На главную Написать письмо

Анотация

Углубление экономической интеграции в рамках ЕврАзЭС наиболее успешно осуществляется в сфере топливно- энергетического комплекса. В статье рассмотрены основные документы государств–участников ЕврАзЭС, регулирующие отношения, складывающиеся в сфере иностранных инвестиций в топливно-энергетический комплекс.

Ключевые слова

ЕврАзЭС; Таможенный союз; Россия; Казахстан; Беларусь; Туркменистан; Узбекистан; Гражданское законодательство; юридические лица; иностранные инвестиции; недропользование; соглашения о разделе продукции; концессии; нефтегазовое законодательство.

 

Правовые аспекты инвестирования в топливно-энергетический комплекс государствучастников Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС)

Р. А. Курбанов, доктор юридических наук, профессор кафедры предпринимательского (хозяйственного) права МГЮА, ведущий научный сотрудник Сектора предпринимательского права ИГПРАН

Международная интеграция перспективна на региональном уровне – именно там ее успехи наиболее очевидны. Близость географического положения не способствует появлению взаимоисключающих различий в их правовых системах, что существенно упрощает экономическую интеграцию и унификацию законодательства. В особенности это касается законодательства, регулирующего в той или иной степени иностранные инвестиции.

На территории бывшего СССР удачным примером такого рода интеграции является Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС).

Начало ЕврАзЭСс было положено заключением 6 января 1995 г. Соглашения о Таможенном союзе между Российской Федерацией и Республикой Белоруссия. 20 января 1995 г. к ним присоединилась Республика Казахстан, а 29 марта 1996 г. – Киргизская Республика1. 29 марта 1996 г. Российская Федерация, Республика Белоруссия, Республика Казахстан и Киргизская Республика заключили Договор об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях2. В 1999 г. к Договору присоединилась Республика Таджикистан.

10 октября 2000 г. президентами Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана был подписан Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества3. В январе 2006 г. членом ЕврАзЭС стал Узбекистан. 13 мая 2002 г. к Сообществу в качестве наблюдателей присоединились Молдавия и Украина. 28 апреля 2003 г. такой же статус получила Армения.

Основными направлениями интеграции в соответствии с Договором между Республикой Белоруссия, Республикой Казахстан, Киргизской Республикой и Российской Федерацией об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях от 29 марта 1996 г. должны были стать: а) согласование основных направлений, этапов и сроков проводимых экономических реформ; б) создание необходимых условий функционирования общего рынка; в) равно благоприятные условия для свободной экономической деятельности хозяйствующих субъектов государств–участников; г) равенство прав на приобретение: имущества в собственность, владение, пользование и распоряжение им на территории любого из этих государств в соответствии с их национальным законодательством; д) создание единой модельной нормативной базы гражданского законодательстваи государственного регулирования экономики.

В силу объективных обстоятельств углубление экономической интеграции в рамках ЕврАзЭС наиболее успешно осуществляется именно в сфере топливно-энергетического комплекса, поскольку добыча, переработка и транспортировка энергоносителей является основной статьей доходов бюджетов стран–участниц ЕврАзЭС.

Законодательство России, касающееся иностранных инвестиций в сфере топливно-энергетического комплекса, подверглось за период существования ЕврАзЭС весьма существенным изменениям. Федеральный закон от 9 июля 1999 г. № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» в целом сохранил преемственность по вопросу определения круга иностранных инвесторов, внеся в него незначительные поправки4. Дальнейший ход развития законодательства об иностранных инвестициях привел к принятию Федерального закона от 30 декабря 1995 г. № 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции». Указом Президента РФ от 28 августа 1996 г. № 12751 Указ Президента РФ от 24 декабря 1993 г. № 2285 «Вопросы соглашений о разделе продукции при пользовании недрами» был признан утратившим силу. Заметим, что три соглашения, реализуемые в настоящее время, были подписаны до вступления в силу Закона «О соглашениях о разделе продукции»5. Двусторонние соглашения между Правительством Российской Федерации и правительствами иностранных государств о поощрении и взаимной защите капиталовложений заключались на основе типового соглашения, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 11 июня 1992 г.№ 3954. Дальнейший ход развития законодательства привел к утверждению нового типового соглашения. Оно было одобрено Постановлением Правительства РФ от 9 июня 2001 г. № 4565. В целом можно сделать вывод о том, что формировавшееся с начала 90-х годов прошлого столетия инвестиционное законодательство не предусматривало каких-либо существенных особенностей осуществления иностранных инвестиций в нефтегазовую промышленность. Среди немногих исключений из общего правового режима иностранного инвестирования можно назвать проанализированный в параграфе особый порядок регистрации предприятий с иностранными инвестициями в этой сфере. Кроме того, в данный период стало складываться законодательство о соглашениях о разделе продукции, которое в настоящее время нацелено на привлечение иностранных инвестиций именно в нефтегазовый сектор.

