На главную Написать письмо

Анотация

В статье исследуется понятие «модернизация российской экономики» как многоаспектной и комплексной категории, анализируются научные теории модернизаций с точки зрения системного подхода, модели и виды указанного феномена и предлагаются авторские выводы о межотраслевой природе модернизации национальной экономики.

Ключевые слова

Национальная экономика, модернизация, модели, виды модернизации.

 

Модернизация национальной экономики: понятие, модели и виды

В. С. Белых, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой предпринимательского права УрГЮА

Термин «модернизация» широко используется в современном политическом, научном и обычном обороте. Впервые о системных преобразованиях в России, о модернизации заявил президент страны Дмитрий Медведев в своей программной статье «Россия, вперёд!». Провозглашенный курс на модернизацию вызвал неоднозначную реакцию в обществе. Подавляющее большинство россиян хранят молчание и никак не комментируют избранный курс на модернизацию. И это понятно, поскольку для них более важными, жизненно необходимыми являются реальные условия существования, а не декларативные заявления главы государства и высших сановников государства. В истории нашего многострадального народа было немало примеров: от строительства светлого будущего до горбачевской перестройки. Социально-экономических экспериментов много, а результат – один, печальный для народа. Во все времена процветали партийные функционеры, госчиновники, не говоря уже о современных миллиардерах и миллионерах, количество которых заметно растет и Россия занимает лидирующее место в рейтинге журнала «Финанс»1.

До этого времени понятие «модернизация» чаще всего ассоциировалось с проведением соответствующих видов строительных и связанных с ними работ. В частности, в действующем законодательстве по сущностным характеристикам как идентичные рассматриваются понятия «реконструкция» и «модернизация», но различаются по объектам, в отношении которых эти термины применимы: реконструкция – в отношении зданий и сооружений2; модернизация – в отношении машин, оборудования и других основных средств помимо зданий и сооружений. В то же время реконструкция и модернизация являются способами восстановления основных средств и обладают своим правовым режимом, который отличает их от способов восстановления3.

Проблема соотношения понятий «капитальный ремонт» и «текущий ремонт», «модернизация», «реконструкция» и «техническое перевооружение» очень часто служит предметом юридического исследования для целей правильного применения норм налогового законодательства о порядке отражения в налоговом учете затрат на проведение соответствующих видов строительных и связанных с ними работ. Так, в соответствии с п. 1 ст. 260 НК РФ расходы на ремонт основных средств, произведенные налогоплательщиком, рассматриваются как прочие расходы и признаются для целей налогообложения в том отчетном (налоговом) периоде, в котором они были осуществлены, в размере фактических затрат. Однако при отнесении работ, связанных с восстановлением основных средств, к ремонту (текущему, среднему, капитальному) или модернизации (реконструкции) необходимо учитывать нормы п. 2 ст. 257 НК РФ, в соответствии с которыми в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения объектов основных средств изменяется их первоначальная стоимость.

В орфографическом (буквальном) значении слово «модернизация» означает изменение, усовершенствование, отвечающее современным требованиям4. Иначе говоря, модернизировать – это усовершенствовать, изменять что-либо.

Вместе с тем следует отметить, что термин «модернизация» был механически позаимствован из богатого русского словаря и в будущем его может постигнуть та же учесть, что горбачевскую перестройку. Действительно, разработчики идеи модернизации России могли бы придумать вместо модернизации, например, реконструкцию государства и общества. Почему бы и нет?

Отсюда возникают значительные (непреодолимые) трудности и барьеры в определении содержания модернизации. На этом фоне нет единого понимания модернизации в политической элите и государственном истеблишменте России. Считается, что для большей части экономической и административной элиты модернизация – это просто совокупность программ, позволяющих получить недорогое финансирование из государственного бюджета или от окологосударственных банков5. Но такие программы мы уже проходили (например, национальные проекты: вспомним, какой ажиотаж был вокруг них).

Таким образом, провозглашенный курс на модернизацию пока повис в воздухе. На сегодняшний день отсутствует, как было принято говорить в старые добрые времена, научно обоснованная концепция модернизации России в целом и национальной экономики в частности. Поэтому много деклараций!

