На главную Написать письмо

Анотация

В статье дан краткий юридический комментарий некоторым положениям институционализма на примере модели государства Д. Норта в отношении такого института, как государство, его экономической сущности через призму института права собственности, трансакций, типологии.

Ключевые слова

Институциональная экономика, модель государства Д. Норта, институт права собственности, экономическая сущность и типологии государств.

 

Два взгляда на экономическую институциональность государства

Л.А. Мукова, кандидат юридических наук,доцент Международного высшего бизнес-училища, г. Ботевград, Болгария

Экономические процессы вновь перераспределяют функции государства. Современные экономики бывших социалистических стран, развивавшиеся в условиях государственного монополизма, перешли в форму своего бывшего антипода – рыночную экономику со значительно ослабленным влиянием государства. Юристы не могут не воспринимать новые экономические реалии и не анализировать современные экономические тенденции. Так, появилась идея попытаться дать комментарий некоторым суждениям Д. Норта, современного американского ученого-экономиста, последователя институционализма, о государстве, его экономической сущности, формах, функциях и типах. Интерес, вызванный к данному научному подходу, неслучаен. Эволюция институтов и организаций, выявление внутренних факторов институциональных изменений, от хаоса к порядку, – обстоятельства, объясняющие популярность теории у западных и постсоциалистических экономистов.

1. Модель государства Д. Норта. Д. Норт создает свою модель государства, базирующуюся на институте права собственности1, трансакционных издержках и на сравнительном анализе экономической истории.

1.1. Д. Норт определяет государство как организацию с преимуществами в осуществлении насилия, распространяющимися на географический район, границы которого устанавливаются его способностью облагать налогом подданных. Государство появляется в форме первоначального договора (контракта), декларирующего признание прав индивида на определенные блага со стороны других его участников взамен на отказ от претензий на остальные ресурсы и согласие уважать чужие права на них. В этом случае государство обеспечивает структуру прав собственности, что ведет к повышению благосостояния общества в целом за счет уменьшения трансакционных издержек. Трансакционными издержками являются издержки, возникающие, когда индивиды обменивают свои права в условиях неполной информации либо подтверждают их в тех же условиях. Для охраны договора государство проводит перераспределение «потенциала насилия» и собирает с населения налоги, которые являются формой оплаты его услуг. В результате – индивиду нет необходимости в одиночку оборонять свои права собственности. Защищая права собственников на определенной территории, государство разбивает население на группы, устанавливая для каждой из них права собственности (специфицировав их), чтобы максимизировать поступления в государственный бюджет. Государство предлагает экономичный пакет общественных и полуобщественных благ и услуг.

1.2. В основу модели государства Д. Норт взял «социальную институцию» и институциональную структуру общества, обусловленную правами собственности и трансакционными издержками. Д. Норт занимался вопросами формирования и эволюции институтов и организаций. Важнейшим, с его точки зрения, элементом структуры общества является институт, который создан, развит и изменен людьми2. Институты представляют собой рамки, в пределах которых люди общаются между собой. Эти рамки (институты) включают различные ограничения:

–писанные ограничения – правила и предписания (конституции, договоры, законы и др.);

–неписанные ограничения – обычаи, привычки, традиции и др., ограничивающие сферу действия формальных правил и процедур, являющиеся заместителями формальных институтов и обеспечивающие экономию средств в силу добровольного их исполнения;–процедуры по пресечению нарушений установленных ограничений3. Институциональные установления образуют правила игры. Человек не задумывается над своими действиями, которые попадают под институциональную регуляцию, а выполняет их4.

1.3. Главной функцией социальных институтов, по мнению Д. Норта, является минимизация трансакционных издержек. Государство создает институциональную систему, включающую договорное право, гарантии, систему мониторинга, и является одним из главных факторов, влияющих на трансакционные издержки. В этом особая роль государства. Трансакционные издержки, в свою очередь, зависят от эволюции институтов. Изменение неформальных институтов происходит медленнее и на подсознательном уровне, создавая альтернативные модели поведения. Формальные же правила можно изменить быстро путем принятия волевых политических или правовых решений5.

1.4. Выделяются два источника изменений институтов: экономический – сдвиги в структуре относительных цен, и социальный – идеология. Экономический источник представляет собой изменение цен конечной продукции за счет факторов технического прогресса, производства, рынка и др., т. е. факторов, которые, изменяясь сами, приведут к изменению условий контрактов, а те в свою очередь изменят как формальные (писанные), так и неформальные (неписанные) ограничения. Идеология влияет на предпочтения людей. Под идеологией понимаются субъективные модели, посредством которых человек осмысливает и оценивает окружающую его среду. Роль идеологии находится в пропорциональной зависимости от издержек. Д. Норт отмечает, что сложнейшие человеческие организации были бы невозможны без идеологии6.

