На главную Написать письмо

 

Понятие имущественного страхования: правовые вопросы

И. А. Митричев, преподаватель кафедры предпринимательского права УрГЮА


Рассматривая страховое право как комплексное образование, в его составе возможно выделить отдельные группы норм, которые регулируют различные виды страхования. В литературе отмечено, что до сих пор не существует единой классификации страхования1. В то же время в любой классификации присутствует деление на имущественное страхование и страхование личное. В своей работе «Страхование» В. И. Серебровский подразделял страхование по роду страхуемых опасностей на «две основные группы»: на имущественное и личное2. К. А. Граве и В. А. Лунц писали, что «государственное страхование делит­ся на две отрасли – на страхова­­ние имущественное и на стра­хование личное»3. О трех от­раслях страхования (имущественном, личном, страховании ответственности) говорят авторы учебников «Страховое дело»4, «Страхование»5 и «Страховое право»6.

Весьма важное замечание относительно деления страхования на имущественное и личное сделал В. И. Серебровский: «С делением страхования на имущественное и личное не надо смешивать деление страхования на страхование убытков и страхование сумм…, так как страхование имущества является страхованием убытков, но страхование лица, являясь во многих случаях страхованием сумм, иногда имеет целью и возмещение убытков (страхование от болезней, несчастных случаев)»7. Сказанное означает, что отношения, относимые к личному страхованию, по своей сути достаточно различны. Часть из них, наряду с отношениями, входящими в имущественное страхование, составляют единую по своему характеру группу отношений (то, что В. И. Серебровский назвал страхованием убытков), а часть (названная В. И. Серебровским страхованием сумм) носит несколько другой характер. При этом страхование сумм как определенным образом противостоящее страхованию убытков не должно рассматриваться в качестве отношений, имеющих неимущественный характер, поскольку и в том, и в другом случае речь идет о денежных выплатах, признавать которые неимущественными недопустимо8. Различие в приведенном В. И. Серебровским делении касается правовой природы страховых выплат: при страховании убытков производство страховой выплаты обусловливается причинением материального ущерба и иных убытков, но при страховании сумм страховые выплаты не зависят от наступления убытков.

Подобное деление (на страхование убытков и на страхование сумм) стало возможным лишь с формированием теории «общего обеспечения возможной потребности» («теория обеспечения»), которая пришла на смену «теории эвентуальной потребности». «В основание «теории обеспечения», – писал В. И. Се­ребровский, – кладутся не те последствия, которые могут наступить для страхователя, а те цели, которыми он руководствуется при заключении страхования»9. Появление «теории обеспечения», с одной стороны, способствовало объединению всех видов страхования, поскольку изначально данная теория «рассматривалась как идея, распространяющаяся на все виды страхования»10. С другой стороны, «теория обеспечения», указывая на различия страховых отношений, позволяет объяснить заметную разницу между видами личного и имущественного страхования.

В завершение разговора о делении страхования на страхование убытков и страхование сумм отметим, что значение этого деления проявляется при рассмотрении такого важнейшего вопроса как объект страхования.

В качестве основания деления страхования на имущественное и личное страхование (а в ряде классификаций – и на страхование ответственности) берется в одних случаях понятие «объект страхования», а в других – «объект страховой защиты». Между тем эти понятия синонимами не являются. Если под понятием «объект страхования» на современном этапе большинством ученых (и экономистов, и юристов) понимается страховой интерес (как специальная категория страхования), то под понятием «объект страховой защиты» («предмет страховой охраны») понимаются лишь явления объективной реальности: например, вещь или иное имущество, жизнь или здоровье. Таким образом, по нашему мнению, возможно рассматривать понятие «объект страховой охраны» в имущественном страховании как синоним понятия «объект имущественных отношений». При этом под имущественными отношениями нами понимаются отношения, которые в содержании и объектах выражают материальные блага, ценности и которые в соответствии с этим могут иметь денежную оценку11. Поясним сделанный вывод.

