На главную Написать письмо

 

Концепция конкуренции в российском антимонопольном законодательстве

А. М. Сергеев, заведующий кафедрой экономической теории, кандидат экономических наук, доцент


Возможность конкуренции и реализации конкурентных преимуществ в России зиждется на конституционных принципах свободного перемещения товаров, услуг, финансовых средств и свободы экономической деятельности (п. 1 ст. 8 Конституции РФ), а также на праве граждан на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (п. 1 ст. 34 Конституции РФ).

Основным законодательным актом, формирующим конкурентную среду и механизм российского антимонопольного регулирования, стал введенный в действие 26 июля 2006 г. Федеральный закон «О защите конкуренции» (далее Закон о защите конкуренции). Несомненным его достоинством является объединение в одном законодательном акте норм, определяющих поведение фирм на товарных и финансовых рынках. Тем самым создана правовая основа для единообразной трактовки добросовестных и недобросовестных форм конкуренции экономических агентов, которые могут одновременно и/или взаимосвязанно действовать как на рынках товаров, так и на рынках финансовых услуг.

Базовый принцип антимонопольного законодательства в явном виде сформулирован в ст. 10 данного закона. Этой статьей запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц.

К запрещаемым действиям здесь относятся:

– установление, поддержание монопольно высокой или монопольно низкой цены товара;

– изъятие товара из обращения, если результатом такого изъятия явилось повышение цены товара;

– навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора;

– экономически или технологически необоснованные как сокращение или прекращение производства товара, если на этот товар имеется спрос при наличии возможности его рентабельного производства, так и отказ либо уклонение от заключения договоров с отдельными покупателями (заказчиками) в случае наличия возможности производства или поставок соответствующего товара;

– необоснованное установление различных цен (тарифов) на один и тот же товар, если иное не установлено федеральным законом;

– установление финансовой организацией необоснованно высокой или необоснованно низкой цены финансовой услуги;

– создание дискриминационных условий, а также препятствий доступу на товарный рынок или выходу из него другим хозяйствующим субъектам;

– нарушение установленного нормативными правовыми актами порядка ценообразования.

Для уточнения смысла этого ключевого положения Закона о защите конкуренции следует рассмотреть определения некоторых основных упоминавшихся понятий. Во-первых, под конкуренцией понимается «соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке» (ст. 4). Во-вторых, доминирующим положением признается положение хозяйствующего субъекта на рынке определенного товара, дающее ему возможность оказывать «решающее влияние на общие условия обращения товара… устранять с этого товарного рынка других хозяйствующих субъектов, и (или) затруднять доступ на этот товарный рынок другим хозяйствующим субъектам» (ст. 5).

Таким образом, главная цель антимонопольного регулирования – предотвратить ограничивающие конкуренцию действия. Тем самым в основу российского конкурентного права (и это соответствует мировым юридическим стандартам) заложено общее концептуальное положение, согласно которому наи­высшее общественное благосостояние достигается в случае, когда экономические агенты имеют возможность свободно обмениваться произведенными ими товарами и услугами на конкурентном рынке. При этом считается, что если все рыночные сделки будут заключаться на основе цен, устанавливаемых в результате конкурентной борьбы производителей, то общество получит больший объем благ, чем в случае, когда часть подобных сделок станет осуществляться по ценам, отклоняющимся от конкурентных в сторону как повышения, так и занижения.

Конкурентный рынок, следовательно, выступает универсальным регулятором общественного производства и его пропорций. При этом вопрос о том, что производить и в каком количестве, решает потребитель, предъявляя на рынке спрос на те или иные виды товаров и услуг.

Подобный подход восходит своими корнями к истокам экономической теории, начиная со знаменитого принципа «невидимой руки» А. Смита. Многочисленными работами не одного поколения ученых-экономистов теоретически доказано, а хозяйственной практикой неопровержимо эмпирически подтверждено, что в условиях конкуренции создается большее национальное богатство, а цена каждого отдельного вида продукции ниже, чем при монополии. По­этому в целом представляется правильным воплощение в российском антимонопольном законодатель­стве неоднократно преломленной сквозь призму научной и идейно-идеологической борьбы концепции конкурентного рынка как регулятора общественного производства, обеспечивающего количественную максимизацию и качественную оптимизацию потребляемых благ.

