На главную Написать письмо

Совершенствование предпринимательского законодательства – необходимое условие реформирования рыночной экономики России

В. С. Белых, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой предпринимательского права УрГЮА

Предпринимательское законодательство – сравнительно новая категория. Она вошла в научный оборот и фактически вытеснила понятие «хозяйственное законодательство», благодаря, в первую очередь, появлению нового Гражданского кодекса. Именно ГК РФ сформулировал определение предпринимательской деятельности, а также установил правовой режим предпринимательства. Это в значительной степени дало основание ряду ученых (Попондопуло В. Ф., Ровный В. В., Суханов Е. А. и др.) утверждать о том, что предпринимательское законодательство представляет собой разновидность гражданского законодательства.

Представители концепции хозяйственного (предпринимательского) права (Анохин В. С., Быков А. Г., Лаптев В. В., Мамутов В. К., Мартемьянов В. В., Олейник О. М., Семеусов В. А. и др.) рассматривают предпринимательское законодательство в качестве самостоятельной отрасли российского законодательства. По их мнению, предпринимательское законодательство обладает предметным единством – это общественные отношения в сфере предпринимательства. Они предлагают издать предпринимательский (хозяйственный) кодекс.

И наконец, третья точка зрения базируется на том, что предпринимательское законодательство по своей сути есть комплексная отрасль законодательства, гармонично сочетающая публично-правовые и частноправовые начала. Комплексный характер носит и большинство нормативных правовых актов, входящих в ее состав.

Различие между второй и третьей теорией заключается, главным образом, в следующем. Сторонники концепции предпринимательского права исходят из положения о том, что предпринимательское право – самостоятельная отрасль. Представители третьей теории рассматривают предпринимательское право в качестве комплексной отрасли.

В правовой действительности комплексный элемент присутствует в любой отрасли законодательства, в том числе гражданского. Например, в ГК РФ достаточно много административно-правовых норм, посвященных регулированию таких вопросов, как государственная регистрация юридических лиц, лицензирование отдельных видов деятельности и др. Иногда можно встретить мнение о том, что поскольку субинститут государственной регистрации получил «юридическую прописку» в Гражданском кодексе, постольку он является по своей природе гражданско-правовым1. На наш взгляд, административно-правовой характер субинститута государственной регистрации юридического лица (объектов недвижимости и сделок с ними) не претерпел какого-либо изменения по причине прямого указания в ГК РФ (ст. 51, 131) на необходимость такой регистрации в соответствии со специальными законами.

Государственная регистрация – это административно-правовой акт, юридический факт, порождающий гражданские правоотношения (например, возникновение гражданской правоспособности юридического лица, заключение гражданско-правового договора, переход права собственности)2. Здесь наблюдается тесное переплетение административно-правовых и гражданско-правовых отношений. Однако в данной ситуации едва ли можно говорить о гражданско-правовой природе административно-правового субинститута государственной регистрации. Надо остановить гражданско-правовую экспансию на чужеродные отношения. С другой стороны, нельзя считать, что Гражданский кодекс от присутствия в нем некоторого количества административно-правовых норм превратился в комплексный акт типа Предпринимательского кодекса. Возможно, кому-то такая идея греет сердце и душу. Однако для комплексного (в отличие от отраслевого) законодательства характерно подавляющее преобладание разноотраслевых нормативных актов, содержащих нормы различных отраслей права. Разработка и издание комплексных актов продиктованы главным образом единством цели регулируемых отношений3. Одноотраслевое регулирование не способно (и не рассчитано на это) обеспечить надлежащую регламентацию взаимосвязанных и объединенных единством цели отношений.

В основу формирования предпринимательского законодательства должен быть положен такой критерий, как сфера предпринимательской деятельности. В данной сфере возникают особого рода общественные отношения. Первая группа – отношения между субъектами предпринимательской деятельности. Такие предпринимательские отношения принято именовать в литературе отношениями по горизонтали. Вторую группу представляют отношения между субъектами предпринимательской деятельности и органами государственного и местного управления. Эти связи можно назвать отношениями по вертикали. Их удельный вес в предпринимательском законодательстве значительно меньше, чем отношений по горизонтали4. И в последнюю группу входят внутрифирменные (корпоративные) отношения, складывающиеся между подразделениями предприятий (организаций). Добавим – не только. Эти отношения регулируются предприятиями (организациями) путем издания локальных (корпоративных) правовых актов.

