На главную Написать письмо

Анотация

Целью данного исследования является определение места и роли России в системе международных хозяйственных отношений, основанных на единой методологии научно-технической деятельности с использованием нормативно-технических (технологических) актов при изготовлении продукции в виде системы стандартов – международных, национальных, региональных.

Ключевые слова

Методология, научно-техническая деятельность, нормативно-технические акты, стандарты международные отдельных государств, качество как существенное условие договора, Кодекс технического регулирования,системы управления качеством.

 Промышленная политика России в использовании нормативно-технической документации

А.М. Запорожец, доктор юридических наук, профессор Белгородского юридического института

Познание общественных явлений, как правило, происходит путем уяснения общего или конкретного (либо наоборот), в зависимости от необходимости и устремлений субъекта от фундаментального к частному, от детального к глобальному. При таких обстоятельствах обычно ведут речь о методологии исследования. В науке считаются устоявшимися два наиболее используемых метода – дедукция и индукция. Они общеизвестны и элементарно доступны. При кажущейся простоте на самом деле они представляются как базовые, важнейшие, главные основания научного поиска1. Они касаются и самых элементарных фактов, и глобальных обстоятельств. Разграничить общее и частное бывает весьма и весьма сложно.

На данном этапе развития общества многие исследователи стремятся как раз в такой плоскости уяснить и определить реальное место России в связи с феноменальными событиями, произошедшими после исчезновения СССР, установить направленность своей политической линии, выяснить детальные потери общества, которые чрезвычайно многочисленны. Зачастую они достаточно оскорбительны и уничижительны. В то же время, например, советский период относительно академической науки (во всяком случае) оценивается как золотой век (социалистическая индустриализация, атомный и космический проекты, Артика, Антарктида и др.).

Человечество еще долго будет изучать, подсчитывать и анализировать тот ущерб, который оно понесло в результате развала Советского Союза. Он осязаем, когда приходится изучать каждую область общественных отношений в отдельности. Но особенно болезненно ощутимы потери в интеллектуальной сфере. Речь идет о научно-технической (творчество создавать новое) и нормативно-технической (творчество в формировании систем стандартизации, технологий) деятельности – проблемы, которые стали предметом данного исследования.

Надо иметь в виду, что ущерб понесли и продолжают его ощущать практически все страны мира. При этом невероятными оказались потери на общей платформе мирового сообщества, которые проявились в такой фундаментальной категории, как индустриализация. Ситуация развивалась двояко и следующим образом. Самым тяжелым последствием Второй мировой войны явилось разрушение производственного потенциала практически всей Европы, обескровливание крупных промышленных структур. Послевоенное восстановление шло сложно, противоречиво, а иногда хаотично. В СССР подъем экономики осуществлялся собственными силами, энтузиазмом народа, в общем, за счет государственных займов. Европа, как известно, была восстановлена по плану Маршалла. Экономика СССР была практически построена заново менее чем за пять лет. Европа залечила военную разруху несколько ранее. США буквально перевозили свои заводы для Европы. Некоторые из них оставались здесь же, другая их часть переотправлялась в колонии. При всем при этом Европа оказалась перегруженной в индустриальном плане. Обстановка накалялась в преддверии нынешней экономической катастрофы. Некоторая часть «белых воротничков» уехала в колонии. В Европу хлынула дешевая рабочая сила. Плоды этой непродуманной и устрашающей экономической политики Европа осознает лишь теперь. На этом фоне произошла и другая экономическая катастрофа – осознанный и рукотворный развал экономики СССР. Ее итоги хотя также анализируются, но кардинальных и существенных мер не принималось.

Разгром экономического потенциала Советского Союза, с одной стороны, был случаен. Группа безответственных политиканов (в китайской транскрипции – банда трех), имевших минимально возможное представление о политике функционирования экономики страны, решила враз изменить архитектонику ее экономического потенциала. Однако все обернулось фиаско, ибо «Запад» не позволил воспользоваться сырьевой составляющей. Наоборот, была запущена прямо противоположная примитивная и коварная идея о «сырьевом проклятии». Полезные ископаемые – национальное достояние, богатство русского народа – никогда, ни при каких обстоятельствах не были жупелом устрашения.

