, неуверенность в том, что российский бизнес заинтересован в западных инвестициях и недоверие к национальной предпринимательской деятельности18. А. В. Чистов в перечне негативных факторов приводит состояние законодательной базы, взаимоотношения органов исполнительной власти и инвесторов, режим налогообложения, низкую инвестиционную деятельность отечественных инвесторов, ситуацию на на­циональном инвестиционном рынке19.

В последующие годы рассматриваемый вопрос решается следующим образом.

М. Машиашвили выделяет отсутствие долгосрочной инвестиционной политики у владельцев российских компаний и экономической политики у государства20. Д. Р. Дорошенко относит к списку отрицательных факторов издержки, связанные с запредельным использованием основных фондов, неразвитость инфраструктуры и инновационной деятельности21. С. Лесков относит к главным препятствиям для наращивания инвестиций нестабильное налоговое законодательство и политические тревоги22. Р. Вигерт делает упор на проблемах с инфраструктурой и логистикой, засилье чиновников и слабости потребительского спроса, особенно в бедных регионах23.

Главной причиной столь разительных отличий в перечнях основных негативных факторов является уклонение авторов от их типологии.

В свою очередь, быстрое, хаотичное изменение общественных отношений сопровождается выдвижением на передний план тех или иных факторов. Каждой новой модификации системы общественных отношений соответствует иной расклад основных факторов.

Одновременно нельзя не отметить, что в отдельных случаях позиции исследователей совпадают.

В работах, опубликованных до 2002 г., Е. Гнилитская, М. Джермондари, Н. Королева, О. Николаев, М. Н. Осьмова, Я. Уринсон, А. Шахназаров, специалисты Института немецкой экономики подчеркивают, что отрицательные явления в экономике негативно влияют на инвестиционный климат. Н. Королева, М. Н. Осьмова, Г. А. Пигилова, И. В. Рыжков, Е. Д. Сахончик, А. Шахназаров, Я. Уринсон, специалисты Института немецкой экономики обращают внимание на неразвитость инфраструктуры. М. Джермондари, В. П. Колесов, Н. Королева, В. М. Лебедев, О. Николаев, М. Н. Осьмова, Т. А. Пигилова, Я. Уринсон, А. Шахназаров, специалисты Счетной палаты Российской Федерации и Института немецкой экономики отмечают несовершенство внутреннего законодательства.

В публикациях различных лет в периоде с 1994 г. до середины 2003 г. М. Арсентьев, Е. Гнилитская, Н. Королева, О. Николаева, И. В. Рыжков, Е. Д. Сахончик, Я. Уринсон, Х. Хессель, А. Шахназаров указывают на сохранение неблагоприятной политической ситуации в стране.

Не отрицая негативную роль всех этих факторов в ухудшении инвестиционного климата, хотелось бы выделить главное препятствие развертыванию инвестиционной деятельности в течение последнего десятилетия прошлого века. Им выступает нестабильность всей системы общественных отношений. Последняя стала безостановочно и во многих случаях непредсказуемо изменяться при сохранении общего вектора рыночных преобразований. Разрушение системы общественных отношений советского типа сродни всесокрушающей революции, которая при всех ее благих намерениях приводит к мучительной и длительной перенастройке инвестиционного процесса. В результате началось затухание инвестиционной деятельности.

Нестабильность системы общественных отношений является негативным сверхфактором инвестиционного климата России на протяжении 90‑х гг. ХХ в.

В течение последнего десятилетия прошлого века в сфере экономики негативным мегафактором является отрицательный экономический рост.

В 90‑х гг. ХХ в. проявили свою силу другие отрицательные мегафакторы – дестабилизация социальных и политических отношений, несовершенство внутреннего законодательства.

Отрицательный сверхфактор и негативные мегафакторы инвестиционного климата стали существенно сдерживать инвестиционную деятельность иностранных и национальных инвесторов.

Одновременно только по отношению к иностранным инвесторам проявились отдельные отрицательные факторы инвестиционного климата. Например, в группе экономических факторов – система отношений экономики индустриального типа, социальных факторов – отрицательное отношение части населения к иностранным инвесторам, политических факторов – недоверие представителей левого крыла нарождающегося политического истеблишмента к иностранным инвесторам, правовых факторов – слабость законодательного регулирования иностранных инвестиций.

Развертывание системы негативных факторов привело к установлению неблагоприятного инвестиционного климата в России.