Критерий «сфера предпринимательской деятельности» позволяет провести разграничение между предпринимательским и хозяйственным законодательством, объект последнего – отношения в области хозяйствования. В юридической литературе нередко ставится знак равенства между рассматриваемыми понятиями5, что едва ли теоретически обоснованно и соответствует реальной действительности. Хозяйственное законодательство и предпринимательское законодательство – это пересекающиеся понятия; равно как соотносятся между собой хозяйственная деятельность и предпринимательская деятельность.

Предпринимательское законодательство образует единую систему нормативных правовых актов различной юридической силы. В отличие от гражданского законодательства, в состав которого входят ГК РФ и федеральные законы (п. 2 cт. 3 ГК РФ), предпринимательское законодательство – это широкое понятие. Оно включает, прежде всего, законодательные акты федерального уровня (Конституцию РФ; федеральные конституционные законы; федеральные законы; нормативные постановления Государственной думы и Совета Федерации и др.). В состав предпринимательского законодательства также входят подзаконные нормативные акты (указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, ведомственные акты). Названные акты образуют федеральный уровень регулирования предпринимательской деятельности, основанный на централизации управления отечественной экономикой.

Такое положение соответствует правилу, сформулированному в п. 1 ст. 8 Конституции РФ о том, что в Российской Федерации гарантируется единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств. Безусловно, что указанное единство можно обеспечить, в первую очередь, за счет единообразного применения нормативных правовых актов федерального уровня.

После упорной борьбы и политических компромиссов Россия выбрала путь федерализма и децентрализации управления. Сегодня наблюдается опережающее развитие законодательства субъектов Федерации по сравнению с законодательством РФ. Субъекты Федерации (особенно сильные регионы) пытаются в полном объеме реализовать свои полномочия в сфере правового регулирования. С другой стороны, центр пытается удержать за собой полномочия в тех объемах, в которых он имел их при унитарном типе государства6. На этом фоне нередко встречаются противоречия между федеральным и территориальным (региональным) законодательством. И центр, и субъекты Федерации признают это, однако, как правило, не мешают естественному ходу событий. Лишь в последнее время (на фоне принятия законов об укреплении вертикали власти) центр предпринимает заметные шаги, направленные на приведение регионального законодательства в полное соответствие с требованиями Конституции РФ и федеральных законов. Что из этого получится, поживем – увидим. По крайней мере, Республика Башкортостан уже успела отрапортовать о завершении такой чистки республиканского законодательства. Губернатор Свердловской области заявил о необходимости вносить изменения и дополнения в региональное законодательство не только за счет уменьшения объема полномочий органов государственной власти субъекта РФ. По его мнению, надо восполнить региональное законодательство недостающими полномочиями.

Подзаконные нормативные акты играют заметную роль в правовом регулировании отношений в сфере предпринимательской деятельности. Они (акты) не должны противоречить Конституции РФ и федеральным законам. Это конституционное требование не всегда соблюдается на практике, о чем свидетельствует обзор постановлений Конституционного суда РФ и судебных решений Верховного суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ по конкретным делам.

Сдерживание и упорядочение сферы применения ведомственных (равно и региональных) нормативных актов остается до сих пор актуальной проблемой. Ведомственный эгоизм и местничество возникли не сегодня. Современный сепаратизм многолик: он проявляется не только в политике и экономике, но и в праве.

В системе предпринимательского законодательства заметную роль играют акты локального (корпоративного) регулирования. Последние в зависимости от характера содержащихся в них предписаний подразделяются на нормативные и индивидуальные. Первые являются нормативными правовыми актами общеобязательного действия, вторые издаются в целях регулирования поведения конкретного индивида.

Понятие «предпринимательское (равно и хозяйственное) законодательство» имеет право на существование и в рыночных отношениях. Попытки ряда ученых заменить его (понятие) на словосочетание «законодательство по экономическим вопросам» выглядят неубедительными.

