На главную Написать письмо

Анотация

В статье рассматривается процесс социальной трансформации, выразившийся в попытках создания «новой» элиты Украины через отрицание ее предыдущего качества. Данные процессы повергли современное украинское общество в состояние деструктурирования и десубъективации. Поиск новых ценностных ориентиров в условиях социальной аномии пока что не привел к обретению новой системы координат в социальном пространстве Украины.

Ключевые слова

Политическая элита, политическая борьба, политический режим, форма правления, конституционная реформа, институт президентства.

 Политические элиты Украины: трансформация и перспективы развития

Л. Н. Берг, кандидат юридических наук, доцент кафедры теории государства и права УрГЮА, В. И. Шерпаев, доктор политических наук, профессор кафедры теории государства и права УрГЮА 
Email: mila-berg@mail.com
Email: v.sherpaev@gmail.com

В XX веке понятие элиты прочно вошло в политологический лексикон1. Слово «элита» в переводе с французского означает «лучшее», «отборное», «избранное». В обществе, по мнению политологов2, данным понятием обозначается лучшая, наиболее ценная группа людей, призванная в силу их особых качеств управлять массами.

Этимология термина «элита» подразумевает под собой лучших, достойнейших представителей, что далеко не всегда соответствует действительности. Существуют определенные научные критерии, предъявляемые к политической элите:

1) особые свойства, присущие представителям элиты: идеология, культура, мораль, харизматичность, профессионализм и главное – патриотизм;

2) взаимоотношения, существующие внутри элитарного слоя и характеризующие степень ее сплоченности, интеграции;

3) отношения элиты с неэлитой, массой;

4) рекрутирование элиты, т. е. как и из кого она образуется;

5) роль (конструктивная или деструктивная) элиты в обществе, ее функции и влияние.

Политическая элита Украины3 – внутренне сплоченная, составляющая меньшинство социальная общность, выступающая субъектом подготовки и принятия важнейших стратегических решений в сфере политики и обладающая необходимым для этого ресурсным потенциалом.

Она всегда отождествляется с правящим аппаратом.

Процесс социальной трансформации, выразившийся в попытках создания «нового» общества через отрицание его предыдущего качества, поверг современное украинское общество в состояние деструктурирования и десубъективации. Поиск новых ценностных ориентиров в условиях социальной аномии пока что не привел к обретению новой системы координат в социальном пространстве.

В 1991 г. украинский референдум о независимости подвел черту под Советским Союзом. «Оранжевая революция» стала вторым актом исторической пьесы – попыткой форсированно добиться интеграции Украины в евро-атлантические институты и оформить окончательный уход из российской сферы притяжения. Многие в истекшие годы повторяли сентенцию З. Бжезинского о том, что без Украины Россия никогда не возродится как империя.

После провозглашения в 1991 г. независимости в Украине испытаны практически все возможные модели государственной власти4.

С августа по декабрь 1991 г. Украина была парламентской республикой с сохранением элементов советской власти. «Высшим должностным лицом» в государстве был Председатель Верховного Совета.

После президентских выборов (декабрь 1991 г.) возникла проблема распределения полномочий между главой государства, парламентом и правительством, которая до наших дней остается предметом ожесточенной политической борьбы. Верховный Совет пытался сохранить режим парламентской республики, а избранный президентом Л. Кравчук стремился утвердить систему сильной президентской власти, выстроить подчиненную ему вертикаль исполнительных органов в лице центральных ведомств.

Ситуация изменилась после назначения в октябре 1992 г. премьер-министром Л. Кучмы, по предложению которого Верховный Совет предоставил Кабинету министров право издавать декреты по экономическим вопросам. Декреты призваны были заполнить законодательный вакуум и даже могли изменять действующие законы (некоторые из декретов сохраняют свою силу и сегодня). Глава правительства становился самостоятельной политической фигурой, а режим – своего рода «правительственно-парламентской» республикой при наличии президента, который «царствовал, но не управлял». Это еще больше усилило противостояние в государственных «верхах», а также между советами и администрациями на местах. Парламент, как правило, становился на сторону правительства.