В одной из публикаций 1994 г. указывается на «неблагоприятный инвестиционный климат в России для иностранных инвесторов» (И. Фаминский)24. В 1995–2001 гг. сохраняется негативная оценка с некоторыми уточнениями: «лучше не стало» (Г. Касаткин)25, «инвестиционный климат в России все еще остается неблагоприятным» (Н. При­ходько)26, «постоянно ухудшается» (М. Арсентьев)27, «не очень благопри­ятный» (оценка большинства инвесторов США)28, «характеризуется постоянным ростом инвестиционного риска» (Э.Д. Маль­ков)29, «ос­та­ется пока крайне неблагоприятным как для отечественных, так и для иностранных инвесторов» (Б. Са­фронов, В. Марковская, И. Афа­насьева)30, «крайне неблагоприятен» (коллектив авторов под руководством Е. Ясина)31, «весьма неблагоприятен» (коллектив авторов под руководством Е. Ясина)32, «является одним из худших среди стран с переходной экономикой» (Е. Ясин)33, «остается в целом неблагоприятным» (В. Лебедев)34, «в 1999 г. оставался неблагоприятным для иностранных инвесторов» (Центр экономической конъюнктуры при правительстве Российской Фе­дера­ции)35, «считается неудовлетворительным» (Л. Тихонова)36, отмечается наличие «неблагоприятного по сравнению с другими странами инвестиционного климата» (Ю. Ершов)37.

Парадокс ситуации заключается в том, что одновременно с отрицательными действуют положительные факторы инвестиционного климата. Но в рамках последнего десятилетия прошлого столетия совокупная сила последних заметно уступала совокупной силе первых.
В исследованиях 1993–1995 гг. приводятся различные комбинации факторов, положительно влияющих на инвестиционный климат.

В. Караев выделяет природные богатства страны, мощный научно-технический потенциал, достаточно квалифицированные и низкооплачиваемые кадры, потенциальную емкость неосвоенного потребительского рынка, европейский вкус потребителей38. Н. Мухетдинова отмечает привлекательность экономического потенциала страны, огромный объем ее рынка, наличие правовой базы для иностранных инвестиций39. В. Фельзенбаум акцентирует внимание на обширный внутренний рынок, природные богатства, квалифицированную и дешевую рабочую силу, достижения отечественной науки и техники, экономическую беспечность40. А. Кирин подчеркивает масштабы и слабую освоенность внутреннего рынка, неограниченные сырьевые возможности41.

В 1997 г. Ю. А. Ушанов и О. Н. Мед­ведев включили в свой список такие положительные факторы: квалифицированные рабочие и инженерные кадры, размер внутреннего рынка и экспортных операций, присутствие всевозможных социальных источников капитала в виде различных фондов, кредитных линий, специальных целевых займов42.

В 2000–2005 гг. исследователи предлагают несколько иные подходы при определении положительных факторов.

С. Л. Иоаннесян выделяет наличие емкого потребительского рынка, обилие природных ископаемых и энергоносителей, функционирование развитой системы образования, обеспеченность квалифицированной рабочей силой и сохранение базы выхода на рынок всех стран СНГ43. В. А. Дейнеко относит к позитивным факторам емкий национальный рынок, относительно дешевую и высококвалифицированную рабочую силу, начавшийся динамичный экономический рост, сокращение бюджетного дефицита и дальнейшее снижение инфляции, налоговую реформу, дальнейшую либерализацию экономики44. Ю. Ершов отмечает богатые природные ресурсы, дешевую рабочую силу, гигантский внутренний рынок, огромный неиспользованный научный потенциал45. А. Жуков приводит сравнительно короткий список положительных факторов – масштабность и слабую освоенность внутреннего рынка, неограниченность сырьевых возможностей46. К. Георгиева включила в перечень наличие нефти, газа и огромного интеллектуального потенциала47. С. Колчин указывает на политическую стабильность, экономический рост, четкость и простоту законодательства в части инвестиционных процедур48. И. Бунин приводит такой список положительных политических факторов: высокая популярность президента и лояльность ему всех институтов власти, свобода действий исполнительной власти для реализации структурных реформ в экономической и социальной сферах, высокая степень контроля над региональной политикой49.

По данным проведенного в 2005 г. социологического опроса, 158 крупных иностранных компаний относят к достоинствам инвестиционного климата России объем российского рынка, высокие темпы экономического роста, квалифицированную дешевую рабочую силу, макроэкономическую стабильность50.

