На главную Написать письмо

Анотация

В статье произведен сравнительный анализ российского и германского права, применимого к договору о создании юридического лица с иностранным участием.

Ключевые слова

Договор о создании юридического лица, применимое право, иностранное участие.

 

Право, применимое к договору о создании юридического лица с иностранным участием (сравнительный анализ права России и Германии)

А. Я. Аухатов, доктор и магистр права Германии, кандидат юридических наук, научный сотрудник Института европейского и германского предпринимательского права, конкурентного права и права государственного регулирования, Свободный университет (г. Берлин)

Согласно ст. 1214 ГК РФ1 к договору о создании юридического лица с иностранным участием применяется право страны, в которой согласно договору подлежит учреждению юридическое лицо. Закрепление российским законодателем нормы с таким содержанием является оправданным и целесообразным2. Подчинение договора о создании юридического лица праву страны, в которой согласно договору подлежит учреждению юридическое лицо, вполне соответствует юридической логике, поскольку в соответствии со ст. 1202 ГК РФ личный закон юридического лица определяется по праву страны, где учреждено юридическое лицо3.

Норма ст. 1214 ГК РФ является императивной, т. е. стороны не могут воспользоваться автономией воли и выбрать право, регулирующее обязательственный статут сделки. То, что автономия воли сторон не распространяется на этот договор подтверждается тем, что правила о применимом к договору о создании юридического лица с иностранным участием праве содержатся в отдельной статье4.

Хотя правило, закреплённое в ст. 1214 ГК РФ, ограничивает автономию воли сторон, всё же следует признать её целесообразность, поскольку не возникнет трудностей в случае, если обязательственным статутом является один правопорядок, а личным законом – другой. Необходимо отметить, что общепризнанным в российской юридической доктрине5 и судебно-арбитражной практике6 является то, что последующий выбор применимого права для определения правоспособности правомерно учреждённого юридического лица, как, например, последующий выбор обязательственного статута, не допускается.

Норма, закреплённая в ст. 1214 ГК РФ, является двусторонней коллизионной нормой. Данная статья распространяется на все договоры о создании юридических лиц с иностранным участием независимо от того, в какой стране они создаются. Юридическим лицом с иностранным участием может быть как российское юридическое лицо, т. е. его личным законом является российское право, так и иностранное юридическое лицо (ст. 1202 ГК РФ), если хотя бы один из участников такого юридического лица является иностранным физическим или юридическим лицом.

Коллизионную привязку ст. 1214 ГК РФ следует рассматривать в совокупности с коллизионной нормой п. 1 ст. 1202 ГК РФ. Разграничение между ст. 1202 и ст. 1214 ГК РФ следует проводить по формальному критерию. Так, если юридическое лицо учреждено, т. е. совершено последнее действие, с которым право страны связывает создание юридического лица, то для решения всех спорных вопросов создания юридического лица применяется его личный закон (ст. 1202 ГК РФ). Если же юридическое лицо ещё не учреждено, а между его участниками возникли спорные вопросы, то их следует решать по праву страны, где юридическое лицо должно быть учреждено (ст. 1214 ГК РФ)7. Спорные вопросы могут возникнуть на стадии переговоров или в период после подписания договора, но при этом до совершения последнего действия, с которым связывается создание юридического лица. Например, в связи с неисполнением сторонами договора обязанности по внесению соответствующей доли в уставный капитал. И в том и в другом случае правоприменитель применит право одной и той же страны. Исключается сама возможность расщепления коллизионной привязки по отношению к учредительным документам и учредительному договору.

Благодаря закреплению одинаковой привязки для обоих случаев на практике не возникнет трудностей при отыскании и при применении компетентного права, так как применимым будет право одного и того же государства. Подобным решением российский законодатель учёл существование неразрывной связи между договором о создании юридического лица с его правосубъектностью, определяемой личным законом самого юридического лица. В силу того, что действия учредителей юридического лица по его созданию существенно влияют на его правосубъектность и последующую его деятельность, то к договору о создании юридического лица с иностранным участием должно применяться право страны, где согласно такому договору подлежит учреждению юридическое лицо. В комментариях к ст. 1214 ГК РФ российский правовед Н. Г. Вилкова указывает, что «таким образом в ГК достигается единство в отношении коллизионного критерия, используемого для определения применимого права в указанных случаях»8.