В феврале 1994 г. Верховный Совет принятыми законодательными актами упразднил институт представителей президента на местах и формально восстановил роль Советов народных депутатов с подчинением Советов и их исполкомов по вертикали, что, по сути, превращало Верховный Совет в высший орган власти в стране. Украина на какоето время становилась парламентско-президентской республикой.

После избрания в июле 1994 г. на пост президента Л. Кучмы он стал добиваться расширения президентских полномочий, подчиняя себе всю вертикаль исполнительной власти, что порождало постоянные конфликты как на общегосударственном, так и на местном уровне.

После подписания в июне 1995 г. так называемого Конституционного договора и одобрения его Верховным Советом (неквалифицированным конституционным большинством) была разрушена закрепленная действовавшей в то время Конституцией система государственной власти. В стране фактически был установлен режим президентско-парламентской республики с сильными полномочиями президента. Этот статус был закреплен в принятой в июне 1996 г. Конституции Украины.

После этого борьба за власть в политических верхах с каждым годом приобретала все более острые формы. В обществе назревало недовольство авторитарной властью Л. Кучмы, нарушениями конституционных прав и свобод, нарастали протестные настроения5. Становилось все более очевидным, что система политической власти требует глубокого реформирования, перехода на первом этапе к парламентско-президентской, а затем к парламентской модели.

Первый вариант законопроекта о внесении соответствующих изменений в Основной Закон страны был подготовлен членами фракции Компартии в Верховной Раде. Его продвижению на первых порах всячески противился Л. Кучма, надеясь, что ему удастся – вопреки Конституции – в третий раз быть избранным на пост Президента (тем более что Решением Конституционного Суда, вызвавшим недоумение в обществе, такая возможность допускалась). Когда неосуществимость этих планов стала очевидной, Л. Кучма поддержал идею конституционной реформы. Против выступили «нашеукраинцы» и бютовцы, рвавшиеся к власти и не хотевшие, чтобы их кумир получил, придя на президентский пост, ограниченные полномочия.

В ходе политической борьбы вопрос о конституционной реформе стал предметом ожесточенного беспринципного торга и был решен в декабре 2004 г. «в пакете» с принятием решения о проведении не предусмотренного избирательным законом «третьего голосования», что сделало возможным приход В. Ющенко на президентский пост.

Закон о внесении изменений в Конституцию в полном объеме вступил в силу после парламентских выборов (март 2006 г.). Украина стала парламентско-президентской республикой с существенным перераспределением полномочий между Президентом, парламентом и Правительством.

Тогда В. Ющенко, стремясь вернуть себе полномочия, которые предоставлялись Президенту Конституцией 1996 г., сохранил и даже усилил дополнительные полномочия, которые были предоставлены Законом об изменениях Конституции (прежде всего, право досрочно прекращать полномочия парламента). При отсутствии конституционных оснований он тремя указами прекращал полномочия Верховной Рады, назначая внеочередные парламентские выборы.

Существование института президентства на Украине не только не послужило консолидации общества, но и стало источником и генератором постоянных конфликтов, провоцировало борьбу за властные полномочия.

Реально на Украине сложилась правящая элита провинциального типа с наличием власти по типу господства при крайне неустойчивых статусных позициях. Такое объективное положение способствовало производству и интериоризации ценностей парохиально-подданнической политической культуры (Г. Алмонд), отторгающей любые инновации, социальный риск и самодеятельных субъектов. Данная ситуация концентрировалась на уровне украинской столичной элиты и воспроизводилась на региональных уровнях. Группа правящей элиты представляла собой целостное образование с очень жесткими, мелкоситовыми механизмами селекции. В нем выделялись местные, региональные, столичные уровни, в которых доминировали представители соответствующей партийно-хозяйственной иерархии. Целостность данного образования обеспечивалась специфической культурой, отраженной в стиле жизни, системой закрытых коммуникаций и фактически кастовой системой отбора. Пополнение правящей элиты происходило за счет ее представителей из более низкого управленческого ранга, а также ближайшего окружения элиты по линиям восходящей мобильности.