Федеральные законы от 29.04.2008 № 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» и № 58-ФЗ (изменивший положения в том числе Закона РФ «О недрах» 1992 г.) существенно изменили правовой режим недропользования. Если ранее российское законодательство не дифференцировало правовой режим пользования недрами в зависимости от типа добываемых полезных ископаемых, то с вступлением в силу Федеральных законов №№ 57-ФЗ и 58-ФЗ эта ситуация изменилась6.

Основополагающим документом, регулирующим отношения складывающиеся в сфере иностранных инвестиций на территории Республики Казахстан, является Конституция Республики Казахстан, принятая на республиканском референдуме 30 августа 1995 года (с изменениями и дополнениями по состоянию на 21.05.2007 г.).

Следует особо остановиться на том, что ч. 1 ст. 4 Конституции Республики Казахстан, во-первых, включила в состав действующего права Конституцию и «иные обязательства Республики», а во-вторых, расширила традиционный перечень субъектов правотворчества за счет Конституционного Совета и Верховного Суда Республики7. Высокий статус нормативных постановлений Верховного Суда подтверждает и Закон Республики Казахстан «О нормативных правовых актах», который в статье 3 относит их к основным видам нормативных правовых актов8. По мнению Г. Сапаргалиева, нормативные постановления Верховного Суда, так же как и Конституционного Совета, «не обладая свойствами нормативного правового акта…признаются актами, обладающими свойствами нормативности… являются структурной частью действующего права, они формируют, развивают действующее право, то есть являются одним из его источников»9.

Положениями ст. 74 Конституции Республики Казахстан закреплен приоритет норм Конституции перед нормами международных договоров10.

Существенное значение имеет также ст. 6 Конституции о равноправии и признании государственной и частной собственности. Часть 2 данной статьи закрепляет норму о том, что пользование собственностью должно одновременно служить общественному благу. Безусловно закрепление на конституционном уровне нормы о социальной функции собственности вообще (а не только природных ресурсов) можно расценивать исключительно положительно, однако данная норма носит гораздо более бланкетный характер, ежели схожая норма Конституции РФ – субъекты и объекты собственности, объем и пределы осуществления собственниками своих прав, гарантии их защиты определяются законами Республики Казахстан.

Часть 3 ст. 26 запрещает лишение имущества во внесудебном порядке и устанавливает обязанность по равноценному возмещению принудительно изъятого имущества для государственных нужд в исключительных случаях, предусмотренных законом. Исключительность случаев принудительного изъятия имущества предполагает отсутствие иного способа удовлетворения государственных нужд без такого изъятия. Закон не должен допускать возможность принудительного изъятия имущества при наличии альтернативного способа удовлетворения государственных нужд11.

Следующим по юридической силе актом, регулирующим отношения в том числе и связанные с иностранными инвестициями, стал Гражданский кодекс Республики Казахстан (с изменениями и дополнениями по состоянию на 20.01.2010 г.)12. Он закрепил более четкие по сравнению с российским ГК границы воздействия ГКРФ на отношения в сфере топливно-энергетического комплекса13.

В соответствии с Законом РК от 07.08.2007 г. № 321-III ГКРК дополнен статьей 193-1, которая посвящена стратегическим объектам14. Их нахождение в собственности регулируется Законом Республики Казахстан от 26 июня 1998 г. № 233-I «О национальной безопасности Республики Казахстан»15.

Закон РК от 27 декабря 1994 г. № 266-XIII «Об иностранных инвестициях» в настоящий момент утратил силу, поскольку был заменен Законом 2003 г. «Об инвестициях»16.

Описание правового регулирования иностранных инвестиций в Республике Узбекистан следует начать с Конституции Республики Узбекистан 1992 г.17. Для нее характерен бланкетный характер закрепляемых ею норм. Статьи 36 и 53 Конституции закрепляют открытый перечень форм собственности, а ст. 54 Конституции ограничивает права собственника необходимостью использования имущества способом, не причиняющим ущерба экологической среде, правам и охраняемым законом интересам граждан, юридических лиц и государства.

Конституция Узбекистана распространила на природные ресурсы принцип равноправия всех форм собственности, ограничившись лишь определением их в качестве общенационального богатства и обязанностью государства охранять их. В части правового регулирования пользования недрами принцип государственной собственности на недра закреплен лишь в Законе Республики Узбекистан «О недрах» 23.09.1994 г. N 2018-XII18. Им установлен общий режим недропользования на территории Республики Узбекистан, который в целом аналогичен правовому режиму пользования недрами, установленному российским законом «О недрах».

Пользователями недр могут быть все физические и юридические лица (ст. 20).Согласно Закону РФ «О недрах» физические лица также имеют право осуществлять пользование недрами, лишь зарегистрировавшись в качестве индивидуального предпринимателя. Пользование участками недр осуществляется, как и по российскому законодательству, на базе лицензии. При этом лицензионного соглашения (аналогичного российскому) законом не предусмотрено.

