На главную Написать письмо

 

Понятие диспозитивности в российском гражданском праве

Р. Б. Брюхов, преподаватель кафедры гражданского права УрГЮА


Диспозитивность (от лат. dispono – располагаю, устраиваю) представляет собой основополагающую правовую категорию. Традиционно понятие диспозитивности разрабатывалось применительно к сфере гражданской юрисдикции1. При этом, рассматривалось данное явление, как правило, в качестве принципа процессуального права. В современной литературе обосновывалось представление о статусе диспозитивности как одновременно и принципа процессуального права, и черты метода гражданского процессуального регулирования2.

Правовой феномен диспозитивности в его различных проявлениях становился предметом исследования и в цивилистической литературе. Диспозитивности в советском гражданском праве посвящено монографическое исследование Т. Н. Молчановой3.

Понятие диспозитивности авторы определяли через такие понятия, как «правило», «руководящее положение», «начало», «возможность», «основополагающая идея», «юридическая конструкция». Представляется, тем не менее, наиболее правильным определение диспозитивности через родовое для него понятие, определяющее социальное содержание этого явления, то есть индивидуальную свободу.

В самом общем виде под диспозитивностью понимается свобода выбора варианта поведения в гражданском обороте.

О. А. Красавчиков определял дис­позитивность в гражданском праве как основанную на нормах данной отрасли права юридическую свободу (возможность) субъектов гражданских правоотношений осуществлять свою правосубъектность, приобретать субъективные права, определять в известных пределах их содержание, осуществлять их, распоряжаться ими. Согласившись в це­лом с данным определением, Т. Н. Мол­чанова дополнила его указанием на возможность обязанных лиц исполнять свои обязанности по своему усмотрению в пределах, установленных законом4.

Указанные определения представляются недостаточно отражающими существо рассматриваемого правового явления. Так, диспозитивность не может быть реализована путем «осуществления правосубъектности», поскольку правосубъектность, являясь лишь необходимым условием возникновения правоотношения5, средством определения круга его возможных участников, не содержит юридической свободы выбора варианта поведения, и, что представляется принципиальным, совершенно отсутствует в юридических обязанностях, определяемых как мера должного поведения, не предполагающая какой бы то ни было свободы выбора.

Анализируя приведенные выше подходы, необходимо определиться, каким критериям должна отвечать дефиниция рассматриваемого понятия. На наш взгляд, эти критерии состоят в следующем. Во-первых, дефиниция любого явления должна отражать с максимальной точностью его существо. Представляется, что существом правового термина «диспозитивность» является правовая свобода. Во-вторых, при построении любого понятийного аппарата необходимо учитывать логическую связь обозначаемых им явлений. При этом следует, по возможности, наиболее четко и структурировано показать место данного явления среди сходных явлений и отразить связь «часть – целое». В-третьих, дефиниция должна отражать все конститутивные признаки явления, то есть все существенные проявления данного явления в реальности (в нашем случае – правовой). То есть понятие должно охватывать все грани явления в реальности. В свете указанного, отметим следующее.

Существо диспозитивности – правовая свобода. Диспозитивность как правовая свобода вытекает из понятия свободы вообще, которое является для нее родовым. В самом широком смысле диспозитивность представляет собой облаченную в право свободу. Помимо правовой свободы имеются иные виды свобод, например, политическая, экономическая, личная6. Очевидно, что правовая свобода представляет собой правовую форму закрепления всех иных свобод, входящих в сферу правового регулирования. В то же время правовое явление диспозитивности не охватывает те сферы общественных отношений, которые либо не урегулированы правом, либо выходят за рамки правомерного поведения. Диспозитивности в противоправности не существует.

К вопросу о проявлениях диспозитивности необходимо подходить с пониманием многогранности этого правового явления, присутствия его во многих тканях права вообще и гражданского права в частности. Во-первых, применительно к гражданскому праву диспозитивность является чертой гражданско-правового метода регулирования общественных отношений, пронизывающего всю отрасль. Во-вторых, диспозитивный характер регулирования отражается в конструкции правовых норм, а также иных регуляторов общественных отношений. В-третьих, диспозитивность находит свое проявление на различных стадиях механизма гражданско-правового регулирования: правосубъектности, юридических фактах, в содержании правоотношений – субъективных правах и обязанностях, охранительных правоотношениях по поводу защиты нарушенных субъективных прав. В-четвертых, в силу своей основополагающей для гражданского права роли диспозитивность может быть отнесена к принципу гражданского права.