В теории гражданского права объекты имущественных отношений и объекты неимущественных отношений различаются. В качестве объектов имущественных отношений «могут выступать вещи и комплексы вещей, деньги, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, работа, ее результаты, услуги»12. Объектами неимущественных отношений являются блага и свободы участников гражданского общества: естественное право на жизнь, здоровье, неприкосновенность личности, имя, честь и достоинство и т. п. Однако при этом в соответствии с п. 1 ст. 4 Закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации»13 и ст. 934 ГК РФ14 не все объекты неимущественных отношений могут быть «обеспечены»15 страховой защитой. Во-первых, в качестве объектов страховой защиты в личном страховании выступают лишь объекты неимущественных отношений, связанные исключительно с физическими лицами. Во-вторых, этими объектами неимущественных отношений являются лишь такие блага как жизнь или здоровье.

Объектом страховых отношений (как имущественных отношений) и в законодательстве (ст. 4 Закона о страховом деле), и в теории16 признается имущественный интерес (нередко называемый также страховым интересом). Страховой интерес, впрочем, как и объект страховой защиты, всегда17 присутствует в страховом отношении. Он связан с объектом страховой защиты, но не идентичен ему. Страховой интерес обладает рядом специфических признаков и свойств. В частности, его возникновение и существование зависит от личности страхователя (а в некоторых случаях и выгодоприобретателя), возможности наступления определенных событий, а также от того, что наступление указанных событий может причинить вред заинтересованному лицу18. В силу этого можно говорить о самостоятельности каждой из рассматриваемых категорий. Деление же страхования на личное и имущественное на основании такого критерия как «объект страхования» вряд ли возможно, поскольку (что было показано выше) данный элемент является обязательным в страховых отношениях. Кроме того, как ранее уже говорилось применительно к «теории обеспечения», часть страховых отношений, относимых к личному страхованию, имеет ту же природу, что и отношения, относящиеся к имущественному страхованию (страхование убытков), при этом данная классификация страхования не зависит от деления на страхование имущественное и страхование личное.

Учитывая вышеизложенное, считаем, что в качестве основания деления страхования на страхование имущественное и страхование личное лежит такой критерий, как «объект страховой защиты», под которым понимаются либо объекты имущественных отношений (в имущественном страховании), либо некоторые объекты личных неимущественных отношений (в личном страховании).

Страхование, в зависимости от тех отношений в сфере страхования, которые в данный момент рассматриваются, может пониматься либо в узком (только отношения между страховщиком и страхователем по защите интересов последнего), либо в широком смысле (когда речь идет об отношениях в сфере страхования в целом). Деление же страхования на отрасли (имущественное и личное страхование) возможно лишь тогда, когда речь идет о страховании в узком смысле слова (собственно страховании). Такой вывод очевиден, поскольку деление на отрасли страхования основывается на различии объектов страховой ­охраны, которые присутствуют исключительно в «собственно страховых отношениях». И, тем не менее, эти страховые отношения по своему объекту (страховому интересу) являются едиными страховыми отношениями: отношениями по имущественному страхованию и отношениями по личному страхованию, иными словами – это два вида однородных отношений.

В настоящее время, основываясь на положениях п. 2 ст. 4 Закона о страховом деле и ст. 929 ГК РФ, можно выделить три подвида имущественного страхования: 1) страхование имущества, связанное с владением, пользованием и распоряжением имуществом; 2) страхование гражданской ответственности, по которому страхуется риск обязанности возместить причиненный другим лицам вред и риск неисполнения обязанности по договору19; 3) cтрахование предпринимательских рисков, связанное с осуществлением предпринимательской деятельности. Как видно из изложенного, термин «имущественное страхование» является собирательным. ГК РФ также использует и другой термин: договор имущественного страхования. Анализ статей гл. 48 ГК РФ позволяет говорить, что договора имущественного страхования самого по себе не существует – это общеродовое название самостоятельных договоров, объединенных на том основании, что по данным договорам страхуется риск причинения вреда объектам имущественных отношения.