Как любая идея, идея модернизации может овладеть массами в добровольной форме, если народные массы созрели до ее понимания и реализации. Пока (в обозримом будущем) необходимого «поворота мозгов» нет. Зато в изобилии промывание мозгов в форме политических деклараций и громких заявлений. Вместе с тем бедность народа (помноженная на высокий уровень безработицы, смертности и т. д.) порождает нищету философии, взглядов.

Опросы общественного мнения подтверждают вывод о том, что модернизация началась лишь на словах, но не на деле. Именно так считают 61 % россиян, опрошенных Исследовательским центром рекрутингового портала Superjob.ru. И лишь 13 % респондентов уверены, что Россия действительно движется вперед. По их мнению, «многие процессы меняются в лучшую сторону, и это заметно». Простой пример – «Электронная Россия». Уже есть сайт государственных услуг, также в процессе реализации проект внедрения единой электронной карты. И наконец, затруднились с ответом более четверти россиян (26 %): «Модернизация, конечно, осуществляется, но однобоко. А народ, по крайней мере большая его часть, живет как в каменном веке»6.

Принимая во внимание вышесказанное, можно сформулировать тезис о том, что модернизация представляет собой комплекс мер (мероприятий), направленных на преодоление прежде всего экономического и технологического отставания России от некоторых развитых стран Запада. В этом качестве модернизация – это вид человеческой деятельности, т. е. система мероприятий, действий, направленных к единой цели – усовершенствование государства, общества и экономики, отвечающее современным требованиям.

Модернизация – сложная категория. Ее можно рассматривать в разных аспектах: организационном, политическом, экономическом, юридическом и др. Каждый из названых аспектов модернизации преследует те или иные цели и обладает своими особенностями. Не случайно в литературе, средствах массовой информации выделяют следующие виды модернизации: политическая, социальная, духовная, экономическая, технологическая, административная и др. При этом многие авторы подчеркивают, что главным предметом (читай: видом модернизации) модернизационной концепции является само общество. Иначе говоря, основная цель модернизации – создание общества модерна.

Наряду с «деятельностной» концепцией модернизации можно особо указать на теорию сложных систем, отдельные элементы которой уже используются в модернизации Китая. С точки зрения А. А. Давыдова, указанная теория является перспективной для научного сопровождения модернизации России7. Коротко рассмотрим некоторые черты (свойства) данной системы.

Теория сложных систем (Сomplex systems – CS) – одна из известных общесистемных теорий системной социологии8. В науке выделяют различные классы сложных систем, например, класс стохастических систем, для описания которых требуется сложное описание (сложность по А. Н. Колмогорову), Ultralargescale systems – класс сверхбольших систем, которые характеризуются следующими свойствами и отношениями: количество элементов в системе может быть больше, чем 10 млн; гетерогенные (разнородные) и изменяющиеся с течением времени элементы; децентрализация; конфликтующие, противоречивые, неочевидные и разнообразные потребности и ограничения; постоянная эволюция и развитие; «нечеткая» граница человек/система; кризисы частей системы являются нормой, разные закономерности функционирования (скорость, направленность, класс процессов) на разных пространственно-временных масштабах и т. д. Другим классом сложных систем является класс Complex adaptive systems (CAS), для которого свойственны такие показатели (свойства) и отношения, как параллельное функционирование режимов пассивной и активной адаптации к окружающей среде, распределенный контроль функционирования системы, наличие глобальных и локальных обратных связей с запаздыванием для оптимизации функционирования, гетерогенность (разнородность) свойств и отношений в системе и т. д. Все непросто.

