На главную Написать письмо

 

Корпоративная социальная ответственность: теория и практика в Свердловской области

С. Н. Костина, кандидат социологических наук, доцент кафедры теории и практики управления УрГЮА


2005 год стал поистине «бумом» корпоративной социальной ответственности в России. Крупные компании начинают провозглашать себя «социально ответственными», проводятся многочисленные конференции по КСО, появляются публикации по теории и практике внедрения КСО в России. В Европе 2005 г. был объявлен годом «корпоративной социальной ответственности».

В чем привлекательность концепции КСО для бизнеса? Считается, что деятельность в области КСО способствует улучшению имиджа компании, росту репутации, создает дополнительный информационный повод для освещения деятельности компании в СМИ, позволяет косвенно рекламировать товары или услуги. Также в качестве преимуществ социально ответственного бизнеса обычно называют рост производительности труда, налоговые льготы, стабильность и устойчивость развития компании в долгосрочной перспективе, более широкие возможности привлечения инвестиционного капитала. Немаловажное значение придается тому, что следование принципам КСО помогает сохранению социальной стабильности и социального согласия в обществе в целом1.

В то же время внедрение КСО в России связано с рядом как теоретико-методологических, так и практических проблем. Во-первых, единой трактовки понятия корпоративной социальной ответственности до сих пор не сложилось ни в России, ни за рубежом. Однако во всех определениях КСО подчеркиваются следующие признаки: это добровольный вклад компании, выходящий за рамки определенного законом минимума; способствующий социальному, экономическому и экологическому развитию общества; напрямую связанный с основной деятельностью компании; носящий систематический характер в виде свода политик, практик и программ, которые интегрируются во все деловые операции и процессы принятия решений.

Во-вторых, КСО является достаточно широким по объему концептом, включающим в себя направления деятельности как в области внешней, так и внутренней среды организации. Во внешней среде КСО обычно предполагает взаимодействие с местными органами власти, государственными структурами и общественными организациями для решения общих социальных проблем; социальные аспекты взаимодействия с поставщиками и покупателями, ответственность перед потребителями товаров и услуг; спонсорство и корпоративную благотворительность. Во внутренней среде организации КСО затрагивает управление развитием персонала, здоровье и безопасность на рабочем месте, дополнительное медицинское и социальное страхование; экологическую политику и использование природных ресурсов. Кроме этого, реализация программ КСО предполагает ПР-обеспечение. В связи с таким широким спектром направлений деятельности, предметная область КСО перекрывается достаточно близкими по содержанию или по духу понятиями, такими как «этика бизнеса», «социальное партнерство», «устойчивое развитие бизнеса», «корпоративное гражданство», «социальные инвестиции», «корпоративная инициатива» и т. д.

В-третьих, несмотря на широкую дискуссию по проблемам КСО в нашей стране, эта идея достаточно медленно распространяется и внедряется в регионах, и в основном только в крупных компаниях. Хотя надо отметить, что отдельные направления деятельности организаций, включенные в сферу КСО, распространены довольно широко.

В нашей статье мы попытаемся рассмотреть, какое содержание вкладывается в понятие КСО в России, а также как идея социальной ответственности воплощается в Свердловской области.

Что понимается под КСО в России? Достаточно емко проблему КСО в России в своих выступлениях обрисовал Исполнительный директор Ассоциации менеджеров Сергей Литовченко: «В России до сих пор не могут понять, что имеется в виду под КСО: то ли это благотворительность, то ли – как найти общий язык с губернатором»2. В отличие от Запада, где концепция корпоративной ответственности бизнеса сформировалась под влиянием гражданского общества, в России она возникла по инициативе десятка-другого наиболее успешных компаний. На развитие КСО в России повлияли такие факторы, как преобладание в общественном сознании россиян неоднозначного отношения к результатам приватизации и происхождению крупных капиталов, которыми надо «делиться»; изначальная перегруженность большинства градообразующих компаний несением «креста социалки»; отсутствие доказанной взаимосвязи увеличения стоимости компаний от улучшения качества социальной ответственности и корпоративной структуры3; отсутствия единого понимания концепции, апробированных методик оценки и сравнения, а главное – практической пользы от данной концепции4; неразвитость эффективных гражданских структур5.