Среди прошедших первичную селекцию в значительной мере оказывались те, кто обладал развитыми качествами пассионарности, конформизма, адаптивности и волей к власти. Они имели возможность продвигаться по уровням властных структур, однако эта возможность была ограничена низким показателем сменяемости элит, системой «пожизненных статусов». Те, кто был более удачлив либо талантлив, удовлетворяли свои властные стремления. Другие по причинам либо невезения, либо недостатка талантов задерживались в эшелонах более низких уровней. Это была ситуация перепроизводства элиты. Те региональные элиты, которые обладали более весомыми экономическими, культурно-этническими ресурсами местной власти, накапливали возможности соперничества с элитой столичного уровня.

С другой стороны, в течение десятилетий общество не имело возможностей удовлетворять потребности тех, у кого высокие личностные притязания, интеллектуальные возможности соседствовали с неразвитыми адаптивными качествами. Происходило накопление потенциальной элиты, не имевшей выходов к официальным селективным механизмам системы власти и не имевшей легальных институциональных форм канализации своей энергии.

Как только одновременно с процессами модернизации селекционные барьеры были либо ослаблены, либо сняты, эта накопленная масса Homo Ludens устремилась к власти. В такой ситуации произошла мобилизация, прежде всего, региональных элит, как правящих, так и потенциальных, резкий рост политического соперничества на основе неудовлетворения личностных стремлений, связанного с зависимым положением. Элитная мобилизация, проявившаяся в формах усиления местного антицентризма и накопления потенциала для конфликтов между регионами и центром или соседними регионами, явилась результатом начавшегося процесса трансформации социальной системы.

Мобилизация региональных элит на Украине проявилась, с одной стороны, самоактуализации множественных элитных групп (как правящих на уровне регионов, так и потенциальных) и в сильном политическом соперничестве элит западных и восточных регионов по поводу их влияния на центральную государственную власть и политику, а с другой – в трансформации селективных механизмов формирования правящей элиты высшего государственного уровня. Роль селективного механизма стала играть приверженность идее украинской национальной государственности и в значительной степени – престижное (преимущественно западноукраинское) место проживания. Вместе с тем данный селективный механизм становления центрального звена правящей элиты при формировании местных элит срабатывал лишь на уровне отдельных регионов (прежде всего Западной и Центральной Украины). В восточных и южных регионах либо сохранялись традиционные механизмы, либо, по сути, действовал случайный отбор. Значительные экономические, социокультурные и иные различия между регионами не позволяют выстроить единую для всех регионов Украины иерархию механизмов и каналов политического влияния. Но основные тенденции выявить можно. Ключевыми механизмами рекрутирования региональной политической элиты являются избрание и назначение на руководящие должности в структурах исполнительной либо законодательной власти регионального/муниципального уровня, чему способствуют значительный объем властных и/или экономических ресурсов, общность политико-экономических интересов, родственные или земляческие связи и опыт совместной деятельности с первыми лицами регионов, патрон-клиентные отношения. Определенную роль играет и неформальная поддержка со стороны групп влияния (фаворитизм, протекционизм, коррупция и т. п.).

Стратегия «Блока Юлии Тимошенко» была авторитарным сценарием удержания власти любой ценой, обеспечения политической победы своего лидера. «Блок Литвина» занимал выжидательную позицию, стремился разыграть себя в качестве политического посредника, держателя «золотой акции» и одновременно сохранить некую «самостоятельность». Националистические партии, входящие в блок «Наша Украина – народная самооборона», громко заявляли о так называемой национальной идее, которую даже не могут сформулировать, а фактически думают только об одном – как бы удержаться во власти.

