На главную Написать письмо

Анотация

В статье описываются особенности формирования английской доктрины толкования закона, раскрываются факторы ее влияния на правопорядки других государств и международное право.

Ключевые слова

Международное право, закон, толкование, доктрина, английская доктрина толкования закона.

 Международное значение английской доктрины толкования закона

Ю.В. Мишальченко, доктор юридических наук, доктор экономических наук, профессор СПбГУ, Е.Н. Тонков, преподаватель Российской академии народного хозяйства и государственной службы, адвокат

Международное право существует на протяжении нескольких столетий, относительно времени его возникновения единого мнения в науке нет1. Можно предположить начало его формирования со времен возникновения международных отношений, оно развивалось во взаимодействии с национальными правовыми системами. Английское право оказало значительное влияние на характер государственного устройства бывших колоний Британской империи, включая Австралию, Новую Зеландию, Канаду, Индию, Кипр и другие. Правопорядок Соединенных Штатов Америки в качестве «материнской платы» содержит английское право. Многие физические и юридические лица со всего мира предпочитают вести финансово-хозяйственную деятельность под английской юрисдикцией, поскольку «английское право обладает гибкостью, адаптивностью и практичностью, позволяющей удовлетворять изменяющиеся потребности бизнеса»2. Наблюдаемая в последние десятилетия международная унификация техники толкования законодательных актов свидетельствует о закономерностях сближения национальных правовых систем. Имплементация зарубежных правовых  средств и юридических конструкций способствует развитию национальной юридической науки и связанной с ней практической юриспруденции. Важной частью сравнительных правовых исследований становится выявление общих государственно-правовых закономерностей развития. Ю. Ю. Ветютнев называет десять закономерностей, которые в совокупности позволяют сделать выводы о применимости институтов одной национальной правовой системы к другим: 1) однотипность, регулярность, повторяемость процессов и явлений; 2) связь между фактами и явлениями; 3) устойчивость и систематичность; 4) объективность, т. е. независимость от воли и сознания людей; 5) отражение глубинных, существенных свойств и сторон государственно-правовых явлений; 6) наличие логического объяснения; 7) ограниченность временными и пространственными масштабами; 8) реализация через организованное человеческое поведение; 9)   выявление на основе общественной практики; 10) действие в сфере государственно-правовых явлений3.

Названные закономерности имеют значение в том числе в случаях, когда толкование, осуществляемое судами международной юрисдикции, оспаривается высшими национальными судебными инстанциями государств. По мнению Д.И. Луковской, теория и практика толкования правовых норм и соответствующих законодательных текстов имеет многовековую историю. Роль правовых учений, идей, взглядов в этом случае раскрывается, в частности, в доктринальном толковании и разъяснении нормативных актов4. Наиболее подробно практика толкования закона разработана в Англии, где «еще в средневековую эпоху начало развиваться и складываться, так сказать, первородное юридическое мышление, выраженное в ориентировке на строгие юридические категории, механизмы, конструкции, соответствующие правовые идеи и концентрируемое в устойчивых представлениях сословия юристов»5. Феномены права справедливости, разума в праве, прецедента, интерпретирующего (толкующего) закон, конкуренции правовых доктрин с произволом суверена были привнесены в мировой цивилизационный дискурс английской правовой доктриной. «Здесь, на английской земле, в ходе правового развития оказались как бы кристаллизованными, заложенными в саму органику правовой жизни первородные основы истинного правоведения, которое в силу юридической логики неизбежно выводит на фундаментальные юридические идеалы и ценности. И надо отдавать отчет в том, что это тоже истинная юридическая наука, притом в исконном, самом строгом ее значении, что впоследствии оказало столь внушительное позитивное влияние на демократическое развитие Великобритании, других стран с прецедентными системами, в том числе и на формирование юридической системы США»6.