В тоже время в приведенном выше определении конкуренции (ст. 4) фактически используется несколько видоизмененное понятие совершенной конкуренции. Именно отсутствие возможности влияния на рыночную цену у любой фирмы в отрасли представляет собой главную характеристику данного понятия.

Все фирмы в условиях совершенной конкуренции являются «ценополучателями». Иначе говоря, на рынке совершенной конкуренции отдельные продавцы не контролируют цены, по которой они реализуют свою продукцию, так как цена определяется взаимодействием совокупного спроса и предложения. Каждая фирма производит настолько малую часть общего объема отраслевого выпуска, что увеличение или уменьшение количества продукции, выпускаемой отдельной фирмой, не окажет ощутимого влияния на предложение и, следовательно, на цены.

Ни один продавец, далее, не сможет поднять цену выше установившегося рыночного равновесного уровня, не потеряв всех своих клиентов. Тогда кривая спроса на продукт данной фирмы представляет собой прямую горизонтальную линию, соответствующую рыночной цене. Фирма – совершенный конкурент принимает цену как экзогенный фактор, нечто, лежащее за пределами её контроля. Пытаясь обеспечить себе наибольшую прибыль при данной цене, она будет регулировать свой объем выпуска. Когда предельные издержки, т. е. затраты ресурсов на производство дополнительной единицы продукции, сравняются с ценой, прибыль фирмы будет максимальной.

В более полной и строгой формулировке модель рынка совершенной конкуренции включает следующий ряд аспектов1:

– отсутствие монопольной власти;

– горизонтальные кривые спроса;

– пренебрежимо малый размер индивидуальных объемов покупок и продаж по сравнению с отраслевыми агрегатами;

– принятие цен, заданных рынком;

– нулевые прибыли и равная отдача от всех видов деятельности в долгосрочном периоде времени;

– равенство цен предельным издержкам;

– равенство доходов факторов производства ценности их предельных продуктов;

– Парето-эффективность рыночной аллокации (размещения) ресурсов и действенность «невидимой руки».

Поясним, что согласно критерию эффективности по Парето оптимальным считается такое распределение ресурсов, когда любое их перераспределение, улучшающее положение какого‑нибудь экономического агента, ухудшает положение других. При отсутствии внешних эффектов и неопределенности система совершенно конкурентных рынков, как показывает теория общего рыночного равновесия, приводит к Парето-эффективной аллокации ресурсов, когда личная выгода индивида совместима с общественной пользой. Последующий вывод о том, что Парето-оптимальность не может быть достигнута в рыночной системе с элементами монополии, служит весомым экономическим обоснованием необходимости антимонопольного регулирования.

Концепция совершенной конкуренции была полностью сформулирована в фундаментальном труде американского экономиста Ф. Найта2. Она предполагает существование достаточно строгих предпосылок, которые включают: большое число продавцов и покупателей; отсутствие входных и выходных барьеров; наличие полной информации; однородность и делимость продукта; отсутствие сговора и внешних эффектов. Но такой набор условий крайне редко встречается в хозяйственной практике. Поэтому неудивительно, что Дж. Стиглер, анализируя эволюцию теории конкуренции, подчеркнул: «… Мы должны отметить самую общую и важную претензию к концепции совершенной конкуренции: она нереалистична»3.

Но даже если перечисленные выше условия совершенной конкуренции выполняются в действительности (в экономической литературе в качестве примеров обычно приводятся рынки зерна, ценных бумаг, иностранной валюты), данный тип рыночной структуры обладает принципиальными недостатками. Самый негативный из них в настоящее время – неспособность обеспечить концентрацию ресурсов, необходимую для инновационного развития.

Кроме того, совершенная конкуренция способствует стандартизации и унификации продукции, что ограничивает возможности потребительского выбора. При недостаточной спецификации прав собственности она порождает побочные издержки, которые не учитываются в ценах и оплачиваются третьими лицами, не участвующими в рыночных сделках (внешние эффекты). Ею не предусматривается производство общественных благ, поскольку они не могут быть разделены, оценены и проданы каждому покупателю.