В целом теория сложных систем, как утверждает А. А. Давыдов, базируется на пяти методологических парадигмах, а именно: фундаментальной системной, математической, компьютационной, естественнонаучной и социально-инженерной парадигмах – и включает в себя множество частных теорий. К числу последних относятся, например, теории сложности, адаптивного обучения, нелинейных динамических систем, детерминированных систем с хаотическим поведением, эволюционная теория игр, кооперативного поведения, эквифинальности (достижение одной и той же цели с помощью различных средств), эмерджентности (внезапное возникновение новых свойств и отношений в системе), целенаправленных систем, самоорганизации, самоподобия (теория фракталов), принятия решений, жизненного цикла сложных систем, топологической динамики, глобальной управляемости нелинейных динамических систем в условиях существенной и неустранимой неопределенности и т. д.9 Конечно, неспециалистам трудно понять суть теории сложных систем.

Автору настоящей статьи при написании диссертационного исследования по проблемам стандартизации и управления качеством пришлось столкнуться с теорией социального и технического управления. Как особый вид социальных систем, система управления качеством состоит из двух взаимосвязанных элементов: управляющей и управляемой подсистем10. При этом любая система управления качеством продукции характеризуется целостностью и относительной самостоятельностью. Система управления качеством низкого порядка всегда является подсистемой более крупной системы.

На наш взгляд, аналогично можно рассуждать и в отношении модернизации с точки зрения системного подхода и анализа. Действительно, модернизация представляет собой сложную систему, состоящую из различного рода подсистем разного уровня. Причем сложная система включает и управленческие функции. Отсюда система модернизации состоит из совокупности объектов и субъектов управления, которые тесно должны взаимодействовать между собой в процессе управления. Без управления любая система, включая и систему модернизации, находится в состоянии покоя и аморфности.

Итак, подведем некоторые промежуточные выводы. 1. Модернизация – сложная категория. Она может рассматриваться как вид человеческой деятельности, сложная система, процесс11. Но в любом случае модернизация есть система мероприятий, действий, направленных к единой цели – усовершенствование государства, общества и экономики, отвечающее современным требованиям. 2. Будучи сложным явлением, модернизация преследует различные цели. При этом нельзя однозначно сказать, что та или иная цель (цели) является самой приоритетной среди существующих целенаправленностей. Например, технологическая модернизация преследует такие цели, как выпуск новой продукции и/или продукции с улучшенными характеристиками; повышение эффективности парка технологического оборудования; сокращение трудоемкости производственных процессов и т. д. Выделяют следующие цели политической модернизации: создание новых политических институтов для решения постоянно расширяющегося круга социальных и экономических проблем; изменение политических ориентаций элиты и лидеров на открытую борьбу; формирование рациональной бюрократии12. Однако главная миссия (консолидирующая цель) модернизации – это полноценная социализация человека и формирование нации как культурно однородного и солидарного сообщества на базе этих и им подобных институтов13. Именно трансформация (социализация) человека, формирование нового сообщества – общества модерна – это та конечная цель, которая находится на вершине парадигмы модернизации России. 3. Для эффективного осуществления целей и задач модернизации в России нужна концепция (общенациональная стратегия) модернизации с постановкой целей, определением сферы, ресурсов и др. Но одной стратегии (модернизационного проекта) мало, для этого в стране должны сформироваться определенные предпосылки, в том числе: а) наличие материальной заинтересованности значительной части общества в осуществлении данного проекта; б) согласие активной части общества, готовой сознательно и в течение длительного времени осуществлять стратегию модернизации; в) стратегически мыслящая элита; г) способность элиты быть не только стратегически мыслящей, но и социально ответственной, чтобы не дискредитировать собственные цели перед лицом большинства граждан14. Понятно, что для реализации указанных четырех условий должны сложиться соответствующие им механизмы экономической, социальной, политической, идеологической и культурной мобилизации широких слоев населения и элиты. Поэтому модернизация – это длительный (более точно – бесконечный, непрерывный) процесс, состоящий из различных стадий (периодов). Хотя бытует известное изречение: «Все, что имеет начало, имеет и конец!»

Модели модернизации. В литературе называют две основные модели модернизации России: либеральная и имперская15. Под либеральной моделью С. Н. Гавров понимает такой тип восприятия культурно-цивилизационного опыта Запада, который предполагает трансформацию российского общества в либеральном направлении. Согласно точке зрения Дж. Бербанк, «воображаемый «Запад» стал моделью или антимоделью для воображаемой «России», и эта бинарная оппозиция отрезала возможность иных культурных проектов»16. Таким образом, заключает С. Н. Гавров, историческая диалектика отношений России и Запада в контексте модернизации приобретает еще одно измерение, которое не является лишь внутренним измерением российской цивилизации.