Под английской правовой доктриной принято понимать совокупность норм общего права, права справедливости, статутного права, делегированного законодательства и судебных прецедентов. Идеи общего права, права справедливости, разума, рационального сосуществования народов, имманентные английской правовой доктрине, распространились за несколько веков более чем на четверть человечества. Уникальность английской правовой системы как единого и во многом неповторимого культурного явления, видимо, сохранится и в третьем тысячелетии, несмотря на стремительные и глобальные перемены, многочисленные реформы и нововведения7. Сегодня английское право продолжает оставаться для многих стран той моделью права, которой, может быть, по разным соображениям не требуется следовать во всем, но которая все еще пользуется всеобщим уважением и принимается во внимание8.

Право справедливости, возникшее в Средние века как специфическая форма осуществления прерогатив королевской власти в области правосудия, в настоящее время продолжает оказывать самое серьезное воздействие на право собственности и договорное право, а принципы и  нормы  права  справедливости упоминаются в решениях британских судов самого последнего времени9. Под правом справедливости принято понимать часть прецедентного права, сформированную решениями лорда-канцлера. Несмотря на то, что в результате судебной реформы 1873–1875 гг. в Англии произошло формальное слияние права справедливости с общим правом, и поныне право справедливости регулирует общественные отношения10. Существуют веские доводы в пользу того, что справедливости следует отводить наиболее видное место в критике правовых установлений; однако важно видеть, что справедливость составляет отдельный раздел нравственности и что законы и администрирование законов могут иметь разного типа достоинства или не иметь их11. Equity follows the law, что в переводе с английского означает «справедливость следует за правом», «справедливость основывается на праве», – одно из правил, которым руководствовались лорд-канцлеры при вынесении решений, основанных на принципе справедливости при недостаточности юридико-технических средств. «В Англии право справедливости стало дополнительной правовой системой … в Англии часто делается ссылка на понятие «разумности»12. Только среди источников англо-саксонского права в качестве самостоятельного источника нередко выделяется «разум». В одних случаях  исследователи  рассматривают его как некое разумное средство восполнения имеющихся пробелов в статутном праве, в других – как повседневную жизнь, суть общего (судейского) права13. Признано, что английское право было создано и уточнено в ходе разрешения споров, переданных в королевские суды. Чтобы создать систему, ставшую общим правом, надо было каждый раз искать решение наиболее разумное, а определялись эти поиски желанием обеспечить единство судебных решений, что неизбежно заставляло обращаться к логике. Право – это прежде всего разум (lex est aliquid rationis, лат.), в Англии право всегда считалось плодом разума и его отличали от закона14.

После общего права  и  права справедливости третьим (исторически) источником английского права выступает законодательство15. Трудности признания и применения законодательства связаны с его неоднозначным толкованием. Интерпретация законодательных норм населением с одной стороны и органами публичной власти с другой стороны периодически не совпадает, конфликт интерпретаций порождает проблемы, доходящие при их актуализации до народных восстаний и олигархических переворотов. Неясность смысла закона может быть вызвана противоречиями идей законодателя при подготовке и принятии нормативного акта, что отрицательно проявляется на стадии его применения. Судьи, используя доктрину толкования, проверяют законодательные акты на предмет их соответствия устоявшимся, реально существующим, подтвержденным прецедентами правоотношениям. Функция судебного толкования в известной степени является судебным контролем над законодательной деятельностью субъектов публичной власти. Согласно политическим обычаям, партия, победившая на выборах в парламент Великобритании, составляет большинство палаты общин, формирует правительство, ее лидер занимает кресло премьер-министра. Конвергенция исполнительной и законодательной ветвей власти существенно упрощает принятие новых законов, искомых чиновниками. Судьи в рамках заданной политической конструкции уполномочены использовать все инструменты толкования законов, тем самым изменяя характер их применения. В этом усматривается известная зависть судей к возможностям законодателей; можно предположить, что судьи, в целях привлечения богини Фемиды на свою сторону, придумали доктрину толкования законов.

