На главную Написать письмо

 

Формы адвокатских образований

В. С. Белых, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой предпринимательского права УрГЮА


Гражданский кодекс РФ, другие федеральные законы используют такие понятия, как «организационно-правовая форма», «форма», «вид» юридического лица (организации), образования. Однако в действующем законодательстве не раскрывается содержание используемых понятий. Более того, в ряде законов термины «организационно-правовая форма», «форма» используются в разных смыслах, что создает на практике определенные трудности.

Чаще всего, термин «организационно-правовая форма» используется в отношении юридических лиц. Так, в п. 2 ст. 50 ГК РФ говорится о том, что юридические лица, являющиеся коммерческими организациями, могут создаваться в форме хозяйственных товариществ и обществ, производственных кооперативов, государственных и муниципальных предприятий. Указанный перечень организационно-правовых форм коммерческих организаций (в отличие от соответствующего перечня форм некоммерческих организаций) носит исчерпывающий характер. Формами некоммерческих организаций являются, в частности: потребительские кооперативы, общественные или религиозные организации (объединения), финансируемые собственником учреждения, благотворительные фонды, а также другие формы, предусмотренные федеральным законом (п. 3 ст. 50 ГК РФ). В качестве примера сошлемся на правило п. 1 ст. 2 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7‑ФЗ «О некоммерческих организациях», в соответствии с которым некоммерческой является организация, не имеющая извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющая полученную прибыль между участниками1. Некоммерческие организации могут создаваться в форме общественных или религиозных организаций (объединений), некоммерческих партнерств, учреждений, автономных некоммерческих организаций, социальных, благотворительных и иных фондов, ассоциаций и союзов, а также в других формах, предусмотренных федеральными законами.

В учебной и научной литературе отсутствует единство мнений среди ученых по вопросу об определении понятия «организационно-правовая форма». Так, В. С. Мартемьянов считает, что под организационно-правовой формой предприятия надлежит понимать совокупность имущественных и организационных отличий, способов формирования иму­щественной базы, особенности взаимодействия собственников, пред­принимателей и трудового кол­лектива предприятия, их ответствен­ность друг перед другом и сво­ими конкурентами2. По мнению К. Ю. Тоть­ева, организационно-правовая форма оформляет и закрепляет самостоятельность предприятия при осуществлении им хозяйственной деятельности3. Как видно, термин «организационно-правовая форма» рассматривается, в основном, с позиции предпринимательского права.

Вместе с тем термин «организационно-правовая форма» имеет более широкое применение. В экономической литературе нередко исполь­зуется такое словосочетание как «организационно-правовая фор­ма предпринимательства». С точки зрения формы различают: коллективное и индивидуальное предпринимательство. Коллективное предпринимательство осуществляется организациями со статусом юридического лица и без него (статуса). Индивидуальная форма предпринимательства есть предпринимательская деятельность граждан, осу­ществляемая без образования юридического лица.

Применительно к адвокатской дея­тельности понятие «организационно-правовая форма» охватывает как адвокатские образования со статусом юридического лица (адвокатское бюро, коллегия адвокатов, юридическая консультация), так и без такого статуса (адвокатский кабинет).

На наш взгляд, понятие «организационно-правовая форма» есть классификационный критерий. В свою очередь, любая классификация тех или иных объектов представляет собой последовательное их распределение по категориям с соблюдением общих правил систематики на всех уровнях. В классификаторе независимо от того, в какой области науки или практики он применяется, надо различать четыре основных элемента: объект и цели классификации, классификационные признаки и единицы4.

В нашем случае адвокатское образование – объект классификации. Что касается цели, то они могут быть самыми разнообразными (например, учебными, научными и др.). С позиции правовой действительности представляется практически полезной лишь та классификация адвокатского образования, которая имеет непосредственный выход на действующее законодательство.

В соответствии с п. 1 ст. 20 Закона об адвокатской деятельности формами адвокатских образований являются: адвокатский кабинет, кол­легия адвокатов, адвокатское бюро и юридическая консультация. Следовательно, названный Закон дает закрытый перечень форм адвокатских образований. Это означает, что создание и осуществление адвокатской деятельности в иных формах не допускается. Резонно возникает вопрос: имеет ли в данном случае ограничение правоспособности адвоката в выборе форм адвокатского образования? На наш взгляд, нет. Норма Закона об адвокатской деятельности, предписывающая создание адвокатского образования в строго установленных формах, не направлена на ограничение правоспособности адвокатов.