Развитие российского законодательства строится, как правило, по отраслям. Раньше такая идея получила закрепление в Общеправовом классификаторе отраслей законодательства, который был утвержден 16 декабря 1993 г. указом Президента РФ8. В настоящее время действует Классификатор правовых актов, утвержденный указом Президента РФ от 15 марта 2000 г. № 5119. Новый Классификатор (хотя не использует словосочетание «отрасль законодательства») относит гражданское, гражданско-процессуальное, арбитражно-процессуальное, уголовное, уголовно-процессуальное законодательство к числу отраслей законодательства, сгруппированных именно по этому критерию. Вместе с тем Классификатор содержит перечень правовых актов, входящих в состав отраслей законодательства, которые формируются по другим критериям. Например, классификация отраслей законодательства осуществляется с учетом такого критерия, как отрасль экономики (например, законодательство о промышленности, законодательство о строительстве и т. д.).

В Классификаторе нет раздела (подраздела) о предпринимательском законодательстве. Поэтому правовые акты с разной юридической «пропиской» оказались разбросанными по всему Классификатору.

Такая ситуация объяснима двумя причинами. Во-первых, Классификатор разработан и издан в целях унификации банка данных о правовых актах, а также обеспечения автоматизированного обмена правовой информацией между органами власти федерального, регионального и местного уровней. Поэтому при его разработке не преследовалась цель – формирование состава отраслей российского законодательства. Напротив, разработчики продемонстрировали прикладной характер Классификатора. Во-вторых, c учетом публично-правовых начал многие вопросы предпринимательства оказались в других разделах Классификатора. Так, указанные вопросы получили финансово-правовую прописку и вошли составной частью в финансовое законодательство.

Надо отметить, что системность предпринимательского законодательства во многом обеспечивается путем издания кодифицированных актов в сфере предпринимательской деятельности. Существуют различные виды кодифицированных актов (основы, кодексы, уставы, положения). Роль подобного акта выполняет, в частности, Гражданский кодекс.

Считаем, что издание торгового (равно коммерческого, предпринимательского или хозяйственного) кодекса в России пока нецелесообpазно. Дуализм правового регулирования экономики приведет к серьезной проблеме разграничения сферы действия гражданского и торгового (предпринимательского и др.) права. К такому же выводу можно прийти, анализируя нормы (правила) проектов Хозяйственного (Предпринимательского) кодекса, разработанных учеными – представителями концепции хозяйственного права России и Украины*.

Однако в обозримом будущем мы допускаем издание Предпринимательского кодекса (или Кодекса предпринимательства), который призван комплексно регулировать отношения, возникающие в сфере предпринимательской деятельности. Указанные отношения неоднородны и состоят из административных, гражданских, финансовых и других общественных связей. В Предпринимательском кодексе должны получить закрепление публично- и частноправовые начала регулирования отношений в области предпринимательства. Причем Предпринимательский кодекс не должен повторять модель торговых кодексов Запада. Последние (кодексы) представляют собой кодифицированные акты торгового права как составной части права гражданского.

Даже на первый взгляд можно обнаружить так называемые «белые пятна» в Гражданском кодексе. В качестве примера следует привести коллективные образования без статуса юридического лица (холдинги, финансово-промышленные группы, страховые пулы, филиалы и представительства и т. д.), которые не вписываются в ложе цивилистического учения о субъектах гражданского права. ГК РФ не знает таких субъектов, как предпринимательские объединения. Кодекс оперирует словосочетанием «объединение юридических лиц», которое в силу ст. 121 является некоммерческой организацией. Не вписывается в устои Кодекса, например, биржевая деятельность. Так, в соответствии с п. 2 ст. 447 ГК РФ в качестве организаторов торгов может выступать собственник вещи или обладатель имущественного права либо специализированная организация. Последняя (организация) действует на основании договора с собственником или обладателем имущественного права и выступает от их имени либо от своего имени. Напротив, товарная биржа имеет договоры с участниками биржевой торговли, клиринговыми и иными организациями, а не с клиентами биржевых посредников, которые, как правило, и являются собственниками биржевых ценностей10.

Перечень такого рода «пробелов» можно было бы продолжить. Но справедливости ради отметим, что эти пробелы носят объективный характер, поскольку Гражданский кодекс не должен регулировать те общественные отношения, которые выходят за пределы сферы гражданско-правового регулирования. Можно сколько угодно утверждать, несостоятельность (банкротство) – институт гражданского права, так как ст. 61 ГК РФ рассматривает несостоятельность в качестве одного из оснований ликвидации юридического лица. В то же время несостоятельность (банкротство) – это комплексный (межотраслевой) институт, гармонично сочетающий нормы материального и процессуального права.