Надо иметь в виду и что, с другой стороны, экономика страны была невосприимчива к любым разумным совершенствованиям. Конкретные преобразования экономики оказались в руках совершенно неподготовленных «специалистов». Но зато явно обозначилась их цель. Ее можно сформулировать как формирование единого устремления – обогащение определенной прослойки субъектов, известного в истории сравнения как «битва диадохов».

Совокупность этих факторов привела к окончательному и полнейшему развалу экономического потенциала. Однако оказалось, что в один момент экономического исполина сломать не просто. Идет мелкая, подлая и каверзная «деятельность» по разрушению базовых индустриальных составляющих.

От «обломков» индустриального общества особенно пострадало трудовое сообщество – рабочий класс оказался невостребованным, а интеллигенция опять, в который раз оказалось не нужной. На их основе стали лепить средний класс и само по себе его антипода2. Эта операция осуществляется по преимуществу за счет легального подкупа (взятки, откаты, распилы, гранты, премии, золотые парашюты и т. д.), а то и прямой допустимости растаскивания имущества, которое хотя бы на йоту оказывалось без присмотра. Часто оно вообще находится в руках этих «субъектов» – людей, хорошо усвоивших сущность и содержание «лихих времен». Но даже в данной обстановке труженики (промышленности и науки) сохранили, а в ряде случаев даже приумножили свои достижения.Однако эти «успехи» минимальны, они относительны, а зачастую просто сомнительны. В специальном докладе журнала «Эксперт» О. Рубан отмечает, что системно отстраивать Россию сегодня, по большому счету, просто некому3.

Многогранный доктринальный анализ сложившейся ситуации позволяет уяснить сущность и содержание многочисленных совершаемых политических маневров сомнительной направленности, формирования различных бюрократических структур. Речь может идти о некоторых из них – транснациональные компании, государственные корпорации, некоммерческие организации, жилищно-корпоративные органы и др. Следует иметь в виду и некоторые составные элементы этого процесса.

Философская грань случившегося – это глыба непонимания в уяснении фундаментальных основ экономического развития общества, неспособности управлять и направлять его развитие в разумных пропорциях, объемах и целях. И это когда в стране есть четкий и конкретный глобальный стратегический прогноз – 20304. Сложились системы Стратегий, Концепций, Программ, Институтов и т. д. Однако внедрять их в полном и исчерпывающем объеме в хозяйственную практику опять некому. Государство все больше и больше уходит от реальных экономических процессов, проявляя при этом непонимание своей значимости. Недостаточно эффективной оказалась и модель гражданского согласия, если о ней судить по конгломерату Единой Европы5.

Организационно-хозяйственная грань включает в себя многочисленные механизмы структурных преобразований. Однако положение таково, что государственные структуры не выступают организаторами сложных хозяйственных процессов, а являются лишь поверхностными, формальными регистраторами. Характерная деталь. Бездеятельность, непродуманность думского законотворчества дают основания превратить малый бизнес в игру в бисер. Произвольные и волевые колебания тарифов социального страхования, недоступность кредитов, изыскание новых форм коррупции буквально взрывают предпринимательское сообщество, заставляя его уходить в тень6. В конечном счете, происходит экспроприация награбленного (о. Кипр).

Экономическая грань проблемы состоит в том, что экономика России, как самодостаточного государства, ни при каких обстоятельствах не может избирать и функционировать экономический потенциал в пределах ограниченных сфер хозяйствования. Для ее экономики оптимальными являются практически все 220–250 отраслей хозяйствования. Между тем государственные структуры видят свою цель в производстве минимизированных до невероятных размеров производств. Это примерно 10–15 процентов от потенциально возможных показателей. На словах идет оживленная дискуссия, на деле это чаще всего представление желаемого за действительное. Выглядят неубедительными указания президента об обеспечении экономического роста, которые должны быть достигнуты в ближайшее время. Они так же фантастичны, как и те 25 млн рабочих мест, идея о которых в свое время была предложена Б. Титовым7. Скорее всего, речь может идти о скрытых подготовленных резервах, которые должны быть введены в эксплуатацию, во всяком случае активизированы.

