На главную Написать письмо

Анотация

В статье рассматриваются роль и значение системно-структурного подхода для исследования внутреннего строения объектов в процессе их криминалистической идентификации.

Ключевые слова

Система, структура, объект, внешние и внутренние признаки.

 Системно-структурный подход в криминалистической идентификации органически целостных объектов

В. А. Мамурков, доктор юридических наук, профессор кафедры криминалистики УрГЮА 
Email: Valery.M@bk.ru

Современный период развития науки в целом характеризуется интеграцией знаний, системным подходом и комплексным характером исследований. Все эти аспекты нашли отражение в теории криминалистической идентификации. Благодаря системному подходу разработано новое понятие объекта криминалистической идентификации, разработаны новые классификации объектов и идентификационных свойств и признаков, создано учение об идентификационных связях, о принципиальной возможности идентификации объемов и масс материалов.

Современный период развития теории криминалистической идентификации характеризуется преодолением традиционного подхода к трактовке ряда ее положений, заключавшегося в исследовании преимущественно внешних признаков объектов. Широкий круг объектов криминалистической идентификации был сведен к узкому перечню трасологических объектов, что в целом повлияло на развитие теории идентификации, а также на разработку таких понятий, как объект идентификации, природа тождества, виды идентификации и т. п. Тогда как вся информация, отражающая специфику внутреннего строения объектов, своеобразия связей внешней и внутренней структур, оставалась за пределами криминалистической идентификации.

При разработке принципиальных положений криминалистической идентификации ученые-криминалисты опирались на достижения фундаментальных наук – физики, химии, биологии и других областей знания. Так, С. М. Потапов утверждал, что идентификации могут подлежать всевозможные материальные предметы и явления, их роды и виды, количества и качества, участки пространства и моменты времени, человеческая личность в целом и ее отдельные признаки, физические свойства человека и его умственные способности, его внешние действия и внутренние психические акты. Несмотря на чрезвычайно широкий смысл этого определения, с уверенностью можно сказать, что возможна идентификация как внешних, так и внутренних признаков и свойств материальных объектов. Их сочетание обусловлено целостностью объекта, что в большей степени присуще органическим объектам, в первую очередь человеку.

Т. А. Седова, рассматривая отличия криминалистической идентификации от идентификации в других отраслях знаний, обратила внимание на тот факт, что криминалистическая идентификация возникла и развивалась из потребностей следственно-судебной практики для установления конкретных обстоятельств уголовного дела (при использовании достижений естественно-технических наук), тогда как естественно-техническая идентификация решала чисто научную или техническую задачу. При этом границы между ними весьма условны. Но еще более условны границы между криминалистической идентификацией и смежными видами идентификации, например судебно-медицинской, так как у них общая цель – установление фактических данных, имеющих значение для доказывания обстоятельств уголовного дела.

В. Я. Колдин отмечал, что в судебной идентификации используется много новейших инструментальных и аналитических методов, позволяющих получить обширную информацию об элементном, молекулярном, фракционном составе, кристаллической структуре, устройстве и других свойствах отождествляемого объекта. Системно-структурный подход весьма актуален, так как имеет большое значение в выделении информации об отдельных элементах, родовой, групповой и индивидуальной структуре отождествляемого объекта. При этом, если исходной информацией является информация о роде и виде объекта – осуществляется анализ внешней структуры идентифицируемого объекта, если исходной является информация о составе и структуре объекта – осуществляется анализ внутренней  структуры. Точкой сопряжения внешней и внутренней структур идентифицируемого объекта является его целостность.

Интенсивные разработки проблемы целостности в различных областях научных знаний привели к активизации исследований в теории системного подхода.

В результате следственной и экспертной практики в криминалистике сформировались два подхода к идентификации объектов на основе их состава и структуры. Первый представляет собой установление групповой (родовой) принадлежности с целью максимального приближения к идентифицируемому объекту путем последовательной дифференциации классификационных групп. Второй подход основывается на представлении объектов криминалистической идентификации как некоторого целого, обнаруживаемых на месте происшествия микроследов – как частей этого целого. Такое представление объектов криминалистической идентификации согласуется с современным общенаучным подходом, получившим название системного. Применение системного научного подхода открывает новые возможности в теории и практике криминалистической идентификации, по этому он признан одним из наиболее перспективных.