Законодательство Республики Узбекистан хотя и не содержит отдельных нормативных актов в сфере добычи углеводородов (нефти и газа), но относит деятельность по добыче нефти и газа к лицензируемым видам деятельности. Таким образом, по законодательству Республики Узбекистан необходимо получить, во-первых, недропользовательскую лицензию, во-вторых, лицензию на добычу нефти и газа как на вид деятельности19. В соответствии с Положением о лицензировании деятельности по добыче, переработке и реализации нефти, газа и газового конденсата20 эта деятельность осуществляется только юридическими лицами сроком на 5 лет.

Второй правовой режим недропользования основывается на соглашениях о разделе продукции. Закон Республики Узбекистан от 07.12.2001 г. № 312-II «О соглашениях о разделе продукции»21. В соответствии со ст. 3 данного акта соглашение о разделе продукции – это договор, в соответствии с которым Республика Узбекистан предоставляет иностранному инвестору на возмездной основе и на определенный срок исключительные права на поиски, разведку месторождений и добычу полезных ископаемых на участке недр, указанном в соглашении, и на ведение связанных с этим работ, а инвестор обязуется осуществить проведение указанных работ за свой счет и на свой риск. Предметом СРП являются участки недр, определенные Кабинетом Министров Республики Узбекистан, где отсутствуют доказанные запасы полезных ископаемых, требующие для проведения геологоразведочных работ больших финансовых ресурсов, привлечения передовых технологий и техники.

Наконец, еще одним основанием предоставления права пользования недрами по законодательству Республики Узбекистан является концессия в соответствии с Законом Республики Узбекистан от 30.08.1995 г. № 110-I «О концессиях». Согласно данному акту концессия представляет собой разрешение, выдаваемое от имени государства иностранному инвестору на осуществление определенного вида хозяйственной деятельности, связанной с предоставлением ему имущества, участков земли и недр на основе заключения концессионного договора. По нашему мнению, концессионный режим является отдельным, третьим правовым режимом предоставления и пользования недрами по законодательству Республики Узбекистан.

Важнейшим актом, регулирующим отношения в сфере иностранных инвестиций на территории Республики Беларусь является Конституция Республики Беларусь от 15 марта 1994 г. № 2875-XII22.

Необходимо обратить внимание на положения ст. 8 Конституции РБ. Согласно им Республика Беларусь признает приоритет лишь общепризнанных принципов международного права23. Гражданский Кодекс республики Беларусь от 7 декабря 1998 г. № 218-З24, ст. 6, закрепляя приоритет общепризнанных принципов международного права, не указывает на примат международных договоров перед нормами гражданского законодательства, но включает международные договоры (регулирующие соответствующие отношения) в систему гражданского законодательства Республики Беларусь.

В ст. 511 ГК РБ специально оговаривается правовой статус представительства иностранной организации – обособленное подразделение, расположенное на территории Республики Беларусь, осуществляющее защиту и представительство интересов иностранной организации и иные не противоречащие законодательству функции.

Общие условия осуществления инвестиционной деятельности в Республике Беларусь, ее стимулирование и государственная поддержка, защита прав инвестора на территории Республики Беларусь определяются положениями Инвестиционного кодекса Республики Беларусь от 22 июня 2001 г. № 37-З25 (ИК РБ). Республика Беларусь – единственное государство СНГ, принявшее Инвестиционный кодекс.

Его особенность в том, что он регулирует не только условия инвестиционной деятельности на территории Республики Беларусь, но и направление инвестиций юридических и физических лиц Республики Беларусь на территорию иностранных государств (ст. 6 ИК РБ).

Согласно ИК РБ инвесторами являются лица, осуществляющие деятельность по созданию юридического лица; или приобретающие: а) долю в уставном фонде юридического лица, включая случаи увеличения уставного фонда юридического лица; б) недвижимое имущество; в) ценные бумаги; г) права на объекты интеллектуальной собственности; д) концессии; е) оборудование и иные основные средства.

Глава 10 ИК РБ предусматривает возможность заключения инвестиционного договора между Республикой Беларусь и инвестором (ст. 44 ИК РБ). Кодексом определены существенные условия такого договора; возможность отказа от юрисдикционного иммунитета в отношении споров вытекающих из такого договора; порядок заключения инвестиционного договора; гарантия стабильности условий инвестиционного договора, предполагающая изменение условий инвестиционного договора исключительно на основе взаимного согласия (если иное не предусмотрено самим договором). В отличие от инвестиционного договора предметом договора концессии является исключительность передаваемого права7.

Отдельным видом концессионных договоров является согласно ст. 56 ИК РБ концессионный договор об оказании услуг (выполнении работ), в силу которого право собственности на произведенную в соответствии с договором продукцию передается Республике Беларусь. Концессионер за оказанные им услуги (выполненные работы) получает вознаграждение.

Разница между концессионным договором об оказании услуг и концессионным договором о выполнении работ состоит в том, что в первом случае вознаграждение концессионеру выплачивается вне зависимости от достигнутого результата, а во втором – лишь при условии достижения концессионером результата, предусмотренного в концессионном договоре27.