Представители бизнеса в России в понятие КСО вкладывают множество смыслов: начиная от соблюдения законов, производства качественных товаров и услуг, уплаты налогов и заканчивая участием в формировании высоких общественных стандартов в различных социально значимых сферах6 и грамотную систему управления рисками7. В то же время простые граждане предпочтительными направлениями участия крупного бизнеса в решении социальных проблем региона называют создание новых рабочих мест, предоставление дополнительного социального пакета работникам своих предприятий, участие в строительстве городских социальных объектов, благоустройстве городов, поселков8. Однако ожидания россиян в отношении этих проблем существенно (в три-четыре раза) расходятся с оценками реального положения дел в соответствующих сферах. И наоборот, отмечается ­активная роль бизнеса в таких ­важных, но неприоритетных для ­большинства россиян областях социальной работы, как проведение культурных, спортивных мероприятий, восстановление и строительство религиозных сооружений, благотворительность и меценатство.

КСО и устойчивое развитие организации. Для коммерческих организаций привлекательность КСО связана с получением конкретных экономических выгод. Во многом КСО перекликается с концепцией «устойчивого развития бизнеса». Приверженность организации прин­ципам КСО повышает внешнюю привлекательность бизнеса для инвесторов: позволяет ей войти в международные рейтинги согласно индексу Доу-Джонса по устойчивому развитию (мировой индекс DJSI и панъевропейский DJSI STOXX) и соответственно повышает стоимость ее акций и укрепляет положение на рынке9. Неслучайно в России идею КСО начали внедрять наиболее крупные компании, вплотную сотрудничающие с международными структурами.

В общемировой практике индекс устойчивого развития компании рассчитывается по трем составляющим: экономика, экология и социальная политика, что и является основными направлениями деятельности в рамках КСО. Существует практика отчетов по КСО, для этого разработаны международные стандарты КСО: GRI, AA1000, SA8000, Global Compact, ISO 26000.

Прошлый год стал переломным для нефинансовой отчетности в России. До этого социальные отчеты или отчеты в области устойчивого развития выпустили лишь несколько компаний, работающих на российском рынке, в основном, это были филиалы зарубежных компаний. В прошедшем году, по оценкам экспертов, вышло более двух десятков публичных нефинансовых отчетов крупных компаний, среди которых «ЛУКОЙЛ», «РУСАЛ», ГМК «Норильский никель», «Татнефть», «Илим Палп», АО «ЕЭС России», СУАЛ и ряд других, появилось довольно много отчетов организаций среднего бизнеса. Но до сих пор лишь небольшая часть из них ориентируется на международные стандарты, остальные отчитываются либо в свободной форме, либо используют в процессе подготовки отчетов диалоги со стейкхолдерами10.

КСО и корпоративная (деловая) этика. Социально ответственный бизнес невозможен без соблюдения компаней этических правил ­поведения со стейкхолдерами11 – как внутренними, так и внешними. Под корпоративной этикой понимается совокупность моральных принципов и норм предпринимательской деятельности.

Как отмечает Ю. Н. Гусев, руководитель проекта «Совершенствование корпоративного управления в России» Российского института директоров (РИД) и Агентства США по международному развитию (USAID), корпоративная этика является важным инструментом снижения рисков компании. Согласно исследованиям известной аудиторско-консалтинговой корпорации Ernst & Young, более двух третей компаний по всему миру становились жертвами корпоративных преступлений, в 85 % случаев виновниками серьезных инцидентов умышленного обмана были сотрудники самих компаний. По мнению Ю. Н. Гусева, с большей вероятностью защиту от мошенничества или коррупции обеспечат внедренные и принятые человеком в качестве собственных внутренние этические принципы, исповедуемые компанией, ее корпоративная этика12. «Под воздействием корпоративной этики деятельность работников организуется не столько на основе приказов или компромиссов, сколько за счет внутренней согласованности ориентиров и стремлений сотрудников»13.

Как соотносятся понятия КСО и этики? В США в содержание понятия деловой этики включают соблюдение законодательства, но не вопросы КСО. В Европе этика сфокусирована на КСО, но только отчасти связана с соблюдением законодательства и подразумевает ответ на вопрос «какие правила игры являются правильными». По мнению Д. Черкаева, руководителя Исследовательского центра АНД, члена экспертной группы Комитета по деловой этике Торгово‑промышленной палаты РФ, в российской трактовке деловой этики соединяются черты, характерные как для европейского, так и для американского ее понимания14. В России под этичным поведением понимают одновременно и соблюдение законодательства, и реализацию социально ответственного поведения.