Что же есть имперская модернизация? «Империя не ставит своей задачей эволюционировать в направлении интеграции в цивилизацию модерности, более того, она боится либерального перерождения и внутренней слабости, неизбежной при принятии инокультурных институтов политической демократии, капиталистического рынка, необходимости брать на себя обязательства в сколько-нибудь значительном объеме соблюдать права человека»17.

Далее С. Н. Гавров пишет: «Имперская модернизация предполагает не структурную трансформацию общества, но преимущественно изменения внутри тех или иных сфер, прежде всего связанных с потребностями военного строительства. Более того, имперская модернизация осуществляется, прежде всего, во имя стабилизации и консервации базовых характеристик империи, чему служат как инокультурные заимствования, так и достижение конкурентоспособности отдельных элементов культурно-цивилизационной системы»18. Одним словом, имперская модернизация – это консервативный отказ от модернизации России к трансформации базовых характеристик империи.

Что касается современной России, то, по мнению С. Н. Гаврова, наша страна выбрала имперский вариант модернизации, о чем свидетельствуют различного рода факты и обстоятельства (например, ситуация в Приднестровье, события в Абхазии, отношение к Грузии). «Политическое руководство страны пытается претендовать на восстановление советского статуса сверхдержавы».

В историческом плане примерами имперской (иногда ее называют революционной) модернизации являются времена Петра Первого и И. В. Сталина19. Президент Д. А. Медведев говорит: «Нам ни в коем случае не нужна такая модернизация, за которую пришлось бы платить цену в миллионы человеческих жизней». Значит, нам нужна другая модернизация. Какая? Эволюционная, постепенная модернизация, рассчитанная на долгие годы, но без жертв и без революций, когда она осуществляется естественным, органичным образом. Хорошо, нам такой хоккей не нужен! Но почему революционная модернизация должна сводиться к репрессиям, человеческим жертвам? Ведь известно, например, что суммарные потери из-за взлета смертности и спада рождаемости за последние 13 лет составили 17 млн человек. Как замечает доктор медицинских наук И. А. Гундаров, по интенсивности уничтожения человеческого потенциала 90-е годы ХХ в. в 1,7 раза превысили репрессии сталинского режима и сопоставимы с Первой мировой войной, и лишь значительно уступают периоду гитлеровского нашествия20. Такое сокращение населения страны пришлось на период либерально-демократических реформ первого президента России Бориса Ельцина и его ближайшего окружения.

Как видим, наряду с делением модернизации на имперскую и либеральную модели, называют также революционную и эволюционную. Однако ставить знак равенства между ними нельзя, несмотря на некоторые общие черты. В основе классификации модернизации на имперскую и либеральную модели лежит такой критерий, как отдельные элементы хозяйственного механизма (государство, институциональная структура рынков). Либеральная модель модернизации (равно и экономики) характеризуется превосходством частной акционерной собственности над государственной и доминированием частных решений в сфере производства, инвестирования, сбыта, использования рабочей силы. Ее примером выступает хозяйственная практика США21.

В отличие от либеральной модели для имперской (тоталитарной или авторитарной) свойственны следующие черты: а) повышенная роль государства и централизованного управления экономикой; б) значительная доля государственной (публичной) собственности в системе экономических отношений; в) приоритет в защите (охране) интересов государства и публичной собственности. Считается, что современная Россия находится во власти имперской модели построения государства. «Модернизация во имя империи»22.