Примечательно, что в ст. 1226 Модели ГК для стран СНГ9 в отношении права, применимого к договору о создании юридического лица с иностранным участием, содержится привязка по «праву страны, где учреждено юридическое лицо».

В рамках СНГ международных норм о праве применимом к договору о создании юридического лица с иностранным участием, которые в случае противоречия национальной коллизионной норме изменяли бы регулирование рассматриваемого правоотношения, не существует. Ни договоры о правовой помощи, заключённые в рамках СНГ, ни Минская конвенция 1993 г.10 коллизионных норм, определяющих право, применимое к договору о создании юридического лица с иностранным участием, не содержат11.

Однако необходимо отметить, что в Минской конвенции имеется весьма существенное противоречие между отдельными статьями Конвенции12. Сопоставительный анализ п. 3 ст. 23 и ст. 41 Конвенции выявляет определённое противоречие между этими статьями. Так, согласно ст. 41 Конвенции права и обязанности сторон по сделке определяются по законодательству места её совершения, если иное не предусмотрено соглашением сторон, а по п. 3 ст. 23 Конвенции правоспособность юридического лица определяется законодательством государства, по законам которого оно было учреждено. Исходя из этого, возможной становится ситуация, когда учредительный договор как гражданско-правовая сделка подчиняется праву страны места её подписания, а статус юридического лица – праву государства, где оно учреждено.

В сравнительно-правовом аспекте можно обратиться к праву Федеративной республики Германии. Так, в германском законодательстве отсутствуют нормы схожие с положениями, закреплёнными в ст. 1214 ГК РФ. В соответствии с германским правом в отношении предварительной организационной структуры с целью последующего учреждения хозяйственного общества (товарищества), так называемого «протообщества» (ещё незарегистрированного хозяйственного общества (товарищества), Vorgesellschaft), и ответственности учредителей действует личный закон «протообщества» по фактическому местонахождению правления или по предполагаемому будущему местонахождению его административного центра13. Таким образом, «протообщество» охватывает такое состояние, когда договор о создании хозяйственного общества (товарищества) уже заключён, но само хозяйственное общество (товарищество) ещё не занесено в торговый реестр. Важно отметить, что германский правопорядок связывает возникновение хозяйственного общества (товарищества) с занесением его в торговый реестр.

Право, применимое к договору о создании хозяйственного общества (товарищества) будет определяться по тому же коллизионному критерию, как и личный статут будущего хозяйственного общества (товарищества), а именно по фактическому местонахождению административного центра «протообщества» или по предполагаемому будущему местонахождению административного центра хозяйственного общества (товарищества).

Следует иметь в виду следующее: если собственная организация в виде «протообщества» отсутствует, и имеются только лишь обязанности сторон о создании такой организации, согласованные в предварительном договоре о создании хозяйственного общества (товарищества) (Vorgrundungsvertrag)14, то компетентным будет статут договора15. В Германии право, применимое к предварительному договору о создании хозяйственного общества (товарищества), определяется общими коллизионными нормами о праве, применимом к любому договору. Специальной нормы, регулирующей выбор права по отношению к предварительному договору о создании компании, Вводный закон к Германскому Гражданскому уложению16 не предусматривает. Статья 27 ВЗГГУ провозглашает автономию воли сторон в выборе применимого к договору права. Согласно п. 1 ст. 28 ВЗГГУ в случае отсутствия соглашения о применимом праве договор подчиняется праву того государства, с которым он обнаруживает наиболее тесные связи. В соответствии с п. 2 ст. 28 ВЗГГУ договор имеет наиболее тесную связь с государством, в котором сторона, обязанная предоставить специфическое исполнение, в момент заключения договора имеет постоянное место жительства, а если речь идёт о товариществе, объединении или юридическом лице, – главные органы управления. Однако, если договор заключён для осуществления профессиональной или иной приносящей доход деятельности этой стороны, то следует считать, что он имеет наиболее тесную связь с тем государством, в котором находится правление или в котором находится иное, не являющееся главным, отделение, при условии что на него возложено исполнение договорного обязательства.

