На главную Написать письмо

 

Значение договорного способа регулирования отношений по сбыту продукции

С. А. Хохлов, кандидат юридических наук, доцент кафедры хозяйственного права СЮИ


1. Юридическая природа договоров, опосредствующих сбытовую деятельность. Для выявления роли договора в организации сбыта продукции следует прежде всего определить круг и юридическую природу договоров, применяемых в данной сфере хозяйственной деятельности.

Помимо договора поставки и других договоров, непосредственно регулирующих отношения по передаче материальных ценностей, для организации сбыта используются различного рода соглашения, направ­ленные на координацию деятельности органов управления промышленностью и материально-техническим снабжением. Договорная природа некоторых из этих соглашений прямо подчеркнута законодателем, применяющим для их характеристики термин «договор». Пункт 80 Общего положения о всесоюзном и республиканском промышленных объединениях предусмотрено, например, заключение соглашений (договоров) управлением объединения с управлениями других промышленных объединений, хозрасчетными снабженческо‑сбытовыми и оптовыми организациями1. Предусматривают заключение договоров между союзглавенабсбытами Госснаба СССР и управлениями промышленных объединений также и ряд Особых условий поставки2.

В законодательстве получили закрепление и другие формы согласования связанных с поставкой вопросов. Так, в соответствии с Особыми условиями поставки продукции машиностроения (п. 3) и Особыми условиями поставки продукции тяжелого, энергетического, транспортного, строительного и дорожного машиностроения (п. 4)3 между предприятиями-изготовителями и предприятиями-потребителями или между их вышестоящими организациями согласовываются технические условия (задания) на изготовление и поставку сложного технологического оборудования, являющиеся одним из оснований для выдачи нарядов. Различные формы согласования ассортиментной загрузки производства, технических условий поставки, комплектовочных ведомостей, спецификаций предусмотрены в ряде других нормативных актов, определяющих порядок планирования сбыта отдельных видов продукции.

Особый субъектный состав, специфическое содержание и протокольная форма таких соглашений затрудняют выявление их правовой природы. Нельзя не видеть, однако, что они выступают как юридические факты, порожденные совместным волеизъявлением сторон, и в этом смысле отвечают общему определению договора. Вместе с тем квалификация в качестве договоров разнообразных соглашений, существенно отличающихся по содержанию и форме, не предрешает вопроса об их отраслевой принадлежности.

Авторы, разделяющие концепцию хозяйственного права, рассматривают договорный характер отношений, складывающихся на различных уровнях управления народным хозяйством, как доказательство единства их правовой природы. Договоры с участием органов хозяйственного руководства, договоры, заключаемые между производственными объединениями (предприятиями), и соглашения между подразделениями хозяйственных организаций (производственными единицами, цехами, от­делами, состоящими на внутрихозяйственном расчете) квалифицируются ими в рамках общей договорной конструкции как основания единых по своей природе хозяйственных обязательств4.

Между тем договорная форма регулирования отношений не является атрибутом какой‑либо одной отрасли права. Например, бесспорно можно констатировать наличие договоров в государственном, трудовом, земельном праве. Представляется, что разнопорядковые договорные связи, складывающиеся в сфере управления народным хозяйством, также не могут быть описаны в рамках одной договорной ­конструкции. Широкое использование договора как средства организации хозяйственной деятельности обусловлено факторами, находящимися за пределами особенностей конкретных отраслей права. Очевидно, что основным таким фактором является объективная потребность в определенной децентрализации управления экономикой вообще и сбытовой деятельностью в частности. Эффективная организация сбыта предполагает активную работу органов управления промышленностью и материально-техническим снабжением, производственных объединений (предприятий) – изготовителей и потребителей продукции по координации дея­тельности всех ее участников. Громадное число быстро изменяющихся экономических и технологических факторов, которые должны приниматься во внимание при увязке планов производства, снабжения и сбыта, не позволяет определить все показатели производственно‑сбытовой деятельности путем централизованного регулирования. Этим обусловлено предоставление производственным объединениям (предприятиям), центрам хозяйственных систем, органам снабжения и сбыта возможности согласовывать порядок и условия сбыта в рамках, установленных нормативными актами и директивными плановыми показателями. Результаты такого согласования облекаются в определенную юридическую форму – форму договора.