В начале 2006 г. Д. Р. Дорошенко среди позитивных экономических факторов выделяет богатую сырьевую базу, объем российского потребительского рынка, высокие темпы экономического роста, квалифицированную рабочую силу51.

По мнению К. Кузяева, большинство авторов объясняют высокие показатели притока иностранных инвестиций по итогам 2006 г. либерализацией валютного законодательства и укреплением рубля52.

А. Дворкович полагает, что уве­личение объема иностранных инвестиций, размещенных в российской экономике в 2007 г. и предыдущие последние годы, вызвано ростом национальной экономики53.

Сравнение приведенных позиций показывает, что в ряде случаев налицо совпадение или близость представлений различных авторов.

Выход из экономического коллапса в начале ХХI в. позитивно повлиял на состояние инвестиционного климата. В связи с этим А. Дворкович, В. А. Дейнеко и Д. Р. Дорошенко справедливо включают в список положительных факторов экономический рост.

Ряд авторов выделяют значение внутреннего рынка в создании благоприятного инвестиционного климата. При этом налицо некоторые оттенки различия в трактовке этого фактора. В. А. Дейнеко, Н. Мухетдинова, В. Фельзенбаум отмечают масштабы внутреннего рынка. С. Л. Ионнасян и В. Караваев подчеркивают емкость только потребительского рынка. А. Кирин и А. Жуков выделяют масштабы и слабую освоенность внутреннего рынка. В. Караваев обращает внимание на потенциальную емкость неосвоенного потребительского рынка.

Во многих публикациях перечисляются отдельные структурные элементы экономического потенциала страны. Так, В. Королев отмечает мощный научно-технический потенциал, В. Фельзенбаум – достиже­ния отечественной науки и техники, В. А. Дейнеко, К. Георгиева – огромный интеллектуальный по­тен­циал, В. Караваев, В. Фельзенбаум – квалифицированный и низ­кооплачиваемый персонал, С. Л. Ио­ан­несян, О. Н. Медведев и Ю. А. Уша­нов – квалифицированные кадры. В. Караваев, В. Фельзенбаум обращают внимание на природные богатства, А. Жуков и А. Кирин – на неограниченность сырьевых возможностей, С. Л. Иоаннесян – обилие природных ископаемых и энергоносителей, К. Георгиева – наличие нефти, газа и огромного интеллектуального потенциала.

Примечательно, что только Н. Мухетдинова в начале 90‑х гг. ХХ в. считала привлекательным в целом экономический потенциал страны. В последующем эта позиция не была поддержана другими авторами, так как в ходе перманентного экономического кризиса Россия потеряла почти половину своего экономического потенциала.

На рубеже ХХ и ХХI в. стала ослабляться сила действия отрицательного сверхфактора. В настоящее время в России господствует позитивный сверхфактор – стабилизация всей системы общественных отношений.

В перечне мегафакторов также произошли существенные изменения. Все они оцениваются позитивно: положительный экономический рост, стабилизация социальных и политических отношений, укрепление внутреннего законодательства.

Вместе с тем требуются дополнительные пояснения по отдельным положительным факторам.

Сочетание высокого качества трудовых ресурсов с низкой заработной платой может трактоваться как положительный фактор в условиях точечного размещения сравнительно небольшого объема капитала.

Отмечая сохранение огромных полей низкооплачиваемых работников, нельзя забывать притупление у них стимулов к труду. Ставший привычным явлением в России недостаточно высокий уровень заработной платы привел к появлению обширных хозяйственных зон с низкой отдачей от труда.

Наличие высококвалифицированного персонала может быть засвидетельствовано с рядом оговорок. Имеющиеся национальные кадры с высокой общей и профессиональной подготовкой вписываются преимущественно в экономику индустриального, а не информационного типа. Падение инвестиций в человеческий капитал деформировало качественные характеристики трудовых ресурсов, что понизило эффективность инвестиционной деятельности. Более того, в условиях экономического подъема обозначился дефицит квалифицированных рабочих и служащих.

Нуждается в серьезной поправке утверждение о привлекательности огромной сырьевой базы. Доля освоенных сырьевых ресурсов от общего количества разведанных месторождений сравнительно невелика. В свою очередь, обустройство разработки новых месторождений требует несравненно больших затрат, чем для уже освоенных, что удлиняет срок окупаемости инвестиционных проектов.