Единство коллизионно-правового регулирования достигается закреплением в российском и германском правопорядках единой коллизионной нормы в отношении договора о создании юридического лица с иностранным участием и личного закона юридического лица, установление которой является целесообразным и приемлемым для стабильности правового оборота. В России такой формулой прикрепления является место учреждения, а в Германии – фактическое местонахождение правления юридического лица. Критерий фактического местонахождения правления положен в основу так называемой теории оседлости, которая используется в Германии для определения личного закона юридического лица. Здесь следует отметить, что в последнее время на уровне Европейского Союза теория оседлости подверглась значительным ограничениям.

Действующая редакция ст. 1214 ГК РФ, а именно её название и формулировка коллизионной нормы представляются спорными. На наш взгляд, целесообразно заменить термин «юридическое лицо» на термин «организация». По всей видимости, на российского законодателя при формулировании ст. 1214 ГК РФ, как ист. 1202 и 1203 ГК РФ, сильное влияние оказало российское материальное гражданское право. Коллизионная норма, закреплённая в ст. 1214 ГК РФ, является двусторонней. По этой причине уместнее было бы говорить о договоре о создании организации с иностранным участием, поскольку в некоторых государствах, например в Германии, такие организации как объединения лиц (хозяйственные товарищества) не являются юридическими лицами.

Следует иметь в виду, что в международном частном праве Германии употребляется понятие «личный закон юридического лица». Под термином «юридическое лицо» понимают как юридические лица (объединения капиталов и корпорации), так и хозяйственные товарищества (объединения лиц, не являющихся по германскому праву юридическими лицами). Они приравниваются друг к другу в отношении коллизионно-правового регулирования. То же самое относится и к простому товариществу, только с условием, что оно не исчерпывается отдельными правами, а должно в соответствии с учредительным договором иметь свою собственную организацию. Далее эти правила распространяются на неправоспособные объединения; на неправоспособные имущественные массы с собственной организацией, например совместное имущество (Sammelvermogen); траст англо-американского права; неправоспособные учреждения публичного права.

При применении ст. 1214 ГК РФ в её сегодняшней редакции к германским организациям с иностранным участием возникает ситуация, когда положения статьи распространяются только на юридические лица (например, на германское АО, ООО, коммандитное товарищество на акциях, зарегистрированный кооператив и страховое общество на основе взаимности), а организации, не являющиеся юридическими лицами (неправоспособный союз, полное товарищество, коммандитное товарищество, негласное товарищество, судоходная компания, партнёрское товарищество) выпадают из сферы регулирования данной статьи. Однако в отношении российских организаций ст. 1214 ГК РФ будут охватываться как хозяйственные общества, так и товарищества. Налицо явное противоречие, поскольку в одном случае термин «юридическое лицо» рассматривается в узком смысле, в другом – в широком. Для предотвращения подобной нестыковки целесообразно внести изменения в ст. 1214 ГК РФ.

Целесообразным представляется внести изменения в наименование и содержание ст. 1214 ГК РФ, а именно изменить термин «юридическое лицо» на термин «организация». Термин «организация» более соответствует современным потребностям международного частноправового регулирования. Поскольку термин «организация» обладает необходимой степенью гибкости, «обобщённости» и широким содержанием. Кроме того, термин «организация» не является чуждым для российского законодательства. В качестве примера можно привести ст. 50 ГК РФ, ч. 5 ст. 27 АПК РФ17, п. 1 и п. 2 ст. 400 ГПК РФ18, п. 2 ст. 11 Налогового кодекса РФ19, п. 11 ст. 2 ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности»20, пп. «в» п. 7 ст. 1 ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле»21 и ст. 2 ФЗ «Об иностранных инвестициях в РФ»22.

Организация предстаёт в качестве некого абстрактного явления, некой юридической фикции, которая применяется для определения правового объединения, способного выступать в качестве самостоятельного участника гражданских правоотношений и обладающего рядом признаков, позволяющих его выделить среди остальных участников. С одной стороны, организация является нечто гораздо большим, чем простая фикция, а с другой – она не реальна в смысле этической равноценности к физическим лицам. В конечном счёте, можно подчеркнуть только юридико-техническую природу организации.