Правовая грань заключается в том, что в обществе взаимоотношения основываются на нормах права, которые должны быть жесткими и справедливыми. К тому же предполагается их стабильность. Однако «бурное» и недостаточно убедительное обновление законодательства привело его к общесистемному, а впоследствии и мировому кризису права8. Они породили и более глобальные последствия. Мировые отношения оказались чрезвычайно рыхлыми и хрупкими. Эти обстоятельства стали причинами создания аморфных и неуправляемых хозяйственных структур. Все это результаты отсутствия согласованных направлений и планов в формировании самих правовых структур. В принятии изменений в Гражданский кодекс, безусловно, не должно быть спешки, как недопустимо и затягивание этого процесса. А ведь внесение изменений в ГК настолько неопределенно, что может оказаться, что срок их принятия совпадет или превысит срок формирования основного варианта.

Между тем жизнь диктует свои требования. Общество все более и более формирует свою сущность на чистогане. Поэтому очень трудно ожидать консолидации на общественном доверии9.

Социальная грань предполагает создание разумных и комфортных условий существования общества. Между тем достижение элементарной справедливости в обществе оказалось просто невозможно, ибо цели государства и общества попрежнему далеки от идеала. Невероятное изобилие денежной наличности, которая буквально на глазах растворяется в массовом их растранжиривании. При таких обстоятельствах весьма трудно говорить о единстве действий даже на разных платформах «Единой России»10.

Непропорциональное использование перечисленных факторов привело Россию вначале к кризису 2008–2010 гг., а затем к застою экономики, несмотря на то, что страна обладает колоссальными материальными ресурсами и достаточными объемами наличности. Однако переработка сырья явно минимальна. Ситуация вполне объяснимая, понятен и вывод. Факт продажи сырья – самый худший вариант развития экономики. Экономика не должна быть расточительной. Она должна быть эффективной, полисистемной ремонтно-восстановительной. Все эти доводы дают основание утверждать, что страна нуждается в принципиально новой парадигме экономического потенциала, в новой политике индустриализации11, которая, прежде всего, предполагает всеобщую трудовую занятость.

Как показывает практика, пост-индустриализация, ее содержание по существу и по форме новая индустриализация, но на основе мировых научно-технических достижений во всех сферах хозяйствования. Предполагается действительная минимизация производства в разумных потребностях и максимальной сохранности экологии окружающего пространства.

Именно сейчас, в таких условиях, возникла потребность в постиндустриальном развитии и становлении экономического потенциала практически всех стран Содружества Независимых Государств. Практика свидетельствует, что даже в те сложные и противоречивые годы сообщество повсеместно сумело сохранить существовавшие очаги творческой деятельности, а в ряде случае сформировать новые. Нельзя сказать, что творчество здесь бурлило, но оно все же не прекращалось. Все знали, что «лихое» время – краткосрочно, а человеческая солидарность и соотносительность – вечны12. Творческая жизнь еле теплится. Россия по количеству заявок на изобретения стоит на уровне штата Джорджия.

На стыке взаимосвязи этих сокрушительных противоречий складывалась не совсем обычная расстановка интеллектуального потенциала во многих странах мира, в том числе, странах Единой Европы, Евразии,­ содружества БРИКС (а теперь, как видно и Египта), в отдельных весьма продвинутых странах – Японии, Сингапуре, обеих Кореях, ряде стран Америки и Африки.

Своеобразная негативная ситуация сложилась на постсоветском пространстве. Сущность состояла, да, пожалуй, она сохраняется и поныне, в том, что научный и экономический потенциалы были предоставлены самим себе, и стагнация происходит буквально на глазах.