С позиций системного подхода объекты исследования рассматриваются как целое, а любой целостный объект представляет собой систему, так как одной из существенных характеристик целого является системная организованность его частей, компонентов. Связь частей целого не может быть неупорядоченной или бессистемной. Именно понятие целого отражает гармоническое единство и взаимодействие частей по определенной упорядоченной системе. Значит, целое обязательно предполагает систему, в чем и выражается сходство и в известной мере даже тождественность понятий целого и системы (Югай Г. А.).

Свойство являться системой присуще каждой вещи. Наиболее сложными системами являются живые организмы, в том числе человек как объект судебной экспертизы.

С точки зрения внутренних структур и объективных связей с предметным миром личность характеризуется как носитель определенных социальных функций с отражением своих неповторимых черт – характера, воли, интересов, потребностей и т. п. Именно с этих позиций основная роль в изучении личности отводится системному и комплексному подходу.

Как отмечает Т. А. Седова, традиционная криминалистическая идентификация всегда рассматривала систему взаимодействия с внешней средой отдельно от системы внутреннего взаимодействия как не связанные между собой системы одного объекта. Поэтому специалисты не рассматривали ту интегративную структуру, которая является следствием взаимосвязи свойств внешней и внутренней структур в одном целостном объекте. Интегративные свойства как результат взаимодействия внешних и внутренних свойств объекта являются качественно новой информацией о целом, причем более специфической, так как она связана, прежде всего, с характером взаимоотношений частей, элементов целого в процессе их функционирования.

В этом направлении важную роль играет определение и исследование таких частей, элементов объекта, которые содержали бы необходимую информацию для его идентификации.

Например, исследование наложений на орудиях преступлений в виде микрочастиц биологического происхождения (крови, внутренних органов и тканей живого организма) позволяет на основе их состава и структуры осуществить идентификацию поврежденных объектов. При этом, как подчеркивал В. Я. Колдин, важно, чтобы отделенные от идентифицируемого объекта части (микрочастицы органического происхождения) отображали его интегративные свойства, так как это имеет определенное значение для выяснения возможностей идентификации при обнаружении вещественных доказательств, а также при подборе сравнительных веществ (образцов) для идентификации. Таким образом, отделенные части идентифицируемого объекта являются формой отображения интегративных свойств целостного живого организма.

Поэтому одной из актуальных задач в области теории идентификации, судебных экспертиз и криминалистики в целом является систематизация накопленного в других областях науки материала об интегративных характеристиках человеческого организма, построение иерархических классификаций этого материала с учетом статистических данных. Только такая обработка материала может показать, насколько эти данные приближают криминалистов к решению задачи выделения единичного.

Если ранее наука об организме развивалась преимущественно аналитическим путем, накапливая данные об отдельных частях, органах, тканях организма, то в последние десятилетия организм рассматривают как целое, как сложную систему взаимодействия его компонентов – клеток, тканей, органов. Взгляд на организм как на целое получил приоритетное положение и в российской, и в мировой биологической науке.

Как писал Афанасьев В. Г., живой организм рассматривается не как однородное, а как разнокачественное, сложно дифференцированное целое, состоящее из различных частей, каждая из которых имеет свои специфические свойства. Единая морфологическая и функциональная основа скоординировала и субординировала связанные общностью происхождения разнородные по количеству и качеству части организма. В свою очередь, и сам организм как целостная система является частью системы более высокого порядка – вида, а через него входит в другие, более обширные целостные образования.

Известно, что частями живого организма являются органы и системы органов. Органы состоят из одного или нескольких различных типов тканей. Системы органов включают в себя несколько дифференцированных органов. Ткани органов состоят из клеток.