По отраслевой принадлежности указанные договоры подразделяются на административные и гражданско-правовые. Заключение многообразных административных соглашений отражает потребность в координации деятельности органов управления промышленностью и мате­риально-техническим снабжением, а также производственных объединений (предприятий) и других социалистических организаций, включенных в процесс планирования сбыта продукции. Административная природа этих договоров предопределена административно-уп­равленческим характером отношений, складывающихся в области планирования, ­который не изменяется от того, что участники ­плановой деятельности используют метод договорной координации своих действий5. Иной характер носят отношения, складывающиеся между имущественно обособленными хозяйственными организациями в процессе товарного обмена. Средством их правовой регламентации являются гражданско-правовые договоры, в первую очередь – договор поставки. Вызывает поэтому возражения позиция А. Г. Быкова, согласно которой договоры с участием органов управления и договоры, заключенные между самостоятельными хозрасчетными организациями на реализацию продукции, рассматриваются как разновидности хозяйственного договора, чем подчеркивается общность их правовой природы6.

Уже сама широта сферы применения договоров предопределяет их роль в организации сбыта. Значение договоров определяется, однако, не только «количественным измерителем», но и теми функциями, которые они выполняют, выступая как: а) юридические факты, служащие основанием возникновения и изменения правоотношений в сфере сбыта; б) средства конкретизации нормативных и плановых предписаний, регламентирующих сбытовую деятельность.

2. Договор как основание возникновения и изменения правоотношений. Организующее воздействие договора проявляется прежде всего в том, что именно в этой правовой форме согласованная воля сторон порождает правоотношение и обусловливает его дальнейшее развитие. Характеризуя роль договора как юридического факта, необходимо отметить следующее. Во-первых, с заключением договора нормативные правила, а также индивидуальные предписания административных плановых актов переводятся в плоскость субъективных прав и обязанностей сторон. Во-вторых, договор юридически закрепляет правила поведения, сформулированные самими сторонами. Роль различных договоров в организации сбыта во многом определяется тем, какие из указанных функций он преимущественно выполняет в процессе формирования правоотношений.

Потребность в заключении административного договора возникает тогда, когда координация деятельности организаций, включенных в процесс планирования, не может быть в должной мере обеспечена без разработки локальных правил органами, не находящимися в отношениях субординации. ­Характерно, что нормативные акты, ­предусматривающие возможность заключения таких договоров, не определяют конкретные права и обязанности сторон по договору. В п. 80 Общего положения о всесоюзном и республиканском промышленных объединениях дается только примерный перечень вопросов, которые могут разрешаться в договорах, заключаемых управлениями промышленных объединений. Особые условия поставки продукции, предусматривающие установление договорных отношений между союзглавснабсбытами и промышленными объединениями, также не формулируют их условий. Что касается большинства протоколов согласования, составляемых в процессе планирования поставок, то они строго индивидуализированы.

Перенос центра тяжести при заключении административных договоров на разработку локальных правил и индивидуализированных предписаний следует признать обоснованным. При наличии сложившегося правового механизма реализации норм, устанавливающих общие условия планирования, функции административного договора как средства координации деятельности органов различных систем управления должны сводиться к разработке согласованных решений, непосредственно из правовых норм не выводимых.

Заключение некоторых административных соглашений признается в законодательстве обязательной стадией планового распределения продукции. Типичный пример – технические условия (задания) на изготовление и поставку машин и оборудования, согласовываемые между министерствами-изготовителями и заказчиками либо между предприятиями – поставщиками и потребителями продукции. Ряд Особых условий поставки отдельных видов продукции машиностроения7 предусматривают, что наряды на поставку сложных машин и оборудования выдаются органами прикрепления после согласования технических условий (заданий). Соглашениям, заключенным между указанными организациями, придается тем самым существенное юридическое значение: они рассматриваются как ­обязательная предпосылка планового прикрепления покупателей к поставщикам продукции. Такой порядок планирования поставок отвечает особенностям производства и сбыта продукции индивидуального исполнения. Согласование сугубо индивидуализированных характеристик является необходимой ступенью достижения обоснованного решения сложного комплекса воп­ро­сов, касающихся увязки специальных технических требований к продукции, выдвигаемых заказчиком, с возможностями машиностро­ительного производства. Оформ­ляя результаты совместной работы соглашением, стороны юридически закрепляют отправные условия, при соблюдении которых изготовление и поставка продукции могут быть осуществлены. Возложение на органы прикрепления обязанности отражать эти условия в нарядах служит важной правовой гарантией реальности и исполнимости плановых решений об установлении хозяйственных связей по поставкам8.

