На главную Написать письмо

Анотация

В статье рассматриваются проблемы совершенствования законодательства о ценных бумагах, содержащиеся в Концепции развития гражданского законодательства. Основное внимание уделено анализу юридической природы права на ценную бумагу, способам защиты такого права и порядку передачи права на ценные бумаги – трансферту

Ключевые слова

Концепция совершенствования законодательства; ценные бумаги; защита права

 

Проблемы совершенствования законодательства о ценных бумагах в Концепции развития гражданского законодательства

Г. Н. Шевченко, доктор юридических наук, профессор, заведующая кафедрой гражданского права Дальневосточного государственного университета

7 октября 2008 г. утверждена Концепция развития гражданского законодательства, которая «не предполагает ни новую кодификацию отечественного гражданского законодательства, ни даже подготовку новой редакции ГК»1. В то же время некоторые положения Концепции предусматривают создание в Гражданском кодексе новых общих правил. «По существу, должны быть заново созданы и помещены в ГК общая часть вещного права; общие нормы о государственной регистрации имущественных прав; о ценных бумагах и об их обращении»2.

Представляется необходимым более подробно остановиться на некоторых аспектах совершенствования законодательства о ценных бумагах.

Во-первых, это проблема юридической природы бездокументарных ценных бумаг. Дематериализация ценных бумаг обусловлена объективными потребностями жизни, она позволяет снизить издержки обращения и сократить время, необходимое для перехода прав на ценные бумаги. В настоящее время бездокументарные ценные бумаги рядом авторов не признаются таковыми, в то же время не меньшее количество авторов считает, что бездокументарные ценные бумаги имеют право на существование, и, более того, видят за ними будущее. Исключение бездокументарных ценных бумаг из круга ценных бумаг теоретически может быть оправдано, если исходить из постулата, что ценные бумаги это вещи, а если нет вещей, то нет и ценных бумаг, однако, практически это, как вполне обоснованно указывается в Проекте Концепции, «может привести к масштабной и коренной ломке значительного массива нормативных актов, имеющих широкое и повседневное применение»3. С нашей точки зрения ценные бумаги, как документарные, так и бездокументарные, являются достаточно уникальными объектами гражданского права, предназначенными участвовать в гражданском обороте, при этом обращение закрепленных в них прав должно осуществляться не по правилам уступки требований, а в ином порядке, который бы обеспечил другие, более действенные способы защиты, в частности, вещноправовые. Поэтому на бездокументарные ценные бумаги практикой был распространен вещно-правовой режим, что можно объяснить тем, что бездокументарные ценные бумаги, как впрочем и документарные, по своей юридической природе являются объектами абсолютного права. Но если абсолютное право (право собственности) на документарные ценные бумаги признается всеми, то абсолютное право на бездокументарные ценные бумаги не является бесспорным. В Проекте Концепции содержалось предложение «определить характер прав лица, права которого на бумаги закреплены посредством записей в реестре или на счете депо, как прав абсолютных и подлежащих защите от всех третьих лиц»4. В самой Концепции уже отсутствует упоминание о таком праве, но представляется, что разработка и признание такого абсолютного права необходимы, ибо в ином варианте мы будем вынуждены на бездокументарные ценные бумаги распространять по аналогии режим документарных ценных бумаг с определенными ограничениями, что и предложено в самой Концепции. «Ввиду отсутствия у таких «бумаг» материальной формы применение к ним всего комплекса норм, регулирующих отношения по поводу вещей, вызывает практические затруднения… В связи с этим необходимо закрепить в ГК относительно развернутую систему норм, регулирующих те отношения по поводу бездокументарных ценных бумаг, которые не подпадают под действие общих положений о «классических» ценных бумагах»5.

Бездокументарные ценные бумаги в классическом понимании вещами не являются, но они и не являются имущественными правами, а представляют собой определенную идеальную оболочку, скрывающую за собой совокупность таких прав6. Это свойство бездокументарных ценных бумаг и предопределяет особенности абсолютного права на них, которое, с нашей точки зрения, включает в себя юридически обеспеченные возможности лица быть указанным (записанным в книгах субъекта, осуществляющего учет ценных бумаг) в качестве управомоченного на данную ценную бумагу лица; распоряжаться бездокументарными ценными бумагами своей властью и в своем интересе, а также требовать от других лиц воздерживаться от посягательств на принадлежащие ему права. Таким образом, мы полагаем, что право на бездокументарную ценную бумагу может рассматриваться как особое абсолютное право, построенное на модели права собственности, но не тождественное ему.