Совершенствование предпринимательского законодательства должно идти, прежде всего, по пути издания кодификационных актов, содержащих предписания комплексного характера. Причем такие акты надо разрабатывать на уровне подотраслей права и правовых институтов. В качестве примера можно привести Банковский кодекс, Валютный кодекс, Страховой кодекс, Кодекс о банкротстве, издание которых необходимо в обозримом будущем. В отличие от традиционных кодексов они охватывают не отрасли права, а подотрасли (правовые институты), регулирующие какую-либо сферу предпринимательской деятельности. Правда, здесь таится опасность «утонуть» в кодификации, размыть привычные грани слова «кодекс». Поэтому от разработчиков, а в конечном итоге и законодателя, требуется скрупулезная (даже филигранная) нормотворческая работа. В противном случае можно, действительно, прийти к необходимости издания банно-прачечного кодекса (или трамвайно-троллейбусного кодекса либо трубопроводного кодекса).

Во-вторых, предпринимательское законодательство должно развиваться по схеме: кодифицированный (отраслевой или комплексный) акт – специальный закон. Например, основные положения о субъектах предпринимательской деятельности содержатся в ГК РФ, а особенности в законах «Об акционерных обществах», «О финансово-промышленных группах», «О производственных кооперативах» и т. д.

Концепция правового обеспечения социально-экономических реформ в Российской Федерации должна строиться исходя из реальных экономических условий. Именно здесь приходится сталкиваться с серьезными проблемами. Первая из них – российская экономика есть рыночная экономика либо экономика переходного периода. Большинство ученых-экономистов оценивают современное состояние экономики как переходный этап к рыночной экономике. Следуя за представителями экономической науки, юристы также говорят о совершенствовании российского законодательства и правовой системы в переходный период11.

Рассматриваемая проблема является не cтолько теоретической, сколько имеет практическое значение. Признание рыночного статуса российской экономики Соединенными Штатами, Европейским сообществом позволит России продавать товары на внешнем рынке на конкурентной, недискриминационной основе. Показательный пример: в мае 2001 г. Индия включила Россию в перечень стран с нерыночной экономикой. Затем, во время визита Премьер-министра Республики Индия в ноябре 2001 г. в Россию, на переговорах с Президентом РФ В. В. Путиным индийская сторона признала ошибочность отнесения нашей страны к числу стран с нерыночной экономикой.

С другой стороны, признание статуса рыночной экономики, а также вступление России в международные торговые организации имеют свои плюсы и минусы. Так, по словам заместителя министра экономического развития и торговли М. Медведкова, требование Всемирной торговой организации (ВТО) по сближению внешних и внутренних цен на энергоресурсы неприемлемо для России. Существуют серьезные разногласия по сельскому хозяйству. Не столько по тарифам, сколько по объемам государственной поддержки. Россия хотела бы ежегодно тратить на эти цели почти 17 млрд. долларов США. Партнеры по ВТО (прежде всего, Австралия, Канада, частично США) считают, что мы должны значительно сократить свои аппетиты. Вызывает у западных партнеров критику предложение России по ограничению права собственности иностранных компаний в секторе телекоммуникаций, банковских и страховых услуг. Как говорится, «свободен первый шаг, но мы рабы второго». Об этом надо не забывать, ведя переговоры по вступлению России в ВТО. Здесь могут быть негативные экономические последствия.

Правовая концепция представляет собой часть общефедеральной программы оздоровления и реформирования нашей экономики. В свою очередь, программы регионов (субъектов РФ), а также муниципальных образований должны входить в состав общефедеральной программы. Поэтому разработка и внедрение данной концепции должны осуществляться на трех уровнях: федеральном, региональном и муниципальном. Здесь действует основной принципиальный подход – разграничение и представление интересов собственника на федеральном, региональном (областном, краевом и т. д.) и муниципальном уровнях. Каждый субъект является не только собственником конкретного государственного и муниципального имущества. Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования самостоятельно осуществляют правовое регулирование по предметом нормотворческой компетенции. Эти положения нашли отражение в Конституции РФ.

