На главную Написать письмо

 

Инвестиционные процессы в черной металлургии Урала в 90‑е годы ХХ века

В. В. Запарий, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории науки и техники УГТУ-УПИ


Начиная с 1990 г. инвестиционная деятельность в промышленности постепенно затухала и к 1998 г. сократилась более чем в четыре раза. Вследствие этого средний возраст промышленного оборудования увеличился с 10,8 лет в 1990 г. до 16,4 лет в 1998 г. Доля оборудования в возрасте до пяти лет (на котором выпускается конкурентоспособная продукция) сократилась с 29,4 % в 1990 г. до 4,6 % в 1998 г. Значительно уменьшился коэффициент обновления основных фондов (с 4,8 % в 1991 г. до 0,9 % в 1998 г.). Коэффициент выбытия основных фондов с 1991 г. практически не изменился и составляет 2,2 %. Степень износа активной части основных фондов достигла 70 %.

Началось сокращение общей величины основных фондов промышленности. Для перелома отрицательной тенденции необходимо существенное увеличение общего объема инвестиций (до 20–22 % ВВП при 15 % в 1998 г.). Это – минимальная потребность в инвестициях, обеспечивающая компенсацию выбытия основных фондов промышленности в России. При мас­совой модернизации оборудования, необходимого для повышения уровня конкурентоспособности продукции, потребность в инвестициях будет значительно выше. Рациональным представляется определение потребности в инвестициях, необходимых для сокращения доли импортной продукции на отечественном потребительском рынке (с 48 % в 1998 г. до 15 % в 2005 г., как у большинства стран), путем развития производства конкурентоспособной продукции на новом (в возрасте до 5 лет) оборудовании.

Инвестиционная политика руко­водителей предприятий в этот период была зачастую консервативна. Основная стратегия – сохранение устаревшего оборудования. Помимо отсутствия средств, она объясняется тем, что, с одной стороны, налог на имущество предприятий составляет всего 2 % от налогооблагаемой базы, что не стимулировало их ускоренного списания, а с другой – списание недоамортизированного имущества без уменьшения налогооблагаемой прибыли является убыточным мероприятием, проведение которого нуждается в правовой аргументации перед МНС России.

Реализация проектов и эффективные инвестиционные процессы позволят ведущим производствам региона подняться на новый технологический уровень, создать необходимые предпосылки для экономического роста. Преодоление кризиса в народном хозяйстве Урала непосредственно связано как с улуч­шением экономической обстановки в стране, так и с реализацией основных положений структурной политики в регионе, куда относятся смена стратегии развития материального производства от чисто народно-хозяйственных приоритетов к сочетанию их с внутрирайонными задачами развития, снижение доли ВПК, создание высокотехнологичного, конкурентоспособного хозяйства, направленного на повышение жизненного уровня населения, оздоровление экологической обстановки, формирование интеграционных процессов на основе социальной ориентации экономики.

По расчетам министерства экономики РФ, для выхода из кризиса необходимо увеличить объем инвестиций почти в три раза. Однако ежегодно ситуация с капиталовложениями в промышленность до 1989 г. имела отрицательную динамику. Особенно резкий спад в инвестиционной активности произошел после августа 1998 г., когда он упал почти до нуля. В 1999 г. ситуация начала выправляться. По отраслям промышленности основная доля ка­питаловложений приходилась на элект­ронику, топливную ­промышленность и черную металлургию, причем в середине 90‑х гг., как в целом по стране, отмечается рост удель­ного веса топливно-энергетического комплекса. Удельный вес капитальных вложений в другие отрасли сократился.

В настоящее время большое значение приобретают вопросы активизации инвестиционной деятельности. Это комплексная проблема, от решения которой во многом зависит не только реструктуризация предприятий, внедрение мероприятий научно-технического прогресса, обновление фондов, но и процессы ценообразования и налогообложения.

До распада СССР существовала четкая взаимоувязанная система переоценки фондов, нормы начисления амортизации, распределения амортизации на капитальный ремонт и реновацию или обновление фондов. Общая сумма начислений амортизации составляла примерно 7,2 % от стоимости фондов, из которых 50 % расходовались на капитальные ремонты, 50 % – на реновацию.

Вначале эти средства перечислялись в госбюджет, а затем возвращались в отрасль через систему централизованных капиталовложений. Такая же система существовала и с прибылью. Часть ее в виде платы за фонды перечислялась в госбюджет, а затем возвращалась в виде централизованных капиталовложений. Если бы все отчисления в госбюджет полностью возвращались в отрасль в виде централизованных капитальных вложений, то полученных средств было бы достаточно для нормальной инвестиционной деятельности.