Сложная дифференциация организма состоит в том, что каждая его часть представляет собой отдельную целостную систему, образованную из разнородных компонентов. В результате организм выступает как сложная иерархия целостностей, чем и подчеркивается его своеобразный иерархический порядок. Подобная многоступенчатость и сложность говорит о многоуровневости организации, где каждый уровень включает в себя нижестоящий уровень, входящий в качестве компонента в систему более высокого порядка.

Клеточные и неклеточные элементы тканей – ткани – органы –системы органов – целостный организм – такова в общем виде иерархия целостностей, уровней организации живого в рамках целостного организма.

Г. А. Югай отмечал, что дифференциация частей является выражением качественных изменений, то есть развития организма, протекающих в тесной связи и на основе количественных изменений (роста).

Способность к росту как первоначальное свойство эволюционного развития живых существ постоянно взаимодействует и сочетается определенными качественными изменениями в обмене веществ. А изменения в обмене веществ, в свою очередь приводят к качественной перестройке структур организма, так как им необходимо осуществить те или иные новые, ранее несвойственные им физиологические процессы. Этим и объясняется дифференциация отдельных клеток, тканей, органов целостного организма. Подобная дифференциация частей живого организма является следствием его взаимодействия с окружающей средой и непосредственно связана с обменом веществ.

Одновременно с дифференциацией частей организма происходит их интеграция – объединение и соподчинение частей в системе целого. Без пропорционального возрастания интегративной связи между частями их дифференциация привела бы к распаду целостного организма.

Из философии известно, что вся органическая природа является одним сплошным доказательством тождества или неразрывности формы содержания. Морфологические физиологические явления, форма и функция взаимно обусловливают друг друга. Дифференцирование формы обусловливает дифференцирование вещества на мускулы, ткани, кости и т. п., а дифференцирование вещества, в свою очередь, обусловливает дифференцированную форму.

Следует отметить, что взаимодействие частей, компонентов целостной системы носит характер обмена между ними веществом, энергией и информацией.

Известно, что не только компоненты целостной системы обмениваются между собой веществом, энергией и информацией, но и любая целостная органическая система также обменивается веществом, энергией информацией с окружающей средой. Поэтому любая целостная органическая система является открытой системой. Следовательно, только в отношении открытых систем возможна их идентификация.

Взаимодействие частей и проявление интегративных свойств биологических объектов, и прежде всего человека как главного объекта криминалистической идентификации, носит сложный многосторонний характер.

В настоящее время в молекулярной биологии и генетике накоплен большой объем материалов по морфологическим, генетическим и другим характеристикам человеческого организма, в том числе данные об их интегративных свойствах.

Особенно следует отметить колоссальный объем генетических характеристик человека, основой которых являются геномные корреляции, отражающие происхождение общие закономерности развития человеческого организма.

Подчеркивая важность методологического значения понятия целостности в системных исследованиях, криминалисты делают два практических вывода: а) система может быть понята как нечто целостное лишь в том случае, когда она противостоит своему окружению – среде; б) при проведении любого исследования, претендующего на научность, за основу следует брать некоторое представление о целостности, некоторую элементарную структуру, позволяющую осмысленно употреблять понятийный аппарат системного подхода1.

Разработка приемов и способов исследования, которые специально ориентированы на теоретическое воспроизведение целостности изучаемых объектов, стала одним из ведущих направлений методологии научного познания2. В целостной системе части выражают природу целого и приобретают специфические для него свойства.

Таким образом, в методологическом плане предметом изучения являются системы с глубокой внутренней интеграцией (например, человеческий организм), морфо логически и функционально ясно отграниченные от внешней среды, где акцент в исследовании делается на проблему целостности. Поэтому основная проблема исследования сосредоточена вокруг специфических связей и механизмов целостности.

Вопросы, относящиеся к определению целостности идентифицируемого объекта, детально рассматриваются криминалистами не только в традиционных случаях идентификации целого по части монолитного, составного или биологического объекта, но и в случаях идентификации материальных комплексов, материалов, веществ, изделий. В связи с тем, что предметом криминалистического анализа становится множество новых объектов, перед наукой и практикой возникают новые сложные проблемы. Для их успешного разрешения прежде всего необходимо определение понятия целостности объекта.