В этой связи представляется принципиально важным поставить ряд вопросов. Во-первых, почему имперский путь развития ведет Россию к катастрофе, а соответственно США и Китай – к процветанию. Во-вторых, в послекризисный период либеральная (рафинированная) модель экономики и, прежде всего, ее финансовая составляющая были подвергнуты резкой критике президентами США и Франции. Выступая на конференции в Париже, посвященной будущему мировых финансов, президент Франции Николя Саркози раскритиковал «безнравственную систему, где логика рынков извиняет все, где деньги следуют за деньгами». Современный капитализм «должен быть перестроен с учетом новой роли правительств и морали». В-третьих, наряду с либеральной моделью экономики существуют и другие модели: либерально-реформистская, корпоративистская, социально-рыночная и др.23 Так, либерально-реформистская модель близка к либеральной и представляет собой регулируемое рыночное хозяйство с достаточно развитой государственной системой социального обеспечения. Правительства, организации предпринимателей и профсоюзы проводят переговоры, стремясь достичь согласования интересов при урегулировании трудовых отношений. В свою очередь, корпоративистская модель – система регулируемого рынка, где отмечаются интенсивные формы государственного участия. Данный тип имеет два подвида – демократический, или социал-реформистский, и иерархический. И наконец, социально-рыночная модель предусматривает постоянную поддержку тех, кто испытывает социальные трудности в нерегулируемом капитализме. Это молодежь, фермеры, малообеспеченные семьи, а также мелкие и средние фирмы, которые не могут противостоять напору крупных компаний и ТНК. В социально ориентированном хозяйстве совмещается большая экономическая активность государства с широкими обязательствами в обеспечении благосостояния. Данная система в значительной степени опирается на негласный консенсус общественных и политических сил, тесное взаимодействие банков и других компаний. Показательный пример: система управления ФРГ24.

Такое деление моделей не является устоявшимся. В экономической литературе выделяют также модели отдельных стран, к примеру голландскую («капитализм с человеческим лицом»), шведскую модель и др. Кроме того, сами модели не являются застывшими, а находятся в постоянном изменении.

Итак, нельзя игнорировать существование промежуточных (смешанных) моделей экономик (равно и моделей модернизаций), в которых сочетаются элементы либеральной и имперской моделей. В реальной действительности указанное сочетание – распространенное явление. Например, как уже отмечалось выше, хозяйственная практика США – образец либеральной модели экономики. В то же время вся история США – это кровавая летопись захватнических войн, вторжений, оккупации, военных преступлений и геноцида25.

Теперь несколько слов о соотношении понятий «эволюционная» и «революционная модернизация». Едва ли можно согласиться с тезисом о том, что данные понятия – синонимы таких дефиниций, как «имперская модернизация» и «либеральная модернизация». В основе классификации эволюционной и революционной модернизации лежат в первую очередь временной отрезок и темпы усовершенствования. Для эволюционных теорий характерен поиск и применение универсальных принципов и механизмов развития общества и государства. Предполагается, что общество развивается по аналогии с биологическим организмом, при этом какие-то важные показатели неуклонно увеличиваются. Теоретики доказывают, что в процессе эволюции неуклонно растут: сложность и дифференциация; адаптивность и разнообразие; рациональность и свобода; урбанизация и бюрократизация26. Одним словом, медленно (шаг за шагом) происходит модернизация общества и государства. Революционная модель модернизации характеризуется, с одной стороны, быстрыми темпами развития, с другой – это радикальное, коренное, глубокое, качественное изменение, скачок в развитии общества и государства.

К числу стран, осуществляющих принципы революционной модернизации, чаще всего относят Китай. Однако при этом ряд авторов считает, что успехи революционной модернизации в КНР не могут быть использованы в России. Причины здесь разные. Одна из них – «нельзя заимствовать позитив авторитарных модернизаций, не взяв остальное как жестокие обременения»27. Далее А. В. Рубцов отмечает, что России «… не надо засматриваться на китайские и им подобные аналоги: бешеные темпы от почти нулевого старта при дармовой рабочей силе – для нас этап пройденный». «Этот ресурс история дает единожды, и СССР им в свое время в полной мере воспользовался»28.