Эти средства в 1985–1990 гг. в черной металлургии СССР составляли около 2,5 млрд долл. В черной металлургии России размер инвестиций на 1 т выплавляемой стали снизились с 30–37 долл. в 1980–1990 гг. до 13–15 долл. в 1996–1997 гг. В США этот показатель составил 35 долл., в Японии – 40 долл., странах ЕЭС – 29 долл. Из этого следует, что в дорыночный период отрасль фактически имела самоокупаемый уровень инвестиционной деятельности. Источники инвестиций в среднем составляли: амортизация – 10 % в структуре ­себестоимости, прибыль на инвестиции – 12 % к себестоимости продукции. Конечно, и тогда имели место заметные колебания этих показателей по предприятиям от среднеотраслевого уровня.

Существующий у предприятий комплекса дефицит собственных источников финансирования привел к резкому сокращению абсолютных показателей общего уровня инвестиций.

МЧМ СССР принимало меры по перераспределению этих средств с учетом важности и приоритетности строек. Однако и тогда инвестиционных средств не хватало. В металлургии все более обозначалась проблема отставания во внедрении прогрессивных технологий. Это привело к замедлению темпов обнов­ления фондов, опережающему росту износа по сравнению с передовыми странами. Многие прогрессивные технологии, разработанные отечественными институтами и лабораториями, так и остались не востребованными заводами из‑за недостатка средств.

Главная причина недостатка инвестиций – несовершенство законодательной базы, при которой определенная часть капиталовложений перераспределялась в пользу других отраслей, менее фондоемких, таких как легкая промышленность.

В связи с переходом на рыночную экономику в законодательную базу формирования и распределения инвестиционных средств были внесены существенные изменения. Были отменены прейскуранты и введена система налогов. Все средства от амортизации на реновацию оставлены предприятиям. Прибыль от реализации в размере 50 % при использовании на инвестиции также оставлена предприятиям. Практически условия самофинансирования инвестиций были сохранены. Цены стали свободные, устанавливающиеся на договорной основе с потребителями. Т. е. законодательно были созданы условия, которые необходимы для нормальной инвестиционной деятельности.
С учетом этих условий была разработана Федеральная программа «Технического перевооружения и развития металлургии России на 1993–2000 гг.». В ней предусматривалась следующая структура источников финансирования: амортизация – 60 %, прибыль – 35 %, средства господдержки – 5 %, которые направлялись в основном на восполнение выбывающих мощностей в горнорудной подотрасли. Следует подчеркнуть, что эта структура ­примерно соответствовала структуре металлургии стран ЕС на этапе их первичной реструктуризации в 1970–1980 гг. Однако фактически этот законодательный механизм не сработал и инвестиционная деятельность в металлургии резко снизилась, а реально данная программа была выполнена на 31 %. Амортизация в себестоимости продукции в 1993 г. с 10 % снизилась до 0,5 %. Инвестиции уменьшились с 16 коп./руб. товарной продукции до 7–9 коп./руб., т. е. почти в 2 раза в 2000 г.

Чтобы увеличить инвестиционные ресурсы, в частности амортизацию, были согласованы с правительством РФ и введены определенные меры: проведены четыре переоценки основных фондов, введен механизм ускоренной амортизации с коэффициентом 2, механизм замедленной амортизации с коэффициентом 0,5, внебюджетные фон­ды: инвестиционный, страховой, НИОКР и угольный. Уровень этих фондов устанавливал Роскомметаллургии. Отдельные предприятия эффективно использовали эти механизмы. В результате эти предприятия уменьшили уровень налогооблагаемой прибыли. Зато увеличили собственные, налогонеоблагаемые инвестиционные ресурсы и эффективно их использовали на капитальные вложения, но таких предприятий были единицы.

Другие предприятия продолжали экономически неоправданную учетную политику: использовали часть средств, полученных от амортизации на пополнение оборотных средств вместо использования ее на инвестиции и ремонтные нужды. Они использовали прибыль в приватизационные фонды и для оплаты кредитов под 180–200 % в коммерческих банках и Центробанке РФ на пополнение оборотных средств, вместо получения их под 10 % по методологии «технологических цепочек», останавливали отдельные виды оборудования на консервацию. А таким предприятиям предоставлялось право освобождать такие виды оборудования от амортизационных отчислений и налога на имущество. В результате такой политики, амортизация хотя и возросла, но осталась на достаточно низком уровне (4–5 % от себестоимости продукции) и практически перестала быть эффективным источником инвестиций. Ее едва хватало на ремонтные нужды. Такое положение объясняется рядом причин. Это спад производства, гиперинфляция, бартерные взаимозачеты, рост налога на имущество при переоценке фондов.

В 1997 г. введена в действие новая Федеральная программа «Руда», которая имеет полное название «О мерах по развитию рудно‑сырьевой базы металлургии России на 1997–2005 гг.». Она охватывает первоочередные меры по 20 месторождениям из 200 разрабатываемых и направлена на устойчивое обеспечение потребности металлургического комплекса России высококачественным сырьем. Однако собственных источников финансирования инвестиций в этой отрасли значительно меньше, чем в черной металлургии.

