На главную Написать письмо

 

Право на бездокументарную ценную бумагу

Г. Н. Шевченко, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Юридического института ДВГУ


Ценные бумаги – достаточно уникальные объекты гражданского права, появление которых было востребовано всем развитием общества. В настоящее время наибольшее распространение на практике получили эмиссионные ценные бумаги, которые отражают заемное финансирование и финансирование через участие в основном капитале. Эмиссионные ценные бумаги могут выпускаться как в документарной, так и в бездокументарной форме, причем, основной формой выпуска является бездокументарная. Большое число авторов не признает эмиссионные ценные бумаги в качестве ценных бумаг, в то время как не меньшее число юристов считает, что бездокументарные эмиссионные ценные бумаги имеют право на существование и, более того, видят за ними будущее.

Традиционно считается, что ценная бумага является документом, предъявление, «презентация» которого необходима для осуществления выраженного в бумаге права. Ценная бумага неразрывно связана в воплощенным в ней правом, ибо реализовать (осуществить) это право или передать его другому лицу можно только путем предъявления этого документа. В период становления и развития предъявительских ценных бумаг право могло быть материализовано только на бумажном носителе. Но в дальнейшем такая жесткая привязанность ценной бумаги, как совокупности прав, и ценной бумаги, как вещи – бумажного документа, отпала. Во-первых, изменилось само понятие документа – он может быть выполнен не только на бумажном носителе; во‑вторых, с появлением именных ценных бумаг, когда управомоченное лицо фиксируется помимо самой ценной бумаги еще и в специальном реестре, возможна реализация прав по ценной бумаге без ее предъявления, «презентации»; в‑третьих, оказалось, что в ряде случаев гораздо удобнее осуществлять различные сделки с ценными бумагами в отсутствии документарной формы. Все это обусловило начало дематериализации именных ценных бумаг.

Бездокументарные ценные бумаги характеризуются тем, что их содержание (совокупность имущественных и неимущественных прав) содержится в решении о выпуске, а их принадлежность определенным лицам фиксируется в реестре владельцев именных ценных бумаг. Содержание и принадлежность документарных ценных бумаг, по общему правилу, отражается в самой бумаге, что и влечет за собой необходимость их презентации для реа­лизации воплощенных в них прав.

Утверждение о том, что бездокументарная ценная бумага не имеет материального носителя (документа) – неточно. Аксиомой является положение о том, что применительно к ценным бумагам сведения о праве приобретают особое юридическое значение только в том случае, если они тесно связаны с определенным носителем этой информации – документом. Представляется, что это положение полностью применимо и к бездокументарным ценным бумагам.

Фиксация права осуществляется на электронном документе, находящемся у определенного лица (должника-эмитента, реестродержателя, депозитария), который все свои действия осуществляет в соответствии с императивными нормами законодательства. Требования к таким лицам при осуществлении операций с бездокументарными ценными бумагами не менее жестки, чем требования, предъявляемые к форме документарной ценной бумаги: это и соответствие самого реестродержателя определенным нормативам; это и обязательное лицензирование такой деятельности; это, наконец, осуществление всех записей в соответствии с императивными правилами, содержащимися в нормативных актах. Условия фиксации права устанавливаются публичной властью едиными для всех лиц, осуществляющих такую деятельность.

Правообладатель для совершения операций с ценными бумагами должен обращаться только к заранее определенному официальному лицу. Соблюдение всех этих требований вызвано свойствами документа, выполненного не на бумажном, а на электронном носителе и, с нашей точки зрения, восполняет необходимость предъявления документа для реализации воплощенных прав, как это установлено и единственно возможно для документарной ценной бумаги.

В случае с бездокументарными ценными бумагами у управомоченного лица нет документа, но это не означает, что его нет вообще. Запись официального лица о принадлежащих управомоченному лицу субъективных гражданских правах, выполненная на электронном носителе, в соответствии с правилами, установленными публичной властью, носит официальный характер, что позволяет признать ее документом. Совершение всех операций с бездокументарными ценными бумагами отражается в этом документе, что придает ему свойство публичной достоверности. В настоящее время, по точному замечанию А. Ю. Бушева, «в процессе развития средств связи были найдены такие технические решения, которые позволили не только идентифицировать электронные документы, в том числе ценные бумаги, но и практически уравнять их доказательственную силу с бумажными»1.