Мы согласны с главным тезисом о невозможности повторения (хотя если очень постараться, то может получиться29) авторитарной (читай: сталинской) модернизации со всеми атрибутами и последствиями. Известно, что в основе сталинской модернизации страны лежало несколько (совокупность) предпосылок: а) простая структура экономики, позволявшая осуществлять централизованное руководство; б) потребность в небольшом количестве инноваций, связанная как с простотой структуры экономики, так и с догоняющим характером модернизации; в) длинный срок жизни моделей и их медленное обновление; г) исключительно высокая мотивация элиты, основанная на страхе репрессий и возможности головокружительной карьеры; д) внутренняя конкуренция конструкторских бюро (особенно в военно-технической области)30.

Вместе с тем следует обратить внимание на некоторые обстоятельства. Прежде всего, в очередной раз наблюдается известное смешение разных моделей модернизации, их проявлений, а также смежных (пересекающихся) понятий. Действительно, порой как в бородинском сражении революционная модернизация отождествляется с авторитарным (тоталитарным) режимом. Последний же есть разновидность политического режима государства. Например, изменение политического режима (даже если форма правления и форма государственного устройства остаются прежними) обычно приводит к резкому изменению внутренней и внешней политики государства. Это вызвано главным образом тем, что политический режим связан не только с формой организации власти, но и с ее содержанием31. Таким образом, формально (внешне) та или иная модернизация может именоваться и «либеральной», и «корпоративистской» и т. д., но фактически, с точки зрения содержания, она может носить либо имперский, либо революционный характер и др. Мы не разделяем мнение о том, что опыт Китая в области модернизации для России непригоден и даже опасен. Ведь модернизация – многоаспектное понятие. Любой положительный опыт в сфере модернизации экономики следует только приветствовать, а не наклеивать ярлыки. По мнению некоторых аналитиков, по объему ВВП Китай, возможно, обошел Германию и занял третье место в мире. Для сравнения: Россия планировала увеличить ВВП в два раза, Китай – в четыре. Соревнование между двумя странами-державами!

В сравнительной оценке Китая и России есть один принципиальный вопрос, который уже сформулирован российскими исследователями. Вот что по этому поводу пишет С. Н. Гавров: «Ключевой вопрос, на который им (политической элите России. – В. Б.) приходится отвечать, заключается в следующем: Россия – это часть Европы, потенциальной части Запада или самостоятельный центр силы – как ЕС, США, Китай? От ответа на этот вопрос зависит наше настоящее и будущее»32. С. Н. Гавров сам же отвечает на заданный вопрос. Итак, следуя первому варианту (пути) стратегического развития, Россия является частью Европы и потенциальная часть Запада, по аналогии с Германией, которая только после окончания Второй мировой войны вошла в Евро-Атлантическую цивилизацию. В этом случае расширение ЕС и НАТО на Восток и Юг, в том числе на Украину и Грузию, не только не опасно, но и желательно. «Тогда это движение вместе с Россией – они в НАТО и ЕС раньше, мы позже. Естественно, что формы интеграции в эти международные структуры у маленькой Грузии и большой России могут быть различны».

Второй вариант развития – Россия является самостоятельным центром силы, самостоятельной восточно-христианской цивилизацией, воплощавшейся ранее в российской и советской империях и долженствующая воплотиться в империи новой. Этот ответ предполагает, что НАТО является военно-политическим конкурентом, продвижение которого к границам России таит в себе серьезную угрозу – угрозу самой возможности имперской реставрации33.

Одним словом, выбор за Россией, политической элитой, народом (в меньшей степени). Однако, по мнению С. Н. Гаврова, анализ происходящих в нашей стране общественно-политических процессов позволяет сделать вывод о том, что в действиях современной российской власти все более отчетливо просматривается тенденция к великодержавному имперскому реваншу, естественно дополняемая атмосферой страха и конспирологическим восприятием окружающего мира. Сегодня количество фактов, подтверждающих и иллюстрирующих данную гипотезу, растет в геометрической прогрессии, особенно отчетливо эти тенденции ощущаются с осени 2003го – начала 2004 года.

Тема о перспективах развития России с учетом ее геополитических интересов и национальной безопасности – предмет самостоятельного исследования. Пока же следует согласиться с утверждением, что указанная тенденция видна даже невооруженным взглядом. Вопрос: это плохо, губительно для России? Что означает выражение «имперский реванш»?