Качественно иную роль в формировании обязательственных отношений между предприятиями – поставщиками и покупателями продукции играет договор поставки. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 4 октября 1965 г. «О совершенствовании планирования и усилении экономического стимулирования промышленного производства» характеризует его как «основной документ, определяющий права и обязанности сторон по поставкам всех видов продукции, включая продукцию, распределяемую в централизованном порядке»9. Поставка производится только по договору за исключением случаев, прямо предусмотренных Советом Министров СССР или советами министров союзных республик10.

Договор поставки является, таким образом, обязательной предпосылкой формирования подавляющего большинства правоотношений по поставкам. Содержание этих отношений во многом предопределено нормативными и плановыми актами, иногда даже исчерпывающе регламентирующими условия поставки, как это, например, имеет место при установлении договорных связей путем принятия наряда к исполнению. Основным правовым результатом заключения договора является в таких случаях преобразование общих (нормативных) и индивидуальных (административных) предписаний в субъективные права и обязанности сторон. Степень участия контрагентов в ­разработке ­содержания договора зависит от степени указанной предопределенности, однако включение в договор поставки заранее сформулированных (не согласовываемых сторонами) условий присуще данному договору всегда.

Сказанное ни в коей мере не означает умаления роли договора поставки. Договорная форма регулирования поставок предоставляет сторонам возможность определить и выразить свою позицию по вопросам как установления и изменения хозяйственных связей, так и содержания возникающих отношений.

Она способствует, в частности, эффективному использованию предприятиями-покупателями права на отказ от выделенной им продукции или товаров (п. 14 Положения о поставках продукции; п. 10 Положения о поставках товаров), а предприятиями-поставщиками продукции – права оспорить наряды, выданные с нарушением установленных порядка и сроков (п. 13 По­ло­жения о поставках продукции). Оче­видно, что применение поставщиками и покупателями этих норм было бы затруднено, если бы обязательство по поставке возникало «автоматически» на основе актов планирования.

Договор является одним из средств стабилизации отношений сторон в течение планируемого периода поставок. Наличие договора, который может быть изменен или прекращен только в порядке, предусмотренном п. 26 Положения о поставках продукции (п. 22 Положения о поставках товаров), служит известной гарантией против необоснованного разрыва отношений по поставке.

Договор способствует достижению определенности во взаимоотношениях сторон.

Важное значение имеет договор как средство фиксации информации, необходимой для организации сбыта. Трансформация в условиях договора разнообразных технико-экономических данных (начиная от характеристики предмета поставки и кончая платежными и отгрузочными реквизитами покупателя) свидетельствует о том, что они доведены до обеих сторон и известны им. Заключение сторонами договора является подтверждением достоверности информации, оно четко определяет момент, с которого эта информация может быть использована для оперативного планирования производства и сбыта. Договорные контакты обеспечивают своевременное устранение «технических» ошибок, нередко встречающихся в плановых документах, составляемых на основе объемной и проходящей несколько ступеней обработки информации. Так, изучение работы Челябинского металлургического завода по принятию нарядов на поставку металлопродукции в I полугодии 1976 г. показало, что более четырехсот нарядов содержали неточные или устаревшие наименования государственных стандартов, марок стали, кодов железнодорожных станций и т. п. Непосредственные контакты завода с потребителями продукции позволили службе заказов завода устранить допущенные неточности.

3. Договор как средство конкретизации нормативных и плановых предписаний. В юридической литературе признано, что договор наряду с нормами права устанавливает границы поведения сторон, является актом индивидуальной регламентации общественных отношений11. Это положение в полной мере относится к договорам, опосредствующим отношения в сфере сбыта промышленной продукции. Как было отмечено выше, определение порядка, сроков и других условий планирования сбыта является основной функцией административных соглашений, заключаемых органами управления промышленностью и другими участниками процесса пла­нирования. Договор поставки вклю­чает условия, предусмотренные в нормативных и плановых актах. Вместе с тем многие конкретные вопросы организации поставок, которые не регламентированы в нор­мативном или административном порядке, разрешаются сторонами самостоятельно. Контрагенты согла­совывают также отступления от обычных правил, сформулированных в диспозитивных нормах, и в определенных рамках – от плановых предписаний.