1.5. В своих ранних работах Д. Норт видел институциональную эволюцию в том, что неэффективные институты должны заменяться эффективными; различия в экономическом развитии государств могут быть преодолены через внедрение институтов более развитых стран. Позже на смену оптимизму пришла констатация, что в человеческой истории экономический рост был исключением, а не правилом. Импорт новых институтов, проявивших себя эффективно в одной стране, не показывал той же результативности в других государствах. Политическим же системам принципно присуще производить неэффективные права собственности. Различные страны идут разными путями, а общества отличаются друг от друга. Причины такого развития Д. Норт видел в: двойственной роли государства; влиянии групп, имеющих специальные интересы, зависимости институциональной эволюции от избранной однажды траектории. Двойственность государства проявляется в том, что оно может в одном случае быть заботливым и справедливым к своему населению, а может быть – «разрушителем», старающимся увеличить только свои доходы. Во втором случае государство обыкновенно действует при неэффективных институтах, так как они легче управляются и контролируются7. Группы специальных интересов – это ведущие политические группировки, оказывающие давление на государство через лоббирование интересов в законодательных институтах стран. Изменение институтов наступает тогда, когда выгода больше, чем расходы, и поэтому неэффективные институты проявляют свою стабильность.

1.6. В исследованиях мировой экономической истории Д. Норт определяет два переломных момента – две экономические революции: «неолитическая» (VІІІ тысячелетие до н. э.) и экономическая революция (с ХІХ века). Под «экономической революцией» он понимает изменения в производстве, фундаментальных знаниях и организациях. В первую революцию, согласно Норту, появляются права собственности независимо от политических и социальных институтов в результате развития сельского хозяйства. До неолитической революции существует общая система собственности. Увеличение населения ведет к дефициту ресурсов и поиску новых. В этот период наметился переход от охоты и рыболовства к оседлому земледелию и скотоводству, ведущий к формированию «исключительной общей собственности» одного племени с ограничением доступа к ней других племен. В результате происходит стимулирование собственников производства и увеличение объема производимой продукции. Вторая экономическая революция характеризовалась соединением науки, технологии, производства. Это стало возможным благодаря появившимся авторскому и патентному праву, торговым маркам, ноу-хау и др.

…В результате экономические революции привели к усилению роли государства и права при использовании ресурсов (человеческих, материальных, интеллектуальных, технологических); усилению лоббистского воздействия специальных групп на государство в их экономических интересах. Д. Норт считает, что в условиях второй экономической революции роль государства должна проявляться позитивно, чтобы общество смогло реализовать производительный потенциал научно-технической революции.

1.7. Неоинституционализм использует нортовскую типологию идеальных государств. Типология является средством познания исторического процесса развития государства и составной частью познания всего исторического процесса, что и объясняет логику обращения Д. Норта к данной проблематике. Д. Норт признает два типа государств: контрактное и эксплуататорское. Признаки двух типов государств: цель, задачи (функции), средства (использование насилия), механизмы решения проблемы отношения «государства – гражданина», бюджетное ограничение, статьи доходов и расходов, способы покрытия бюджетного дефицита.

Таковы основные положения модели государства Д. Норта, насколько позволяют рамки настоящей статьи.

2. Комментарий к модели государства Д. Норта. Нортовская модель государства отражает его экономическую сущность: во всей концепции доминирует экономический анализ и экономическое толкование института права собственности и связанных с ним институтов. С большей частью исследования Д. Норта и в юридическом плане можно согласиться.

2.1. Не вызывает сомнений, что главной причиной возникновения государства как института является ограниченность и исчерпаемость природных ресурсов земли, приведшие к зарождению категории собственности вначале в экономическом ее понимании – отношений, складывающихся между субъектами по поводу силового захвата благ, контроля над ними и извлечения из них пользы. Сформировавшаяся экономическая категория собственности с целью ее сохранения для «захватчика» нуждалась в придании ей «исключительности» посредством перевода ее в правовую категорию, закрепленную в законе как совокупность правомочий титуляра и охраняемую с помощью организованной силы специально созданной для этого структуры – государства. Возникновение собственности является объективной причиной создания государственного аппарата, а субъективной – естественная психикофизическая природа человека – источник его развития и самосохранения. С момента возникновения государство проявляет свою «двойственность».