Документарные ценные бумаги классическая теория традиционно рассматривает как вещи, как объекты права собственности. Но являются ли традиционные документарные ценные бумаги такими же традиционными вещами? Вещи – материальные предметы внешнего по отношению к человеку окружающего мира. Понятие вещи как объекта гражданского права было разработано еще в римском частном праве и остается таковым на протяжении веков. «Вещи – это существующие независимо от субъекта пространственно ограниченные предметы и явления материального мира как в их естественном состоянии, так и приспособленные человеком к его потребностям»2. Важнейший признак вещей, благодаря которому они и становятся объектами гражданских прав, заключается в их способности удовлетворить те или иные потребности людей. Предметы, не обладающие полезными качествами, либо полезные свойства которых еще не открыты людьми, – объектами гражданско-правовых отношений не выступают. Иными словами, статус вещей приобретают лишь материальные ценности, то есть материальные блага, полезные свойства которых осознаны и освоены людьми3. Но тогда единственное потребительское качество документарной ценной бумаги – это удостоверять субъективные гражданские права. Документ (вещь) сам по себе не имеет ценности (за исключением стоимости бумаги), ценность – воплощенные в документе права. Из этого следует, что документ – та же оболочка, воплощенных в ценной бумаге прав, и этого не меняет даже то положение, что эта оболочка признана вещью. Суть ценной бумаги как вещи носит производный характер, основное и единственное назначение которой – быть носителем субъективных гражданских прав.

О. С. Иоффе писал, что «вещи, как материальные объекты внешнего мира, обладают различными естественными свойствами, и когда в связи с вещами устанавливаются гражданские правоотношения, то в процессе нормирования поведения участников правоотношений нередко учитываются естественные свойства связанных с ним вещей»4. У ценных бумаг нет и не может быть таких естественных свойств, однако они обладают многочисленными и весьма специфическими юридическими свойствами, присущими только им и никаким другим объектам гражданского права. К числу таких свойств можно отнести начало презентации, повышенную оборотоспособность, свойство публичной достоверности, иное распределение рисков, лежащих как на кредиторе, так и на должнике. Эти свойства однозначно не вытекают из свойств ценной бумаги как документа-вещи и не обусловлены природой вещей. Признание документарной ценной бумаги вещью и, соответственно, разделение права на документ и сами права, удостоверенные ценной бумагой, преследовало определенную цель – позволяло осуществлять обращение закрепленных в ней субъективных гражданских прав не по правилам уступки требований, а по нормам, установленным для приобретения и прекращения права собственности, а соответственно и применять вещно-правовые способы защиты.

Такая же тенденция наблюдается и в современном ­законодательстве в отношении бездокументарных ценных бумаг (в соответствии со ст. 128 ГК РФ ценные бумаги отнесены к движимым вещам). При этом, формулируя данное положение, законодатель прямо не исключает из вещей бездокументарные ценные бумаги. В ст. 2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг», посвященного регулированию бездокументарных ценных бумаг, понятие «владелец» законодатель определяет как «лицо, которому ценные бумаги принадлежат на праве собственности или ином вещном праве». Представляется, что это не является недоработкой законодателя, как достаточно часто отмечается в юридической литературе. Распространение на бездокументарные ценные бумаги вещно-правового режима имеет определенные причины, главной из которых, по нашему мнению, является то, что бездокументарные ценные бумаги, как впрочем и документарные, по своей юридической природе являются объектами абсолютного права.

Специфика абсолютных прав заключается в том, что им противостоит обязанность не конкретного лица, а всех третьих лиц, причем эта обязанность связана не с совершением положительных действий, а с воздержанием от совершения действий, ущемляющих абсолютные права5. Вне всякого сомнения права на документарную ценную бумагу могут быть нарушены любым и каждым. Но и права зарегистрированного лица на бездокументарную ценную бумагу также могут быть нарушены кем угодно, совсем не обязательно, чтобы это был эмитент или реестродержатель. Права владельца бездокументарной ценной бумаги может нарушить реестродержатель (эмитент), с которым владелец состоит в относительных правоотношениях, но это же могут сделать и третьи лица, находящиеся в абсолютных правоотношениях с зарегистрированным в реестре лицом. Поэтому и право на бездокументарную ценную бумагу так же следует рассматривать, как особое абсолютное право. Однако нет однозначного ответа на вопрос: является ли такое право одновременно и вещным, в частности, правом собственности? Представляется, что бездокументарные ценные бумаги вряд ли могут рассматриваться как объекты права собственности. Право собственности, разработанное классической цивилистикой, распространяется только на вещи. «Без материального объекта существование права собственности немыслимо»6. Бездокументарные ценные бумаги не могут быть признаны вещами. Но в тоже время нельзя не констатировать и тот факт, что в правовом регулировании и бездокументарных ценных бумаг, и документарных ценных бумаг, являющихся объектами абсолютного права, преобладают элементы вещно-правового регулирования. Поэтому следует признать, что право на бездокументарную ценную бумагу можно рассматривать как особое абсолютное право, построенное по модели права собственности, но не тождественное ему, а обладающее многочисленными существенными особенностями. Большинство этих особенностей уже предусмотрены в законодательстве относительно правового регулирования таких ценных бумаг, но их пытаются поместить, «втиснуть» в рамки отношений собственности. Однако адекватное правовое регулирование бездокументарных ценных бумаг как специфических объектов гражданского права, выступающих носителями субъективных гражданских прав, не всегда возможно в рамках традиционных отношений собственности, что не может не вызывать теоретические споры и сложности на практике. До тех пор пока такое абсолютное право на бездокументарные ценные бумаги не будет разработано в цивилистике и не найдет своего воплощения в нормах права, к документарным ценным бумагам будет применяться вещно-правовой режим, а к бездокументарным ценным бумагам – нормы права собственности по аналогии. Представляется, что особенности и содержание такого абсолютного права на бездокументарные ценные бумаги предопределяются специфическими качествами объекта – бездокументарными ценными бумагами, главная особенность которых заключается в том, что они представляют собой субстанцию идеальной природы. Это юридическая форма, оболочка, служащая юридическому обособлению удостоверенных в них субъективных гражданских прав. Бездокументарные ценные бумаги в классическом понимании вещами не являются, но они и не являются имущественными правами, а представляют собой оболочку, скрывающую за собой совокупность таких прав7. Это свойство бездокументарных ценных бумаг и предопределяет особенности абсолютного права на них.