Здесь наблюдается иная ситуация: в силу положений Закона само право в своем содержании является ограниченным. Примером могут служить право хозяйственного ведения (ст. 295 ГК) и в особенности право оперативного управления (ст. 296 ГК), осуществление которых ограничено определенными рамками и, кроме того, требует согласия собственника соответствующего имущества5. Подобное наблюдается в случае установления ограниченного круга организационно-правовых форм кредитных банковских организаций.

Любую форму адвокатского образования адвокат вправе самостоятельно выбрать для работы. И не только. По своему усмотрению адвокат выбирает место осуществления профессиональной деятельности, коллег по объединению, а также он свободен в изменении своего членства в адвокатском образовании, другой формы адвокатского образования6. Эти и другие права адвоката основаны на положениях Конституции РФ. Так, в силу ст. 30 Конституции РФ каждый имеет право на объединение. Никто не может быть принужден к вступлению в какое‑либо объединение или пребывание в нем.

На наш взгляд, свобода осуществления адвокатской деятельности – основной принцип правового регулирования отношений в сфере адвокатской деятельности, состоящий из нескольких самостоятельных принципов7. К их числу относятся: свобода выбора рода деятельности или занятий (ст. 37 Конституции РФ); свобода объединения для профессиональной деятельности (ст. 30 Конституции); свобода иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (ст. 35 Конституции); свобода договора – заключать гражданско-правовые и иные сделки (ч. 2 ст. 35, ст. 74, ч. 4 ст. 75 Конституции).

Однако приходится констатировать, что в Законе об адвокатской деятельности основные принципы осуществления адвокатской деятельности не получили легального закрепления.

Будучи субъектом профессиональной деятельности, адвокатские образования можно условно подраз­делить на коллективные и индивидуальные. Например, адвокатский ка­бинет состоит из одного адвоката, в состав же иных адвокатских образований должно входить не менее двух адвокатов. Законом об адвокат­ской деятельности не установлена предельная численность этих (коллективных) образований; она оп­ре­деляется учредителями соответствующего образования или решением адвокатской палаты.

Об избранной форме адвокатского образования и месте осуществления профессиональной деятельности адвокат обязан уведомить совет адвокатской палаты субъекта РФ (п. 2 ст. 20 Закона об адвокатской деятельности). Пунктом 6 ст. 15 Закона сформулировано правило, согласно которому адвокат должен совершить указанные действия в течение шести месяцев со дня получения статуса адвоката либо внесения сведений об адвокате в региональный реестр после изменения им членства в адвокатской палате, либо возобновления статуса адвоката. Несоблюдение адвокатом установленного порядка и срока есть основание для прекращения статуса адвоката (ст. 17 Закона об адвокатской деятельности). Такого рода прекращение членства можно рассматривать в качестве организационной санкции за правонарушение.

Закон об адвокатской деятельности устанавливает некоторые ограничения свободы осуществления адвокатской деятельности. Так, в силу п. 4 ст. 15 Закона адвокат вправе осуществлять свою деятельность только в одном адвокатском образовании. Другой пример ограничений связан с деятельностью юридических консультаций. В ­соответствии с п. 1 ст. 24 Закона адвокатская палата по представлению ор­гана государственной власти субъ­ек­та РФ учреждает юридическую консультацию. При этом воля самих адвокатов не принимается во внимание. Более того, в юридических консультациях могут работать только адвокаты, направляемые советом адвокатской палаты для работы в консультацию (п. 3 ст. 31 Закона об адвокатской деятельности). Адвокат может отказаться от направления его в юридическую консультацию и выбрать иную форму осуществления адвокатской деятельности8. Закон об адвокатской деятельности не предусматривает каких‑либо правовых последствий в случае такого отказа и не называет уважительные причины отказа.

Общие вопросы создания адвокатского образования. 1. Как правило, адвокатское образование учреждается по решению учредителей (учредителя) – адвокатов (за исключением, юридической консультации). Коллегия адвокатов учреждается на основании учредительного договора, адвокатское бюро – на основании партнерского договора и учредительного договора, юридическая консультация учреждается адвокатской палатой по представлению органа государственной власти субъекта РФ. 2. С учетом ­статуса ­адвокатского образования (коллективное или индивидуальное, со статусом юридического лица или без такового) применяется разный порядок их создания. Так, вопросы создания (равно реорганизации и ликвидации) юридической консультации регулируются ГК РФ, Законом о некоммерческих организациях (п. 3 ст. 24 Закона об адвокатской деятельности). В аналогичном порядке учреждается также адвокатское бюро и коллегия адвокатов (п. 18 ст. 22 Закона). Однако во всех случаях применяются особенности создания того или иного адвокатского образования, предусмотренные Законом об адвокатской деятельности.