Нельзя не согласиться с мнением многих исследователей о положительной роли масштабов внутреннего рынка в улучшении инвестиционного климата. Вместе с тем пока не наступил перелом в повышении спроса на такие инвестиционные товары как высокотехнологичные машины, оборудование и транспортные средства высшего качества. Это многозначительный факт, учитывая, что без коренного преобразования технико-техно­ло­ги­ческой основы производства невозможно разместить крупные порции капитала. Сдерживают рост потребительского спроса высокая смертность населения и пребывание миллионов жителей страны за порогом бедности.

В начале ХХI в. В. А. Дейнеко прогнозировал улучшение инвестиционного климата54. В середине первого десятилетия этого столетия А. Долгоруков сформулировал утверждение о «хорошем инвестиционном климате»55. Р. Нэш дает еще более высокую оценку: «Россия – очень хорошее, пожалуй, даже лучшее место для размещения инвестиций»56. И. Кудрявцева, Б. Мель­ников и Б. Сафронов считают, что «сложившаяся в экономике страны к концу 2006 г. ситуация благоприятна для активизации притока иностранных инвестиций»57.

Думается, что такие оценки нуждаются в уточнении.

На фоне сложившегося благоприятного инвестиционного клима­та, отмечены многочисленные проб­лемы в области вложения и функционирования иностранных ин­вестиций.

В настоящее время, хотя и с меньшей силой, чем ранее, продолжают действовать отрицательные факторы инвестиционного климата, относящиеся исключительно к иностранным инвестициям.

Следует учитывать положение об избирательности воздействия различных факторов на инвестиции.

Сама по себе эта идея не нова. Например, Н. В. Игошин считает, что каждый инвестор вправе ориентироваться на свой набор факторов58. С. Журавлев отмечает различное влияние разных составляющих, которые принято относить к характеристикам инвестиционного климата, на различные формы инвестиций59. А. Фоломьев и В. Ревазов защищают идею об отличиях инвестиционного климата для каждой разновидности инвестиций60. Другое дело, что рас­смотрение этого вопроса должно быть преломлено сквозь призму интересов России как принимающего государства.

Для подготовки прыжка в пост­индустриальное пространство требуется увеличение притока реальных инвестиций из внешних источников. При этом существенный вклад в обеспечение современного экономического строительства призваны осуществить крупные и особо крупные прямые производительные иностранные капиталовложения.

Вместе с тем в условиях инвестиционного бума текущие и накопленные прямые производительные инвестиции не стали ­доминирующим типом иностранных вложений. Вплоть до сегодняшнего дня преобладают «прочие иностранные инвестиции», представленные ссудным капиталом.

Следует признать, что в настоящее время еще не созданы условия, позволяющие начать мощное привлечение прямых производительных иностранных инвестиций.

Для решения этого вопроса необходимо перейти к новому экономическому курсу – реконструкции национального хозяйства. В ходе его реализации будет существенно обновлен механизм привлечения прямых производительных инвестиций из иностранных источников.

В то же время нельзя забывать, что мировые стратегические инвесторы прессингуют национальную экономику. Получив контроль над важнейшими местными предприятиями, эти нувориши планетарного инвестиционного процесса зачастую сознательно их разоряют.

Это подводит к пониманию целесообразности определения пределов вовлечения крупных и особо крупных иностранных прямых производительных инвестиций в стратегические секторы национального хозяйства.

Важным вопросом оценки инвестиционного климата является уяснение степени его необратимости в ближайшей перспективе.

Согласно проведенному в 2007 г. компанией «Deloitte» исследованию, следует ожидать улучшения инвестиционного климата в России и менее вероятно, что он останется без изменений61.

По этому заключению хотелось бы отметить следующее.

В 2005 г. исчерпались возможности экономического подъема на базе экспортно-ориентированной модели развития национального хозяйства. Возврат преимущественно к внутренне-ориентированному варианту порождает трудности сохранения высоких темпов прироста валового внутреннего продукта, что вызвано запредельным износом производственного аппарата. Падение темпов экономического роста может опять стать отрицательным экономическим мегафактором.

Быстрое повышение розничных цен на основные продукты питания населения осенью 2007 г. привело к росту социальной напряженности в обществе.

Обострение конкурентной борьбы различных групп окрепшей национальной бизнес-элиты в сфере экономики трансформируется в новое политическое противостояние, что грозит дестабилизацией политических отношений.

Внесение многочисленных из­ме­нений и добавлений в дейст­­вующие нормы внутреннего зако­но­дательства сдерживает развертывание инвестиционного процесса.