Объектом концессий может быть право на осуществление отдельных видов деятельности, на которые в соответствии с законодательными актами Республики Беларусь закреплено исключительное право государства, – по решению Президента Республики Беларусь; недра, воды, леса, земли, а также объекты (в том числе предприятия как имущественные комплексы в целом либо их части), которые в соответствии с законом могут находиться только в собственности государства, – в соответствии с перечнем, утвержденным Президентом республики Беларусь28.

Заслуживающие внимания положения об инвестиционной деятельности содержит Конституция Туркменистана от 15 августа 2005 г. Она признает в ст. 6 приоритет норм международного права над национальным законом. Кроме того, Конституция 2005 года признает в ст. 9 право частной собственности на землю29. При этом, в той же статье оговорена возможность предусмотреть в законодательстве «объекты, являющиеся исключительной собственностью государства»30. Закон Туркменистана «Об иностранных инвестициях» № 184-III от 20 марта 2008 г. установил в пп. 1 ст. 1 максимально широкое определение иностранных инвестиций, однако существенно уточнил это определение, сформировав в ст. 3 закрытый перечень иностранных инвестиций31.

Кроме того, к категории предприятий с иностранными инвестициями отнесены только предприятия, принадлежащие иностранному инвестору полностью либо на основе долевого участия с юридическими и физическими лицами Туркменистана (пп. 3 ст. 1).

Закон Туркменистана «О недрах» № 779-XII от 14 декабря 1992 г. закрепил иерархию законодательства Туркменистана о недрах – согласно ст. 2 оно состоит из Закона «О недрах» и принимаемых в соответствии с ним других законодательных актов.

Закон Туркменистана «Об углеводородных ресурсах» 2008 года установил правовые рамки отношений, возникающих в процессе: а) разведки, добычи сырой нефти и природного газа, а также всех производных и добытых вместе с ними компонентов и б) выполнения других видов нефтяных работ на территории Туркменистана, включая туркменский сектор Каспийского моря; и направлен на обеспечение рационального использования углеводородных ресурсов и сохранение природных богатств Туркменистана для будущих поколений.

Режим разведки и добычи углеводородных ресурсов отличается от общего, установленного Законом Туркменистана «О недрах» 1992 года. Кроме того, лицензия на пользование углеводородными ресурсами существенно отличается как правоустанавливающий документ от лицензии по Закону «О недрах» 1992 года – в силу п. 2 ст. 13 Закона «Об углеводородных ресурсах». Порядок выдачи лицензии определяется в соответствии с Законом «Об углеводородных ресурсах», следующий пункт той же статьи ограничивает круг потенциальных недропользователей по настоящему закону. Иностранному физическому лицу лицензия выдаётся при условии его регистрации в Туркменистане в качестве индивидуального предпринимателя, а иностранному юридическому лицу – при условии открытия им филиала в Туркменистане.

Закон Туркменистана «Об углеводородных ресурсах» установил лицензионнодоговорную систему пользования углеводородными ресурсами. Его особенность в том, что лицензия и договор не являются противопоставленными системами. Произошла своего рода конвергенция лицензии и договора. Договор, хотя и не входит в состав лицензии на пользование, не может ей противоречить (ст. 14; пп. 5 п. 1 ст. 15 Закона). Приостановление действия лицензии влечёт приостановление ведения нефтяных работ по договору (п. 4 ст. 19 Закона). Срок действия и условия договора определяются в соответствии с лицензией (ст. 22 Закона).

С другой стороны, течение срока лицензии начинается с момента регистрации договора (п. 7 ст. 16 и п. 2 ст. 23 Закона), одним из оснований прекращения лицензии является расторжение договора по основаниям, предусмотренным договором (пп. 3 п. 1 ст. 18 Закона). Одним из оснований аннулирования лицензии является нарушение сроков начала проведения нефтяных работ, предусмотренных договором (пп. 3 п. 1 ст. 18 Закона). При аннулировании лицензии действие договора прекращается32.