В литературе при характеристике моделей модернизации называют лидирующие и догоняющие виды. Указанные виды вряд ли следует рассматривать в качестве самостоятельных моделей. Здесь действуют свои правила.

Любая классификация тех или иных объектов представляет собой последовательное их распределение по категориям с соблюдением общих правил систематики на всех уровнях. По мнению специалистов, в классификаторе независимо от того, в какой области науки или практики он применяется, надо различать четыре основных элемента: объект и цели классификации, классификационные признаки и единицы34. Так, в качестве обобщающей единицы в области классификации товаров употребляется термин «раздел». Затем по нисходящим ступеням располагаются: класс, группа, подгруппа, вид. Все то, что ниже вида, есть разновидность. Именно в этом направлении необходимо исследовать классификационные единицы и признаки модернизации.

Итак, лидирующая модернизация представляет собой внутренний процесс развития стран Европы и Северной Америки (США, Канада), а также Австрии и Новой Зеландии. В этих странах модернизация была органичной, или – в терминах теории модернизации – эндогенной. Она имела внутренние предпосылки и проистекала из всего предшествующего развития общества в этих странах, а темпы и размах преобразований в разных сферах общественной жизни – в экономике, политике, культуре, общественных отношениях, социальной структуре и т. д. – в общем и целом соответствовали друг другу35.

В свою очередь, догоняющая модернизация – это процесс, который практикуют страны, не относящиеся к странам первой группы, но стремящиеся их догнать. Россия, по общей оценке экспертов, относится к странам с догоняющей модернизацией. Хотя встречается взгляд о принадлежности российской модернизации к другим подвидам (эшелонам). Так, по мнению В. А. Красильшикова, ко второму эшелону модернизации исторически принадлежали страны Восточной и Юго-Восточной Европы, Турция, юг Италии, Португалия и отчасти Испания, некоторые наиболее развитые страны Латинской Америки (Аргентина, Бразилия, Уругвай, Чили), а также Япония и Россия. По своему положению в системе мировой торговли, международном разделении труда такие страны занимали промежуточное место между центром и периферией мировой экономики, составляя ее полупериферию36. Конечно, приятно видеть Россию в таком уважаемом «семействе», но едва ли такое утверждение соответствует истине и реальной действительности. Российская модернизация – опять догоняющая. И это важно для выбора ее модели.

В заключение можно сформулировать ряд общих выводов. 1. При классификации модернизаций необходимо использовать классификационные признаки и основания, применяя при этом дихотомическое деление (например, органическая и неорганическая; революционная и эволюционная и др.). Продолжая логику в этом же направлении, следует различать, с одной стороны, либеральную и консервативную модернизацию, с другой – имперскую (авторитарную) и демократическую модернизацию. В литературе допускается иногда необоснованное смешение разных групп, видов, подвидов модернизаций. 2. Современная Россия занимает некоторое промежуточное место, находясь в инерционном состоянии между авторитаризмом и свободной конкуренцией, между лидирующей и догоняющей модернизацией, между Западом и Востоком. Наша страна в очередной раз на распутье, перед жизненно определяющим выбором. Извечный вопрос: что делать? 3. Мы не разделяем мнение тех ученых, которые считают невозможным и даже вредным для России накопленный опыт стран, использующих те или иные «чужеродные» (на первый взгляд) модели (виды) модернизаций. Любой положительный опыт в сфере модернизации экономики и технологий следует только приветствовать.