Второй проблемой, тесно связанной с рассмотренной, является проблема защиты прав владельцев таких ценных бумаг. Действующее законодательство о ценных бумагах исходит из того, что бездокументарные ценные бумаги, как и документарные ценные бумаги, могут принадлежать на праве собственности, что ведет к формальному выводу о возможности применения как вещно-правовых, так и обязательственно-правовых средств защиты прав на них.

Обязательственно-правовые средства, как показывает практика, менее эффективны при незаконном списании бездокументарных ценных бумаг. Признание первоначальной сделки недействительной еще не означает, что ущемленные права владельца ценных бумаг будут восстановлены, поскольку не означает недействительности всех последующих сделок. Именно отсутствие эффективных обязательно-правовых средств защиты прав владельцев бездокументарных ценных бумаг обусловило применение на практике виндикационного иска в данных отношениях. Но является ли такое средство защиты виндикационным требованием в традиционном смысле слова? Представляется, что нет. При передаче эмиссионных ценных бумаг (а именно они являются, как правило, бездокументарными) посредством трансферта лицо признается их владельцем после совершения трансферта – внесения соответствующей записи в реестр. Поэтому при незаконном списании бездокументарных ценных бумаг требование предъявляется лицом, формально не являющимся владельцем ценных бумаг, не указанным в реестре, т. е. нелегитимированным лицом к лицу, легитимированному в установленном законом порядке. В этом его существенное отличие от виндикационного иска, когда управомоченное лицо – невладеющий собственник предъявляет требование к неуправомоченному лицу – владеющему несобственнику. Требование собственника, утратившего владение вещью, всегда основывается на титуле, и именно основываясь на этом титуле, он истребует свою вещь у лица, не имеющего прав на эту вещь. При незаконном списании бездокументарных ценных бумаг такого титула у лица, заявляющего требование, нет, поэтому применение виндикационного иска в отношениях с бездокументарными ценными бумагами упречно. Ценные бумаги обладают достаточной спецификой, которая не только не утрачивается, но даже и усиливается при бездокументарной форме их выпуска. Виндикационный иск, сконструированный за многие сотни лет до появления самих ценных бумаг, не может учитывать эти особенности. Отсутствие адекватного средства защиты прав владельцев бездокументарных ценных бумаг не означает, что законодательство не должно совершенствоваться и изменяться с учетом реалий сегодняшнего дня. «Отрицание виндикационного иска в том виде, как он традиционно понимается в догме права, вовсе не означает невозможность конструирования сходных с ним средств защиты права собственности на ценные бумаги»7. Поэтому следует только приветствовать положения Концепции, посвященные защите прав владельцев бездокументарных ценных бумаг, в которых учтена существующая в юридической литературе критика применения виндикационного иска. «Ввиду особенностей юридической конструкции бездокументарной ценной бумаги использование виндикационного иска для защиты прав владельца, утратившего права на такую ценную бумагу, нежелательно, поскольку используемые в этом случае защитные механизмы основаны на традиционных представлениях о защите владения вещью»8. В Концепции также отмечается, что «условия удовлетворения этого требования и распределения бремени доказывания должны определяться так же, как и в отношении классических ценных бумаг, с учетом особенностей прав, составляющих содержание бездокументарных ценных бумаг»9. В юридической литературе предлагались различные варианты юридической конструкции такого требования, которые могут быть взяты за основу10.

Создание абсолютно-правового средства судебной защиты прав владельцев бездокументарных ценных бумаг, построенного на принципах виндикационного требования, но учитывающего специфику бездокументарных ценных бумаг, особенности учета и перехода прав на них, позволит более адекватно регулировать такие отношения, и – в то же время такое средство защиты не должно противоречить постулатам гражданского права.