Как считают эксперты, для решения проблемы финансирования горнорудной промышленности предлагается создание совместного инвестиционного фонда. Металлургические предприятия вносят часть средств от амортизации в этот фонд, а горнорудные предприятия объявляют эмиссию и передают акции в этот фонд под залог инвестиций. По мере завершения строительства эти акции выкупаются, т. е. оплачивается сумма инвестиций, предоставленная в кредит. К участию планировалось привлечь крупные интегрированные металлургические предприятия, которые являются крупными потребителями руды и имеют достаточный уровень рентабельности.

Все проекты реконструкции металлургических предприятий и освоения рудных месторождений предусматривали значительные мероприятия по охране окружающей среды, рациональному природопользованию, рекультивации нарушенных земель, включая и переработку ранее накопленных техногенных металлосодержащих отходов.

Техническое перевооружение горнодобывающих предприятий, где существуют большие объемы вскрыш­ных, добычных и погрузочно-доставочных работ выполняются с помощью дорогостоящих самоходных машин, установок и агрегатов большой единичной мощности (буровые станки, экскаваторы, мобильные дробильно-погрузочные комплексы, машины для подземных работ, карьерные автосамосвалы и бульдозеры). Учитывая ­значительную ­капиталоемкость и длительную окупаемость инвестиционных проектов горнодобывающих предприятий, а также высокие ставки по кредитам коммерческих банков, в существующих экономических условиях практически отсутствует возможность реализации таких проектов с финансированием приобретения отечественного оборудования на условиях лизинга.

Однако отказ в тот период от предоставления государственных гарантий по связанным иностранным кредитам и отсутствие государственной поддержки в виде межправительственных соглашений, не позволяет использовать лизинг в случаях приобретения высокопроизводительного современного импортного оборудования для горнодобывающих предприятий. В таких условиях наиболее целесообразным являлось распространение опыта кредитования инвестиционных про­ектов реального сектора экономики Сбербанком РФ на проекты, реализуемые на основе лизинга, с соответствующим снижением процентов за пользование кредитом и удлинением срока погашения кредита применительно к нормативному сроку службы оборудования. При этом необходимо также организовать кредитование отечественных предприятий, которое может служить объектом лизинга.

На фоне общего дефицита инвестиций в России и в связи с переходом от системы централизованного планирования к рыночной экономике принципиально изменилась и структура источников финансирования в металлургическом комплексе. Если в 1989–1990 гг. около 25 % средств осуществлялось из централизованного бюджета, 50 % – за счет амортизации предприятий и 25 % – за счет прибыли, то в 1995–1998 гг. инвестиции осуществлялись за счет амортизации и составили примерно 70 %, а инвестиции за счет прибыли и инвестиции из внебюджетных фондов – 30 %. Средства из федерального бюджета в металлургию в конце 90‑х гг. практически отсутствовали.

Отсутствие инвестиций не позволяет обеспечить качественное обновление основных производственных фондов, технологий, структурную перестройку производства и существенно повысить конкурентоспособность продукции. Существуют различные способы привлечения источников финансирования инвестиционных проектов. Например, привлечение кредитов или выпуск ценных бумаг. Однако брать кредит для покупки нового оборудования при тогдашнем состоянии финансово‑кредитной системы было сложно и дорого. Банки предпочитали давать краткосрочные кредиты или предлагали кредит за часть управляющих акций, что в итоге приводит к потере самостоятельности предприятия.

В современных условиях отечественной экономики выход находится не в том, чтобы покупать необходимое оборудование, а иметь возможность использовать его для производства продукции по условиям лизинга. Современный лизинг характеризуется многообразием форм, моделей лизинговых контрактов и юридических норм, регулирующих лизинговые операции и позволяющих выбрать условия сделки, выгодные для всех участников. Существует чистый лизинг, когда все расходы по обслуживанию имущества несет лизингополучатель, полный лизинг, когда эти расходы принимает на себя лизингодатель. Он может быть срочный и возобновляемый.

Для российских металлургических гигантов представляет интерес возвратный лизинг, в соответствии с которым собственник имущества продает свое право собственности потенциальному лизингодателю, но продолжает использовать это же имущество уже как арендатор.

В странах с рыночной экономикой лизинг широко распространен и в общем объеме инвестиций составляет около 20–30 %. Кроме того в мировой практике имеет место постоянный рост лизинговых операций. Однако по данным Минэкономики РФ лизинг в России в конце 90‑х гг. занимал менее 2 % общего объема инвестиций в реальный сектор.