В зависимости от того, какую роль в конкретизации и дополнении нормативных и плановых требований играют различные договорные условия, их можно подразделить на две группы. В одну группу входят условия, формулирующие близким к нормативному об­ра­зом правила поведения сторон при наступлении определенных обстоятельств в течение срока действия договора. Такими условиями разрешаются возможные в будущем коллизии, устанавливаются не предусмотренные нормами права обя­занности сторон и санкции за их нарушение. К другой группе следует отнести условия, прямо предписывающие участникам договорных отношений произвести конкретные действия по исполнению договора. Устанавливая, например, предмет и срок исполнения обязательства, стороны конкретизируют свои обязанности до такой степени, которая позволяет приступить к испол­нению договора.

Условия, конкретизирующие и дополняющие нормы права, составляют значительную часть содержания договоров, опосредствующих отношения в сфере сбыта промышленной продукции. Известные прак­тике договоры между союзглавснаб­сбытами Госснаба СССР и управлениями промышленных объединений устанавливают прежде всего по­рядок представления сторонами вза­имной плановой информации (дан­ные о потребности в продукции, проекты планов производства), процедуру согласования сторонами плановых решений (планов производства, планов прикрепления на длительные хозяйственные связи, изменений к ним), санкции за нарушение сторонами обязанностей по договору12.

Широко представлены такого ро­да условия в договорах поставки, поскольку ими обычно опосредствуется совершение сторонами в течение длительного периода многочисленных товарпых операций, а не какого‑либо одного акта передачи имущества. Закрепляя общие правила выполнения отдельных товарных операций, поставщики и покупатели определяют в договоре порядок согласования и уточнения ассортимента продукции, порядок ее отгрузки и транспортировки, правила приемки продукции по количеству и качеству, порядок расчетов, содержание и форму документов, составляемых сторонами в связи с поставкой, порядок обмена различной информацией, необходимой для организации и осуществления поставок. Во многих случаях договором устанавливаются санкции за нарушение отдельных обязанностей, ответственность за неисполнение которых не предусмотрена Положениями о поставках и Особыми условиями поставки.

Указанные договорные условия отражают сложившиеся у контрагентов устойчивые «нормативы» плановой, производственной и снаб­женческо‑сбытовой работы. Будучи строго индивидуализированы, они и могут быть установлены только в индивидуальных правовых актах.

Поскольку основные обязанности по поставке лежат на поставщике, в согласовываемых сторонами условиях поставки следует прежде всего учесть особенности производства и сбыта поставляемой продукции. Установленный законодательством порядок, в соответствии с которым проект договора составляется, как правило, поставщиком, способствует достижению такой цели. При этом предприятие-поставщик имеет возможность выработать общие правила поставки выпускаемой им продукции, отражающие сложившиеся на предприятии условия производственно-сбытовой деятельности. На практике такие правила нередко формулируются предприятиями-поставщиками в стандартных формах договоров, которые в дальнейшем берутся за основу при составлении проектов договоров, высылаемых конкретным покупателям.

Применение размноженных, как правило, типографским способом стандартных договорных форм значительно сокращает объем работы различных служб предприятий в ходе проведения договорных кампаний. Данным обстоятельством обычно и обосновывается целесообразность использования стандартных образцов договоров. Представляется, однако, что их широкое распространение следует связывать с более существенными причинами. Во-первых, тщательная предварительная разработка стандартных договорных условий поставки обеспечивает полноту содержания договоров, заключаемых с конкретными покупателями. Во-вторых (и, на наш взгляд, это главное), применение стандартных форм договоров является следствием и предпосылкой стандартизации хозяйственной работы, связанной со сбытом продукции. Типизация управленческих операций, унификация деловой документации, порядка обмена информацией – необходимые спутники крупного производства. Стандартизация договорных условий поставки, отражая эти тенденции, должна способствовать повышению эффективности организации сбытовой работы.