Сформулированные положения позволяют утверждать, что пока сохраняется вероятность возврата к неблагоприятному инвестиционному климату. Для обеспечения дальнейшей активизации инвестиционной деятельности иностранных и национальных инвесторов следует перейти от стабилизации к прогрессивному развитию всей системы общественных отношений в России.


1 Объединяя Россию / / Российская газета. 2007, 3 октября. С. 2.

2 Шахназаров А., Королева Н. Инвестиции: ситуация и перспективы // Экономист. 1994. № 1. С. 21.

3 Уринсон Я. Инвестиционный климат в России и привлечение иностранных инвестиций // Вопросы экономики. 1994. № 8. С. 6.

4 См.: Иностранные инвестиции в экономике России: проблемы и эффективность // Вестник Московского университета. Серия 6. Экономика. 1998. № 4. С. 95.

5 Там же. С. 98.

6 Там же. С. 99.

7 Там же. С. 102.

8 Пигилова Т. А. Международные кредиты: инвестиционный климат и региональная эффективность // Деньги и кредит. 1998. № 7. С. 25.

9 Егорова Ю. Инвестиционная политика России на современном этапе // Финансовый бизнес. 1998. № 6. С. 50.

10 Николаев О. Почему не идут иностранные инвестиции в Россию? // Власть. 1999. № 12. С. 39–40.

11 Анализ конъюнктуры инвестиционного рынка в 1999 г. // Бюллетень иностранной коммерческой информации. 2000. № 47. С. 2.

12 Духаев А. Д. Погода в доме // Российское предпринимательство. 2004. № 12. С. 39.

13 Эффективность привлечения иностранных инвестиций в экономику России // Бюллетень иностранной коммерческой информации. 2000. № 29. С. 2.

14 Гнилитская Б. Мировой инвестиционный рынок: существующие риски и место России в международном инвестиционном портфеле // Управление риском. 2001. № 1. С. 15.

15 Хессель Х. Российская Федерация – рейтинг кредитоспособности «В – / Стабильный / С» // Рынок ценных бумаг. 2001. № 8. С. 89.

16 См.: Шмельков В. М. Развитие российско-германского инвестиционного сотрудничества // Бюллетень иностранной коммерческой информации. 2002. № 130–131. С. 2.

17 Долгополова А. Прямые иностранные инвестиции // Рынок ценных бумаг. 2002. № 6. С. 38.

18 Рыжков И. В., Сахончик Е. Д. Некоторые аспекты проблемы привлечения иностранных инвестиций в российскую экономику // Финансы и кредит. 2003. № 23. С. 11–13.

19 Чистов А. В. Некоторые итоги участия России в международном инвестиционном сотрудничестве в 1991–2002 годах // Иностранный капитал в России: налоги, валютное и таможенное регулирование, учет. 2003. № 1. С. 9–10.

20 См.: Шохина Е. Инвесторам некомфортно в России // Эксперт 2005. № 4. С. 43.

21 Дорошенко Д. Р. Государственно-частное партнерство как способ стимулирования инвестиционного развития в России // Финансовый бизнес. 2006, январь – февраль. С. 19.

22 Лесков С. Лошадиная сила человека // Известия. 2006, 16 марта. С. 6.

23 См.: Арсюхин Е. ВТО не поможет // Российская газета. 2007, 20 апреля. С. 5.

24 Фаминский И. Открытая экономика и внешнеэкономическая безопасность // Вопросы экономики. 1994. № 12. С. 73.

25 Касаткин Г. Инвестиционный климат в России: лучше не стало // Рынок ценных бумаг. 1995. № 12. с.28.

26 Приходько Н. Инвестиционный климат в России. Теплеет? // Экономика и жизнь. 1997. № 42. С. 1.

27 Арсентьев М. Проблемы иностранных инвестиций в России // Обозреватель. 1998.№ 7. С. 74.

28 Инвесторы США на российском рынке // Бюллетень иностранной коммерческой информации. 1998. № 89. С. 2.

29 Мальков Э. Д. Оценка инвестиционного климата в России // Бюллетень иностранной коммерческой информации. 1999. № 83. С. 2.

30 Сафронов Б., Марковская В., Афанасьева И. Конъюнктура инвестиционного рынка: итоги 1 квартала 1999 г. // Инвестиции в России. 1999. № 7. С. 13.

31 Инвестиционный климат в России // Общество и экономика. 1999. № 12. С. 175.