При формировании российского законодательства в целом и предпринимательского в частности следует учитывать реальные условия, в которых правовой акт будет жить и работать. Если тот или иной акт содержит нормы, ориентированные на перспективу, т. е. на развитие товарно-денежных отношений, то в нем должен предусматриваться механизм постепенного их введения в действие.

Рыночная экономика (особенно в такой стране, как Россия) немыслима без элементов централизованного руководства. Напротив, сейчас наблюдается во всех сферах российской экономики чрезмерное увлечение децентрализованными методами управления во вред публично-правовым. Попытки государства навести порядок в определенной сфере экономики часто расцениваются как произвол и неоправданное вмешательство государственных и местных органов власти в частные дела.

В качестве первостепенных мер по совершенствованию предпринимательского законодательства можно выделить следующие блоки.

Первый блок – разработка и принятие кодифицированных актов по типу Налогового кодекса РФ, Бюджетного кодекса РФ. Примером такого акта мог бы стать и Валютный кодекс РФ, основная цель которого – объединить и упорядочить множество нормативных актов, действующих в этой сфере. Пока что законодатель пошел по пути принятия нового Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле»12. Возможно, в этом направлении следует издать Банковский кодекс РФ, Инвестиционный кодекс РФ, Кодекс о банкротстве, Страховой кодекс РФ и т. д. Одним словом, указанное направление совершенствования предпринимательского законодательства является, на наш взгляд, перспективным и нуждается в глубокой теоретической проработке.

Второй блок – продолжение формирования законодательства о субъектах предпринимательской деятельности. Здесь необходимо принять закон о холдингах, внести существенные изменения и дополнения в Закон «О финансово-промышленных группах в Российской Федерации».

Законодательство о несостоятельности (банкротстве) заметно улучшилось в связи с принятием законов от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»13, 25 февраля 1999 г. № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», 24 июня 1999г. № 122-ФЗ «Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса». Как видно из содержания Закона о несостоятельности 2002 г., законодатель пошел по пути консолидации ранее принятых законов в данной сфере.

Следует продолжить разработку и принятие законов, а также подзаконных актов, развивающих отдельные положения Закона о несостоятельности 2002 г. (например, закона о саморегулируемых организациях).

Третий блок – развитие законодательства о государственном регулировании отдельных видов предпринимательской деятельности. Прежде всего, надо принять Закон «Об основах управления экономикой России», который (при отсутствии Предпринимательского кодекса) должен стать базисным нормативным актом, комплексно регулирующим отношения в сфере хозяйствования. На его основе следует формировать и развивать законодательство, посвященное государственному регулированию отношений в сфере предпринимательской деятельности.

Антимонопольное регулирование предпринимательской деятельности необходимо коренным образом пересмотреть с учетом перехода российской экономики на рыночные отношения. В этой области надо существенно обновить действующее законодательство. Нужен не простой набор законов (например, Антимонопольный закон), а согласованная система различных нормативных правовых актов, которая должна строиться на четкой антимонопольной и конкурентной политике. России не нужна тотальная борьба с монополиями. Не случайно Президент РФ В. В. Путин указал на необходимость серьезной работы в этом направлении в области энергетики и на железнодорожном транспорте. «У законодателей нет права на ошибку в работе над этими реформами, поскольку цена такой ошибки очень велика», – отметил глава государства.

В промышленно развитых странах антимонопольное и конкурентное право называют «конституцией рыночной экономики». Надо на уровне законов определить условия добросовестной конкуренции, общие правила поведения участников предпринимательского оборота.

В настоящее время биржевая деятельность регулируется, главным образом, законами «О товарных биржах и биржевой торговле», «О рынке ценных бумаг». Однако Закон «О товарных биржах и биржевой деятельности», принятый Государственной думой 20 февраля 1992 г., сильно устарел и подлежит существенному изменению и дополнению.

Правовой статус фондовых бирж также нуждается в более детальном правовом регулировании путем издания федерального закона. Закон о рынке ценных бумаг весьма поверхностно регламентирует вопросы создания и организации деятельности фондовых бирж.

Деятельность валютных бирж вообще не урегулирована. Имеется лишь постановление Совета Министров РСФСР от 31 мая 1991 г. № 300 «О Российской валютной бирже», которым признано целесообразным организовать постоянно действующую Российскую валютную биржу.