Понятие «организация» является собирательным понятием. Оно вбирает в себя понятия как «юридического лица», так и «организации, не являющейся юридическим лицом», т. е. охватывает юридические лица, компании, иные корпоративные образования, обладающие гражданской правоспособностью, а также любые другие организации, не обладающие правосубъектностью юридического лица23.

В качестве альтернативы термину «организация» можно использовать термин «правовое образование» или термин «компания». Но поскольку термин «организация» чаще используется в российском законодательстве, то ему и следует отдать предпочтение. Нужно отметить, что термин «компания» часто встречается в международных соглашениях РФ с иностранными государствами. Например, в п. «с» ст. 3 Соглашения между ФРГ и РФ об избежании двойного налогообложения24 термин «компания» означает юридические лица и любые другие образования, которые для целей налогообложения рассматриваются как корпоративные.

В Договоре СССР и ФРГ о содействии осуществлению и взаимной защите капиталовложений25 под термином «инвестор» понимается физическое лицо с постоянным местом жительства или юридическое лицо с местом пребывания в соответствующей сфере действия Договора, правомочное осуществлять капиталовложения (ст. 1). Как видим, в данном договоре говорится лишь о юридических лицах. Однако в Протоколе к Договору СССР и ФРГ о содействии осуществлению и взаимной защите капиталовложений закреплено, что в ст. 1 Договора термин «инвестор» означает также общества и объединения, имеющие или не имеющие права юридического лица, независимо от того, направлена ли их деятельность на получение прибыли или нет.

Именно коллизионно-правовая норма должна обладать необходимой степенью гибкости и абстрактности, чтобы быть применимой ко всему тому кругу правоотношений, на регулирование которых она направлена. Юридические термины, закреплённые в коллизионной норме, должны быть достаточно широкими по содержанию с тем, чтобы под них можно было квалифицировать соответствующие иностранные юридические понятия. Юридические термины должны обеспечить наиболее быструю, рациональную и полную квалификацию иностранных юридических институтов, и тем самым дать реальную возможность воплотить цель этой нормы – отыскать право, применимое для соответствующего правоотношения. Достижение этой цели должно сопровождаться с наименьшими издержками. Необходимо иметь в виду, что при отсутствии этих условий коллизионно-правовая норма, хотя, возможно, и будет действовать, но достичь максимума своей функциональности не сможет.

Совершенно справедливо отмечал выдающийся российский учёный правовед Л. А. Лунц, что «коллизионная норма должна отвечать своей служебной функции – организации мирного делового сотрудничества стран с различным социальным строем. Для этого сфера действия коллизионной нормы (её объём) должна быть выражена посредством «обобщённых» юридических понятий – общих для различных правовых систем»26. С этим утверждением нельзя не согласиться.

Итак, наиболее приемлемым решением, было бы принятие российским законодателем ст. 1214 ГК РФ в следующей редакции:

«Статья 1214. Право, подлежащее применению к договору о создании организации с иностранным участием

К договору о создании организации с иностранным участием применяется право страны, в которой согласно договору подлежит учреждению организация».