В зарубежной управленческой практике выработан ряд специальных мероприятий и методов, направленных на формирование здоровой этической основы трудовых отношений: корпоративные кодексы, «карты этики» для каждого сотрудника компании; комитеты (или отдельные специалисты) по этике; семинары и краткосрочные курсы обучения сотрудников и руководителей этичному поведению; этическая экспертиза конкретного аспекта деятельности организации или отдельного проекта.

В России первые шаги на поле деловой этики были сделаны в 90‑х годах. Был принят ряд профессиональных этических кодексов, например: Кодекс чести банкира (1992 г.), Кодекс чести членов Российской гильдии риэлторов (1994 г.). Сегодня профессиональные этические кодексы уже приняты или находятся в процессе обсуждения в большинстве сфер предпринимательства. Появляются комиссии по корпоративной этике, например, при РСПП, Торгово‑промышленной палате и т. д. Но, нельзя сказать, что большинство проблем в области этики российского бизнеса уже решены15.

Все большее распространение в России на уровне отдельных предприятий получает практика принятия корпоративных кодексов. Однако, по мнению М. В. Дубининой, большинство существующих корпоративных кодексов ориентировано скорее на нужды самой компании: декларированная в кодексах ответственность предприятия сегодня направлена скорее вовне, чем к собственному персоналу; в формировании корпоративной этики ведущую роль играют ассоциации предпринимателей, в то время как роль профсоюзов трудящихся незначительна16. В Свердловской области существуют примеры принятия организациями документов, содержащих этические принципы их деятельности (например, УГМК, СУАЛ-холдинг и др.).

КСО и социальное партнерство. Идея партнерского типа общественных отношений исторически сформировалась и развивалась, прежде всего, в производственной сфере, где противоречия между работниками и работодателями постоянно выливались в конфликты и забастовки. Социальное партнерство большинством авторов теперь рассматривается как форма сотрудничества в области именно социально-трудовых отношений. Этим объясняется тот факт, что во ­многих ­странах идеология и политика социального партнерства получила юридическое закрепление, прежде всего, через нормы трудового права. Так, Трудовой кодекс РФ определил социальное партнерство как систему взаимоотношений между работниками (представителями работников), работодателями (представителями работодателей), органами государственной власти, органами местного самоуправления, направленную на обеспечение согласования интересов работников и работодателей по вопросам регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений17. В последние годы в России появилось понимание социального партнерства как типа взаимодействия во всех областях социума «…многообразных институтов власти, бизнеса и общественных групп гражданского общества, позволяющее им свободно выражать свои интересы и находить цивилизованные способы их гармонизации и реализации в процессе достижения общей цели»18.

Программы социального партнерства, в основном, реализуются через территориальные соглашения, отраслевые и коллективные договоры. В Свердловской области социальное партнерство строится по принципам трипартизма: в нем принимают участие три стороны – органы государственной власти, работодатели и работники. По словам заместителя руководителя департамента труда и социальных вопросов Министерства экономики и труда Свердловской области Людмилы Ворониной, с 2003 года на Среднем Урале количество коллективных договоров увеличилось на 20 %, а количество предприятий, чьи работники охвачены коллективными договорами, составляет уже 88 % от общего числа предприятий в Свердловской области, что превышает аналогичный показатель в среднем по России (76 %)19. Однако система колдоговорных отношений практически полностью отсутствует на малых предприятиях и у индивидуальных предпринимателей, работающие там практически никак не защищены.

Также на протяжении 14 лет в Свердловской области работает ­областная трехсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений. Интересы сторон социального партнерства скоординированы в регулярно заключаемом областном трехстороннем Соглашении между Правительством Свердловской области, СОСПП и Федерацией профсоюза. Выработана обширная нормативная база для реализации принципов социального партнерства20.

КСО и благотворительность. По некоторым оценкам, российские компании ежегодно тратят на благотворительность около 0,5 млрд долл. США (не включая спонсорские проекты), из которых 80 % передаются региональным и муниципальным властям, а оставшиеся 20 % тратятся непосредственно на целевые программы и адресную помощь21. По данным действующего в России филиала британского Объединения благотворительных организаций, российский бизнес тратит на благотворительность до 17 % чистой прибыли, что выше, чем в среднем на Западе22.