32 Инвестиционный климат в России // Вопросы экономики. 1999. № 12. С. 4.

33 См.: Эффективность привлечения иностранных инвестиций в экономику России // Бюллетень иностранной коммерческой информации. 2000. № 29. С. 16.

34 Лебедев В. Привлечение иностранных инвестиций: фактология, проблемы, подходы к решению // Российский экономический журнал. 2000. № 5–6. С. 76.

35 Анализ конъюнктуры инвестиционного рынка в 1999 г. // Бюллетень иностранной коммерческой информации. 2000. № 47. С. 2.

36 Тихонова Л. Иностранные инвестиции в Свердловской области // Инвестиции в России. 2001. № 5. С. 4.

37 Ершов Ю. Как капитал приобрести и безопасность соблюсти // Нефть России. 2003. № 10. С. 37.

38 Караваев В. Зарубежные инвестиции в экономике России // Внешняя торговля. 1997. № 5. С. 4.

39 Мухетдинова Н. Иностранные инвестиции в России // Российский экономический журнал. 1994. № 2. С. 30.

40 Фельзенбаум М В. Иностранные инвестиции в России // Вопросы экономики. 1994. № 8. С. 11.

41 Кирин А. Иностранные инвестиции в России: решат ли новые меры старые проблемы? // Экономика и жизнь. 1995. № 9. С. 30.

42 Ушанов Ю. А., Медведев О. Н. Иностранные инвестиции и конверсия российских оборонных предприятий // США. Экономика. Политика. Идеология. 1997. № 1. С. 66.

43 Иоаннесян С. Л. Проблемы привлечения западного капитала в промышленность России // США – Канада: экономика, политика, культура. 2000. № 5. С. 82.

44 Дейнеко В. А. Привлечение иностранных инвестиций в экономику России: состояние и развитие процесса // Финансы. 2000. № 12. С. 21–22.

45 Ершов Ю. Как капитал приобрести и безопасность соблюсти // Нефть России. 2003. № 10. С. 37.

46 См.: Мытарев В. Обойдемся без национализации // Российская газета. 2004, 20 апреля. С. 2.

47 См.: Конищева Т. Единственный кредитор России // Российская газета. 2004, 25 декабря. С. 4.

48 Колчин С. Инвестиционный климат в России в мировом контексте // Власть. 2004. № 7. С. 39.

49 Бунин И. Инвестиционный климат нестабилен // «Ведомости» Форум «Инвестиционный климат в России», 2005, июнь.

50 См.: Дорошенко Д. Р., Селезнев П. С. Инвестиционная привлекательность России (с позиций иностранных инвесторов) // Консультант директора. 2006. № 1. С. 20.

51 Дорошенко Д. Р. Государственно-частное партнерство как способ стимулирования инвестиционного развития в России // Финансовый бизнес. 2006, январь – февраль. С. 19.

52 Кузяев К. Прямые иностранные инвестиции в России в 2006 году: начало экономического чуда? // Общество и экономика. 2007. № 4. С. 42.

53 См.: Николаева Е. В. Кремле обещают приток капитала // Известия. 2007, 4 октября. С. 8

54 Дейнеко В. А. Привлечение иностранных инвестиций в экономику России: состояние и развитие процесса // Финансы. 2000. № 12. С. 22.

55 См.: Российская экономика – перспективы развития для иностранных инвесторов // Внешнеэкономические связи. 2005, февраль. С. 55.

56 Нэш Р. Особенности ведения бизнеса в России: изменения инвестиционного климата // Сопровождение сделок M&A в России: правовая защита инвестиций. Ред. и сост. сб. И. Г. Шаблинский. М., 2006. С. 19.

57 Сафронов Б., Мельников Б., Кудрявцева И. Иностранные инвестиции в Российской Федерации, 1998–2006 гг. // Инвестиции в России. 2007. № 7. С. 10.

58 Игошин Н. В. Инвестиции. Организация управления и финансирования. Учебник для вузов. М., 2001. с.118.

59 Журавлев С. Н. Российский климат инвестициям не помеха? // Иностранный капитал в России: налоги, валютное и таможенное регулирование, учет. 2006. № 4. С. 11.

60 Фоломьев А., Ревазов В. Инвестиционный климат регионов России и пути его улучшения // Вопросы экономики. 1999. № 9. С. 61.

61 Об инвестиционном климате в России // Бюллетень иностранной коммерческой информации. 2007. № 105. С. 3.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право