Значительной части украинцев 2010 г. запомнился жесткой президентской кампанией, триумфом В. Януковича и неожиданно быстрым переформатированием всего политического поля страны. Речь идет и об очень большом количестве голосовавших против всех (4,36 %), и о неспособности основных кандидатов переступить порог пятидесятипроцентной поддержки избирателей. Всевозможные социологические исследования в различных вариациях показывают практически одно и то же: народ стойко не доверяет ни власти, ни оппозиции.

Таким образом, на позицию избирателей все больше влияют разочарование, недоверие и апатия. Обратной стороной этих настроений можно назвать общественный запрос на новые лица в политике. Самым естественным и массовым механизмом обновления элит во всем демократическом мире считаются местные выборы. Первый ощутимый удар по этой системе был нанесен введением исключительно пропорциональной системы (фактически – партийной монополии). В результате этих нововведений был существенно «усложнен» путь в большую политику «случайным», то есть не принадлежащим к системе, людям. Последние украинские выборы в органы местного самоуправления, несмотря на частичный возврат мажоритарной системы, продемонстрировали – этот механизм до сих пор надежно заблокирован, статус представителя новой политической элиты налагает на его претендентов определенные ограничения. Безусловно, это должны быть люди достаточно молодого политического возраста, с отсутствием резкого негативного восприятия в обществе, а также с определенным багажом личных успехов и достижений, который позволял бы говорить о них как о людях, способных творить и достигать поставленных целей.

На Украине последовательно реализовался курс на демонтаж экономического и политического суверенитета страны.

Во-первых, ускоренное вступление в ВТО в условиях глобального кризиса разрушило и без того слабые барьеры национального рынка, нанесло целенаправленный удар по национальному промышленному потенциалу страны. Ради призрачных геополитических результатов власть готова пожертвовать экономическими перспективами украинского ВПК и машиностроения, стабильностью энергетической системы, конкурентоспособностью украинского горно-металлургического комплекса.

Во-вторых, ориентированная на импорт политика «помаранчевых» правительств стимулировала создание потребительских и финансовых пирамид и тем самым поставила Украину на грань финансовного дефолта, гиперинфляции и экономического спада.

В-третьих, дополнительным ударом по экономическому суверенитету страны стало искусственное обострение отношений с Российской Федерацией, которая является крупнейшим внешнеторговым и экономическим партнером Украины.

В-четвертых, заигрывание с НАТО и натовскими стандартами в условиях развала ВПК, разбазаривание имущества и теневое разоружение армии, втягивание силовых структур в политическое противостояние привело к подрыву их авторитета и дееспособности.

В-пятых, вмешательство в военный конфликт в Грузии на стороне агрессора, преступная торговля высокотехнологическим оружием, втягивание в судебные процессы со странами НАТО с территориальными претензиями (Румыния и остров Змеиный) поставили под угрозу репутацию, стабильность, целостность страны, обострили отношения со стратегическим партнером Украины – Россией. Угроза втягивания Украины в международные геополитические и военные конфликты стала реальностью.

Положение осложняется тем, что в украинском обществе нет единой позиции в отношении внешнеполитической ориентации страны. Проведенное (июль 2007 г.) Институтом социологии Национальной Академии Наук Украины исследование общественного мнения показало, что примерно половина населения Украины отдает предпочтение восточному направлению (11,4 % – отношениям, прежде всего, с Россией, 13,2 % – расширению связей в рамках СНГ, 25,4 % – укреплению восточноевропейского блока – Украина, Россия, Белоруссия). В то же время за установление связей, прежде всего, с развитыми странами Запада высказались всего 14,5 % респондентов. Пятая часть (20,4 %) считает необходимым опираться, прежде всего, на собственные ресурсы, укреплять независимость Украины. Каждый шестой-седьмой затруднился с ответом или высказал иное мнение.

К идее присоединения Украины к союзу России и Белоруссии скорее положительно относятся 59,3 % опрошенных, скорее негативно – 20,2 %; к вступлению Украины в Европейский Союз – соответственно 43,4 % и 17,5 %; к вступлению в НАТО скорее негативно – 58,4 %, скорее позитивно – 13,2 %, затруднились с ответом – 28,4 %.