2.2. Размышляя о «двойственности» государства, следует отметить ее первичную запрограммированность по отношению к степени сочетания индивидуального (частного) и общественного (публичного). «Двойственность» пронизывает все государственно-правовые институты. По этой причине и возможна эволюция институтов. Чем сложнее система экономических отношений, тем более она наполняется «субъективизмом» (частным содержанием) и зависимостью от индивидуальных интересов. «Двойственность» создается и государственной идеологией с целью наиболее эффективного управления при достижении экономических интересов специальных групп. Думается, что этим объясняется отмеченное Д. Нортом существенное влияние идеологии на эволюцию институтов. Тезис о пропорциональной зависимости идеологии от трансакций вызывает определенные сомнения в условиях социализма. Следуя логике Д. Норта, при общей собственности на экономические ресурсы трансакционные издержки должны быть низкими и таким же уровень идеологии. Государственной идеологии, однако, в социалистических государствах придавалось большое значение.

2.3. При всех известных ныне формах государства распределение «принципал – должник» происходит асимметрично в угоду определенных социальных групп и ведущих политических сил (партий). В эпоху социализма, когда экономический ресурс являлся общенародной собственностью, государство не сумело преодолеть инерцию «эгоцентрического» развития определенной части общества, прежде всего партократии, что привело к очередному «перераспределению прав собственности» с помощью приватизационных механизмов с неверно «понятой» целью – повышение благосостояния отдельных индивидов, а не повышение экономической эффективности созданного производственного и ресурсного потенциалов стран. Об этих внутренних ограничениях в самом государстве, т. е. что его власть ограничена некоторыми интересами, говорят и последователи неоинституционализма8.

2.4. Государство представляет собой ограниченную территорию (географический район: сушу, водное около нее и воздушное пространство над ней) с проживающим на ней населением. Ограниченность территории обусловливается пределами осуществления государственной власти, более эффективным контролем при более низких трансакционных издержках при защите населения. Размеры территории государства влияют на величину трансакционных издержек и на эффективность государственного управления. Государственное влияние на больших территориях и силовая защита распространяются неравномерно в целях экономии средств, что ведет к неэффективности самого государства, а порой и к его распаду. Территориально-географическая ограниченность государства необходима для специализации прав территорий и последующей специализации прав собственности.

2.5. Для охраны интересов населения данной территории (внутри и извне) государству нужны финансовые средства в виде займов, налогов и других видов фискальных платежей. Государственные займы и налоги также отражают «двойственность» государства – они сочетают элементы частного и публичного интересов. Так, высокие налоги на доход во Франции – 57 %, в Англии – 40 %, Германии – 55 %, несмотря на мировой кризис, сочетаются с высокой долей социальных компонентов в экономической политике этих государств9. Развитие же современных долговых кризисов в США и в Греции показывает, что возвращение взятых государственных займов, потраченных социально неэффективно, ведет к безработице и резкому снижению жизненного уровня и платежеспособности населения.

Создание рационально «дорогого» (потому как, если ничего не тратить, то ничего и не иметь) государства с широко представленными демократическими институтами власти, с системой стимулов развития производства, ясно обозначенными социальными компонентами в экономических отношениях, с тенденцией расширения сферы правового регулирования и законности – задача цивилизованного общества.

2.6. Д. Норт отдает заслуженное неформальным институтам потому, что они более рациональны, устойчивы и соответствуют реальности, так как ею же созданы, нежели формальные ограничения, искусственно придуманные в угоду групп интересов. Государство, в зависимости от проводимой политики, угодные неформальные институты возводит в ранг правового обычая и защищает их своей силой принуждения. Неформальные институты, тем не менее, сохраняют свое действие длительное время и соблюдаются силой осознания их необходимости. По этой причине «импорт институтов» из одних государств в другие обыкновенно не дает ожидаемого результата. «Импорт» институтов в постсоциалистические страны или современные «арабские революции» являются примерами неэффективного превнесения евро-американских формальных институтов, которые не смогут преодолеть неформальные (включительно и религиозные) институты данных государств. Импорт временно эффективен только для импортеров – перераспределение насилия для новой специализации прав собственности.

2.7. В настоящее время наблюдаются процессы перераспределения насилия и прав собственности на национальном и международном уровнях. Создается система «оправдания» неэффективным проектам экономического развития государств и ухода последних от ответственности в периоды социально-экономических кризисов, которые объективно наступают в силу циклического развития систем. Дисбаланс всех элементов экономической системы приводит к дисбалансу остальных взаимосвязанных между собой систем (политической, правовой, государственной, социальной и т. п.), а затем или к последующей их эволюции, или вообще к разрушению этих систем и повторению цикла.