По мнению В. Я. Колдина, задачам идентификационного криминалистического анализа и доказывания в наибольшей степени соответствует системно-содержательное описание целого, отражающее состав, то есть количественную и качественную характеристику элементов частей объектов; структуру, то есть характер взаимосвязей компонентов объекта; интегративные свойства объекта, являющиеся результатом его внутренних и внешних взаимосвязей; отображение интегративных свойств целого в его частях3.

Основываясь на этой точке зрения, проанализируем характерные черты целого в биологических объектах.

1. Состав любого объекта исследования зависит от количества и качества входящих в него элементов частей. Например, известно, что тканевые и органные антигены в организме человека многочисленны в сочетаниях создают сложную мозаику свойств, так как каждая ткань каждый орган характеризуется совокупностью различных антигенов. Примером тканевых антигенов в качественном составе мышечной ткани являются различные элементы веществ – миоглобин, актин, миозин, а в количественном составе – их процентное содержание.

2. Структуру объекта характеризуют взаимосвязи между компонентами, между компонентами и целым, между целым и системой более высокого порядка, куда это целое входит как часть или компонент внешней структуры. Связываясь определенным образом между собой, компоненты образуют структуру объекта, его внутреннее строение, архитектонику, то есть процесс становления, развития и роста. Так, при судебно-медицинской экспертизе скелетированных, гнилостно измененных, расчлененных и обугленных трупов часто возникает необходимость определения групповой принадлежности крови, а в отдельных случаях – видовой и половой принадлежности. Антигены, соответствующие определенной группе крови, содержатся во всех органах и тканях организма, поэтому для определения принадлежности можно использовать не только кровь, но и различные другие ткани. Хотя при исследовании трупной крови не всегда удается определить ее групповую принадлежность, что, как правило, связано с плохой сохранностью агглютининов, которые после смерти организма быстро разрушаются под воздействием ряда факторов (гемолиз, гниение, действие высокой температуры)4. Если труп изменен настолько, что изъять кровь не представляется возможным, то для определения групповой принадлежности изымают остатки мягких тканей (обычно мышечную или костную), ногти, хрящевую ткань, волосы, зубы, поскольку в них группоспецифические антигены сохраняются дольше, так как меньше подвергаются влиянию различных внешних факторов. Это позволяет эксперту-биологу выбрать наиболее подходящий для исследования объект или несколько объектов. Исследование нескольких объектов дает возможность быть более уверенным выводах по определению признаков групповой принадлежности.

3. Интегративные свойства объекта как результат внутренних и внешних взаимосвязей проявляются процессе дифференциации частей их единстве с противоположным процессом – интеграцией, то есть объединением и соподчинением частей в системе целого.

4. Отображение интегративных свойств целого в его частях осуществляется при условии, что эти части при своем выделении содержат характерные свойства целого. Только поэтому и существует объективная возможность идентификации целого по его частям. Каждая часть организма, будь то орган, ткань или клетка, выступает как сложная иерархия целостностей, поэтому всему организму присущ своеобразный иерархический порядок. При этом целое не является простой суммой составляющих его частей, а характеризуется качественно новыми свойствами и признаками в силу внутренних и внешних взаимосвязей компонентов.

Как отмечал Афанасьев В. Г., интегративные свойства объекта существуют во всех его связях и отношениях, в которых он проявляет себя как целое, во всех отображениях объекта как целого. Так, все части организма исключительно точно подогнаны друг к другу, что наглядно проявляется во взаимном приспособлении внутренних органов, в определенном сочленении костей, мышц и т. п. Все части организма действуют согласованно и во времени: они функционируют в строгой последовательности или одновременно в строго определенные отрезки времени. Между частями организма имеется строгое функциональное взаимодействие, поэтому каждая часть может пользоваться продуктами жизнедеятельности других, а все вместе со своими морфологическими функциональными и генетическими связями определяют специфику целостного организма.