_____________________________

1Гражданский кодекс Российской Федерации, часть третья от 26 ноября 2001 г. № 146-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2001. № 49. Ст. 4552.
2Об исторических предпосылках принятия ст. 1214 ГК РФ см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. Т.3. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей / Под ред. Т. Е. Абовой, М. М. Богуславского, А. Г. Светланова. М.: Юрайт-Издат, 2004. С. 423.
3См. Дмитриева Г. К. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей, разделу VI «Международное частное право». М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА ИНФРА-М), 2002. С. 200.
4Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А. Л. Маковского, Е. А. Суханова. – М.: Юристъ, 2002. С. 449.
5См.: Лунц Л. А. Курс международного частного права. Общая часть. М.: Юрид. лит., 1973. С. 220.
6См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда. Научно-практический комментарий / Сост. и автор комментария М. Г. Розенберг. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1997. С. 9–12; Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации. Арбитражная практика за 1996–1997 гг. / Сост. М. Г. Розенберг. М.: Статут, 1998. С. 162–163, 169–171, 234–239; Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 1999–2000 гг. / Сост. М. Г. Розенберг. М.: «Статут», 2004. С. 67–72, 141–147; Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2001–2002 гг. / Сост. М. Г. Розенберг – М.: «Статут», 2004. С. 373.
7См. Дмитриева Г. К. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей, разделу VI «Международное частное право». М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА ИНФРА-М), 2002. С. 200.
8Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части третьей (постатейный) / Отв. ред. Н. И. Марышева, К. Б. Ярошенко. М.: Контракт: Инфра-М. 2004. С. 505.
9Модельный Гражданский кодекс для государств-участников Содружества независимых государств от 17.02.1996 г. // Информационный бюллетень Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ. 1996. № 10.
10Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.1993 г. // Бюллетень международных договоров. 1995. № 2. С. 3.
11См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л. П. Ануфриева. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 525.
12Подробнее см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части третьей (постатейный) / Отв. ред. Н. И. Марышева, К. Б. Ярошенко. М.: Контракт: Инфра-М. 2004. С. 505–506.
13Westermann H. // Scholz F. Kommentar zum GmbH-Gesetz: mit Anhang Konzernrecht, Band I §§ 1–44, Anh. Konzernrecht. 9. Aufl. Koln, 2000. Einl. Rn. 99.
14Под предварительным договором о создании хозяйственного общества (товарищества) понимается соглашение сторон предшествующее основному договору о создании хозяйственного общества (товарищества). Предварительный договор является своего рода соглашением о намерениях сторон по созданию хозяйственного общества (товарищества).
15Bundesgerichtshof, Urteil vom 27.01.1975, II ZR 30 / 74 // Die deutsche Rechtsprechung auf dem Gebiete des Internationalen Privatrechts im Jahre 1975. Nr. 6. S. 9–12; Gro?feld B. // von Staudinger J. Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch mit Einfuhrungsgesetz und Nebengesetzen, Einfuhrungsgesetz zum Burgerlichen Gesetzbuche / IPR, Internationales Gesellschaftsrecht. IntGesR. Rn. 257.
16Вводный закон к Гражданскому уложению от 18 августа 1896 г. (в новой редакции от 21 сентября 1994 г., с послед. изменениями и дополнениями по 31 декабря 2007 г.) // Гражданское уложение Германии = Deutsches Burgerliches Gesetzbuch mit Einfuhrungsgesetz: Ввод. Закон к Гражд. уложению; Пер. с нем.; Науч. редакторы – А. Л. Маковский [и др.]. 3-е изд-е. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 685–789.
17Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 г. № 95-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. № 30. Ст. 3012.
18Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 г. № 138-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. № 46. Ст. 4531.
19Налоговый кодекс Российской Федерации: часть первая от 31.07.1998 г. № 146-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1998. № 31. Ст. 3824.
20Федеральный закон от 08.12.2003 г. № 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» // Собрание законодательства РФ. 2003. № 50. Ст. 4850.
21Федеральный закон от 10.12.2003 г. № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» от 10.12.2003 г. // Собрание законодательства РФ. 2003. № 50. Ст. 4859.
22Федеральный закон от 09.07.1999 г. № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1999. № 28. Ст. 3493.
23См. Белых В.С. Правовое регулирование предпринимательской деятельности. Монография. М., 2010. С. 153–255.
24Соглашение между ФРГ и РФ об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и имущество от 29.05.1996 г. // Собрание законодательства РФ. 1998. № 8. Ст. 913.
25Договор СССР и ФРГ о содействии осуществлению и взаимной защите капиталовложений от 13.07.1989 г. // Bundesgesetzblatt. Teil II. 1990. S. 342. В России текст Договора и Протокол к нему официально опубликованы не были. Однако с ними можно ознакомиться в Справочной правовой системе «Гарант-Максимум».
26Лунц Л. А. К вопросу о «квалификации» в международном частном праве // Советский ежегодник международного права, 1979 г. М.: «Наука», 1980. С. 215.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право