_____________________________

1В отличие от России, Республика Беларусь, Республика Казахстан и Республика Узбекистан являются участниками Вашингтонской Конвенции о разрешении инвестиционных споров между государствами и гражданами других государств от 18 марта 1965 г. На основе Вашингтонской конвенции 1965 г. был создан Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС). Следует иметь в виду, что юрисдикция этого Центра распространяется и на споры государств–участников с участием лиц иностранных государств не участвующих в данной Конвенции. Таким образом, спор с участием российских инвесторов также может быть рассмотрен в этом Центре. Собрание законодательства РФ. 1996. № 45. Ст. 5057.
2Собрание законодательства РФ. 1997. № 17. Ст. 1915.
3Бюллетень международных договоров. 2001. № 12. С. 3-19.
4В частности, к потенциальным иностранным инвесторам Федеральным законом от 9 июля 1999 г. № 160-ФЗ отнесены иностранные организации, не являющиеся юридическими лицами. В свою очередь из круга возможных иностранных инвесторов были исключены граждане РФ.
5Так, Соглашение «Сахалин-1» подписано 30 июня 1995 г.;«Сахалин-2» – 22 июня 1994 г. Что же касается Соглашения «Харьяга», то оно было подписано через день после одобрения Закона «О соглашениях о разделе продукции» в Совете Федерации и за 10 дней до его подписания Президентом РФ – 20 декабря 1995 г. Кроме того, в силу п. 7 ст. 2 Федерального закона от 30 декабря 1995 г. № 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции» соглашения, заключенные до вступления его в действие, подлежат исполнению в соответствии с определенными в них условиями. При этом положения данного Федерального закона применяются к указанным соглашениям в той мере, в какой его применение не противоречит условиям таких соглашений.
6В новой редакции Закона РФ «О недрах» определены основания придания участкам недр статуса участков недр федерального значения. Основаниями включения их в соответствующий перечень являются, во-первых, вид содержащихся в таких участках полезных ископаемых, во-вторых, количество полезных ископаемых соответствующего вида, в-третьих, расположение таких участков.
7В это понятие входят: 1) нормы Конституции Республики Казахстан, 2) законы, соответствующие Конституции Республики Казахстан, 3) иные нормативные правовые акты, 4) международные договорные обязательства Республики Казахстан, 5) иные обязательства Республики Казахстан, 6) нормативные постановления Конституционного Совета и Верховного Суда Республики.
8Согласно постановлению Конституционного Совета Республики Казахстан от 6 марта 1997 г. № 3 «…в качестве нормативного может рассматриваться такое постановление Верховного Суда, в котором содержатся разъяснения судам по вопросам применения законодательства (его норм) и формулируются определенные правила поведения субъектов в сфере судопроизводства. Такое нормативное постановление, являющееся обязательным для всех судов республики, может издаваться только по вопросам применения в судебной практике норм законодательства, в том числе Конституции Республики Казахстан».
9Трактовка использованного в тексте Конституции понятия «иные обязательства Республики» была дана Конституционным Советом РК. Нормативное постановление Конституционного Совета Республики Казахстан от 5 ноября 2009 г. № 6 «Об официальном толковании норм статьи 4 Конституции Республики Казахстан применительно к порядку исполнения решений международных организаций и их органов». Согласно Договору о Комиссии Таможенного союза от 6 октября 2007 г., ратифицированному Законом Республики Казахстан от 24 июня 2008 г. № 45-IV «О ратификации Договора о Комиссии Таможенного союза», была создана комиссия, которая является органом, которому на добровольной межгосударственно-договорной основе в соответствии с принципом суверенного равенства государств передается компетенция по обеспечению условий функционирования и развития Таможенного союза на принципах добровольной поэтапной передачи Комиссии части полномочий государственных органов Сторон. Конституционный Совет высказал мнение о том, что указанные «иные обязательства» могут возникать а) в рамках порождающих их международных договоров, выступая их составными частями, либо логическими содержательными (материальными), либо организационными (процессуальными) продолжениями, б) самостоятельно, вне международных договоров. Первые, при соблюдении изложенных в настоящем нормативном постановлении условий могут приобретать юридические свойства ратифицированного международного договора. Вторые не обладают такими свойствами. Реализацию прав и исполнение обязанностей Казахстана, вытекающих из решений Комиссии, созданной в соответствии с ратифицированным Казахстаном международным договором, Конституционный Совет трактовал как выполнение иных обязательств Республики, указанных в пункте 1 статьи 4 Конституции. (Выступление члена Конституционного Совета Республики Казахстан Бахтыбаева И. Ж. на международном научно-практическом семинаре «Юридическая природа нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан и их роль в эффективности отправления правосудия», г. Алматы, 12 мая 2009 г. «Проблемы применения нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан в деятельности органов, осуществляющих оперативно-розыскные и контрольно-надзорные функции»).