70,2 % опрошенных «Фондом Общественное мнение – Украина» положительно относятся к России. 37,6 % опрошенных считают, что Украина должна сближаться в равной мере и с Россией, и с Западом. 22,4 % опрошенных считают, что руководству страны надо ориентироваться скорее на сближение с Россией, чем с Западом, а 20,4 % – на сближение исключительно с Россией6. Вот как за десять последних лет, по данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), изменилась оценка россиян отношений между Россией и Украиной. В 2010 г. они оценивались как дружеские всего 1 % респондентов (в 2000 г. – 10 %); хорошие, добрососедские – 4 % (20 %);  теплые – 4 % (20 %); нормальные, нейтральные – 20 % (22 %); прохладные – 32 % (16 %); напряженные – 27 % (5 %); враждебные – 6 % (1 %);  затруднились ответить – 6 % (6 %).

Отношения с Россией в разные годы утрачивали характер стратегического партнерства. Их атмосферу отравляли всплеск русофобии в украинских СМИ и определенных общественных кругах, возвращение к архаичной практике объявления «нежелательными» («невъездными») – персонами non-grata – отдельных политических и государственных деятелей соседних стран, демонстративное, с неприкрытым антироссийским подтекстом, сосредоточение внимания на так называемых «проблемных» страницах совместной истории наших народов, возведение в ранг героев одиозных личностей, чья деятельность была направлена против их сотрудничества, раздувание антикоммунистической и русофобской истерии, эксплуатируя тему «голодомора» и «геноцида украинского народа», фальсифицируя отечественную историю, спекулируя на ее «проблемных» страницах, прославляя мазеп, шухевичей, бандеровцев, разворачивая тотальное наступление на русский язык и культуру7.

Все это поднимает вопрос о самой возможности долгосрочного сохранения Украины в существующих границах8.

Украинское государство в его нынешнем виде способно лишь поддерживать институты, показавшие свою несостоятельность. Неустойчивость политической конструкции заставляет Президента настаивать на пересмотре Конституции. Речь идет об отмене изменений, внесенных в Основной Закон в 2004 году, и возврате Президенту полномочий, которые давала Конституция, принятая 1996 году. Он имел практически неограниченные полномочия­ и фактически не зависел от парламента.

Политическое развитие Украины с 2006 г. – с момента вступления в силу новой редакции Конституции – показало неэффективность парламентско-президентской модели.

Конституционный Суд Украины признал политическую реформу, проведенную в стране в 2004 г., незаконной. Уходящий президент Л. Кучма, кандидат в президенты В. Янукович и «оранжисты» В. Ющенко с Ю. Тимошенко пошли в разгар митингов на майдане на компромисс –согласились на проведение третьего тура президентских выборов в обмен на ослабление позиций будущего президента. В результате часть полномочий президента Украины перешла к парламенту и правительству страны. И Украина превратилась из президентско-парламентской в парламентско-президентскую республику.

К слову, В. Ющенко позже пытался вернуть себе (как президенту) часть полномочий, но не добился успеха. Ведь отмена реформы лишала бы его легитимности как избранного президента.

И вот то, на что не осмелился Ющенко, удалось Януковичу. С подачи 252 депутатов Верховной Рады Конституционный Суд Украины вынес вердикт: принятие закона «О внесении изменений в Конституцию Украины» от 8 декабря 2004 г. сопровождалось нарушениями, а потому он сам является неконституционным. В связи с чем органам госвласти предписано привести всю нормативно-правовую базу в соответствие Конституции от 28 июня 1996 г.

Украинские элиты продемонстрировали свою неспособность к совместной работе в исполнительных и законодательных органах власти. Причин здесь много, однако, главные кроются в культурно-исторических различиях регионов, разной внешнеполитической ориентации и в борьбе за ресурсы.