Однако то, что долгое время создавалось, в одночасье не может быть порушенным. Это подтверждает практика формирования нормативно-технической документации (НТД). Ее становление оказалось грандиозной, фундаментальной конструкцией. Очевидно, будет правомерным обстоятельством, если будут расставлены все приоритеты относительно места и роли нормативно-технической документации в становлении промышленного производства13.

Прежде всего, важно уяснить истоки, генезис становления данного института. Первый отзвук о таких категориях лишь в косвенном упоминании содержится в достаточно давних актах российского законодательства. Например, в Новоторговом уставе 1667 г. обращается внимание на необходимость «досматривать на товарах клейма, печати и другие признаки, чтобы знать, из какого города и чьего мастерства товар, и клейма и печати писать в книги, дабы в случае потом писать в то государство, чтобы худых товаров не посылали, а худые товары обличив на весь свет, с бесчестьем отослать с ярмарки»14.

Становление цивилизованного Государства Российского (как и любого государства) происходило по нескольким многочисленным направлениям экономической политики. Целью данного исследования является установление этапов создания материальной базы и ее законодательной технической регламентации. Будет совершенно справедливо, если мы отдадим дань первенства металлургическому производству Урала. В частности, отметим, что работы по нормативно-техническому обеспечению литейного производства начинались именно здесь. Гениальным предвидением Петра были предопределены эти работы на Демидовских рудниках. Шаг за шагом шло законодательное обеспечение производственной деятельности. Были приняты горный закон, акты налогового и таможенного регулирования15, закладывались элементарные показатели качества и технических характеристик военной продукции.

Дальнейшее развитие промышленности происходило на путях ее концентрации и законодательного закрепления. Со всех весей России крестьянство устремилось в уже сформировавшиеся города. Этот этап получил подробнейший анализ в работе В. И. Ленина «Развитие капитализма в России»16. Вместе с тем готовились и многочисленные законодательные акты, регламентирующие многоплановую производственную деятельность, особенно отношения по подрядам и поставке17.Массовое промышленное производство поставило в плоскость решения такие акты, как техническое нормирование (нормали). Очевидно, справедливым надо считать, что этот этап занял период с 1700 по 1920 год, став временем закладки базы стандартологии как науки о качестве, скрупулезности, точности изготовления и измерения.

Октябрьская социалистическая революция стимулировала промышленное производство российской экономики. Разворот промышленной деятельности усиливает роль и значение нормалей. Они становятся обязательными и повсеместными.

Новые условия социалистической индустриализации потребовали коренных изменений в нормализации. На смену нормалям стали внедрять стандарты. За 70 лет (1920–1990 гг.) в стране было принято более 70 тысяч актов нормативно-технического содержания.

Безусловно, это были результаты титанической деятельности и по времени, и по объему, и стоимости. Все, что связано с управлением качеством, было скрупулезно и конкретно закреплено в многоуровневой системе стандартов (ГОСТов, ОСТов, СП, Технических условий и др.). Сложившаяся система оказалась довольно точной, жесткой и устойчивой. Об этом свидетельствует следующий факт. После принятия Закона «О техническом регулировании» от 27 декабря 2002 г.18 ситуация развивалась чрезвычайно негативно. Закон отменил целый пласт уже сформировавшихся отношений в сфере стандартизации. Была предпринята попытка взорвать саму сущность стандартизации. Произошедшее некоторые «специалисты» восприняли как отмену сложившейся системы стандартизации. Надежда возлагалась на технические регламенты. Однако, когда уяснили сложность и колоссальность этой работы, пришло осознание дальнейшей деятельности (ведь предполагалось разработать около полутысячи технических регламентов). Советская система стандартизации была реанимирована. Собственно, она никем не отменялась, ибо система коммерческого оборота СССР и нынешняя система базировались именно на этих нормативно-технических актах. Научно-техническая комиссия по стандартизации в 2009 г. в г. Могилеве (принимали участие практически все государства СНГ) подтвердила действенность наличной системы стандартизации19. Тем не менее проблема остается открытой в условиях вхождения России в ВТО.