Следует отчетливо понимать, что совершенная конкуренция совершенна только в том смысле, что в её условиях каждая фирма сможет продать по некоторой рыночной цене столько продукции, сколько она пожелает, а на уровень цены абсолютно не влияют ни отдельный продавец, ни отдельный покупатель. Это такая форма организации рынка, при которой на самом деле исключены все виды состязательности.

Таким образом, теоретическое понятие совершенной (чистой) конкуренции является фактически отрицанием обычного для деловой практики и повседневной жизни понимания конкуренции как острого соперничества экономических агентов. Очень точно и образно данное обстоятельство прокомментировали М. Шубик и Р. Левитан. Они пишут: «При чистой конкуренции контроль индивида на торжище столь слаб, что он может забыть, что он конкурент. Рынок, вместо того чтобы предстать состоящим из бессчетного множества конкурентов, из которых индивид должен выделиться своей сообразительностью и умением, становится гигантской безличной машиной, а конкуренты – рассредоточенными зубцами в системе невидимок, ведомых невидимой рукой. Действительный парадокс в том, почему экономисты решили назвать такое состояние дел конкурентным. В обычном употреблении конкуренция подразумевает конкурентов, сознающих присутствие друг друга. В этом же особом случае апофеоз конкуренции достигается, когда ни одному конкуренту нет дела ни до кого другого»4.

Особенностью данного понятия, наряду с отрицанием соревновательной конкуренции, выступает то, что оно включает в себя идею рыночного равновесия. Такая апелляция делает концепцию совершенной конкуренции мало применимой для анализа деятельности фирм: в состоянии равновесия не существует экономических проблем, требующих решения.

Именно это различие «равновесного» и «неравновесного» поведения фирм делает столь серьезной разницу между совершенной и состязательной конкуренцией. Отсюда следует, что совершенная конкуренция как концепция является не собственно конкуренцией (процессом), а его финалом (результатом). Она определяет только то, что будет после того, как неравновесный процесс закончится, каких конечных значений достигнут цены и объемы производства при заданных характеристиках рынка.

Непосредственное использование данной аналитической модели при формулировке норм конкурентного права и выработке соответ­ствующих критериев оценки деловых практик представляется поэтому малопродуктивным. Эти соображения делают во многом лишенной реального содержания и производную от нее концепцию конкурентных цен, которые являются базисом для идентификации монопольных цен.

Итак, экономической основой современного российского антимонопольного законодательства выступает стандартная неоклассическая концепция совершенной конкуренции, которая анализирует конкуренцию в терминах частичного равновесия с использованием метода сравнительной статики. Но само понимание конкуренции, а следовательно, и антиконкурентных действий, допускает иную интерпретацию.

Конкуренция может трактоваться как процедура открытия новых способов (комбинаций) использования существующих ресурсов, а также создания принципиально новых факторов производства5. При таком подходе она рассматривается в первую очередь как динамический процесс и проявляется прежде всего в инновациях (совершенствовании продуктов и технологий, формировании новых рынков, источников сырья, типов организаций). Это понимание конкуренции принципиально важно в современных условиях, а его операционализация осуществляется в последнее время в рамках институционально-эволюционного направления экономической теории. Весьма вероятно, по нашему мнению, что в недалеком будущем концепция соревновательной конкуренции будет активно влиять как на нормы, так и на практику применения российского антимонопольного законодательства. 


1 Робертс Дж. Рынки совершенной и несовершенной конкуренции//Экономическая теория/Под ред. Дж. Итуэлла, М. Милгрейта, П. Ньюмена. М.: ИНФРА-М, 2004. С. 654.

2 Найт Ф. Х. Риск, неопределенность и прибыль. М.: Дело, 2003.

3 Стиглер Дж. Дж. Совершенная конкуренция: исторический ракурс//Вехи экономической мысли. Теория фирмы. Т. 2. СПб.: Экономическая школа, 2000. С. 328.

4 Shubic M., Levitan R. Market Structure and Behavior. Cambridge, Mass.,1980. P. 13.

5 Подробнее см.: Хайек Ф. Конкуренция как процедура открытия//Мировая экономика и международные отношения. 1989. № 12.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право