Современные условия тесного взаимодействия государств заставляют искать общие подходы к практикуемым в каждом государстве доктринам толкования законодательных актов. Особое внимание следует уделить английской доктрине толкования закона, под которой понимается совокупность подходов к толкованию, прецедентов, законов о толковании, правил толкования, презумпций толкования, лексических максим и вспомогательных средств16. Способность английских судей противостоять исполнительной власти, материальная и процессуальная  возможность вынесения независимых судебных решений детерминирована в том числе английской доктриной толкования закона. Характеризуя высокие темпы законодательной деятельности в современном российском государстве, А.С. Пиголкин отмечал «бессистемность, хаотическое развитие законодательства, отсутствие научно обоснованной системы нормативных актов, недоработанность их формы, отсутствие в ряде случаев организационно-юридического механизма реализации принимаемых законодательных решений, в первую очередь санкций за их нарушение»17. Им подчеркивалась в качестве характерной черты современных законодательных работ «чрезмерная поспешность подготовки и принятия законопроектов, отсутствие разумной неторопливости и тщательности при принятии важных государственных решений, вследствие чего нередко возникает необходимость оперативно вносить в них изменения и дополнения»18.

История Римской империи доказывает нам, что период ее расцвета приходился на широкое использование правовых доктрин – компетентных мнений юристов, используемых в практической судебной деятельности. Специальный закон о цитировании (lex citationis) императивно придавал значение источника права трудам Папиниана, Павла, Гая, Ульпиана, Модестина. Использование научно-практических трудов юристов-практиков благотворно повлияло и на развитие английского права: труды Гленвилла («О законах и обычаях Англии»), Брактона («О законах и обычаях Англии»), Литтльтона («О держаниях»), Кока («Институции»), Хейла («Тяжбы короны»), Фостера («Дела короны»), Хаукинса («Тяжбы короны»), Иста («Тяжбы короны»), Блэкстона («Комментарии к законам Англии») рассматриваются как источники права. Доктрина толкования закона – совокупность правил, подходов и других инструментов раскрытия содержания и смысла законодательного акта. В российской правовой науке принято считать доктрину выражением мнения ученых и практиков, совокупностью высказываний о принципах и методах правового регулирования. А.В. Поляков определяет правовую доктрину как изложение каких-либо правоположений, правил поведения, правовых принципов, принадлежащее наиболее авторитетным представителям юридической науки и практики, которым придается общезначимое и общеобязательное значение и из которых выводится правило поведения, имеющее предоставительно-обязывающий характер19. Английское понимание доктрины имеет несколько иное значение, в понятие правовой доктрины принято включать деятельностный аспект применения права, не ограничивая доктрину только мнениями ученых и практиков. Оксфордский словарь синонимов объединяет значение доктрины с догмой (dogma), максимой (maxim), каноном (canon), принципом (principle)20. Распространенным является определение доктрины как «правила или принципа права, осуществленного посредством судебных решений» (a rule or principle of law developed through court decisions)21. Некоторые словари определяют доктрину как «основные принципы права» (a general principle of law)22, «корпус учения» (body of teaching), «убеждения и концепции церкви, политической партии, научной школы» (beliefs and teachings of a church, political party, school of scientists)23, «совокупность религиозных или политических убеждений» (a set of religious or political beliefs)24  и т. д.

Парадигма толкования в английской традиции включает не только классические каноны (правила, презумпции и лингвистические максимы), но и нормативные акты, регулирующие интерпретационную деятельность, презумпции, вспомогательные средства и подходы к толкованию. Указанную выше совокупность инструментов толкования можно рассматривать как сформировавшуюся доктрину. Авторы разделяют точку зрения Ю.И. Гревцова, рассматривающего юридическую доктрину как источник права, который является результатом толкования учеными того или иного документа, конкретного (спорного) жизненного казуса25. Такой подход связывает доктринальное толкование с правоприменительным актом, актуализируя единство теории и практики. Законодательство и правоприменение становятся инструментами разнообразных доктрин26. Английская доктрина толкования закона содержит как нормативные, так и прецедентные элементы. Совокупность правил, презумпций, лингвистических максим, законов, прецедентов, вспомогательных средств, подходов можно рассматривать как сформировавшуюся доктрину толкования закона, включающую наравне с мнениями признанных ученых и практиков законодательные акты и судебные решения, имеющие обязательную силу для неопределенного круга лиц.