В этой обстановке вносятся предложения дальнейшего совершенствования отношений по техническому регулированию. В первую очередь утверждается необходимость формирования пакета нормативных актов по исследуемой проблематике, отмены закона о техническом регулировании с таким расчетом, чтобы в ближайшие 10–15 лет подготовить Кодекс технического регулирования20. Известно, что такие кодексы есть в ряде стран – Белоруссия, Япония, Франция.

Вступление России в ВТО произошло, надо сказать, в необычных условиях. После 18 лет ожидания Россия была втянута в ситуацию, когда само содержание качества оказалось в действительности аморфным, расплывчатым и часто не первостепенным условием хозяйственных договоров. Страна вынуждена перестраиваться на ходу. Какие пути, методы, способы и формы необходимы, чтобы достичь единообразия, согласованности в нормативно-техническом обеспечении производственной деятельности?

Невероятно трудно достичь согласованности между международной системой стандартов (ИСО – Международной организацией стандартизации, МЭК – Международной электротехнической комиссией, МАГАТЭ – Международным агентством по атомной энергии, МСЭ – Международным союзом электросвязи) и национальной системой стандартов России (Техническими регламентами, ГОСТами, ОСТами, СП, правилами стандартизации, норм и рекомендаций, Техническими условиями). Тем не менее такое согласование, хотя и с длительным сроком (10–15 лет), необходимо. Следует иметь в виду и то, что в мире функционируют многочисленные национальные и региональные системы стандартизации.

Наиболее приемлемым вариантом согласования, надо полагать, должна быть работа по двум направлениям. Во-первых, согласование на уровне систем. Это и продолжительная, и кропотливая, и дорогостоящая процедура. Во-вторых, это не менее сложная процедура согласования на уровне индивидуальных субъектов – участников хозяйственных договоров.

В таких рамках сотрудничества возникает проблема обозначения самого феномена качества как обязательного условия договора. В связи с этим потребуется закрепление условия о качестве в виде императивного и существенного. В связи с этим в ст.ст. 432, 469 ГК РФ следует четко и императивно закрепить данное требование. Такой вывод обусловлен, прежде всего, тем обстоятельством, что никакие ограничения не обеспечивают изготовление (выращивание) продукта высшей категории качества. В связи с этим необходимы позитивные шаги участников договора по обеспечению высшего качества.

Исследователи утверждают, что «проблему качества пищевой продукции уже невозможно решить простым отказом от транснациональных поставок сырья. Еще недавно немцы, французы и голландцы, желающие быть уверенными в высоком качестве, предпочитали переплачивать за более дорогие товары местного производства. Но сегодня и это уже не гарантирует результата. В ходе активных проверок, связанных с расследованием крупных скандалов, санитарные службы неожиданно для себя выяснили: достаточно лишь неглубоко копнуть местную пищевую промышленность, чтобы наткнуться на новые нарывы»21.

Стандарты (самого различного уровня и национальной принадлежности) в системе науки стандартологии должны стать документами, основополагающими и общеобязательными для всех без исключения участников «жизненного цикла» любого продукта. К сожалению, на практике ситуация значительно упрощается, тем самым подтверждается обратное. Изготовление (выращивание) стандартной продукции становится делом исключительным и для узкого круга потребителей. На каждом шагу имеет место подмена выращенных продуктов. Изготовитель выбирает варианты производства сугубо элементарно упрощенные, используя сомнительные препараты, не апробированные жизненной практикой. Несмотря на то, что закон «О качестве и безопасности пищевых продуктов» от 1 декабря 1999 г. устанавливает ограничения на использование биологически активных добавок, есть множество способов ухода от этих запретов22. Россия на пороге повсеместного использования генно-модифицированных организмов, в то время как сейчас есть реальная возможность производить абсолютно экологически чистую пищевую продукцию. Поэтому вектор сельскохозяйственного производства должен быть коренным образом модернизирован.