На практике стандартизация договорных условий часто не достигает своей главной цели ввиду изменения содержания проектов договоров в процессе преддоговорных споров. Одна из причин этого – определение поставщиками содержания стандартных образцов без учета существенных интересов покупателей, что ведет к возникновению многочисленных разногласий, а в итоге – к появлению различных формулировок оспоренных условий. Вместе с тем эффективное применение стандартных форм не может быть обеспечено только путем совершенствования работы предприятий по разработке ­стандартных условий поставки. Дело в том, что действующий порядок рассмотрения арбитражем разногласий по договорам рассчитан только на разрешение споров, возникающих при заключении каждого конкретного договора. В центре внимания арбит­ра, рассматривающего преддоговорный спор, находятся особенности «изолированной» хозяйственной свя­зи по поставке, а не общие условия производства и сбыта поставляемой предприятием продукции. Поэтому решение арбитража нередко понуждает поставщика подстра­ивать систему организации производственной и сбытовой деятельности, рассчитанную на обеспечение поставок всем покупателям данного вида продукции в целом, под различные запросы отдельных покупателей.

С нашей точки зрения, признание ценности стандартизации договорных условий предполагает установление специальной процедуры их предварительного (до начала договорной кампании) рассмотрения и одобрения определенными органами арбитража. Такая процедура эффективно применялась во время проведения некоторых ярмарок по оптовой продаже промышленных товаров. Ярмарочные комитеты до разрешения споров по ассортименту товаров и другим существенным условиям поставки рассматривали представленные поставщиками стан­дарт­ные образцы договоров. Вынесенные ими решения предупреждали возникновение споров по общим для всех покупателей условиям поставки и обеспечивали единую формулировку этих условий во всех заключенных договорах на поставку отдельных видов товаров, выпускаемых конкретным предприятием.

Роль договора поставки было бы неправильно сводить только к установлению общих организационных правил, в рамках которых должны совершаться отдельные товарные операции. Основу содержания договора поставки составляют условия, обязывающие стороны произвести в определенные сроки конкрет­ные действия материального ха­рактера. Сердцевиной договора поставки являются условия о предмете (наименование, ­количество, ­качество продукции) и сроках поставки, что подчеркивает законодатель, определяя их как существенные, до согласования которых договор поставки не может считаться заключенным (п. 21 Положения о поставках продукции, п. 15 Положения о поставках товаров). Без них любой хозяйственный договор становится условным и не побуждает стороны совершать активные действия после его заключения. Рассматривая в этой связи концепцию так называемого «предварительного договора в хозяйственных отношениях», необходимо отметить следующее.

М. И. Брагинский относит к «предварительным» долгосрочные договоры поставки13, по существу, ограничивая их содержание условиями, которые определяют порядок действий сторон в случае возникновения обязательства по поставке. Действительно, многие заключаемые на практике долгосрочные договоры включают лишь условия о порядке согласования спецификаций, о форме расчетов, правилах приемки продукции по количеству и качеству, а также ряд декларативных правил об обязанности сторон совершить в будущем различные действия, без конкретизации предмета и сроков исполнения. Вместе с тем в практике известны долгосрочные договоры, в которых стороны определяют на перспективу условия об ассортименте, улучшении качества продукции и товаров, их упаковке и доставке. Необходимость придания такого содержания долгосрочным договорам поставки впервые была обоснована в юридической литературе В. А. Язевым14. Одним из документов, ориентирующих торговые организации на включение в долгосрочные договоры ­поставки ­промышленных товаров условий, устанавливающих конкретные обязанности сторон по улучшению ассортимента, качества и упаковки товаров, расширение круга оказываемых услуг, явился Примерный долгосрочный договор поставки промышленных товаров торговым организациям, разработанный юридическим отделом Министерства торговли РСФСР совместно со Свердловским юридическим институтом и утвержденный приказом министра торговли РСФСР.

Основная идея этого документа, заключавшаяся в том, что в долгосрочных договорах должны прежде всего указываться и подвергаться регламентации сами действия по подготовке поставки, а не только порядок их согласования в ­будущем, получила отражение в практике организации длительных хозяйственных связей по поставке промышленных товаров.