Регионалы стремятся идти по простому пути, устанавливая политический контроль над областями с иными культурными традициями и историей. Однако это может лишь усиливать межнациональные и религиозные противоречия, создавая угрозу территориальной целостности Украины. Во многом это связано с тем, что за все годы независимости на Украине не была сформирована национальная идея, которую бы приняло население всех регионов.

В худшем случае страна так и будет развиваться от выборов к выборам, решая тактические задачи, сохраняя политическую нестабильность и угрозу территориальной целостности государства.

Современная украинская элита, несмотря на быстрые процессы социальных изменений, несет на себе отпечаток недавнего прошлого состояния социума. В силу этого необходим генетический подход к анализу процессов формирования данной группы и ее качества.

Политическая элита Украины не обладает всеми критериями, присущими элитам, или же они не развиты в полной мере. Харизматичность, нравственность, профессионализм, базирующийся на высоком интеллектуальном потенциале, и, обязательно, патриотизм – вот те качества, которые нужны политической элите для развития современного общества. Для этого необходимо: повышение качества и эффективности работы политической элиты, совершенствование системы отбора лидеров и повышение политической активности масс, строгое соблюдение законности, демократических процедур. Для достижения соответствия научным критериям политическая элита Украины должна избавиться от «недостатков»:

– низкий уровень моральных качеств, что определяет низкий уровень доверия к абсолютному боль шинству украинских политиков;

– превалирование личных групповых интересов в поведении представителей политической элиты над интересами общественными;

– относительно низкий уровень профессиональной подготовленности значительной части политической элиты;

– низкая эффективность политико-управленческой деятельности в целом и качества принимаемых политических решений в частности;

– неумение договариваться, согласовывать интересы;

– отчуждение политической элиты от общества, углубление социального разрыва между ее представителями и рядовыми гражданами;

– совершение коррупционных правонарушений, которые имеют скрытый, тайный характер действия9.

Как показывают результаты исследований, людей, отвечающих этим критериям в полной мере, в команде нынешней власти практически нет.

На наш взгляд, у отдельных украинских политиков проявляется отсутствие каких-либо моральных, нравственных, идеологических и прочих принципов, о чем свидетельствует ряд судебных процессов за рубежом и в современной Украине10. Е. Коротков рекомендует украинской элите отличать тактику от стратегии11. Как справедливо замечает И. В. Сошникова, что у элиты возникает неуправляемый конфликт, когда одна или обе стороны не желают его прекращения; отношения сторон на эмоциональном уровне исключают возможность конструктивного взаимодействия»12.

Украинско-российские отношения уже много лет были и остаются сферой, в которой тесно переплетены сотрудничество, партнерство и конфликтность. Как ранее, так и сейчас есть много вопросов, которые не могут быть решены одними лишь заклинаниями о дружбе. Россия и Украина должны начать процесс сотрудничества по конкретным вопросам, добиваться возникновения добрососедской модели отношений, что не только возможно, но абсолютно необходимо. В далеко не полный перечень проблем, требующих совместного решения, входят:

– укрепление внутренней стабильности Украины, нейтрализация сепаратистских движений;

– борьба в обеих странах против националистических идей и организаций, представляющих угрозу демократии;

– способствование контактам в приграничных регионах, что может стать основой для восстановления широкомасштабного сотрудничества; – решение крымско-татарской проблемы;

борьба с организованной преступностью, контрабандой вооружений и перевозкой наркотиков; – взаимодействие в процессе миротворчества в СНГ;

разработка общих задач для двух военных флотов (разделение зон патрулирования), которые могли бы взаимодействовать в оперативном режиме в Черном море для защиты, в сущности, одних и тех же зон и объектов; это может упростить решение проблемы Черноморского флота;

– в области внешней политики: – формирование дипломатического союза для достижения пересмотра или внесения изменений в режим фланговых ограничений, предусмотренный Договором об обычных вооруженных силах в Европе (ОВСЕ);

– поиск общей позиции по проблеме бывшей Югославии – от конкретного сотрудничества в осуществлении миротворческих акций до вопроса о смягчении режима санкций ООН, наносящих серьезный экономический урон обеим странам;

– дипломатическая поддержка Украины Россией в обретении западной финансовой помощи для украинской экономической реформы.