Предложенное Законом о страховом деле и ГК РФ деление страхования на две отрасли (личное и имущественное) вызвало критику со стороны некоторых ученых-­экономистов на том основании, что в легальной классификации страхование ответственности необоснованно включено в имущественное страхование: «Бездоказательным является включение страхования гражданской ответственности в состав имущественного страхования в качестве его подотрасли, так как гражданская ответственность как конкретный объект страхования есть правоотношение, а не имущество»20. Относительно данной позиции необходимо отметить следующее: во‑первых, объектом страхования гражданской ответственности является имущественный (страховой) интерес, связанный с этой ответственностью, а не «правоотношение гражданской ответственности» само по себе; во‑вторых, гражданская ответственность есть разновидность юридической ответственности, которая действительно понимается некоторыми исследователями как правоотношение21. Данная точка зрения является спорной. Большинство ученых все же не относит юридическую ответственность (а следовательно, и гражданскую ответственность) к правоотношениям22. Таким образом, нет достаточных оснований говорить, что гражданская ответственность есть правоотношение. Это лишь одно из возможных возражений на указанную позицию. Можно привести и некоторые другие.

В частности, в указанной цитате уважаемые авторы говорят о гражданской ответственности как «конкретном объекте страхования». Что понимается под этим словосочетанием? Очевидно, что имеется в виду не объект страхового отношения, поскольку объектом страховых отношений выступает страховой интерес. Речь, таким образом, может идти только об объекте страховой защиты, под которым в страховании ответственности В. Б. Гоммеля и Д. С. Тулленты понимают гражданскую ответственность. Однако в этом случае возникает другой вопрос: действительно ли объектом страховой защиты в страховании ответственности выступает гражданская ответственность?

Несколько ранее мы уже рассматривали такую категорию как «объект страховой защиты». Тогда же было отмечено, что в качестве объектов страховой защиты в имущественном страховании выступают объекты имущественных отношений, а в качестве объектов страховой защиты в личном страховании выступают строго определенные объекты личных неимущественных отношений. Выделение же страхования ответственности в качестве самостоятельной отрасли страхования по данному критерию деления должно основываться на признании в качестве объекта страховой защиты в страховании ответственности особого явления. На первый взгляд, таким явлением как раз и может выступать граждан­ская ответственность. Однако это не так. Внимательное рассмотрение конструкции «ответственность как объект страховой защиты» приводит к неопределенности: какому же явлению предоставлена защита? В первую очередь данная неопределенность связана с самим понятием ответственности: термин «ответственность» многозначен и употребляется в различных аспектах23. С другой стороны, практически все авторы связывают наступление юридической ответственности с последствиями совершенного правонарушения24. При этом отмечается, что на нарушителя возлагаются те или иные неблагоприятные имущественные последствия. Данные имущественные последствия выражаются в имущественных потерях правонарушителя, с помощью которых возмещаются убытки лица, право которого нарушено.

Наступление гражданской ответственности, например страхователя, означает, что в случае предъявления к нему требований о возмещении вреда или требования о возмещении ущерба, причиненного неисполнением или ненадлежащим исполнением договорного обязательства, страхователь может понести имущественные потери. Риск именно этих имущественных потерь может быть застрахован по договору страхования ответственности. При этом необходимо учитывать, что объектом договора страхования является не сама ответственность и даже не возможные имущественные потери страхователя, а интерес страхователя в том, чтобы не платить соответствующие денежные суммы (страховой интерес). Данные имущественные потери в страховании ответственности и убытки в страховании имущества, вне всякого сомнения, имеют имущественную природу. В отношении тех и других возможно применять денежную оценку. Поэтому и можно говорить о страховании ответственности как о виде имущественного страхования, наряду со страхованием имущества.

Думается, что более правильно было бы называть страхование ответственности «страхованием интересов, связанных с риском возможных имущественных потерь в случае наступления ответственности страхователя». Формулировка «стра­хование ответственности» является лишь более универсальной и удобной, но значительно менее точной по сравнению с предложенной. Тем не менее традиция российской страховой науки считает термин «страхование ответственности» допустимым. Он является общепризнанным и получил легальное закрепление (например, ст. 931, 932 ГК РФ). Однако, используя данный термин, во избежание ошибок следует помнить, что на самом деле страхуется.

Следовательно, страхование гражданской ответственности все же следует отнести к имущественному страхованию, поскольку при данном виде страхования страхуется риск убытков, которые страхователь или выгодоприобретатель понесет при наступлении страхового случая (то есть при наступлении его ответственности).