Примерный договор на поставку продукции по прямым длительным хозяйственным связям, одобренный постановлением Госснаба СССР от 11 ноября 1973 г. № 5315, также рекомендует поставщикам и покупателям устанавливать в долгосрочных договорах поставки продукции обязанности по ее подготовке к производственному потреблению, обеспечению последовательного повышения качества и технико-экономических показателей продукции, внедрению и использованию прогрессивных видов ее транспортировки, упаковки и т. п. Необходимость поддерживать при рассмотрении споров включение именно этих условий в долгосрочные договоры подчеркнута в Инструктивном письме Госарбитража СССР от 31 октября 1975 г. № И-1–26 «О работе арбитража по разрешению споров, возникающих при заключении, изменении и расторжении договоров на поставку продукции и товаров»16.

Печатается по изданию: Вопросы совершенствования хозяйственного законодательства. Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 59. Свердловск, 1977. С. 45–56.


1 СП СССР. 1973, № 7, ст. 32.

2 См., например: Особые условия поставки химической и резинотехнической продукции; Особые условия поставки продукции приборостроения (Сборник нормативных актов по материально-техническому снабжению, ч. 2. М., «Юридическая литература», 1976. С. 164–173, 232–236). Заключение аналогичных договоров между рядом союзглавснабсбытов и промышленными объединениями предусмотрено также в приказе по Госснабу СССР от 19 августа 1975 г. (п. 5).

3 Сборник нормативных актов по материально-техническому снабжению, ч. 2. С. 158, 284.

4 Танчук И. А., Ефимочкин В. П., Абова Т. Е. Хозяйственные обязательства. М., «Юридическая литература», 1970. С. 28–30, 54–68, 83–122.

5 Аргументированное обоснование административной природы договоров, заключаемых государственными органами в процессе осуществления ими функций управления, дано в работе Н. И. Клейн. (См.: Клейн Н. И. Организация договорно-хозяйственных связей. М.: Юридическая литература. 1976. С. 84–91).

6 Быков А. Г. План и хозяйственный договор. М., Изд-во МГУ, 1975. С. 69–77.

7 См.: Сб. нормативных актов по материально-техническому снабжению, ч. 2. С. 158, 284.

8 Рассматривая административные договоры как одну из правовых форм планирования поставок, необходимо подчеркнуть, что они не являются главным средством развития правоотношений в данной сфере деятельности. Механизм административно-правового регулирования приводится в действие распорядительно-исполнительными актами субъектов планирования. Договоры служат лишь дополнительными элементами этого механизма, их отсутствие может снижать эффективность планирования, но не препятствует установлению правовых связей между участниками плановой деятельности.

9 СП СССР. 1965, № 19–20, ст. 153.

10 СП СССР. 1969, № 11, ст. 64.

11 См., например: Александров Н. Г. К вопросу о роли договора в правовом регулировании общественных отношений. – Ученые записки ВИЮН, вып. VI. М., Юриздат, 1946. С. 60–83; Халфина Р. О. Значение и сущность договора в советском социалистическом гражданском праве. М., 1954., С. 105–114; Дозорцев А. В. Некоторые вопросы договорного регулирования по поставкам. – Научные записки института внешней торговли МВТ СССР. М., Внсшторгиздат, 1955.

12 См., например: Договор о взаимоотношениях Союзглавхима при Госснабе СССР с управлениями всесоюзных промышленных объединений Министерства химической промышленности. — Сб. нормативных актов по материально-техническому снабжению, ч. 2. С. 152—156.

13 Брагинский М. И. Предварительный договор в хозяйственных отношениях. – «Советское государство и право». 1971, № 3. С. 107–108. Обоснованную критику позиции М. И. Брагинского см.: Гальперин Л. Б. Долгосрочные договоры на организацию поставок товаров // Правоведение. 1976. № 4. С. 38–39.

14 Язев В. А. Промышленность и торговля (правовые вопросы). М., Юридическая литература, 1970. С. 145–146.

15 Сборник нормативных актов по материально-техническому снабжению, ч. 2. С. 130–139.

16 Систематизированный сборник инструктивных указаний Государственного арбитража при Совете Министров СССР. М.: Юридическая литература, 1976. С. 97–98.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право