По мнению А.М. Михайлова, изучение зарубежных правовых институтов актуально не только для развития современной компаративистики per se, но и для дальнейшего совершенствования и гармонизации законодательства России, для развития двустороннего и многостороннего международного сотрудничества как в частном, так и в публичном праве, для становления мировой правовой культуры, построения более плодотворного диалога и понимания между юристами различных правовых семей и правовых традиций27. На протяжении нескольких столетий английская доктрина толкования закона была воспринята различными институтами международного права и в настоящее время является одним из важных регуляторов международного правопорядка.

 

1 См.: Усенко Е.Т. Очерки теории международного права. М., 2008. С. 48–61.

2 Айвори Й., Рогоза А. Использование английского права в российских сделках. М., 2011. С. 9.

3 Ветютнев Ю.Ю. Государственно-правовые закономерности. (Введение в теорию). Элиста, 2006. С. 17–28.

4 Луковская Д.И. Политические и правовые учения: историко-теоретический аспект. Ленинград, 1985. С. 123.

5 Алексеев С.С. Тайна и сила права. Наука права: новые подходы и идеи. Право в жизни и судьбе людей. М., 2011. С. 107.

6 Там же. С. 108.

7 Романов А.К. Правовая система Англии: Учеб. пособие. 2-е изд. М., 2002. С. 15.

8 David R., Brierley J.E. C. Major Legal Systems in the World Today. London, 1985. P. 308.

9 Уолкер Р. Английская судебная система. М., 1980. С. 6.

10 Тонков Е.Н. Принципы «права справедливости» // Принципы права: Материалы всероссийской научно-теоретической конференции. СПб., 30 ноября 2006 г. С. 274.

11 Харт Г.Л. А. Понятие права. СПб., 2007. С. 159.

12 Ллойд Д. Идея права. М., 2004. С. 142.

13 Марченко М.Н. Источники права. М., 2007. С. 609.

14 Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1988. С. 333.

15 Уолкер Р.Указ. соч. С. 76.

16 Тонков Е.Н. Толкование закона в Англии: монография. СПб., 2013. С. 76.

17 Закон: создание и толкование / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1998. С. 3.

18 Там же.

19 Поляков А.В. Общая теория права: Проблемы интерпретации в контексте коммуникативного подхода: Курс лекций. СПб, 2004. С. 667.

20 Oxford Dictionary of Synonyms and Antonyms. Oxford, 2007. P. 132

21 Law Dictionary. Chicago, 1997. P. 91.

22 Dictionary of Law. London, 2005. P. 98.

23 Oxford advanced learner`s dictionary of current English. Oxford, 1988. P. 256.

24 Macmillan Essential Dictionary for Learners of English. London., 2007. P. 202.

25 Гревцов Ю.И.,  Козлихин И.Ю. Энциклопедия  права:  Учебное  пособие. СПб, 2008. С. 264.

26 См., напр.: Доктрина информационной безопасности Российской Федера- ции, утв. Президентом РФ 09.09.2000 г. № ПР-1895; Указ Президента РФ от 21.04.2000 г. № 706 «Об утверждении военной доктрины Российской Федерации»; Постановление Правительства РФ от 04.10.2000 г. № 751 «О национальной доктрине образования в Российской Федерации».

27 Михайлов А.М. Судебная власть в правовой системе Англии. М., 2009. С. 5.

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право