2.8. Посредством государства устанавливаются правила рыночной игры для ее участников и перераспределяются экономические ресурсы. В экономике снижается или растет доля государственного прямого участия в зависимости от сферы хозяйствования, значимости (потребляемости) для общества, для самого государства, и часто независимо от величины трансакционных издержек. Эта доля для различных государств может быть различной. Западноевропейская практика не отказывается от прямого участия государства в экономике. «Оптимальность» вмешательства определяется требованиями, которые предъявляются к государству не только группами со специальными экономическими интересами, но и остальными группами социума.

2.9. Нортовский анализ и определение двух великих для человечества экономических революций («неолитической» и научно-технической ХІХ века) показывает особую важность производительных сил в социально-экономическом развитии общества. Исходя из определения экономической революции, данного Д. Нортом, мнение о том, что вторая экономическая революция произошла в ХІХ веке, видится не совсем точным. Представляется, что началом второй экономической революции является Средневековье (VIII-XVII века), а в XIX веке произошел очередной революционный «скачок». В мировой истории развития техники и технологий известны, например, четыре революционных китайских изобретения раннего Cредневековья: создание компаса и пороха с селитрой (1044 год); изобретение бумаги (около 105 г.); появление бумажных денег (при династии Сун – 960 г.), в печатании Китай обогнал Европу на 400 лет. Революцию в мире коммуникаций совершил немецкий изобретатель Иоганн Гутенберг (1399-1468 гг.), создавший словолитный процесс и ручной типографский станок. Патенты появились в 1474 году в Венеции. В 1623 году в Англии принят «Статут о монополиях» (патентный закон) и в 1709 году Статут королевы Анны (о правах авторов и книгоиздателей). Технические изобретения были обусловлены развитием производства, внутренней и международной торговли (VIII-XVII вв.), что привело к развитию технологий, средств транспортных коммуникаций, особенно морских, к великим географическим открытиям, к развитию банкового дела, форм рыночной торговли (биржи, ярмарки, товарищества, общества, кооперации и др.), вексельного, патентного и авторского законодательства и др.

2.10. В представленной типологии «идеальных» государств вновь прослеживается «двойственность» государства, рассматриваемая через соотношение «государство – гражданин». Гипотетическая возможность перехода от одного типа к другому предполагает колебательный характер динамики государства и структуры прав собственности10, но только в двух направлениях. Колебания зависят от развития экономического ресурса и производительных сил (в этом смысле марксизм является концептуальной основой модели Д. Норта). Вывод – ограниченный выбор путей развития и постоянная борьба между экономическими группами со специальными интересами и гражданами с целью подчинения себе государства. Предположительно, что государство будет существовать и находиться в «колебательном» состоянии до тех пор, пока на земле нечего будет специализировать в качестве собственности.

Более аргументированной представляется марксистская типология государств, берущая за основу общественно-экономическую формацию.

Модель государства Д. Норта совпадает в определенной степени с основными признаками, сформулированными современными государствоведами: аппарат власти и управления, состоящий из особого слоя людей; аппарат принуждения; наличие территории; разделение населения по территориальным единицам; верховенство государственной власти и ее относительная независимость на международной арене (суверенитет); народный суверенитет; займы и налоги11.

_____________________________

1Норт Д. Структура и изменения в экономической теории. М., 1997.
2Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М.: Фонд «Начала», 1997. С. 20.
3Норт Д. Институты и экономический рост: историческое введение THESIS. Т. 1. 1993. Вып. 2. С. 79.
4Норт Д. Институты, идеология и эффективность экономики. От плана к рынку: будущее посткоммунистических республик. М., 1993. С. 307.
5Мамаева Л. Н. Институциональная экономика. М., 2011. С. 52.
6Норт Д. Институты, идеология и эффективность экономики. От плана к рынку: будущее посткоммунистических республик. М., 1993. С. 307.
7Норт Д. Институты и экономический рост: историческое введение THESIS. Т. 1. 1993. Вып. 2. С. 72.
8Мамаева Л. Н. Институциональная экономика. М., 2011. С. 254.
9Мамаева Л. Н. Институциональная экономика. М., 2011. С. 264-266.
10Мамаева Л. Н. Институциональная экономика. М., 2011. С. 276.
11Марченко М. Н. Теория государства и права. М., 2004. С. 54-61.

 

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право