10Как указал Конституционный Совет в постановлении от 11 октября 2000 г. № 18 / 2, в случае признания в установленном порядке международного договора Республики Казахстан или отдельных его положений противоречащими Конституции Республики, обладающей согласно пункту 2 статьи 4 Основного Закона высшей юридической силой на территории Республики, такой договор полностью или в части, признанной не соответствующей Конституции, не подлежит исполнению. В Постановлении Конституционного Совета Республики Казахстан от 7 мая 2001 г. № 6 / 2 «О представлении Кызылординского областного суда о признании неконституционными части второй пункта 6.12 статьи 6 Договора аренды комплекса «Байконур», статей 5 и 11 Соглашения о взаимодействии правоохранительных органов в обеспечении правопорядка на территории комплекса «Байконур» подтверждается принцип верховенства Конституции на территории Республики, указывается на обязательность соответствия ей международных договоров. В Постановлении Конституционного Совета Республики Казахстан от 18 мая 2006 года № 2 «Об официальном толковании подпункта 7) статьи 54 Конституции Республики Казахстан» указано, что в случае признания в установленном порядке международного договора Республики Казахстан или отдельных его положений противоречащими Конституции Республики, обладающей согласно пункту 2 статьи 4 Основного Закона высшей юридической силой на территории Республики, такой договор полностью или в части, признанной не соответствующей Конституции, не подлежит исполнению. В другом постановлении КС от 18.05.2006 № 2 «Об официальном толковании подпункта 7) статьи 54 Конституции Республики Казахстан» нератифицированные международные договоры Республики Казахстан приоритетом перед законами Республики не обладают и должны исполняться в той мере, в какой они не входят в противоречие с законами Республики. В случае коллизии между ними стороны договоров имеют возможность в соответствии с Законом Республики Казахстан от 30 мая 2005 г. № 54-III «О международных договорах Республики Казахстан», а также нормами международного права разрешать ее путем согласительных процедур и принятия иных мер по преодолению коллизии (Н. Фокина, Новые вызовы времени принципу верховенства прав и свобод человека (на примере свободы объединения в Республике Казахстан). Доклад на международной конференции «Правовое регулирование свободы объединения и права на мирные собрания в Центральной Азии». Алматы, 30 марта 2005 г.
11В Земельном кодексе Республики Казахстан от 20 июня 2003 г. № 442-II, Законах от 20 мая 1998 г. № 230-I «О статусе столицы Республики Казахстан», от 1 июля 1998 г. № 258-I «Об особом статусе города Алматы» в качестве условия отчуждения земельных участков указываются не «государственные нужды», как это определено в Конституции, а «государственные надобности», что позволяло на практике расширительно толковать условия принудительного отчуждения земельных участков, предусмотренные пунктом 3 статьи 26 Конституции. Конституционный Совет высказал мнение о том, что понятия «нужда» и «надобность» хотя и близки по содержанию, но, тем не менее, в контексте названных нормативных правовых актов несут не одинаковую смысловую нагрузку. Представляется, что термин «нужда» означает более высокую степень потребности, чем «надобность». В этой связи термин «государственные нужды» в пункте 3 статьи 26 Конституции следует понимать и применять в сочетании с понятием «исключительные случаи».
12Введен в действие 50 Постановлением Верховного Совета РК 27 декабря 1994 г. № 269-XII, Указом Президента РК, имеющим силу закона, «Об актах Верховного Совета РК» от 23 марта 1995 года Кодекс признан действующим и обладающим юридической силой со дня введения в действие.
13Согласно Нормативному постановлению ВС РК от 23 июня 2006 г. № 5 «О судебной практике применения налогового законодательства», согласно п. 3 и 4 ст. 1 ГК РК к отношениям по использованию природных ресурсов, основанных на равенстве сторон, гражданское законодательство применяется субсидиарно. Если же эти отношения основаны на властном подчинении одной стороны другой, гражданское законодательство применяется только в случаях прямо предусмотренных нормативными актами.
14К таковым могут быть отнесены: магистральные железнодорожные сети; магистральные нефтепроводы; магистральные газопроводы; национальная электрическая сеть; магистральные линии связи; национальная почтовая сеть; международные аэропорты; морские порты, имеющие статус международного значения; аэронавигационные устройства системы управления воздушным движением; устройства и навигационные знаки, регулирующие и гарантирующие безопасность судоходства; объекты использования атомной энергии; объекты космической отрасли; водохозяйственные сооружения; автомобильные дороги общего пользования; а также пакеты акций (доли участия, паи) в юридических лицах, в собственности которых находятся стратегические объекты, пакеты акций (доли участия, паи) физических и юридических лиц, которые имеют возможность прямо или косвенно определять решения или оказывать влияние на принимаемые решения юридических лиц, в собственности которых находятся стратегические объекты.