Закон об адвокатской деятельности по‑новому решает и вопросы собственности адвокатских образований. Так, коллегия адвокатов (равно адвокатское бюро) как некоммерческая организация обладает имуществом на праве частной собственности9. Имущество юридической консультации, созданной в форме учреждения, закрепляется за ним на праве оперативного управления (п. 1 ст. 9 Закона о некоммерческих организациях). Имущество адвокатского кабинета принадлежит адвокату, учредившему кабинет (если иное не следует из закона и/или договора). В силу п. 6 ст. 21 Закона об адвокатской деятельности адвокат вправе использовать для размещения адвокатского кабинета жилые помещения, принадлежащие ему либо членам семьи на праве собственности, с согласия последних. Жилые помещения, занимаемые адвокатом и членами его семьи по договору социального найма, могут использоваться адвокатом для размещения адвокатского кабинета с согласия наймодателя и всех совершеннолетних лиц, проживающих совместно с адвокатом.

Итак, надо различать такие понятия как «организационная форма адвокатского образования» и «форма собственности адвокатского образования».

Некоторые адвокатские образования (коллегия адвокатов, адвокатское бюро) могут открывать филиалы на территории Российской Федерации, а также, территории иностранного государства, если это предусмотрено законодательством иностранного государства. Филиал адвокатского образования, являясь структурным подразделением юридического лица, обладает следующей совокупностью признаков: а) тер­риториальная обособленность; б) организационная обособленность; в) относительная имущественная обособленность10. При этом адвокаты, осуществляющие адвокатскую деятельность в филиале коллегии адвокатов, являются членами коллегии адвокатов создавшей соответствующий филиал. Однако сведения об адвокатах вносятся в региональный реестр того субъекта РФ, на территории которого открыт филиал. В свою очередь, сведения об адвокатах, осуществляющих адвокатскую деятельность в филиале, созданном на территории иностранного государства, вносятся в региональный реестр субъекта РФ, на территории которого учреждена коллегия адвокатов (п. 10 ст. 22 Закона об адвокатской деятельности).

По мнению авторов комментария к Закону об адвокатской деятельности, рассматриваемая норма Закона зафиксировала важный исторический компромисс по вопросу, вызывавшему, пожалуй, самые острые споры в среде адвокатуры за период, предшествовавший принятию комментируемого Закона: возможности адвокатских образований из одних субъектов РФ открывать филиалы на территории других субъектов РФ. Законодатель ответил на данный вопрос положительно, введя при этом важное правило (п. 1 ст. 22 Закона)11. Далее, в комментариях п. 1 ст. 22 Закона отмечается, что такая позиция законодателя является важной предпосылкой создания в обозримом будущем так называемых адвокатских сетей – адвокатских образований, оказывающих юридическую помощь доверителю на всей территории Российской Федерации как единого экономического и правового пространства. Как говорится, поживем – увидим. Сама же идея интересна и заслуживает внимания.