Но до сих пор благотворительная деятельность носит, в основном, спонтанный характер. Проводившееся в Екатеринбурге исследование показало23, что подавляющая часть предприятий не имеет программы благотворительной деятельности, оказывает ее в ответ на внешний запрос: в половине случаев – самих нуждающихся, в трети – по инициативе властей и НКО. Компании практически не контролируют то, как расходуются благотворительные средства, две трети отдают их «с концом». Мотивы благотворительной деятельности, в основном, не носят экономического характера – по мнению опрошенных, благотворительность влияет, скорее, не на собственно экономические показатели, а на улучшение имиджа, взаимоотношений с партнерами, деловой средой, с властями. Высоко оценивается в качестве эффекта благотворительности испытываемое чувство гордости. Да и сама благотворительность понимается только как результат для благополучателя в виде помощи, заботы и т. д., но не как нечто, выгодное самой компании.

По мнению Д. Черкаева, благотворительная деятельность в России зачастую выступает как источник дополнительных (добровольно-принудительных) сборов с предпри­нимателей, которые не нормируются и расходуются совершенно бес­контрольно, а в худшем случае могут использоваться в ­коррупционных сделках, маскируя цепочку передачи взятки чиновникам24.

Взаимодействие бизнеса и внешних стейкхолдеров в области КСО. Непосредственными участниками корпоративных отношений выступают местные сообщества и организации граждан, потребители, акционеры, инвесторы и поставщики, органы государственной власти и местного самоуправления.

Большую роль в развитии, становлении КСО в России многие бизнесмены и ученые отводят государственным структурам. Государство должно способствовать становлению гражданского общества, только в рамках которого и возможно сотрудничество государства и бизнеса25; созданию системы «рамочных» нормативно-правовых актов, регламентирующих вопросы взаимодействия бизнеса, органов власти и НКО; поощрение через налоговые льготы социально ответственных компаний. В то же время некоторые авторы высказывают и опасения, что чрезмерная государственная регламентация по вопросам КСО сведет на нет собственно идею добровольного вклада бизнеса в решение проблем общества. Однако государство все‑таки предпринимает шаги в сфере КСО. Например, в конце 2005 г. при Федеральном агентстве по техническому регулированию и метрологии был создан Технический комитет по стандартизации (ТК) «Социальная ответственность», цель которого – разработать национальные стандарты в области КСО, которые, впрочем, будут носить исключительно добровольный характер.

Одним из главных стейкхолдеров для бизнеса выступает гражданское общество в лице негосударственных некоммерческих организаций. Одной из них является Союз промышленников и предпринимателей (работодателей) России. Среди членов РСПП – представители практически всех знаковых для отечественной экономики компаний, РСПП имеет отделения во всех субъектах Российской Федерации. В его состав входят и более 100 отраслевых объединений бизнеса. РСПП активно занимается разработкой программ в области КСО. На XIV съезде РСПП в ноябре 2004 г. была принята «Социальная хартия российского бизнеса», которая легла в основу выработки взаимоотношений между властью, бизнесом и наемными работниками во многих регионах России26. В Социальной хартии обозначается социальная миссия российского бизнеса, прописываются основные принципы деятельности социально-ориентированных компаний27. В течение 2005 г. к хартии присоединилось около 150 организаций, в которых работают более миллиона человек28. В 2004 г. при РСПП был создан Социальный департамент РСПП, в 2005 г. разработаны практические рекомендации по оценке деятельности организаций и подготовке нефинансовых отчетов «Пять шагов на пути к социальной устойчивости компаний»29. В Свердловской области более 10 лет существует региональное отделение РСПП – Союз промышленников Среднего Урала (создан в 1991 г.). В основном, деятельность СОСПП направлена на внедрение новых направлений развития и укрепления социального партнерства.

Также необходимо отметить деятельность в области КСО Ассоциации менеджеров России. В ее рамках существует Комитет по корпоративной ответственности, в президиум которого входят крупнейшие российские компании. В 2004 г. Ассоциация менеджеров совместно с Программой развития ООН подготовила первый национальный Доклад о социальных инвестициях в России, основной темой которого стал анализ роли бизнеса в общественном развитии. Почти три года на сайте АМР существует Ресурсный центр по корпоративной ответственности.