15Их оборот ограничивается в следующем: 1) их обременение стратегических объектов правами третьих лиц и отчуждение возможно на основании решения Правительства Республики Казахстан о выдаче разрешения и в порядке, определяемом Правительством Республики Казахстан (Постановление Правительства Республики Казахстан от 4 апреля 2008 г. № 320 «Об утверждении Правил обременения стратегических объектов правами третьих лиц и их отчуждения»); 2) Правительство Республики Казахстан, а также по его решению национальный управляющий холдинг обладают приоритетным правом покупки стратегического объекта находящегося в частной собственности по рыночной стоимости. Постановление Правительства Республики Казахстан от 2 апреля 2008 г. № 312 «Об утверждении Правил использования приоритетного права покупки стратегического объекта»; 3) Обращает на себя внимание то, что в соответствии с п. 2 1102 ГК РК гражданско-правовых отношениях с иностранным элементом Республика Казахстан пользуется юрисдикционным иммунитетом в отношении себя и своей собственности от юрисдикции судов другого государства, включая судебный иммунитет, иммунитет от обеспечения иска и иммунитет от принудительного исполнения судебного акта, если иное не установлено: а) в международном договоре Республики Казахстан; б) в письменном соглашении, не являющемся международным договором Республики Казахстан; в) путем заявления в суде или письменного уведомления в рамках конкретного разбирательства.
16Такое переименование можно считать знаковым. Данный закон унифицировал правовой статус иностранных и казахстанских инвесторов. Иностранные инвестиции определены им достаточно узко – к ним отнесено исключительно имущество, вкладываемое инвестором либо в уставный капитал, либо в увеличение фиксированных активов. Закон весьма существенно сузил понятие инвестиционного спора, ограничив его спором, вытекающим из договорных обязательств, вытекающим из инвестиционной деятельности инвестора. По мнению специалистов юридической фирмы «Эквитас» это означает, что споры, связанные с отчуждением собственности инвестора не подпадают под это понятие. По материалам журнала «Нефтегазовая Вертикаль». 2007. № 17 / 2007. С 39.
17Принята 8 декабря 1992 г. на одиннадцатой сессииВерховного Совета Республики Узбекистан двенадцатого созыва. В Конституцию внесены изменения в соответствии с Законом РУз от 28.12.1993 г. № 989-XII, Законом РУз от 24.04.2003 г. № 470-II
18(последние изменения в соответствии с Законом РУ от 18.12.2007 г. № ЗРУ-133) «Собрание законодательства Республики Узбекистан». 2003 г. № 1-2. Ст. 1.
19Закон Республики Узбекистан от 25.05.2000 г. № 71-II «О лицензировании отдельных видов деятельности» определил общие основания для отнесения видов деятельности к лицензируемым (Законом РУз от 10.10.2006 г. № ЗРУ-59). Конкретные виды деятельности, подлежащие лицензированию определены Постановлением ОМ РУз от 12.05.2001 г. № 222-II Законом РУз от 14.09.2007 г. № ЗРУ-109).
20Утверждено Постановлением КМ РУз от 09.07.2003 г. № 310.
21«Народное слово», № 4 (2826), 5 января 2002 г.
22Опубликована в газете «Звязда» от 27 ноября 1996 г.
23Приоритет международных договоров усматривается из текста Конституции РБ лишь при ознакомлении со ст. 116, посвященной компетенции Конституционного Суда РБ, который уполномочен давать заключения в том числе «...о соответствии законов, декретов, указов Президента, международных договорных и иных обязательств Республики Беларусь, Конституции и международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь». Председатель Конституционного Суда Республики Беларусь Г. А. Василевич в докладе «Право СНГ и национальное законодательство говорит о приоритете международных договоров перед белорусскими законами», ссылаясь именно на положения ст. 8 и 116 Конституции РБ. (опубликовано в сети Интернет по адресу: http://sudsng.org/download_files/publication/konf/konf11.pdf) По мнению А. И. Зыбайло, право Конституционного Суда Республики Беларусь в соответствии со статьей 9 Закона «О Конституционном Суде Республики Беларусь» признавать утратившими силу международные договорные обязательства Республики Беларусь в силу их несоответствия Конституции вступает в противоречие с одним из общепризнанных принципов международного права – pacta sunt servanda, приоритет которых провозглашен Конституцией Республики Беларусь (ст. 8). Согласно статье 42 Венской конвенции 1969 г., действительность согласия государства на обязательность для него договора может оспариваться только на основе применения Конвенции. Односторонний отказ влечет за собой международную ответственность. То обстоятельство, что подобный отказ совершен на основании решения Конституционного Суда, не меняет дела, поскольку акты Суда являются актами национального права. Разрешение данного конфликта А. И. Зыбайло видит, прежде всего, в том, что соответствие международных договоров Конституции должно определяться до окончательного выражения согласия на их обязательность для государства. Конституционность подлежащих принятию договоров выясняется на стадии подготовки соответствующего акта, выражающего согласие на обязательность для государства соответствующего договора. (Зыбайло А. И. Судебный контроль за соответствием конституционного и международного права / А. И. Зыбайло // Вестн. Конституц. суда Респ. Беларусь. – 1999. – № 1. – С. 59-64.)
24Последняя редакция: Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2010 г., № 6, 2 / 1648.
25(посл. изменения: Закон Республики Беларусь от 9 ноября 2009 г. № 55-З. Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2009 г., № 276, 2 / 1607.