_____________________________

1http://bogatieludi.ru/publ/5-1-0-126.
2Мы полагаем применимым понятие «реконструкция» и в отношении предприятий как имущественных комплексов (ст. 132 ГК РФ).
3См.: Хохлов С. А., Казаков А. В., Пиликин Г. Г. Правовое регулирование хозяйственных связей по выполнению работ: Учебное пособие. Свердловск, 1983. С. 9.
4См.: Большой энциклопедический словарь/ главный ред. А. М. Прохоров. М., 1993. С. 823.
5См.: Независимый экспертный доклад «Модернизация России как построение нового государства» // http://nauka21vek.ru/archives/5117.
6http://www.superjob.ru/community/life/48994/.
7См.: Давыдов А. А. Модернизация России, полезный опыт Китая и теория сложных систем // http://www.ssarss.ru/files/File/info/Modernization_Russia.pdf.
8См.: Давыдов А. А. Конкурентные преимущества системной социологии. М.: ИС РАН, 2008 // http://www.isras.ru/publ.html?id=855.
9См.: Давыдов А. А. Модернизация России, полезный опыт Китая и теория сложных систем // http://www.ssarss.ru/files/File/info/Modernization_Russia.pdf.
10См.: Белых В. С. Гражданско-правовое обеспечение качества продукции, работ и услуг. Сб. научн. тр. / Отв. ред. О. А. Герасимов. Екатеринбург, 2007. С. 51–53.
11Иногда в литературе встречается противопоставление модернизации как проекта и процесса. Утверждается, что модернизация– это не процесс, а проект. На наш взгляд, такое утверждение является односторонним, характеризующим модернизацию как документ.
12См.: http://www.sibupk.nsk.su/Public/Chairs/c_history/Polit/Polit1/t10.htm.
13См.: Независимый экспертный доклад «Модернизация России как построение нового государства» // http://nauka21vek.ru/archives/5117.
14См.: Колганов А. Три модернизации в России и наше время// http://www.zlev.ru/69 _64.htm.
15См.: Гавров С. Н. Модернизация России: постимперский транзит: Монография/ Предисловие Л. С. Перепелкина. М., 2010/ http://socioline.ru/book/gavrov-sn-modernizatsiya-rossii-postimperskij-tranzit.
16Цит. по: Большакова О. В. Парадигма модернизации в англо-американской русистике (Российская империя) // Политическая наука. Политическое развитие и модернизация: Современные исследования: Сб. науч. тр. / РАН. ИНИОН. Центр социал. науч. информ. исслед.; Отд. политической науки. Росс, ассоц. Полит. науки; Отв. ред. и сост. А. Г. Володин. М, 2003. С. 156.
17См.: Гавров С. Н. Модернизация России: постимперский транзит: Монография/ Предисловие Л. С. Перепелкина. М., 2010.
18См.: Гавров С. Н. Указ. соч.
19Более подробно об этом см.: Колганов А. Три модернизации в России и наше время.
20См.: Управление социально-экономическим развитием России: концепции, цели, механизмы/ Рук. авт. кол. Д. С. Львов, А. Г. Поршнев. М., 2002. С. 154–155.
21См.: Ломакин В. К. Мировая экономика//http://exsolver.narod.ru/Books/Econom/Lomakin/c63.htmlexsolver.narod.ru/Books/Econom/Lomakin/c63.html.
22Гавров С. Н. Модернизация России: постимперский транзит: Монография/ Предисловие Л. С. Перепелкина. М., 2010.
23См.: Ломакин В. К. Мировая экономика// http://exsolver.narod.ru/Books/Econom/Lomakin/c63.html.
24Там же.
25См.: Емельянов Ю. США – Империя зла. М., 2008// http://www.ozon.ru/context/detail/.
26См.: http://socioline.ru/_seminar/library/plotinsky/plot_253.php.
27См.: Рубцов А. В. Приведение к современности // http://www.ng.ru/ideas/20100414/5_modernize.html.
28См.: Рубцов А. В. Приведение к современности.
29Как говорится, не приведи Господь!
30См.: Вишневский Р. Почему получилось у Сталина и не получится у нас// http://slon.ru/blogs/vishnevsky/.
31См.: Теория государства и права: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 102.
32См.: Гавров С. Н. Модернизация России: постимперский транзит: Монография/ Предисловие Л. С. Перепелкина. М., 2010.
33См.: Гавров С. Н. Указ. соч.
34См.: Дмитриев И. Д. Классификация товаров народного потребления. М., 1976. С. 12–24.
35См.: Красильщиков В. А. Модернизация: зарубежный опыт и уроки для России // http://www.nbchr.ru/index.phpoption=com_content&task=view&id=1747.
36Там же.

 

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право