Учитывая вышеизложенное, пред­ставляется наиболее правильным следующее определение диспозитивности в гражданском праве. Это основанная на нормах права юридическая свобода субъектов гражданского права выбирать вариант поведения в гражданском обороте, т. е. правомерно, в установленных пределах приобретать субъективные гражданские права и юридические обязан­ности, определять структуру субъ­ективных гражданских прав, осуществлять субъективные гражданские права, использовать формы (­порядок) и способы защиты нарушенных прав, а также выбирать размер, формы привлечения к гражданско-правовой ответственности.

Сообразно этому можно выделить диспозитивность в широком смысле (общая, первичная), которая характеризуется как свобода приобретать субъективные гражданские права и юридические обязанности, определять структуру субъ­ективных гражданских прав, в том числе путем отступления от диспозитивных норм закона при заключении сделок. Диспозитивность в узком смысле (частная, производная) представляет собой свободу в осуществлении субъективных гражданских прав и использовании форм (порядка) и способов защиты нарушенных прав, а также выборе размера, формы привлечения к гражданско-правовой ответственности.

Представляется, что данное определение диспозитивности наиболее полно отражает существо этого правового явления и позволяет выделить следующие его черты.

1. Диспозитивность основана на нормах права. Данная черта четко отмечена О. А. Красавчиковым в ука­занном выше определении диспозитивности. Следует также добавить, что современное законодательство позволяет сделать вывод: диспозитивность в гражданском праве основана на нормах различных отраслей Российского права. В обоснование данной точки зрения необходимо сос­латься прежде всего на нормы гла­­вы 2 Конституции Российской Федерации (далее Конституции РФ) «Права и свободы человека и гражданина». Данные нормы также наделяют субъектов гражданского права юридической свободой, указывая на ее рамки. Кроме того, в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, ст. 7 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) отношения, входящие в предмет гражданского права России, регулируются нормами меж­дународного права, имею­щими по общему правилу прямое действие. Юридические границы диспозитивности в гражданском праве определяются также нормами иных отраслей российского права: семейного, земельного, даже публично-правовых отраслей – уголовного, налогового7.

2. Диспозитивность представляет собой юридическую свободу выбора вариантов поведения. Данная черта является основополагающей, базовой в характеристике данного правового явления. Как уже было отмечено, свобода составляет ­существо диспозитивности – правовой составляющей свободы.

3. Диспозитивность имеет место только тогда, когда субъект выбирает из правомерных вариантов поведения. Следует отметить справедливое высказывание Т. Н. Молчановой: «диспозитивность представляет собой правовую свободу совершения по своему выбору правомерных юридических действий, пос­кольку свобода несовместима с действиями противоправными»8. Развивая данное утверждение, необходимо обратить внимание на то, что диспозитивность представляет собой исключительно правовую категорию, свободу, очерченную рамками права. Соответственно та часть свободы, которая выходит за правовые рамки, может быть охарактеризована как «произвол» и явление, противоположное диспозитивности.

4. Юридическая свобода выражается в следующих возможностях:

a) приобретение субъективного гражданского права и обязанности (а также отказа от их приобретения);

b) определение структуры субъективного гражданского права своей волей (например, путем совершения односторонних сделок) либо совместной волей сторон договора, в том числе путем отступления от диспозитивных норм закона;

c) осуществление субъективного гражданского права (в том числе отказа от права, его передачи, осуществление входящих в его структуру правомочий);

d) использование (выбора, либо отказа от использования) способов и форм защиты нарушенного права, а также выбор объема защищаемого права;

e) выбор формы и размера ответственности в отношении правонарушителя.

5. Существенной чертой является реализация диспозитивности в установленных пределах и с учетом ограничений. Как указывал П. В. Крашенинников применительно к праву собственности: «Представляется, что, говоря о пределах, законодатель указывает только на закон. Рассматривая ограничения, законодатель отсылает к основанной на законе воле собственника и субъекта, вступающего с ним в соглашение, или к воле судебных органов… Поскольку пределы осуществления права объективны, постольку ограничения права так же возможны только в этих пределах»9. Данные пределы и ограничения очерчивают диспозитивность, выявляя ее как явление, устанавливая границы, показывая объем.