Кроме того, необходимо отметить, что в качестве основания для классификационного деления на имущественное страхование и личное страхование должен лежать определенный имущественный критерий. В результате страхового случая вред причиняется либо объектам имущественных отношений, либо объектам личных неимущественных отношений, связанных с имущественными, либо вред причиняется нематериальным благам. Именно исходя из этого можно говорить, что посредством имущественного страхования защищаются объекты имущественных отношений, а посредством личного страхования – объекты личных неимущественных отношений и нематериальные блага.

При использовании имущественного критерия (как бы он ни ­назывался) в качестве основания для деления отраслей страхования в данной классификации не остается места для выделения отдельной отрасли страхования – страхования ответственности. Страхование ответственности как отрасль страхования, возможно, могло бы быть выделено, если бы в основе классификации лежал иной (отличный от имущественного) критерий деления, однако в таком случае страхование делилось бы на страхование ответственности и страхование неответственности.

Интересно отметить, что еще в 1947 г. В. К. Райхер отнес страхование гражданской ответственности к имущественному страхованию, выразив всю сущность данного вида страхования в одном предложении: «непо­средственным объектом буржуазного страхования от гражданской ответственности являются не личные блага (жизнь, здоровье) потерпевших, а имущественные интересы причинителей вреда»25. Рассматривая данный вопрос, он подверг критике позицию К. Г. Воблого, включавшего страхование гражданской ответственности в область личного (!) страхования. При этом следует отметить, что В. К. Райхер называл страхование гражданской ответственности как «страхование от гражданской ответственности», что, на наш взгляд, является более правильным, поскольку не допускает отождествления самой гражданской ответственности и объекта страхования.

В завершение статьи хотелось бы сказать несколько слов о форме имущественного страхования.

Страхование в Российской Федерации осуществляется в форме обязательного или добровольного страхования (п. 2 ст. 3 Закона о страховом деле). Согласно ст. 927 ГК РФ обязательное страхование (страхование в случаях, когда законом на определенных лиц возлагается обязанность страховать различные объекты) бывает двух видов: собственно обязательное страхование и обязательное государственное страхование. Сегодня нельзя говорить о том, что имущественное страхование может осуществляться в форме обязательного государственного страхования как разновидности обязательного страхования. Несмотря на то, что п. 3 ст. 928 и ст. 969 ГК РФ предусматривается страхование имущества (имеется в виду имущественный интерес, связанный с риском утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества) отдельных категорий государственных служащих за счет средств, выделяемых на эти цели из соответ­ствующего бюджета министерствам и иным федеральным органам исполнительной власти (обязательное государственное страхование), однако в настоящее время не принято ни одного нормативного акта, который бы такое страхование допускал. Более того, принятые законы по обязательному государственному страхованию предусматривают лишь страхование интересов, связанных с жизнью и здоровьем государственных служащих определенных категорий. Таким образом, можно сделать следующий вывод: имущественное страхование в Российской Федерации не осуществляется в форме обязательного государственного страхования.

В завершение статьи автор считает необходимым уточнить некоторые моменты. Так, в тексте неоднократно использовались понятия «страховая защита» и «страховая охрана». И хотя рассмотрение данных понятий составляет предмет самостоятельного исследования, здесь следует отметить, что под ними понималось в статье. Мы согласны с предложенной В. С. Белых и И. В. Кривошеевым концепцией, согласно которой страховая охрана является более широким понятием, нежели страховая защита26. При этом страховая защита нами понимается как «обеспеченная юридическим обязательством потенциальная готовность страховщика предоставить страхователю (застрахованному или иному лицу – выгодоприобретателю) при наступлении страхового случая материальное обеспечение в форме страховых и иных предусмотренных страхованием выплат, что придает этому лицу чувство защищенности и уверенности в своем будущем»27. 


1 Страховое дело: учеб. пособие / М. А. Зайцева, Л. Н. Литвинова, А. В. Урупин и др.; под общ. ред. М. А. Зайцевой, Л. Н. Литвиновой. Мн.: БГЭУ, 2001. С. 16.

2 Серебровский В. И. Избранные труды. М.: Статут, 1997. С. 485.

3 Работа указанных ученых была опубликована в 1960 г., когда в СССР существовало только государственное страхование. Граве К. А., Лунц Л. А. Страхование. М.: Госюриздат, 1960. С. 7.