26Надо отметить, что положения Инвестиционного кодекса РБ содержат в отношении концессионного договора о разделе продукции указание на связанность освобождения концессионера от обязательных платежей в связи с переходом права собственности на часть произведенной продукции к Республике Беларусь, однако данный обмен не обязательно может быть эквивалентным. Проще говоря, заключив концессионный договор о разделе продукции (который, напомним, может и изменяться в течение срока своего действия), стороны могут варьировать платежи в зависимости от изменяющейся экономической конъюнктуры. Заслуживает определенного внимания юридический критерий классификации концессий по белорусскому законодательству – форма встречного предоставления, получаемого концессионером, которая сочетает в себе переход права собственности на произведенную продукцию и уплату концессионером денежных средств. Полный концессионный договор предполагает уплату концессионером налогов и иных обязательных платежей при сохранении за концессионером права собственности на произведенную продукцию. Концессионный договор о разделе продукции предполагает полное или частичное освобождение концессионера от уплаты налогов и других обязательных платежей при том, что произведенная продукция делится между концессионером и Республикой Беларусь в размерах и в порядке, предусмотренных договором. (ст. 54-55 ИК РБ).
27В определенном смысле это сближает концессионный договор по ст. 56 ИК РБ с договорами подряда и оказания возмездных услуг (ст. 656-722 и 733-737 ГК РБ). Однако, напомним, что концессионные договоры, заключаемые в соответствии со ст. 56 ИК РБ, имеют своим предметом «деятельность, на осуществление которой распространяется исключительное право государства», или инвестиционная деятельность в отношении имущества являющегося исключительной собственностью государства (ст. 49 и 51 ИК РБ), в то время как предмет договоров подряда (оказания возмездных услуг) – деятельность, которая может осуществляться любыми субъектами гражданского права.
28Указом Президента РБ № 44 от 28.01.2008 г. «Об утверждении перечня объектов, предлагаемых для передачи в концессию» такой перечень был утвержден. Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 5 июня 2008 г. № 806 «О мерах по реализации Указа Президента Республики Беларусь от 28 января 2008 г. № 44» были определены концессионные предложения по перечню объектов, предлагаемых для передачи в концессию (месторождения гипса и железной руды). Концессионным органом, представляющим интересы Республики Беларусь для заключения концессионных договоров на право пользования участками недр на территории Республики Беларусь, определено Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды.
29Кодекс Туркменистана «О земле» 2004 года ограничил в ст. 17 круг потенциальных собственников земли гражданами Туркменистана, круг потенциальных землепользователей – физическими и юридическими лицами Туркменистана. Иностранным лицам остается возможность аренды земельных участков.
30Например, в соответствии с положениями п. 3 ст. 5 и ст. 12 Закона Туркменистана № 858-ХII «О собственности» 1993 г. (Ведомости Меджлиса Туркменистана, 1993, № 9-10. Ст. 53.) недра, лесной фонд, водные ресурсы, воздушное пространство, ресурсы территориальных вод и морской экономической зоны, охраняемые государством или особым образом используемые природные территории, объекты исторического и культурного наследия Туркменистана (уникальные культурные и природные памятники и объекты природы, истории культуры, науки и техники, в том числе ценности, хранящиеся в государственных музеях, архивах и библиотеках, включая помещения и здания, где они расположены), земля органов власти и управления Туркменистана, Вооруженных сил, органов национальной безопасности, пограничных и внутренних войск; оборонные объекты, единая энергетическая система; системы транспорта общего пользования, связи и информации, имеющие общегосударственное значение; средства государственного бюджета, Центральный банк Туркменистана, другие государственные банки и их учреждения и создаваемые ими кредитные ресурсы; государственные резервные, страховые и другие фонды; имущество государственных учебных заведений, научно-исследовательских институтов, центров и объектов Академии наук Туркменистана и отраслевых академий, объектов гидрометеорологической службы, охраны окружающей среды и природных ресурсов, патентной службы, стандартизации и метрологии; имущество государственных предприятий; сооружения и народно-хозяйственные комплексы в промышленности; государственные предприятия агропромышленного комплекса; объекты социально-культурной сферы и иное имущество, создаваемое и приобретенное за счет бюджетных и иных средств государства или безвозмездно переданное в собственность Туркменистана другими субъектами права собственности, открытия, изобретения, иные результаты интеллектуального труда.
31Иностранные инвестиции согласно данному акту осуществляются в форме: 1) долевого участия в предприятиях совместно с юридическими и физическими лицами Туркменистана; 2) создания предприятий, полностью принадлежащих иностранным инвесторам, филиалов иностранных юридических лиц или приобретения в собственность действующих предприятий; 3) приобретения движимого и недвижимого имущества, за исключением ограниченного в гражданском обороте законодательством Туркменистана; 4) предоставления иностранных займов и ссуд; 5) приобретения имущественных и неимущественных прав, установленных законодательством Туркменистана.
32Исключением является договор Субподрядчика с Подрядчиком (недропользователем), предметом которого является исполнение отдельных видов нефтяных работ (п. 2 ст. 9 Закона). Субподрядчику не требуется каких-либо лицензий для заключения такого договора. Это означает возможность пользования недрами без лицензии. Таким образом, лицензия по закону «Об углеводородных ресурсах» распространяется не только на ее обладателя. При этом субподрядчик и подрядчик обязаны заключить между собой договор по совместному освоению такого месторождения как единого объекта, и такое месторождение должно осваиваться по разработанному Подрядчиками единому плану.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право