Необходимо издать Федеральный закон «О ценных бумагах», поскольку Закон «О рынке ценных бумаг» в значительной мере посвящен статусу профессиональных участников рынка ценных бумаг.

В сфере правового регулирования инвестиционной деятельности произошли значительные изменения. Государственной думой были приняты следующие основополагающие законы: «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» от 15 июля 1998 г., «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» от 12 февраля 1999 г., «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» от 25 июня 1999 г. Однако до сих существует большая проблема для иностранных деловых инвестиций – это экономический риск в случае неудачи и неликвидность самой инвестиции. По мнению зарубежных специалистов, российская экономика, по существу, открыта только для рискующих инвесторов.

По прогнозам ученых, для восстановления и инвестиционного обновления парка физически и морально изношенного основного капитала отечественных промышленных предприятий требуется порядка 500 млрд. долл. США. К этой астрономической сумме надо прибавить средства на уровне 10–11 % от указанной суммы для обеспечения режима простого воспроизводства активной части выработавших свой ресурс фондов14. Но едва ли стоит надеяться на массированное вливание иностранных инвестиций в российскую экономику. Иностранные инвестиции (с учетом реальной картины их поступления) не могут выступать решающим средством развития факторов производства России.

Особое место в системе предпринимательского законодательства занимают нормативные правовые акты, посвященные малому бизнесу. Несмотря на провозглашенный государством курс о поддержке малого предпринимательства, малые предприятия испытывают огромный прессинг со стороны различных контролирующих органов. По этой причине в Министерстве экономического развития и торговли готовится законопроект о моратории на проведение проверок малых предприятий в течение трех лет после их создания. Предлагаемый мораторий распространяется на проверки противопожарных служб, органов санэпиднадзора, торговых инспекций и еще нескольких десятков государственных органов. Что касается налоговых инспекций, органов валютного регулирования, таможенных органов и милиции, такие ограничения не действуют.

В сфере малого предпринимательства важным является не только борьба с коррупцией. Необходимо реально обеспечить, на уровне государства, субъектов РФ и муниципальных образований, финансовую поддержку в развитии малых предприятий. Пока что здесь больше риторики. Практически отсутствуют в действующем налоговом законодательстве какие-либо налоговые льготы для малого бизнеса.

Тотальная приватизация не принесла отечественной экономике ни долгожданного роста национального дохода на душу населения, не оказала заметного влияния на основные показатели оценки деятельности приватизированных предприятий. Более того, приватизация существенно не повлияла на монопольное положение большинства российских предприятий. В ходе массовой и ускоренной приватизации 70 процентов промышленного потенциала России перешло в частную собственность. Процесс преобразования отношений собственности продолжается. Актуальны вопросы об управлении государственной собственностью и деприватизации приватизированных предприятий.

Необходимо внести существенные коррективы в процесс приватизации и действующее законодательство. В частности, нужен закон об управлении федеральной государственной собственностью. Аналогичные законы нужны и на региональном уровне.

ГК РФ (п. 2 ст. 235) предусматривает возможность обращения частной собственности граждан и юридических лиц в государственную. Национализация может осуществляться на основании закона с возмещением стоимости имущества и других убытков. Подобные законы применяются во многих развитых странах (например, в Англии, Франции). Необходим закон о национализации и в России. Участникам имущественного оборота должна быть известна общая экономическая политика государства.

На этом фоне выглядят несколько риторическими заявления Президента РФ о том, что итоги приватизации не подлежат пересмотру. Резонно возникает вопрос: почему? Почему государство не может пересмотреть результаты приватизации в отношении тех предприятий, которые были приватизированы с нарушениями законодательства? Ведь дело М. Ходорковского – это не только уголовное. По большому счету, с помощью прокураторы решали имущественные вопросы.

Вместе с тем сделки о приватизации могут быть признаны недействительными. В этом плане интересно правило п. 1 ст. 181 ГК РФ, согласно которому иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлен в течение десяти лет со дня, когда началось ее исполнение. Следовательно, за пределами указанного срока нельзя применить последствия недействительности ничтожной сделки.

Нетрудно подсчитать: приватизация началась в 1991–1992 годах, а потому те, кто получил в собственность государственное имущество в эти годы, могут спать спокойно. По крайней мере, с позиции Гражданского кодекса нет оснований для беспокойства. Гражданский закон на их стороне.