Абсолютное субъективное гражданское право на бездокументарные ценные бумаги включает в себя юридически обеспеченные возможности лица быть указанным (записанным в книгах субъекта, осуществляющего учет ценных бумаг) в качестве управомоченного на данную ценную бумагу лица, распоряжаться бездокументарными ценными бумагами своей властью и в своем интересе.

Первое правомочие, включаемое в предлагаемое абсолютное право на бездокументарные ценные бумаги, – это право лица на указание его книгах субъекта, осуществляющего учет ценных бумаг, в качестве управомоченного на эти ценные бумаги. Принадлежность бездокументарной ценной бумаги конкретному лицу определяется при помощи обращения к записям субъекта, осуществляющего фиксацию (учет) прав на бездокументарные ценные бумаги. Это может быть обязанное по ценным бумагам лицо – эмитент, однако, гораздо чаще такие функции выполняют официальные лица – профессиональные участники рынка ценных бумаг – регистраторы (реестродержатели) и депозитарии. Эти лица осуществляют все свои записи в соответствии с императивными нормами законодательства. Соблюдение всех этих требований восполняет необходимость предъявления документа для признания лица управомоченным субъектом, как это установлено и единственно возможно для документарных ценных бумаг. Таким образом, следует признать, что указание лица в системе ведения реестра записями на лицевых счетах или по счетам депо в депозитариях легитимирует его как управомоченное на эту ценную бумагу лицо, т.е. такая запись в реестре носит легитимационный характер, вследствие чего, кстати, начало презентации не является обязательным признаком бездокументарных ценных бумаг, в отличие от документарных ценных бумаг.

Отношения лица, управомоченного на бездокументарные ценные бумаги, по поводу принадлежности этих ценных бумаг не становятся относительными только потому, что запись в реестре (на счете депо) осуществляется не им самим, а иным лицом, уполномоченным осуществлять такие действия. Отражение ценных бумаг у лица, осуществляющего фиксацию прав на бездокументарные ценные бумаги, совсем не означает, что данному лицу принадлежат эти бумаги, и оно может распоряжаться ими или осуществлять удостоверенные ими права. Такой субъект осуществляет только учетные функции в отношении бездокументарных ценных бумаг, которые как раз и позволяют определить управомоченное на них и в то же время по ним лицо. Положение не меняется, если фиксация прав осуществляется лицом, обязанным по ценным бумагам – эмитентом, поскольку в нормальном состоянии ему вообще не могут принадлежать собственные ценные бумаги, и только в случаях, предусмотренных законом, они могут перейти к нему либо для последующего погашения, либо для отчуждения третьим лицам, но тогда сам эмитент отражается в реестре как управомоченное на ценные бумаги лицо, наряду с другими лицами. Все вышесказанное позволяет прийти к выводу, что реализовать свое право быть указанным в качестве управомоченного на ценную бумагу лица и тем самым быть легитимированным по ней лицом можно только при посредстве субъекта, осуществляющего фиксацию прав на бездокументарные ценные бумаги, и в этом одно из уникальных свойств такого объекта гражданского права как бездокументарные ценные бумаги.