4 Страховое дело: Учеб. пособие / под общ. ред. М. А. Зайцевой, Л. Н. Литвиновой. С.16.

5 Балабанов И. Т., Балабанов А. И. Страхование. СПб.: Питер, 2001. С. 50.

6 Страховое право: учебник для вузов / под ред. проф. В. В. Шахова, В. Н. Григорьева, С. Л. Ефимова. М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2002. С. 36.

7 Серебровский В. И. Указ. соч. С. 485.

8 Брагинский М. И. Договор страхования. М.: «Статут», 2000. С. 60.

9 Серебровский В. И. Указ. соч. С. 451.

10 Худяков А. И. Страховое право. СПб.: Изательство В. Асланова «Юридический центр Пресс», 2004. С. 67–68. Более подробно о развитии теорий страхования см.: Серебровский В. И. Указ. соч. С. 436–453.

11 Гражданское право: учеб. / под общ. ред. С. С. Алексеева. М.; Екатеринбург: Институт частного права, 2006. С. 14.

12 Гражданское право: учебник. Ч. 1 / под общ. ред. проф. Т. И. Илларионовой, Б. М. Гонгало, В. А. Плетнева. М.: Издательская группа НОРМА – ИНФРА·М, 1998. С. 5.

13 Ведомости ВС РФ. 1993 № 2. Ст. 56. Далее по тексту – Закон о страховом деле.

14 Далее по тексту также ГК РФ.

15 Речь не идет об обеспечении обязательств.

16 Серебровский В. И. Указ. соч. С. 372–374; Белых В. С., Кривошеев И. В. Страховое право. М.: Издательство НОРМА, 2001. С. 74–85; Фогельсон Ю. Б. Основные понятия страхового права /  / Государство и право. 2001. № 8. С. 18–21; Он же. Комментарий к страховому законодательству. М, Юристъ, 2000. С. 21–24; Брагинский М. И. Указ. соч. С. 60. Следует отметить, что Ю. Б. Фогельсон признает имущественный интерес в качестве объекта страхования лишь в имущественном страховании, считая, что в личном страховании объектом является неимущественный интерес (см.: Фогельсон Ю. Б. Договор страхования в Российском гражданском праве. Дисс.… докт. юрид. наук. – М., 2005. С. 157).

17 Другая позиция повлекла бы за собой признание существования безобъектных страховых отношений.

18 См. также: Фогельсон Ю. Б. Основные понятия страхового права. С. 18.

19 Страхование гражданской ответственности появилось в РСФСР в 1991 г. Впервые данный вид имущественного страхования был законодательно закреплен в п. 1 ст. 106 Основ гражданского законодательства РСФСР. А приказом Министерства финансов СССР от 14 января 1991 г. № 5 были утверждены «Правила добровольного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

20 Гоммеля В. Б., Тулленты Д. С. Проблемы классификации страхования в российском законодательстве /  / Финансы. 2005. № 12. С. 40.

21 Кичатова В. С. Соотношение гражданско-правовой ответственности и государственного принуждения /  / Вестник ЛГУ. Сер. Экономика, философия, право. 1973. Вып. 3. № 17. С. 107.

22 Гражданское право. Том 1: учебник. Издание шестое, переработанное и дополненное / под. ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М.: ООО «ТК «Велби», 2002. С. 643.

23 Гражданское право: в 2 т. Том 1: учебник / отв. ред. проф. Е. А. Суханов. – 2‑е изд., перераб. и доп. – М.: Издательство БЕК, 2002. С. 427.

24 Гражданское право: в 2 т. Том 1: учебник / отв. ред. проф. Е. А. Суханов. – 2‑е изд., перераб. и доп. – М.: Издательство БЕК, 2002. С. 432; Гражданское право. Том 1: учебник. Издание шестое, переработанное и дополненное / под. ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М.: ООО «ТК «Велби», 2002. С. 644.

25 Райхер В. К. Общественно-исторические типы страхования. М.; Л.: Академия наук СССР, 1947. С. 108. Примечание 1.

26 Белых В. С., Кривошеев И. В. Указ. соч. С. 15.

27 Худяков А. И. Указ. соч. С. 38.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право