27 декабря 2002 г. был принят Федеральный закон «О техническом регулировании», который реформирует всю систему стандартизации и сертификации. Достаточно сказать, что государство гарантирует только безопасность продукции (ст. 7 Закона). Именно стандарты безопасности выполняются обязательно. Все другие стандарты качества выполняются добровольно, как это принято в промышленно развитых странах.

Разрабатываемая система законодательства о качестве, стандартизации и сертификации может быть дополнена следующими законами: о безопасности потребителей, информации потребителей продукции, гарантиях при продаже продукции. Необходимо принять такие правовые акты, как законы о технических описаниях, об образцах (эталонах).

В целях дальнейшего совершенствования законодательства надо подготовить и принять общий систематизирующий закон о ценах и ценообразовании. Пример: в 1974 и 1975 годах был принят английский закон о ценах (Prices Acts). В законе следует предусмотреть пределы государственного (публичного) вмешательства в частные отношения ценообразования. Важно также оговорить специфику реально складывающихся взаимоотношений между Российской Федерацией и ее субъектами.

Четвертый блок – совершенствование законодательства об отдельных видах предпринимательских договоров. Прежде всего, надо отметить, что в ГК РФ нет определения понятия предпринимательского договора, хотя некоторые критерии используются в действующем Кодексе. Законодатель оговаривает необходимость участия коммерческих организаций во всех публичных договорах (ст. 426), а также в договорах финансирования под уступку денежного требования (ст. 825), доверительного управления имуществом (ст. 1015) и коммерческой концессии (ст. 1027). В договорах поставки (ст. 506), поставки товаров для государственных нужд (ст. 525), контрактации (ст. 535), хранения на товарном складе (ст. 907) в качестве стороны обязательства называются лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность. Здесь законодатель очерчивает более широкий круг потенциальных контрагентов.

Надо продолжить развитие законодательства об отдельных видах предпринимательских договоров по схеме: кодифицированный акт – специальный закон. В качестве примера можно сослаться на федеральные законы от 13 декабря 1994 г. № 60-ФЗ (в ред. Федерального закона от 6 мая 1999 г. № 97-ФЗ) «О поставках продукции для федеральных государственных нужд», 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ (с изменениями и дополнениями на 23 декабря 2003 г.) «О финансовой аренде (лизинге)».

 


1. См.: Петров Е. Ю. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним в гражданском обороте недвижимости. Автореф. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001. С.7, 15.

2. Захаров В. А. Правовое регулирование создания юридических лиц. Автореф. …канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001. C.16.

3. Собчак А. А. Правовое регулирование хозяйственной деятельности. Л., 1981. С.22–23.

4. Лаптев В.В. Введение в предпринимательское право. М., 1994. С.18–19.

5. По мнению В. В. Лаптева, такое терминологическое различие между хозяйственным и предпринимательским законодательством не имеет принципиального значения, поскольку предпринимательское право – это хозяйственное право рыночной экономики (см.: Лаптев В. В. Предпринимательское право: понятие и субъекты. М., 1997. С.30).

6. Правотворчество как форма реализации полномочий субъектов Российской Федерации// Российский юридический журнал. 1993. №1. С.6–7.

8. Собрание законодательства РФ. 1997. № 1. Ст. 119.

9. Собрание законодательства РФ. 2000. № 12. Ст. 1260.

* Впервые на постсоветском пространстве Украина приняла Предпринимательский кодекс, который действует наряду с Гражданским кодексом. Сейчас важна практика его применения, с тем чтобы осуществить проверку степени эффективности и целесообразности тех или иных норм.

10. Шеленкова Н. Б. Законодательное регулирование биржевой торговли// Российская юстиция. 1995. №11. C.8–9.

11. См.: Сорокин В. В. Концепция эволюционного развития правовой системы в переходный период. Автореф. … докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2003.

12. См.: Федеральный закон от 10 декабря 2003 г. №3-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле»// «Собрание законодательства РФ». 2003. №50. Ст. 4859.

13. Собрание законодательства РФ. 2002. № 43. Ст. 4190. Далее – Закон о несостоятельности. 2002 г.

14. Ильин М. С., Тихонов А. Г. Финансово-промышленная интеграция и корпоративные структуры: мировой опыт и реалии России. М., 2002. С.67.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право