Как указывалось, традиционно рассмотрение диспозитивности проводилось в рамках одной отрасли – гражданского судопроизводства (гражданского процесса). С развитием правовой теории стало очевидным, что правовое явление диспозитивности не замыкается рамками какой‑либо одной отрасли права и представляет собой одну из общих правовых категорий. Межотраслевой характер диспозитивности в качестве принципа права подчеркивался А. Г. Плешановым, черты метода – В. Ф. Яковлевым, А. А. Цип­киным, А. М. Каландадзе, виды норм «автономного» регулирования – С. С. Алексеевым10.

Отдав должное указанным исследованиям, следует отметить отсутствие комплексной работы по изучению общих проявлений диспозитивности в качестве межотраслевой категории. Представляется, что существо диспозитивности – правовая свобода – присутствует в большинстве отраслей российского права в самых разнообразных проявлениях.

Так, диспозитивность служит основой деления норм права на диспозитивные и императивные, различается в зависимости от правосубъектности, имеет свои средства реализации, отнюдь не полностью совпадающие со всеми основаниями возникновения прав и обязанностей, проявляется при осуществлении субъективных прав, выборе способов их защиты.


1 См.: Юридический энциклопедический словарь / Под ред. Сухарева А. Я., М.: Советская энциклопедия, 1984. С. 85; Абрамов С. Н. Гражданский процесс. М., 1950. С. 12; Каллистратова Р. Ф. Принцип диспозитивности в арбитражном процессе // Ученые записки ВНИИСЗ СССР. Вып. 28. М., 1973. С. 157; Семенов В. М. Специфические отраслевые принципы советского гражданского процессуального права// Сб. уч. тр. СЮИ Вып. 4. Свердловск, 1964. С. 323; Гурвич М. А. Принципы советского гражданского процессуального права // Труды ВЮЗИ Т. III. С. 30–34. и др.

2 См.: Плешанов А. Г. Диспозитивное начало в сфере гражданской юрисдикции: проблемы теории и практики. М.: Норма, 2000. С. 94.

3 См.: Алексеев С. С. Общая теория права. Том II. М.: Юр. лит. 1982. С. 75; Яковлев В. Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск, 1972. С. 85; Красавчиков О. А. Диспозитивность в гражданско-правовом регулировании // Советское государство и право. 1970. № 1. С. 41–49; Молчанова Т. Н. Диспозитивность в советском гражданском праве. / Дисс.… канд. юрид. наук. Свердловск, 1972 и др.

4 См.: Красавчиков О. А. Указ. соч. С. 45; Молчанова Т. Н. Указ. соч. С. 27.

5 Характеристику категорий «правосубъектность», «субъект права» и «субъект правоотношения» см.: Алексеев С. С. Общая теория права. Том II. С.141, 145; Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 115–116; Бойцов В. Я. Система субъектов советского государственного права. Уфа, 1972. С. 32–36.

6 См.: Красавчиков О. А. Социальное содержание правоспособности советских граждан // Правоведение. 1960. № 1. С. 17.

7 В качестве примера можно назвать нормы уголовного права, запрещающие, например, определение в качестве предмета договора купли-продажи наркотических и психотропных средств (ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации), оружия (ст. 222 УК РФ), людей (ст. 127.1 УК РФ). Также примером могут являться нормы налогового права: в силу ст. 64 ГК РФ задолженность ликвидируемого юридического лица перед бюджетом и внебюджетными фондами, определяемая по нормам налогового права, удовлетворяется преимущественно перед пятой очередью кредиторов, определяя пределы диспозитивности в субъективных правах требования последних.

8 Молчанова Т. Н. Указ. соч. С. 19.

9 См.: Крашенинников П. В. Право собственности на жилые помещения. М.: Статут, 2001. С. 17.

10 См.: Плешанов А. Г. Указ. соч. С. 85; Яковлев В. Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск, 1972. С. 85–93; Ципкин А. А. О диспозитивности в советском уголовном процессе. // Советское государство и право. 1958. №. 1. С. 132–136; Каландадзе А. М. Принцип диспозитивности в деятельности колхоза. // Правоведение. 1971. № 1. С. 73–81; Алексеев С. С. Общая теория права. Том II. С. 73–75.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право