Пропагандой КСО занимаются различные клубные объединения и форумы: Деловой клуб по развитию социальной отчетности; некоммерческое партнерство «Корпоративная социальная ответственность – русский центр»; Клуб корпоративных филантропов при журнале «Бизнес и общество»30. Большое внимание уделяется вопросам КСО Ассоциацией независимых директоров, Агентством социальной информации, Ассоциацией российских банков, фондом «Институт экономики города» и др.

Одной из форм взаимодействия стейкхолдеров и поощрения компаний с социально ответственным поведением становится проведение различных конкурсов, инициаторами которых становятся как государственные структуры, так и НКО. Например, всероссийский конкурс «Российская организация высокой социальной эффективности», который проводился Правительством РФ в феврале 2006 г. пятый раз31; ежегодный конкурс «Годовой отчет: опыт лидеров и новые стандарты» – аналог конкурса Financial Times, состоявшийся в декабре 2005 г. седьмой раз32; ежегодный рейтинг экологической активности 700 крупнейших промышленных предприятий России33. На Урале уже чет­вертый год проводится конкурс в области наиболее социально ответственной организации – «Наслед­ники Демидова», где победители определяются в пяти номинациях: оплата труда и социальные выплаты; условия и охрана труда; система подготовки кадров; содержание и развитие социальной инфра­структуры, реализация социальных ­программ; природоохранная деятельность и ресурсосбережение.

Социально ответственный бизнес в Свердловской области – опыт компании СУАЛ. Вице-президент по GR «СУАЛ-Холдинга» Василий Киселев отметил, что социально ответственное поведение уже стало частью стратегии «СУАЛ-Холдинга»34. В компании выделили следующие приоритеты КСО: содействие развитию территорий присутствия компании, активная помощь становлению малого бизнеса на местах, а также поддержка системы социальных инвестиций. Механизмом реализации стратегии корпоративной социальной ответственности СУАЛа стало подписанное в 2001 г. Соглашение о социальном партнерстве, предполагающее построение отношений с местными властными структурами, сообществами и другими заинтересованными группами на взаимных принципах ответственности. В настоящее время в нем принимают участие 13 муниципальных образований и 18 организаций. СУАЛ также осуществляет программу стратегического взаимодействия с другими компаниями в решении локальных социальных проблем, в частности, с Трубной металлургической компанией в г. Каменск-Уральский. В компании реализуются целевые социальные программы: «Здоровье», «Спорт», «Культура», «Молодежь», «Забота», создан негосударственный пенсионный фонд. Немало внимания уделяется в компании вопросам экологии. В конце декабря 2005 г. «СУАЛ-Холдинг» подписал соглашение о взаимодействии с Международным социально-экологическим союзом. В рейтинге экологической ответственности ­СУАЛ занял 16‑е место. И в качестве признания усилий в различных областях деятельности ­СУАЛ полу­чил устойчивые кредитные рейтин­ги от ведущих международных рей­тин­говых агентств в августе 2005 г.


1 http://www.undp.org.

2 Литовченко С. Выступление на конференции «Корпоративная ответственность компаний: технологии доверия» 22 октября 2004 г.  //  http://www.amr.ru

3 Доклад «Корпоративная социальная ответственность – фактор успеха и неотъемлемая составляющая корпоративной стратегии лидеров бизнеса» на заседании «круглого стола» «Корпоративное управление и социальная ответственность бизнеса», проводившегося в рамках VIII Петербуржского экономического форума. // http://www.amr.ru.

4 Выступление на Международной конференции «Британский и международный опыт внедрения корпоративной ответственности. От теории к практике», организованной Посольством Великобритании при экспертной поддержке Ассоциации Менеджеров России 17 марта 2005 г. в Посольстве Великобритании в Москве. // http://www.amr.ru.

5 http://www.amr.ru.

6 Социальный портрет бизнеса. Путеводитель по социальным программам российского бизнеса. The Plazdarm Group, Альпина Бизнес Брукс, 2004. – С. 22.

7 Выступление на Международной конференции «Британский и международный опыт внедрения корпоративной ответственности. От теории к практике», организованной Посольством Великобритании при экспертной поддержке Ассоциации Менеджеров России 17 марта 2005 г. в Посольстве Великобритании в Москве. // http://www.amr.ru.