Запись в реестре субъекта, осуществляющего фиксацию прав на именные бездокументарные ценные бумаги, обладает свойством публичной достоверности, которое означает автономность и независимость прав держателя ценной бумаги от прав его предшественника. Представляется, что таким же свойством будет обладать и выписка из реестра.

В этом плане можно провести определенную аналогию с оформлением прав на недвижимое имущество, поскольку и для недвижимости существенное значение имеют вопросы учета и оформления прав. Сведения, содержащиеся в ЕГРП, обладают свойствами публичности и достоверности. Однако не следует забывать, что в отличие от ­бездокументарных ценных бумаг, которые не носят материального характера, недвижимость относится к вещам, вследствие чего эти отношения вполне могут регламентироваться вещно-правовыми нормами.

Д. И. Сте­пановым в юридической литературе было выдвинуто по его собственному заявлению «провокационное утверждение» о том, что «для любых ценных бумаг, учитываемых записью на счете в книгах обязанного лица.., запись на счете в книгах обязанного лица с правовой точки зрения тождественна владению»8.

Представляется, что с высказанным мнением нельзя согласиться. Право собственности, разработанное классической цивилистикой, распространяется только на вещи. Под правомочием владения понимают факт обладания вещью в смысле осуществления физического или хозяйственного господства над ней. Поскольку бездокументарная ценная бумага не носит материального характера, то некорректно говорить о владении идеальной субстанцией, тем более, что все записи относительно таких бумаг совершает не само управомоченное на бумагу лицо, а иной субъект, уполномоченный совершать такие записи.

Второе правомочие, входящее в предлагаемое абсолютное право на бездокументарную ценную бумагу, составляет право распоряжения, которое означает определение юридической судьбы бездокументарной ценной бумаги. Переход права на бездокументарную ценную бумагу следует рассматривать как прекращение права на бумагу у отчуждателя и возникновение права на нее у приобретателя. Переход права на бездокументарную ценную бумагу также фиксируется лицом, управомоченным совершать такие записи. Право на бездокументарную ценную бумагу переходит в порядке трансферта – путем внесения записей в систему ведения реестра владельцев ценных бумаг на основании передаточного распоряжения, а при учете прав на ценные бумаги в депозитарии – на основании поручения. В основании трансферта, как в основании традиции и индоссамента, применяемых в отношении документарных ценных бумаг, может лежать любая гражданско-правовая сделка. Трансферт, как способ передачи права на бездокументарную ценную бумагу, ценен тем, что упрощает отношения по передаче ценных бумаг: каждая передача права на такую бумагу находит свое закрепление в реестре владельцев именных ценных бумаг, поэтому бездокументарным ценным бумагам, как и документарным, присуще свойство публичной достоверности. Заявление о совершении трансферта может быть сделано только отчуждателем бумаги – лицом, управомоченным на ценные бумаги, поскольку до момента возникновения права на бумагу, а соответственно и прав из бумаги, приобретатель не может заявлять каких‑либо требова­ний к лицу, осуществляющему фиксацию прав на них.

Моментом перехода права на без­документарную ценную бумагу является не момент достижения согла­шения между отчуждателем и приобретателем, а момент совершения трансферта. Это императивное правило, и оно не может быть изменено соглашением сторон.

Таким образом, предлагаемое абсолютное право на бездокументарную ценную бумагу как идеальную субстанцию включает в себя два правомочия: право быть указанным в книгах субъекта, осуществляющего учет прав на бездокументарные ценные бумаги как управомоченное на них лицо, и право распоряжаться такими бездокументарными ценными бумагами своей властью и в своем интересе, будучи при этом ограниченным только законом, иными правовыми актами и общей обязанностью не нарушать прав и охраняемых законом интересов других лиц.


1 Бушев А. Ю. Виндикация бездокументарных ценных бумаг: теория и судебно-арбитражная практика //Арбитражные споры. 2003. № 2 (22). С. 90.

2 Гражданское право России. Учебник. Часть первая / Под ред. З. И. Цыбыленко. М., 1998. С. 135.

3 См.: Гражданское право. Учебник / Под ред. А. П. Сергеева и Ю. К. Толстого. М., 1997. Т. I. С. 195.

4 Иоффе О. С. Советское гражданское право (курс лекций). Общая часть. Право собственности. Общее учение об обязательствах. Л., 1958. С. 173.

5 См.: Иоффе О. С. Советское гражданское право. Л., 1958. С. 75.

6 Иоффе. О. С. Указ. соч. С. 277.

7 См. более подробно: Степанов Д. И. Защита прав владельцев ценных бумаг, учитываемых записью на счете. М., 2004.

8 Там же. С. 23–24.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право