Подводя итоги вышесказанному, можно сформулировать следующие выводы. 1. Будучи некоммерческими организациями, такие адвокатские образования как адвокатское бюро, коллегия адвокатов, юридическая консультация являются субъектами гражданского права со специальной правоспособностью (ст. 48, 49 ГК РФ). 2. Адвокатский кабинет не является юридическим лицом, а потому он не есть субъект гражданского права. Субъектом граж­данского (и не только) права признается адвокат, принявший решение осуществлять адвокатскую деятельность индивидуально. Поскольку адвокатская деятельность не относится к предпринимательской (п. 2 ст. 1 Закона об адвокатской деятельности), статус такого адвоката нельзя приравнять к статус индивидуального предпринимателя (ст. 23 ГК РФ). Однако с точки зрения Налогового кодекса РФ (п. 2 ст. 11) под индивидуальными предпринимателями понимаются лица, зарегистрированные в установленном порядке и осуществляющие предпринимательскую дея­тельность без образования юридического лица, а также частные нотариусы, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты. Таким образом, НК РФ дает собственное определение понятия «индивидуальный предприниматель», которое по своему содержанию несколько шире понятия, сформулированного в гражданском законодательстве12. 3. В силу п. 2 ст. 48 ГК РФ между юридической консультацией и учредившей ее адвокатской палатой возникают вещно-правовые отношения, так как юридическая консультация признается некоммерческой организацией, созданной в форме учреждения. В свою очередь, учреждением является организация, созданная собственником (в нашем случае – адвокатской палатой) для осу­ществления функций некоммерческого характера и финансируемая им полностью или частично (п. 1 ст. 120 ГК РФ). Что касается адвокатского бюро, коллегии адвокатов, то между ними и их учредителями (адвокатами) возникают обязательственные права. Пункт 2 ст. 48 ГК РФ следует дополнить некоммерческими партнерствами (ст.8 Закона о некоммерческих организациях)13. 4. По общему правилу (п. 3 ст. 56 ГК РФ), учредитель юридического лица или собственник его имущества не отвечают по обязательствам юридического лица (читай: адвокатского образования), а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (в нашем случае – адвоката) или собственника, за исключением случаев, предусмотренных Кодексом либо учредительными документами юридического лица. Применительно к юридической коллегии действует норма п. 2 ст. 120 ГК РФ, согласно которой учреждение отвечает по своим обязательствам находящимся в его распоряжении де­неж­ными средствами. При их ­недостаточности субсидиарную ответственность по обязательствам учреждения несет собственник соответствующего имущества, т. е. адвокатская палата субъекта РФ. 5. Коллегия адвокатов, адвокатское бюро, юридическая консультация являются субъектами налогового права. В частности, указанные адвокатские образования выступают в качестве налоговых агентов; они исчисляют, удерживают и уплачивают налог с доходов адвоката (ст. 226 НК РФ). Общие положения о налоговых агентах закреплены в ст. 24 НК РФ. Налоговые агенты имеют те же права, что и налогоплательщики, если иное не предусмотрено Налоговым кодексом РФ (п. 2 ст. 24). 


1 Первоначальный текст документа опубликован: Собрание законодательства РФ.1996. № 3. Ст. 145. Далее – Закон о некоммерческих организациях.

2 Мартемьянов В. С. Хозяйственное право. Т.1. М., 1994. С. 75.

3 Тотьев К. Ю. Предприятие и его организационно-правовая форма // Государство и право. 1994. № 10. С. 61–67.

4 Дмитриев И. Д. Классификация товаров народного потребления. М., 1976. C. 12–24.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О. Н. Садикова. М., 1997. С. 6.

6 См.: Гуляев А. П., Ривкин К. Е., Сарайкина О. В., Юдушкин С. М. Комментарий к Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» с приложениями: Научно-практическое издание. М., 2004. С. 135.

7 Свобода осуществления адвокатской деятельности – не только правовой принцип, но и основное субъективное правомочие адвоката.

8 См.: Адвокатура в России: Учебник для вузов / Под ред. проф. Демидовой Л. А., Сергеева В. И. – 2‑е изд., перераб. и доп. М., 2005. С. 151.

9 Полагаем, что собственность можно подразделить на две большие группы: частную и публичную. Публичная представляет собой государственную (федеральную и собственность субъектов РФ) и муниципальную собственность. Категория «частная собственность» охватывает все остальные формы собственности. С этих позиций собственность не только физических лиц и большинства организационно-правовых форм коммерческих организаций, но и собственность общественных и религиозных организаций (объединений), например, является частной (см.: Белых В. С. Правовое регулирование предпринимательской деятельности в России: монография. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. С. 79).

10 См.: Перевалова И. В. Правовое положение филиалов и представительств по законодательству Российской Федерации. Автореф.… канд. юрид. наук. М., 2005. С. 6, 12–14.

11 См.: Научно-практический комментарий к Федеральному закону «Об адвокатской деятельности в Российской Федерации» / Под ред. Д. Н. Козака. М.: Изд-во Статут, 2003. Справочная правовая система «Консультант Плюс».

12 См.: Белых В. С., Винницкий Д. В. Налоговое право России. М.: Норма, 2004. С. 193.

13 См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая (постатейный) / Под ред. Н. Д. Егорова, А. П. Сергеева. М.: Велби, Изд-во Проспект, 2005. С. 115.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право