Таким образом, при идентификации объекта отображение интегративных свойств целого в отделенных частях объекта зависит от состава – количественного и качественного – самого объекта, его внутренней организации, элементов и способов взаимосвязей между ними внутри идентифицируемого объекта.

Исследование органически целостных объектов с использованием системно-структурного подхода позволяет разработать основу для классификации их интегральных свойств и признаков и осуществить на этой основе идентификацию конкретного человека по признакам состава и структуры таких органических веществ, как частицы тканей и внутренних органов, а также по следам биологического происхождения, обнаруживаемым при осмотре места преступления или при проведении других следственных действий.

Изучение экспертной практики показывает, что в настоящее время каждое идентификационное исследование обычно начинается с установления групповой принадлежности объекта, то есть с определения его принадлежности к некоторому множеству (или к группе) однородных объектов. Отнесение конкретного объекта к некоторому множеству осуществляется на основе изучения общих признаков, свойственных всем объектам данного множества (группы).

Кроме этого, определение групповой принадлежности объекта является этапом в достижении конечной цели – его идентификации, оно может оказаться полезным для обоснованного выдвижения версий в первоначальной стадии расследования (например, установление групповой принадлежности следов, обнаруженных на месте убийства, – крови, спермы, волос – может иметь большое значение для определения количества лиц, принимавших участие в совершении преступления).

Дальнейшее распространение в следственной и экспертной практике генотипоскопических экспертиз ограничит потребности практики в определении групповых (родовых) характеристик целостных объектов криминалистической идентификации. Но в ближайшем будущем актуальность этих методов как наиболее доступных и экономичных на данный момент времени будет оставаться на достаточно высоком уровне.

Кроме того, групповой принадлежностью, по замечанию И. Д. Кучерова, как правило, объединяется большая группа объектов идентификации, которые невозможно индивидуализировать. Это разнообразные вещества и их смеси (жидкие, полужидкие, сыпучие, газообразные и т. п.), а также аналогичные им однокачественные объекты, имеющие собственную материально фиксированную форму, например штампованные изделия серийного производства из металлов и сплавов, пластмасс и других материалов. Разумеется, к определенной группе всегда можно отнести и любой индивидуальный объект, но при этом обязательно последует отвлечение от индивидуализирующих объект признаков, которые будут выступать как различия с признаками группы.

При установлении групповой принадлежности объекта учитываются не отдельные признаки, присущие данному множеству или группе, а определенная совокупность признаков группового значения, так как для отнесения какого-либо объекта к той или иной группе объектов недостаточно констатировать совпадение отдельных признаков, а требуется их совокупность.

Содержание совокупности признаков определяется классификацией соответствующих объектов, определяемой критериями науки и практики. Понятие требуемой совокупности признаков и свойств зависит от конкретных условий исследования. К примеру, для определения четвертой группы крови по системе АВО требуется наличие в крови человека антигенов А и В, а также отсутствие агглютининов альфа и бета в сыворотке крови.

В связи с этим представляется значительно более важным рассматривать с позиций системно-структурного подхода и разделять в криминалистике идентификацию целостных объектов по совокупности признаков внешних структур и совокупности признаков внутренних структур. Напомним, что внешние структуры человеческого организма являются родовыми объектами для дактилоскопической и портретно-криминалистической экспертиз, а внутренние структуры организма являются родовыми объектами для судебно-медицинской, судебно-биологической, остеологической, генотипоскопической экспертиз.

 

1 Протасевич А. А., Степаненко Д. А., Шиканов В. И. Моделирование в реконструкции расследуемого события. Иркутск, 1997. С. 39.

2 Блауберг И. В., Юдин Б. Г. Понятие целостности и его роль в научном познании. М.: Знание, 1972. С. 3.

3 Колдин В. Я. Идентификация при расследовании преступлений. М.: Юридическая литература, 1978. С. 31.

4 Новоселов В. П., Шаронова Д. А. Методы геномной дактилоскопии в экспертизе идентификации личности и кровного родства. Новосибирск.: Наука, 1999. С. 19–20.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право