8 ВЦИОМ. Социальная ответственность бизнеса глазами россиян. Москва, 22 июля 2004 г. // http://www.open-forum.ru/materials/1091.html.

9 Костин А., Лехто П. Корпоративная ответственность и устойчивое развитие: мировой опыт и концепция для России // Проблемы теории и практики управления. 2005. № 3. С. 25.

10 Аксенова О. Корпоративная социальная ответственность: итоги и прогнозы. 27.02.2006 // http://www.soc-otvet.ru.

11 Стейкхолдеры – заинтересованные стороны, которые влияют на организацию и ее деятельность или испытывают на себе влияние со стороны организации.

12 Гусев Ю. Н. Корпоративная этика и социальная ответственность для российских компаний: бремя или выгода? // Акционерное общество. 2004. № 5 (12). Цит. по http://www.rid.ru.

13 Дубинина М. В. Корпоративная этика как инструмент социального менеджмента // Менеджмент в России и за рубежом. 2002. № 4. Цит. по http://www.klerk.ru.

14 Черкаев Д. Корпоративная социальная ответственность и этика: проблемы соотношения с российским правом. // Управление компанией. 2005. № 3. Цит. по http://www.rcb.ru.

15 http://www.tpprf.ru/ru/main/news/news-torg/news_cu.

16 Дубинина М. В. Корпоративная этика как инструмент социального менеджмента // Менеджмент в России и за рубежом. 2002. № 4. Цит. по http://www.klerk.ru.

17 Трудовой кодекс РФ. Екатеринбург: Правовед-2001, 2002. Ст. 23. С. 44.

18 Модель И. М., Модель Б. С. «Пойми меня»: к проблеме социального партнерства в муниципальных образованиях. // Муниципальная власть. 2002. № 1–2. С. 73.

19 Официальный сайт г. Екатеринбурга http://www.ekburg.ru/.

20 Н-р, законы «О социальном партнерстве в Свердловской области», «Об объединениях работодателей Свердловской области», Указ губернатора СО «О развитии социального партнерства в Свердловской области» от 23.08.2002 г., постановление Правительства СО «О развитии сотрудничества со Свердловским областным Союзом промышленников и предпринимателей как стороной социального партнерства» от 20.10.2004 г.

21 Черкаев Д. Корпоративная социальная ответственность и этика: проблемы соотношения с российским правом // Управление компанией. 2005. № 3. Цит. по http://www.rcb.ru.

22 Семененко И. С. Корпоративное гражданство: западные модели и перспективы для России. // Полис. 2005. № 5. С. 36.

23 Вандышев М. Н., Петрова Л. Е. Экономическая мотивация благотворительной деятельности (на примере предприятий Екатеринбурга) // Материалы Интернет-конференции «Поиск эффективных институтов для России 21 века». 28.10.03–28.12.03 // http://www.ecsocman.edu.ru.

24 Черкаев Д. Корпоративная социальная ответственность и этика: проблемы соотношения с российским правом // Управление компанией. 2005. № 3. Цит. по http://www.rcb.ru.

25 Выступление С. Литовченко на 13‑ом ежегодном заседании членов и директоров Американо-Российского Делового Совета 3–4 октября 2005 г. // http://www.amr.ru.

26 Например, на нее ссылаются в Постановлении Правительства Свердловской области «О системе экономических и социальных показателей, определяющих экономическую и социальную добросовестность работодателей по отношению к работникам, добросовестность работников по отношению к результатам своего труда, и стимулирования работодателей и работников».

27 http://www.rspp.zib.

28 Прокопов Ф. «Компания, которая плохо ведет свой бизнес и не устойчива экономически, не может быть социально ответственной» // http://www.soc-otvet.ru.

29 Аксенова О. Корпоративная социальная ответственность: итоги и прогнозы. // http://www.soc-otvet.ru.

30 Прокопов Ф. «Компания, которая плохо ведет свой бизнес и не устойчива экономически, не может быть социально ответственной». 15.03.2005 // http://www.soc-otvet.ru.

31 http://www.minprom.gov.ru/press/release/167/print.

32 http://asi.org.ru/.

33 http://www.nspi.ru.

34 http://www.amr.ru/eventsdoc_.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право