Важнейший приоритет для Украины­ – это пространство СНГ. Эта тема стала предметом обсуждения на специальном заседании Совета Безопасности и Государственного совета 25 декабря прошлого года. Реализация поручений, которые были даны Президентом по итогам этого заседания, должна поставить работу на пространстве Содружества на качественно новый уровень с должным учетом всей совокупности глобальных и региональных реалий и особенно с учетом возможностей, которые существуют у субъектов Российской Федерации. В истекшем году была принята стратегия экономического развития Содружества до 2020 года, развивались новые формы и механизмы гуманитарного сотрудничества. Наши взаимно привилегированные отношения с партнерами по СНГ строятся на столетних традициях совместной истории, экономической, культурной жизни, тесных связях между людьми.

В современном мире ни одно государство не может развиваться успешно, не имея политической элиты – социальной группы, обладающей определенным уровнем политического влияния и являющейся основным источником руководящих кадров для институтов власти того или иного государства или сообщества.

 

1 См.: Гаман-Голутвина О. В.. Политические элиты России. Вехи исторической эволюции. Издательство: Российская политическая энциклопедия. Серия: Политология России. 2006. С. 327; Пинто Д. Элиты в демократических обществах // Вестник Московской школы политических исследований. 1995. № 1. С. 118119; Милле Р. Властвующая элита. М., 1959; Политология: Учебник. Под. ред. В. Д. Перевалова. М., 2009.

2 Кучерявый М. М., Шерпаев В. И. Политология. Учебное пособие. Екатеринбург, 2010. С. 95.

3 См. работы по политической элите Украины С. Власова, А. Мошеса, М. Рябчука, П. Симоненко, Г. Крючкова, П. Толочко, В. Гайдука, В. Фесенко, А. Михайленко, В. Корнилова и др.

4 См.: Крючков Г. Опасный дрейф власти // Киевский вестник. 2011. №12. С. 11. № 12; Рябчук М. Демократия и так называемая «партия власти»на Украине// Политическая дума, Киев, 1994. № 3. С. 2327; Симоненко П. Трудный путь левого движения. Киев: ООО «Бизнесполиграф», 2010. С. 34.

5 См. Известными событиями 2004 года (так называемый «Майдан»), получившими название «помаранчевой (оранжевой) революции».

6 Опрос проводился с 26 сентября по 4 октября 2010 г. Всего опрошено 1 тыс. респондентов старше 18 лет в 85 населенных пунктах.

7 См.: Крючков Г. Отстаивание исторической правды – ключевое звено в борьбе с угрозой национализма // Киевский вестник. 2011. № 1. С. 1112; Мошис А. Конфликтный потенциал в российско-украинских отношениях. Взгляд из России // Этические и религиозные конфликты в Евразии: В 3 кн; Кн. 2. Россия, Украина, Белоруссия (Общая ред. А. Зверев, Б. Коппитерс, Д. Тренин). М.: Изд-во «Весь мир», 1997. С. 2344; Белищер Н., Бодрук О. Крым как регион потенциального конфликта. М., 2009. С. 83113; Малиновская Е. Предупреждение межнациональных конфликтов – цель и средство государственного строительства на Украине: законодательная база и административная практика. М., 2010. С. 114139.

8 Промежуточные цели украинской элиты // Киевский вестник. 16 сентября 2010

9 Берг Л. Н. Антикоррупционная экспертиза как мера противодействия коррупции // Модернизация России в экономике и политике. Монография под ред. Л. Н. Головиной. Екатеринбург, 2012. С. 265

10 Мусафирова О. Открыто обсуждали в узком кругу // Новая газета на Урале. № 22, 1 март 2012

11 Коротков Е. Занимательная политология // Рабочая газета, 29 ноября 2008.

12 Сошникова И. В. Правовое разрешение социальных конфликтов. Там же. С. 190191.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право