Третья проблема , которую также представляется необходимым осветить, касается обращения именных ценных бумаг. В соответствии с п. 2 ст. 146 ГК РФ права, удостоверенные именной ценной бумагой, передаются в порядке, установленном для уступки требований (цессии). Однако именные ценные бумаги, в отличие от обыкновенных именных ценных бумаг (ректа-бумаг), не могут передаваться в порядке цессии11, поскольку, как совершенно верно подметил Д. Степанов, такая передача не согласуется ни с природой таких ценных бумаг, ни со спецификой прав, заключенных в этих ценных бумагах12.

Право на именные ценные бумаги переходит к приобретателю с момента внесения записи об этом по книге обязанного лица. Такое оформление перехода прав на ценные бумаги не может признаваться цессией, и еще с дореволюционных времен переход прав на ценные бумаги, когда необходимо совершение записи по книге обязанного лица, получил название трансферта, под которым в широком смысле слова понимаются всякие изменения, вносимые в текст реестровой записи. М. М. Агарков писал, что законодательство «не знает каких-либо положений, которые служили бы основанием для распространения на трансферт по заявлению отчуждателя положений, установленных в Г. К. для цессии»13. Поэтому положение Концепции, предусматривающее необходимость отразить в ст. 146 ГК РФ «такой способ передачи прав на именные ценные бумаги, как трансферт по счетам (книгам) должника, что делает необходимым включение в ГК норм, посвященных общему регулированию передачи (трансферта) ценной бумаги как способа создания легитимного держателя бумаги»14, весьма своевременно и актуально. Следует обратить внимание на то, что трансферт по заявлению отчуждателя ценен тем, что упрощает отношения по передаче ценных бумаг, поскольку каждая передача прав на именную ценную бумагу находит свое закрепление в реестре владельцев именных ценных бумаг, благодаря чему такие бумаги и обладают признаком публичной достоверности.

Совершенствование гражданского законодательства, посвященного ценным бумагам, однозначно необходимо, оно затрагивает гораздо больший круг проблем, чем те, которые рассмотрены в данной статье, но представляется, что без разрешения обозначенных проблем учения о ценных бумагах мы не сможем создать современную, эффективную систему законодательства в этой области.

_____________________________

1Концепция развития гражданского законодательства РФ // Вестник Высшего Арбитражного Суда. 2009. № 11. С. 10
2Концепция развития гражданского законодательства РФ // Вестник Высшего Арбитражного Суда. 2009. № 11. С. 13
3Проект Концепции развития законодательства о ценных бумагах и финансовых сделках // Вестник гражданского права. 2009. № 2. С. 88–89
4Проект Концепции развития законодательства о ценных бумагах и финансовых сделках // Вестник гражданского права. 2009. № 2. С. 88–89
5Концепция развития гражданского законодательства РФ // Вестник Высшего Арбитражного Суда. 2009. № 11. С. 82
6См.: Степанов Д. Современное российское правопонимание ценных бумаг // Журнал российского права. 2000. № 7. С. 133
7Степанов Д. Вопросы теории и практики эмиссионных ценных бумаг //Хозяйство и право. 2002. № 5. С. 95
8Концепция развития гражданского законодательства РФ // Вестник Высшего Арбитражного Суда. 2009. № 11. С. 83
9Концепция развития гражданского законодательства РФ // Вестник Высшего Арбитражного Суда. 2009. № 11. С. 83
10См.: например, Шевченко Г. Н. Проблемы гражданско-правового регулирования эмиссионных ценных бумаг. Диссертация на соискание ученой степени д. ю. н. Владивосток, 2006. С. 308–315
11См.: Крашенинников Е. А. Именная акция как ценная бумага // Очерки по торговому праву. Ярославль. 1995. Вып. 2. С. 8; Степанов Д. Вопросытеории и практики эмиссионных ценных бумаг // Хозяйство и право. 2002.№ 4. С. 75–77
12См.: Степанов Д. Вопросы теории и практики эмиссионных ценных бумаг // Хозяйство и право. 2002. № 4. С. 76–77
13Агарков М. М. Учение о ценных бумагах. М., 1994. С. 315
14Концепция развития гражданского законодательства РФ // Вестник Высшего Арбитражного Суда. 2009. № 11. С. 82

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право