Однако в реструктуризации отрасли из‑за недостатка финансовых средств имело место отставание в реализации мероприятий, предусмотренных федеральными программами. Уровень их выполнения на начало 1998 г. составил всего 40 % при предусматривавшихся капиталовложениях в размере 50 долл./т стали, фактическое инвестирование за 1993–1997 гг. было на уровне 20 долл./т.

Россия находится на начальном этапе реструктуризации черной металлургии, когда основные инвестиции используются (по примеру западных стран) на дорогостоящее оборудование в виде МНЛЗ, тонкослябовых установок, установок по внепечному вакуумированию электро­дуговых печей новой ­конструкции с низким расходом электроэнергии, установок пылеугольного вдувания, позволяющих значительно сократить расход кокса, внедоменных агрегатов («Корекс», «Мидрекс» и др.), а также на ликвидацию мартеновских печей, развитие кислородно-конвертерного и электросталеплавильного способов производства стали и др.

Важный фактор, обусловливающий недостаток собственных финансовых средств в черной металлургии России – опережающий рост цен и тарифов на продукцию и услуги естественных монополий: электроэнергию, природный газ, уголь, нефть, железнодорожные перевозки. В частности, на протяжении всего рассматриваемого периода (1992–1997 гг.) цены на продукцию отраслей-монополистов росли опережающими темпами – в 1,4 ра­за быстрее, чем цены на металлопродукцию на внутреннем рынке России. В результате доля затрат на топливо, энергию и железнодорожные перевозки в себестоимости металлопродукции возросла с 21,3 до 52,2 %. т. е. стала примерно в два раза выше, чем в черной металлургии, например, Германии. В результате рентабельность отрасли сократилась с 29,9 до 4,0 %, т. е. прибыль в цене металлопродукции на внутреннем рынке России снизилась почти в восемь раз, и стала весьма малым источником финансирования капиталовложений.

Другой важный источник капиталовложений – амортизация, несмотря на неоднократные переоценки основных фондов, доля амортизации в совокупности с отчислениями во внебюджетные фонды (инвестиционный и страховой) в структуре себестоимости стали реально не превышала 7,5 %, в то время как в черной металлургии западных стран амортизация в структуре себестоимости стали составляет 10–12 %.

Заемные средства в виде кредитных ресурсов коммерческих банков на внутреннем рынке России предоставлялись под очень высокие ставки – 180–200 % годовых, в то время как в черной металлургии западных стран эти ставки были на уровне 5–6 %. Таким образом, инфляция практически лишила черную металлургию заемных средств отечественных банков. Иностранные инвесторы практически не вкладывали инвестиций в российскую черную металлургию или требовали бюджетных гарантий государства.

Областная программа Свердловской области до 2015 г. планирует привлечь на реконструкцию и ввод новых технологий более 15 млрд долл. Например, НТМК. Инвестиционная политика в 1996–2000 гг. характеризовалась введением в строй ряда крупных объектов. В их числе – комплекс отделения непрерывной разливки стали в конвертерном цехе №1 в составе двух агрегатов типа «печь-ковш», вакууматора, а также трех МНЛЗ общей производительностью 2,6 млн т, отделение порезки непрерывно литых заготовок для прокатки колес и бандажей в составе пяти пил. Были запущены три новые прессовые линии фирмы «Сакми» прессами усилием 2000 т для производства современных огнеупоров, а также комплекс переработки отвальных шлаков.

Большое внимание реконструкции уделялось на ММК. Только за первую половину 2001 г. ММК получил прибыль 12 млрд руб. Это позволило к уже 5,7 млрд руб. предусмотренным годовой программой капитального строительства, добавить еще 2 млрд руб. Комбинат постоянно увеличивает затраты на строительство, современные технологии, гарантирующие высокое качество продукции, а следовательно и спрос на нее. В результате серьезное обновление идет по всем переделам – и неуклонный рост производства, и укрепление рыночных позиций и финансового благополучия. Так, только один агрегат оцинкования тонкого стального листа, из которого можно штамповать практически любые детали легковых автомобилей, будет давать ежегодно около 60 млн долл. прибыли.

Для технологических усовершенствований ММК использует в основном собственные средства, но в последнее время все шире привлекает и заемные. Осенью 1999 г. совет директоров ОАО ММК принял решение о выходе компании на отечественный рынок корпоративных облигаций. Комбинат явился первым промышленным предприятием, взявшимся осваивать этот новый для России рынок. Успех превзошел ожидания. С марта 2000 г. по апрель 2001 г. на ММВБ было размещено десять выпусков облигаций ММК, благодаря чему с открытого рынка было привлечено около 500 млн руб.

Все эти меры позволили крупным металлургическим предприятиям осуществить активную инвестиционную политику и стать в начале нового века серьезными игроками на внутреннем и внешнем рынке, реальными локомотивами, выводящими экономику России из экономического кризиса.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право