Существенным обстоятельством обеспечения качества продукции в СССР считалось управление процессами производства. В промышленности было разработано и внедрено около 30 тысяч Комплексных систем управления качеством продукции. Не меньше таких систем было разработано на основе стандартов качества ИСО серии 9000. Сегодня надо признать, что эти усилия оказались малоэффективными. В таких условиях следует отказаться от этой идеи. Комплексные системы управления качеством продукции лишь на какойто момент решают поставленную задачу. При таких обстоятельствах тем более не целесообразно создание многоуровневой системы управления качеством23.

 

1 Керимов Д. А. Методология права (предмет, функции, проблемы философии права)/2е изд. – М.: Аванта+. 2001. С.127–157.; Поляков А. В. Общая теория права: Проблемы интерпретации в контексте коммуникативного подхода: Курс лекций. – СПб.: Издательский дом С.Петерб. Гос. ун-та, 2004. С.140–209.

2 Зыкова Т., Кривошапко Ю., Маркелов Р. «Средний класс» меняет образ // Российская газета от 8 апреля 2013

3 Рубан О. Почему в России разучились строить заводы. Эксперт. 2013. № 11. С. 24–52.

4 Миркин Я. Проект «Россия 3.0» // Российская газета от 20 ноября 2012.

5 Бьюкенен. Дж. Конституция экономической политики. Вопросы экономики. 1994. № 6. С 104–115.

6 Баязитова А. Малый бизнес ушел в «тень» // Российская газета от 11 декабря 2009.

7 Латухина К. Рецепт за три недели // Российская газета от 24 апреля 2013.

8 Зорькин В. Повторение пройденного // Российская газета от 11декабря 2009.

9 Зорькин В. Доверие и право // Российская газета от 29 апреля 2013.

10 Нарышкин С. Конституция как идея. Российская газета 10 апреля 2013.

11 Запорожец А. М. Правовые аспекты формирования модели экономики Российской Федерации. Актуальные проблемы гражданского права и процесса: Сборник материалов Международной научно-практической конференции. Вып. 1/Отв. ред. Д. Х. Валеев, М. Ю. Челышов. – М.: Статут, 2006. С. 119–124.

12 Рих А. Хозяйственная этика. Посев.1996. С. 211.

13 Отметим лишь глобальные направления исследования и регламентации научно-технических проблем деятельности. Пиленко А. А. Право изобретателя. М.: Статут, 2001. – 688с.; Дозорцев В. А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации. Сборник статей / Исслед. центр частного права. М.: Статут, 2003. – 416с.; Право интеллектуальной собственности /Под ред. О. А. Подопригоры, О. Д. Святоцкого – 2 изд. К.: Концерн «Издательский Дом Ин Юре», 2004. – 673с.; Птушенко А. В. Правоведение для юристов. Общая теория права. Интеллектуальное право. Системоанализ в праве. М.; 2012. – 728с.

14 Беляев И. Д. История русского законодательства. / СПб.: Издательство «Лань», 1999. С. 580.

15 См.:  ЖЗЛ.  Библиотека  Флорентия  Павленкова.  Демидовы.  Челябинск. 1997. С. 417. – 494.

16 Ленин В. И. ПСС.Т.3

17 Синайский В. И. Русское гражданское право. – М.: Статут, 2002. С. 372–383.

18 СЗ РФ. 2002. № 52. Ст. 5840.

19 Деловой вторник 28 апреля 2009.

20 Запорожец А. М. Кодекс технического регулирования. (К вопросу его актуальности в Российской Федерации // Право и политика. 2005. № 4. С. 127–133.

21 Сумленный С. Вот вам тестер. Эксперт. 2013. № 11. С.54; Скрипка А. Зерно сомнения. Российская газета 26 марта 2013.

22 СЗ РФ. 2000. № 2. Ст.150.

23 Окрепилов В. Перспективы создания многоуровневой системы управления качеством // Стандарты и качество. 2009. № 1. С. 58–65.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право